Готовые рефераты, контрольные, курсовые и дипломные. Лучшие работы в сети по логопедии и коррекционной педагогике
    рефераты, контрольные,
курсовые и дипломные работы

ДИПЛОМНЫЕ, КУРСОВЫЕ – ГОТОВЫЕ И НА ЗАКАЗ

ПОИСК НА САЙТЕ

УЧЕБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СТУДЕНТОВ ПО ПРЕДМЕТАМ:

Доверительная собственность - траст - в англо-американском праве: развитие и сущность (статья)

 

Как известно, в настоящее время существуют две основные концепции доверительных отношений, получившие закрепление в различных системах законодательства: а) доверительная собственность (траст) - в англо-американской (англосаксонской) системе права; б) доверительное управление - в континентальной (романо-германской, европейской) системе права.

Однако в последнее время происходит ощутимое сближение правовых идей англосаксонской и континентальной систем права, что обусловлено объективными причинами, среди которых - развитие научно-технического прогресса, интеграция, в том числе и образование единых «правовых пространств». Важную роль в этом играет сходство в регулируемых правом общественных экономических отношениях. Сближаются социально-экономические условия в различных государствах, а это с неизбежностью влечет за собой и применение к регулированию таких отношений сходных правил. При этом наибольшее распространение в мире получает институт доверительной собственности.

И хотя в Российской Федерации (далее - РФ) после длительных дискуссий и неудачных попыток прямого заимствования конструкции доверительной собственности возобладала договорная концепция доверительного управления, бесспорность влияния на нее англо-американского правового института доверительной собственности (траста) очевидна.

В этой связи исследование договора доверительного управления имуществом следует предварить кратким анализом происхождения и сущности траста, а также истории возникновения доверительного управления имуществом в российском гражданском законодательстве.

Основная часть правоведов, исследовавших историю траста (доверительной собственности), сходится во мнении, что доверительная собственность в своей первоначальной форме use, а затем trust появилась в XII-XIII вв. в Англии. Ее появление обычно связывают с необходимостью преодоления разного рода ограничений и запретов на отчуждение земель, в частности, в пользу церкви, которые были свойственны английскому федеральному устройству общества, а также с особенностями наследования земель (земля могла перейти в собственность лишь наследника по закону) \

Малоизвестным фактом является то, что первое упоминание о трасте датируется 1805 г. до н. э. и содержится в завещании, найденном при раскопках древнеегипетских гробниц. Понятие «траст» присутствовало и в древнегреческом, и в древнеримском праве. Так, древние римляне называли его словом fiducia, производными от которого являются «фидуциар» и «фидуциарный» (доверенное лицо, доверенный и доверительный). В древнеримском праве трасты были узаконены во времена императора Августа Цезаря около двух тысяч лет назад. Принятие концепции траста в Римской империи стало результатом предательства вероломного друга, которого богатый римский отец семейства попросил стать доверительным собственником имущества в случае его смерти. Жена отца семейства не была гражданкой Рима, из-за чего ни она, ни их дети по римскому закону не могли наследовать собственность. Отец семейства предложил своему другу завещать ему свое имущество, если тот обещает использовать его только в интересах детей. После смерти отца семейства его друг унаследовал имущество, но вскоре нарушил обещание и стал пользоваться имуществом в своих интересах. Этот неправедный поступок привлек внимание римского императора, который приказал отдать «доверительного собственника» под суд. Судьи признали «друга» виновным в нарушении обещания, за что он был наказан. Это постановление суда было первым признанием траста в римском праве, и впоследствии этот инструмент стал настолько популярен среди римлян, что был создан специальный суд, который занимался исключительно делами, связанными с трастом.

Понятие «траст» было хорошо известно древним германцам и древним норманнам, а со времен пророка Мохаммеда концепция траста стала фундаментальным принципом исламского закона. В средние века, когда полуцерковный Орден рыцарей - тамплиеров действовал как международный финансист с базой в Париже, траст был обычным методом, используемым членами королевской семьи и церковниками, которые хотели скрыть свою финансовую деятельность от публики и друг от друга.

Тем не менее английский ученый Э. Дженкс отмечал, что возникновение доверительной собственности связано с особенностями феодального землевладения. К одной из причин возникновения траста он, в частности, относил обязанность землевладельца нести военную службу. Монахи, таким образом, не могли становиться собственниками земли. Именно так возникла «мысль передавать земли или отдавать их в держание мирянам, т. е. землевладельцам обычного типа, для пользы или надобностей церкви». Профессор В. А. Дозорцев в первом комментарии к части второй ГК, изданном после введения в действие норм о доверительном управлении, указывает: «Отношения, именуемые «доверительной собственностью, трастом» («траст» - доверие), возникли в Англии в эпоху средневековья. Основная цель английского института доверительной собственности заключалась в том, чтобы обойти запреты для некоторых субъектов быть собственниками определенных видов имущества. Именно этим объяснялись фикции - закрепление права собственности за лицом, фактически не пользовавшимся его последствиями, создание фигуры номинального собственника. Первостепенными оказываются взаимоотношения между таким номинальным собственником и выгодоприобретателем, которому должны принадлежать реальные выгоды, защита его интересов от недобросовестного номинального собственника. Естественно, что такие отношения не могут иметь сугубо формального характера, иначе обход закона становится очевидным. Отсюда фидуциарный, доверительный характер отношений».

Правда, по мнению некоторых авторов, идея «расщепленной» собственности, а вслед за нею и доверительной собственности (траста) берет начало в римском праве. Так, К. И. Скловский полагает, что «расщепленная собственность возникла в средние века благодаря усилиям глоссаторов (толкователей римского права), искавших в классическом праве обоснование феодальным юридическим формам и среди них главной, давшей название всему строю, - феоду. В качестве такого основания был избран узуфрукт. На базе узуфрукта была создана расщепленная собственность, когда по поводу одной вещи (прежде всего - земельного участка) возникало два права собственности - высшее и низшее ».

Однако указанная точка зрения, основанная на решающем влиянии римского права на процесс становления института доверительной собственности (траста) в английском праве, не находит поддержки в иных исследованиях. Напротив, во многих трудах подчеркивается своеобразие английской правовой системы, которое и сделало возможным появление доверительной собственности. В свое время Г. Ф. Шершеневич, анализируя английскую правовую систему, указывал: «Развитие английского права шло самостоятельным путем, независимо от римского и канонического. Поэтому оно представляет особенности в прошедшем и в настоящее время сравнительно с правом континентальных государств. История источников права в Англии тесно связана с историей судебной организации».

Специфика судебной системы средневековой Англии (помимо «расщепленной» собственности), а именно разделение английского права на общее и право справедливости позволила развиться такому специфическому институту, как доверительная собственность (траст). Это обстоятельство отмечается многими правоведами, исследовавшими данный институт. Так, профессор Е. А. Суханов отмечает: «Взаимоотношения учредителя траста и управляющего предполагают высокую степень доверия, отвечающего неким представлениям о справедливости (equity), которыми руководствуются суды при разрешении возникающих споров Такие представления о справедливости выработаны особой ветвью прецедентного права - «правом справедливости» (law of equity), обычно противопоставляемым «общему праву» (common law)».

По мнению P. O. Халфиной, сама форма «доверительная собственность» (trust) представляла собой «одно из средств изменения решения суда «общего права» путем вмешательства «права справедливости». Если суд «общего права» признавал собственником определенное лицо, что нарушало права других лиц или противоречило сложившимся требованиям, то «суд права справедливости» мог признать это лицо доверительным собственником в пользу третьего лица».

В других научных источниках можно встретить иные объяснения. В частности, Рене Давид упоминает, что доверительную собственность предусматривало общее право. При этом обязанности доверительного собственника в отношении бенефицианта находились в сфере личных, моральных взаимоотношений. Между тем не каждый доверительный собственник действовал добросовестно. И при ненадлежащем соблюдении им интересов выгодоприобретателя последнему оставалось обращаться лишь к суду справедливости. Лорд-канцлер не мог отменять решения общего суда, но мог их корректировать: например, обязать доверительного собственника передавать доходы бенефицианту.

Обратившись к Э. Дженксу, следует, по-видимому, признать, что суд справедливости в действительности защищал права обоих участников этого отношения - и доверительного собственника, и бенефицианта. К концу XIV в. возник новый вид собственности - «справедливой собственности», причем лорд-канцлер стал обеспечивать защиту доверительной собственности не только на землю, но и на движимые вещи.

Профессор В. А. Дозорцев указывает: «Право справедливости» - это особая ветвь английского права, не известная континентальным системам, в том числе российской. Именно элементом этой ветви и является «доверительная собственность». Но она попросту неработоспособна вне соответствующей правовой системы».

Более подробный анализ происхождения и развития доверительной собственности (траста) можно обнаружить в англо-американском праве и соответствующей доктрине, но и там возникновение и развитие этого института связывают в основном со специфическими чертами английского права справедливости и судебной системы.

Например, в одной из известнейших работ, посвященных трасту, указывается, что можно выделить четыре периода развития траста.

Первый период, когда в английском праве отмечается использование особых прав на земельные участки - uses, - наступил вскоре после норманнского завоевания (XI-XII вв.). Однако в этот период суды не защищали права собственника (бенефициара), который не имел права на возмещение вреда даже в тех случаях, когда обладатель use злоупотреблял его доверием.

Второй период (с начала XV в.) характеризуется тем, что если в судах «общего права» этот институт поддержки и защиты не получал, то суд лорд-канцлера, так называемый «суд права справедливости», такую защиту давал. Причем бенефициар первоначально мог предъявлять иск только к доверительному собственнику, спустя же некоторое время стали приниматься иски и к третьим лицам. Данное правило было закреплено в законе 1376 года. Собственниками считались и то лицо, в чью пользу было установлено управление, и тот, кто должен был управлять имуществом. «При этом первый считался собственником на основе права справедливости, и его собственность обозначалась, как egnitable ownership, а второй считался собственником на основе общего права, и его собственность обозначалась как legal ownerships.

Третий период развития доверительной собственности связывают с появлением специального закона - the Statute of uses (1535 г.), который привел к эволюции use и появлению ее современной модели - trust. По данному закону субъектом права собственности признавался бенефициар, со всеми вытекающими последствиями. Таким образом, было устранено раздвоение собственности в земельных отношениях, и поскольку они преобладали в институте use, то сам этот институт был практически ликвидирован. Важным результатом также явилась фактическая конфискация большей части церковных земель.

Четвертый период развития доверительной собственности (XVII в.) связывают с возрождением доверительной собственности по праву справедливости (the equitable use or trust). Отношения траста стали распространяться на многие объекты (помимо земельных участков). Так траст стал использоваться в благотворительной деятельности (в 1601 году был принят закон, содержавший нормы, касающиеся организации и деятельности благотворительных трастов); в регулировании отношений супругов (имущество жены при заключении брака передавалось в доверительную собственность с тем, чтобы доходы от его использования принадлежали этой замужней женщине); при организации компаний, когда доверительная собственность заменяла собой фигуру юридического лица. Траст приобрел современные черты.

В свою очередь середина XIX в. отмечена принятием ряда законодательных актов, значительно упрочивших положение доверительных собственников (trustee) и бенефициантов, а, кроме того, сфера применения траста значительно расширилась.

Особую роль сыграл траст в развитии предпринимательства в период становления капитализма. Создание юридического лица в Англии в это время было затруднено всевозможными формальностями. Поэтому именно траст был способен оформить отношения лиц, вкладывающих средства в общее дело. Доверительным собственником становилось уже существующее юридическое лицо, а бенефициантами - учредители траста. Таким образом, происходило объединение имущества и его обособление для предпринимательских целей. «На самом деле создавались юридические лица (corporations), не беспокоя ни короля, ни Парламент». Первый закон, посвященный доверительной собственности (Trustee Act), был принят в 1893 г. С 1925 г. по настоящий период в английском праве действует Закон о собственности, отдельная часть которого посвящена трасту. Кроме того, к «трастовому» законодательству в настоящее время относят: Закон о доверенных лицах (1925 г.), Закон об управлении имуществом (1925 г.), Закон об изменениях в трастах (1958 г.), Закон об инвестициях доверенных лиц (1961 г.) и др. При этом помимо указанных актов действуют многочисленные правила, созданные судами.

История происхождения и развития доверительной собственности (траста) свидетельствует о том, что данный институт является не закономерным результатом развития принципов римского права, а скорее, напротив, следствием специфических и во многом уникальных обстоятельств, характерных для правовой и судебной систем Англии. Как справедливо отмечает профессор Е. А. Суханов, «деления права на «общее право» и «право справедливости» не знает ни один правопорядок континентальной Европы, включая и российский, тогда как англо-американскому праву, в свою очередь, неизвестно деление прав на вещные и обязательственные». Одним из основных постулатов континентальной правовой системы «является невозможность установления двух одинаковых прав собственности на одно и то же имущество. Право собственности в его континентальном, в том числе российском, понимании невозможно «расщепить»: оно либо полностью сохраняется за собственником, либо полностью утрачивается им. При всяком ином подходе возникает неразрешимая коллизия прав собственников, каждый из которых желает распорядиться своим имуществом по своему усмотрению». Современное состояние правоотношений доверительной собственности (траста) в англо-американском праве являет собой яркий пример искусного приспособления этого института, появившегося под влиянием конкретно-исторических специфических обстоятельств, порожденных феодальным общественным устройством Англии в средние века, для удовлетворения современных потребностей общественного развития.

Собственность - это одно из ключевых понятий любой системы права. В англосаксонской правовой системе собственность воплощается в терминах property, ownership при отсутствии четкого деления прав на свои и чужие вещи (последние также называют собственностью). Главная черта англо-американской трактовки собственности состоит в допущении существования разделенной собственности.

Указанное расщепление права собственности стало возможно из-за отсутствия в англосаксонском праве понятия полного права собственности, находящегося исключительно в руках одного лица. Англосаксонское право сохранило многие институты феодального права, закреплявшего сословное «расщепление собственности», но в измененном и приспособленном к потребностям современной практики виде. В качестве объекта права собственности англосаксонское право признает не только вещи, имеющие материальную форму, но и так называемые «бестелесные вещи».

Одно из определений права собственности, разработанное в англо-американской доктрине (А. Оноре), включает не три основных элемента права собственности, как это принято в странах континентальной системы права, all элементов:

1. право владения, т. е. исключительного физического контроля над вещью. Если она не может находиться в физическом обладании (например, из-за ее нетелесной природы), владение может пониматься метафорически или просто как право исключить других лиц от какого-либо ее использования;

2. право пользования, т. е. личного пользования вещью, не охватывающее двух последующих правомочий;

3. право управления (to manage), т. е. решения, каким образом и кем вещь может быть использована;

4. право на доход (to the income), т. е. на блага, происходящие от предшествующего личного пользования вещью и от разрешения другим лицам пользоваться ею;

5. право to capital, т. е. на отчуждение, потребление, проматывание, изменение или уничтожение вещи;

6. право на безопасность, т. е. иммунитет от экспроприации;

7. власть передавать вещь;

8. отсутствие срока, т. е. бессрочность права собственности;

9. запрещение вредного использования, т. е. обязанность предотвратить использование вещи ъредным для других способом;

10. ответственность в виде взыскания, т. е. возможность отобрания вещи в уплату долга;

11. residuary charter, т. е. существование правил, регулирующих восстановление нарушенных прав собственности.

Беккер, применяя данное А. Оноре «полное» определение права собственности, считает, что не все, а только некоторые из его элементов или их сочетаний могут быть обоснованно названы вариантами права собственности. Однако только эти сочетания, по подсчетам Беккера, дают около 1500 вариантов права собственности. Тем не менее английское законодательство не предлагает официальной дефиниции траста. Джилл Мартин, например, в книге «Современное право справедливости» пишет: «Было сделано много попыток определить, что такое траст, но ни одна из них не была полностью успешной. Более полезно описать траст, чем определить его сущность ». Обратимся к Э. Дженксу: «Доверительная собственность представляет собой добросовестно и добровольно принятое на себя обязательство, но которое закон принуждает выполнять, если оно уже принято, - а именно -добросовестно владеть и управлять собственностью в интересах другого лица или других лиц». Как видно, в данной формулировке основное место занимает характеристика траста как «принятого на себя обязательства».

Другой английский автор (А. Андерхилл) предлагает определять траст как «равную обязанность, связывающую лицо (которое называется trustee) поступать с собственностью, над которой он осуществляет управление (которая называется «трастовая собственность»), для извлечения выгоды лицами (которые называются «бенефициарами»), одним из которых может быть он сам и любой из которых вправе требовать исполнения обязательства». Классическим считается доктринальное определение сэра Артура Андерхилла: траст - «это обязательство, согласно которому одно лицо (доверительный собственник) должен управлять имуществом, переданным ему для этих целей другим лицом (учредителем), в интересах третьих лиц (бенефициантов), обладающих правом требовать принудительного исполнения».

Но существует научное определение, принятое в Великобритании: «Траст - это имущественное обязательство, по которому управляющий распоряжается определенным имуществом в интересах бенефициара, подчиняясь трастовому договору и трастовому законодательству». Представляются также весьма интересными следующие определения траста. Гаагская конвенция 1980 г. в ст. 2 обозначает траст как юридические отношения, создаваемые лицом, его учреждающим - посредством договора между живущими лицами или по причине смерти - когда имущество помещается под контроль доверительного управляющего в интересах бенефициара или с определенной целью.

Определение Американской ассоциации банков: «Траст - это функция исполнения завещаний, управления собственностью по доверенности и выполнения агентских поручений во всех уместных случаях для физических лиц, товариществ, ассоциаций, хозяйственных корпораций, а также для публичных общественных, культурных, благотворительных учреждений и правительственных органов». Если проанализировать доверительную собственность, то становится очевидным, что цель ее заключается не в отчуждении имущества как такового, а в передаче полномочий собственника - доверительному собственнику для достижения цели создания траста, то есть реализации доверительным собственником полученных правомочий в интересах выгодоприобретателя. В связи с этим при учреждении доверительной собственности приобретение имущества является производным от приобретения прав на него.

Представляется неверной позиция, согласно которой при доверительной собственности происходит передача имущества в собственность. Это объясняется тем, что учредитель траста передает не все свои права на эту вещь. Если говорить о праве пользования, то оно находится у номинального собственника, который осуществляет его посредством иного лица, на что указывалось Р. Л. Нарышкиной в работе «Доверительная собственность в гражданском праве Англии и США». Основанием для такого вывода служит тот факт, что лицо, владеющее имуществом, эксплуатирует (воздействует с целью получения или добычи чего-либо) его для извлечения полезных свойств, но возможность присвоения плодов и доходов, приносимых вещью, принадлежит в отношениях с доверительной собственностью выгодоприобретателю. Trustee не обладает и возможностью потребления данного имущества, если только это не вытекает из самого использования.

Поскольку управление имуществом предполагает фактическое господство над вещью, то логично будет сделать вывод, что номинальный собственник, учреждая траст, передает доверительному собственнику право владения. Право распоряжения также переходит к доверительному собственнику. Но здесь актуальным является вопрос об объеме этого правомочия. В данном случае важную роль играют вид имущества, которое передается, и цели самого траста. Раскрывая право распоряжения как право на отчуждение, изменение или уничтожение вещи по усмотрению собственника, следует отметить, что эти полномочия могут прямо вытекать из обязанностей доверительного собственника. Например, продажа акций и приобретение новых, более ликвидных, вложение денежных средств (инвестирование) подразумевают и отчуждение, и изменение вещи, но с той лишь разницей, что собственник это делает по своему усмотрению, a trustee должен свое «усмотрение» согласовать с его целесообразностью, возможностью последующего достижения цели trust и с указаниями учредителя.

Исходя из изложенного, можно заключить, что доверительный собственник в отношениях с третьими лицами выступает «как собственник», т. е. как лицо, правомочия которого наиболее приближены (по объему) к правомочиям собственника, и говорить о том, что он является собственником, было бы не совсем правильно. Этот вывод также можно сделать из того, что объем правомочий номинального собственника распространяется на свое имущество, тогда как доверительный собственник владеет, пользуется и распоряжается чужим имуществом (это следует из текста закона). Таким образом, доверительная собственность - это обязательство, согласно которому происходит переход некоторых правомочий собственника и его обязанностей к иному лицу - доверительному собственнику, действующему в интересах бенефициара либо указанной цели.

Пожалуй, данная характеристика не претендует на всеохватывающее определение и является дискуссионной. Данное определение доверительной собственности описывает классическую схему трастовых отношений, тогда как на практике отношения, вытекающие из доверительной собственности, являются более многообразными.

Характерными признаками траста являются:

1. имущество образует отдельный фонд и не является частью собственного имущества доверительного собственника;

2. титул собственности на данное имущество принадлежит доверительному собственнику или другому лицу, действующему от его имени;

3. у доверительного собственника есть власть и полномочия управлять имуществом в соответствии с условиями учредительного акта.

Итак, учредитель доверительной собственности (settlor) передает имущество одному или нескольким лицам (trustee) и оговаривает, что оно будет управляться в интересах одного или нескольких лиц (beneficiary). Следует заметить, что отечественные исследователи по-разному именуют выгодоприобретателя: бенефициар, бенефициант, бенефициарий. При этом собственник имущества - учредитель траста - в качестве бенефициара может назначить самого себя. Не исключаются ситуации, когда собственник назначает себя даже в качестве доверительного собственника. Сама доверительная собственность обычно обозначается как траст, но иногда встречается термин «трест», подразумевающий то же самое. По-видимому, здесь налицо обычное разночтение, которое не имеет существенного значения.

В качестве бенефициара может выступать не только конкретное лицо, назначенное собственником, но и неопределенный круг лиц. По такой схеме, в частности, учреждаются благотворительные трасты, которые устанавливаются в целях создания учреждений культуры, здравоохранения и т. п. Такие трасты зачастую называют публичными, и они противопоставляются частным трастам, поскольку действуют в общественных интересах. В качестве трастового имущества могут выступать практически любые объекты гражданских прав, за исключением случаев, когда право прямо устанавливает, что тот или иной объект не может быть передан в траст. Так, например, законодательство некоторых штатов США запрещает отчуждение права на возмещение ущерба, причиненного здоровью человека в результате деликта.

Как подчеркивает P. O. Халфина, в настоящее время отношения доверительной собственности (траста) могут устанавливаться по самым различным основаниям: «Это может быть и завещание, и договор, на основании которого определяются интересы собственника и доверительного собственника. Устанавливая доверительную собственность, собственник передает доверительному собственнику все права по управлению имуществом. Он может указать цель, для достижения которой эти отношения устанавливаются, а может предоставить доверительному собственнику полную свободу в распоряжении имуществом, требуя лишь определенные выгоды для бенефициара».

Основанием возникновения траста также может быть указание закона. В этом случае возникает так называемый конструктивный траст. Эта форма доверительной собственности предназначена для обслуживания особо доверительных, фидуциарных отношений, возникающих в тех случаях, когда одно лицо ведет дела другого, например, в отношениях между принципалом и агентом; компании и ее директоров; членами партнерства; клиентом и адвокатом; опекуном и подопечным и т. п. Более того, наличие отношений доверительной собственности презюмируется во всех случаях, когда одно лицо, действующее в интересах другого, получает возможность обогатиться за его счет. В такой ситуации признание существования между ними трастовых отношений служит средством предотвращения необоснованного обогащения. Конструктивная доверительная собственность возникает также в ситуации, когда после окончательного исполнения доверительным собственником его обязанностей остался излишек имущества, не подлежащий передаче бенефициантам. Такой излишек переходит в конструктивный траст в пользу учредителя первоначального траста или управляющих его наследством, а при их смерти - в пользу государства. Во всех указанных случаях конструктивный траст выступает как средство защиты от возможного необоснованного обогащения.

С точки зрения содержания правоотношений, связанных с учреждением доверительной собственности (траста), следует отметить, что независимо от оснований их возникновения (по закону или в силу договора) доверительный собственник выступает в имущественном обороте от своего имени как собственник имущества. Он вправе использовать имущество, распоряжаться им, заключая любые сделки. Исключение составляет лишь правомочие на отчуждение указанного имущества, которое должно быть предоставлено доверительному собственнику законом или договором. Им может быть любое совершеннолетнее, право- и дееспособное лицо или корпорация. Доверительным собственником может объявить себя и сам собственник имущества (учредитель), но в таком случае он не может стать одновременно и бенефициантом. В настоящее время предпочтение отдается передаче имущества в траст юридическим лицам. «Правовая политика решительно направлена против оставления доверительной собственности в руках одного лица, если последнее не является корпорацией». Этот факт свидетельствует о стремлении обеспечить полноценную правовую защиту бенефицианта, поскольку возложение ответственности на корпорацию значительно эффективнее.

Доверительный собственник обязан по первому требованию бенефицианта отчитаться о своей деятельности. Если в доверительной собственности находится предприятие, то он должен провести аудиторскую проверку, расходы по которой относятся за счет бенефицианта. Кроме того, на доверительном собственнике лежит обязанность передать бенефицианту все выгоды, полученные от использования имущества, потребовав для себя лишь возмещения фактических затрат и расходов, связанных с управлением имуществом.

В английском праве до настоящего времени действует презумпция безвозмездности осуществления доверительным собственником своих обязанностей (если договором не предусмотрено вознаграждение). По праву США выполнение доверительным собственником указанных обязанностей осуществляется на возмездной основе.

Имущество, переданное в траст, должно быть обособлено доверительным собственником от собственного имущества. На доверительного собственника возлагается обязанность возместить ущерб, причиненный бенефициару в результате ненадлежащего исполнения доверительным собственником своих обязанностей. А злоупотребление своими полномочиями может повлечь для доверительного собственника даже уголовную ответственность.

По мнению Э. Дженкса, «из всех добровольных (безвозмездных) обязательств наиболее строго английский закон охраняет обязательства, возникающие из управления доверительной собственностью». Ответственность характеризуется следующими особенностями:

а) на требования к доверительному собственнику, основанные на его обманных действиях, не распространяется исковая давность;

б) указанные требования не погашаются и после обращения взыскания на имущество trustee при недостаточности имущества;

в) в тех случаях, когда доверительных собственников несколько, тот из них, который невиновен в нарушении обязательств, отвечает тем не менее за действия остальных, если проявил при этом «небрежность»;

г) при недостаточности имущества доверительного собственника для удовлетворения указанных требований бенефициантов взыскание может быть обращено на имущество доверительного собственника, переданное в траст, или доходы от него. Это так называемое преследование доверительной собственности.

Доверительная собственность «преследуется» даже при переходе к другим собственникам. Таким образом, у бенефицианта есть возможность обратиться даже к добросовестным приобретателям доверительной собственности, чего не может сделать собственник «общего права». «Преследование - это одна из наиболее важных привилегий доверительной собственности, строго устанавливающая характер собственности, а не просто обязательственного права-требования ». Значительные затруднения вызывает характеристика действий по управлению имуществом. По указанию Э. Дженкса, «добросовестно принятое на себя обязательство — это обязательство действовать в интересах другого, как в интересах самого себя, другими словами, доверительная собственность — это применение правила морали». И все же обязанность действовать «как в интересах самого себя» не полностью совпадает с кругом действий, которые можно совершать в своих интересах. Так, для доверительного собственника недопустимы риск в отношении доверенного ему имущества, благотворительные пожертвования доверительной собственностью, и ее уничтожение, что в некоторых обстоятельствах представляется не совсем правильным.

Границы возможностей доверительного собственника обозначены не только законом или правилами судебных решений, но и содержанием акта об учреждении траста. Доверительный собственник должен проявлять заботливость в отношении имущества. При выполнении своих функций доверительный собственник должен действовать так, как поступил бы в подобных обстоятельствах благоразумный деловой человек. Однако определить достаточно четко необходимую степень этой заботливости весьма затруднительно. Содержание действий доверительного собственника в основном составляет обязанность заботиться о сохранности имущества. Так, необходимо предъявить к взысканию требования, входящие в состав имущества, реализовать невыгодное, малодоходное имущество и, наоборот, приобрести на эти средства имущество более прибыльное.

По общему правилу доверительный собственник не должен распоряжаться имуществом, если только это прямо не предусмотрено учредительным актом.

Прекращаются правоотношения доверительной собственности в случаях достижения цели, для которой она создавалась, истечения заранее обусловленного срока или наступления иных обстоятельств, которые при учреждении доверительной собственности были согласованы в качестве оснований ее прекращения. Учредитель может прекратить доверительную собственность, если такая возможность прямо предусмотрена учредительным актом.

Правоотношения доверительной собственности в странах, относящихся к англо-американской правовой системе, получили чрезвычайно широкое распространение в самых различных сферах имущественного оборота. С помощью института доверительной собственности возможно удовлетворить самые разнообразные потребности. В Restatements of the Law of Trust США указывается, что доверительная собственность может быть создана для любых целей, кроме противозаконных. Так, траст может иметь целью простое обособление определенного имущества на будущее время, передачу управления имуществом в руки компетентного лица, охрану бенефициария от его собственной неопытности и др.

Институт доверительной собственности широко используется при организации крупных корпораций. Начало этому процессу положено в 1892 г. , когда в США была организована компания «Стандарт ойл»: акционеры сорока нефтяных компаний заключили соглашение о передаче всех имеющихся у них акций уполномоченным лицам - доверительным собственникам. Взамен они приобрели особые сертификаты, удостоверяющие их взаимоотношения с доверительными собственниками, которые, в свою очередь, приняли на себя обязанности, связанные с ведением дел компании к наибольшей выгоде учредителей траста. Некоторые авторы этот весьма специфичный вид доверительной собственности представляют как предпринимательский траст (иначе именуемый трестом).

По своей экономической сути трест - это объединение капиталов несколькими лицами, произведенное в целях увеличения этих капиталов. Особенностью его является то, что для такого объединения средств нет необходимости создавать юридическое лицо. Вкладчики - учредители объединяют средства и доверяют их управление определенным доверительным собственникам. Взамен средств они получают удостоверения, которые по своей сущности схожи с акциями акционерного общества, ибо удостоверяют право на долю в фонде доверительной собственности. Вкладчики, ставшие держателями удостоверения, являются одновременно бенефициантами треста. Согласно общим нормам о доверительной собственности, ответственность по обязательствам, связанным с управлением имуществом, несет доверительный собственник, а не вкладчики.

Доверительная собственность (траст) используется также для организации управления портфелями ценных бумаг, частными пенсионными фондами, делами организаций при их несостоятельности (банкротстве).

На принципах траста основано создание холдинговых компаний, которые, являясь юридическими лицами, получают в доверительную собственность акции других компаний и осуществляют управление деятельностью указанных компаний.

Но наибольшее влияние институт доверительной собственности оказывает на сферу банковской деятельности. Речь идет о так называемых «трастовых операциях» банков, которые впервые появились в США, а затем нашли свое применение в практике банков иных государств, в особенности в Швейцарии.

Таким образом, доверительная собственность (траст) и в современном виде основана, как и прежде, на концепции «расщепления» собственности: одна часть полномочий (управление и распоряжение имуществом) принадлежит доверительному собственнику; другая часть (получение выгод и доходов от использования имущества) - бенефициару.

Проведенный анализ правоотношений доверительной собственности позволяет сделать некоторые выводы об особенностях данного правового института.

1. При доверительной собственности происходит передача доверительному собственнику лишь некоторых полномочий собственника (владение и управление), а передача имущества (фактический его переход от одного лица к другому) происходит для реализации этих полномочий.

2. Доверительная собственность - это обязательство, согласно которому происходит переход некоторых правомочий и обязанностей собственника к иному лицу - доверительному собственнику, действующему в интересах бенефициара либо указанной цели.

3. Приобретатель имущества - доверительный собственник в силу учредительного акта использует переданное ему имущество не как это дозволено любому собственнику (собственнику общего права), а в соответствии с определенной целью, указанной учредителем (либо свободно, но с обязательной выгодой для бенефицианта). Он не может пользоваться имуществом (в части использования его не по назначению), не может также уничтожить его физически.

4. Доверительная собственность имеет более широкую и многогранную сферу применения и является наиболее распространенной, и часто используемой конструкцией в рамках породившей ее системы права, чего пока не скажешь о доверительном управлении. В связи с этим весьма перспективным является использование отдельных элементов доверительной собственности в законодательстве ,романо-германских систем права.

 

Автор: Соловьев А.М.

 

При использовании материалов сайта ссылка на сайт (www.superinf.ru) обязательна.