10.10.2011 3424

Отсрочка выдачи лица и выдача лица на время; передача лиц и предметов

 

Понятия отсрочки выдачи лица для уголовного преследования или исполнения приговора, выдачи лица на время, а также передачи лиц и предметов, являются составляющими элементами уголовно-процессуального института выдачи лица в российском уголовном судопроизводстве.

Отсрочка выдачи и выдача на время

Минской конвенцией «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам», Европейской конвенцией «О выдаче» а также УПК РФ, установлены взаимные обязательства сторон об отсрочке выдачи (условной выдаче) и временной передаче выдаваемого лица запрашивающей стране для производства с его участием необходимых процессуальных и следственных действий, то есть выдачу на время.

Особенность заключается в том, что в оговоренных выше случаях запрашиваемая страна принимает принципиальное решение о выдаче, но передача выданного лица может состояться после выполнения определенных решений в отношении этого лица.

В соответствии с частью 1 статьи 465 УПК РФ, отсрочка выдачи возможна для привлечения выданного лица к уголовной ответственности или осуждения за другое преступление на территории запрашиваемой стороны.

Отсрочка, как отмечается в одном из комментариев к УПК РФ, может осуществляться в целях «предъявления при необходимости запрашиваемым государством ответных требований о соблюдении законных условий экстрадиции и получения гарантий их выполнения». Кроме того, основаниями отсрочки выдачи может служить необходимость прекращения уголовного преследования или приведение приговора в исполнение или освобождение от наказания. Аналогичные положения содержит и Минская конвенция.

В соответствии со статьей 64 Минской конвенции, если отсрочка может повлечь истечение срока давности уголовного преследования выдаваемого лица, то может быть принято решение о выдаче его на время с последующим возвратом не позднее трех месяцев со дня передачи. Диспозиция части 2 статьи 465 УПК РФ говорит о том же, но основание истечения срока давности уголовного преследования здесь дополняется таким важным основанием, как причинение ущерба расследованию преступления.

Таким образом, запрашиваемое лицо будет выдано лишь после того, как в отношении него прекратится уголовное преследование или оно будет освобождено от наказания по любому законному основанию или до исполнения приговора. Однако если такая отсрочка может повлечь за собой истечение срока давности уголовного преследования или причинить ущерб расследованию преступления, то запрашиваемое к выдаче лицо может быть выдано на время с соблюдением условий, установленных Генеральным прокурором или его заместителем. Срок возвращения лица, выданного на время, в статье 465 УПК РФ, в отличие от статьи 64 Минской конвенции, не оговаривается. Представляется, сто этот «пробел» следует расценивать как некую отсылку национального закона к международному договору.

Европейская конвенция (статья 19) срок возвращения выданных лиц также не указывает, но в каждом конкретном случае требует дополнительного согласования условий их передачи, то есть расширяет права стран-участниц, предоставляя возможность запрашиваемой стороне выдать требуемое лицо именно на такое время, которое ограничено договором или соглашением сторон, но вместе с тем достаточно для производства запрашивающей стороной соответствующих следственных действий.

Применительно к вопросу выдачи на время, представляется необходимым отличать положения пункта 1 статьи 465 УПК РФ от статьи 78-1 Минской конвенции, которая устанавливает порядок и условия передачи на время лица, находящегося под стражей или отбывающего наказание в виде лишения свободы, поскольку в данной статье Конвенции речь идет не о выдаче с целью уголовного преследования, а о передаче данного лица на территорию другого государства при необходимости допросить его в качестве свидетеля или потерпевшего, а также провести иное следственное действие с его участием. Фактическая передача может состояться не ранее принятия окончательного решения по возбужденному уголовному делу, а также после отбытия наказания по приговору суда. За время отсрочки запрашиваемая сторона обязана выполнить предусмотренные договором условия и передать выдаваемое лицо государству, которое его требует.

Передача лиц и предметов.

В соответствии с правилами статьи 467 УПК РФ, Российская Федерация о месте и времени передачи выдаваемого лица в обязательном порядке уведомляет иностранное государство (запрашивающую сторону). Если же это лицо в течение 15 суток, установленных для передачи, не будет принято, то оно должно быть освобождено из-под стражи.

Вместе с тем, законодатель делает исключение на случай представления запрашиваемой стороной обоснованного ходатайства о продлении срока передачи. Данный срок может быть продлен Генеральным прокурором РФ или его заместителем, но не более, чем на 15 суток. Во избежание противоречий, в этой ситуации вновь необходимо ориентироваться на положения международных договоров, так как, например, в соответствии со статьей 67 Минской конвенции, срок передачи выдаваемого лица исчисляется не сутками, как в УПК РФ, а днями.

Европейская конвенция, помимо перечисленных выше требований об информировании запрашивающей стороны о месте и времени передачи выдаваемого лица, содержит также требование относительно предоставления информации о периоде времени, в течение которого выданное лицо было задержано.

Исследуя положения статьи 467 УПК РФ, некоторые авторы справедливо отмечают, что данная статья, «предусматривающая передачу выданного лица, устанавливает лишь право российской стороны определять время и место передачи выдаваемого лица, но не определяет порядок передачи». Предположительно, может идти речь о взаимной договоренности сторон.

Применительно к исследованию вопросов передачи выданного лица компетентным органам запрашивающего иностранного государства, существует мнение о том, что в УПК РФ «следует предусмотреть наличие документа, санкционирующего передачу лица... Таким документом может быть ордер на передачу, подписанный Генеральным прокурором Российской Федерации или его заместителем, который предъявляется должностным лицам по месту содержания под стражей требуемого лица». Вместе с тем, представляется, что при наличии заверенного текста самого решения Генерального прокурора РФ либо его заместителя о выдаче, в резолютивной части которого четко указывается, что лицо подлежит выдаче компетентным органам того или иного иностранного государства, необходимости в представлении какого-либо дополнительного документа (в частности, ордера, по сути дублирующего резолютивную часть решения о выдаче), нет.

В этой связи вполне возможно провести некую аналогию между решением о выдаче Генерального прокурора РФ либо его заместителя и приговором суда. Так, переданная конвойной службе заверенная копия обвинительного приговора суда является основанием для этапирования осужденного, содержащегося под стражей, из суда в следственный изолятор, а по вступлении данного приговора в законную силу - для отбытия наказания в колонию (по виду режима, определенного в приговоре). При этом, в дополнение к приговору, сотрудникам конвойной службы не требуется какой-либо иной документ (например, краткая выписка из приговора с указанием даты этапирования и номера следственного изолятора).

Поэтому предъявление т.н. «первоисточника» - решения о выдаче, уже является достаточным основанием для фактической передачи лица.

В тех случаях, когда фактическая передача выданного лица запрашиваемой стороной запрашивающей стороне может быть осуществлена лишь при пересечении территории третьего (незаинтересованного) государства, применяются правила о транзите. При транзитной перевозке выдаваемого лица по территории третьей страны, должно быть подготовлено соответствующее ходатайство о транзите. Его в компетентные органы этой третьей (транзитной) страны направляет запрашивающая сторона, то есть то государство, которому лицо выдано. Ходатайство о разрешении транзитной перевозки третьей стороной рассматривается в том же порядке, что и требование о выдаче. При этом важно то, что «запрашиваемая сторона разрешает транзитную перевозку таким способом, какой она считает для себя наиболее целесообразным». Основания для отказа в транзите аналогичны причинам отказа в удовлетворении ходатайства о выдаче.

Правила транзита распространяются как на перевозку выданных лиц железнодорожным, так и воздушным транспортом. В случае незапланированной посадки на территории третьего государства запрашивающая сторона обязана письменно уведомить это государство о наличии запроса и сопроводительных документов, прилагаемых к требованию о выдаче.

Подобное уведомление имеет силу запроса на предварительное взятие под стражу, но не освобождает предъявителя от направления последующего запроса в страну транзита. В случае же, если посадка не носит непредвиденный характер, а планируется заранее, то запрашивающая страна обязана иметь при себе и представить по первому требованию оформленный надлежащим образом запрос о транзите. Дальнейшая перевозка через территорию третьей страны будет продолжена только после получения разрешения на транзит.

При решении вопроса о транзите, принимаются меры и к соблюдению прав выдаваемого лица. Так, например, согласно пункту 6 статьи 21 Европейской конвенции, применительно к конкретному лицу, не может осуществляться его транзит по территории того государства, где может быть создана угроза для его жизни или свободы по расовому, религиозному, гражданскому или политическому признаку.

По общему правилу, предусмотренному в международных договорах, все расходы, связанные с выдачей, несет сторона, на территории которой они возникли, а расходы, связанные с транзитной перевозкой, несет та сторона, которая обратилась с ходатайством о такой перевозке. Российская Федерация, в соответствии с Федеральным законом от 25 октября 1999 года № 190-ФЗ «О ратификации Европейской конвенции о выдаче 1957 года», предусмотрела для себя специальную оговорку о том, что она вправе отказать в транзите собственных граждан. Кроме того, согласно данному закону, Россия может отказать в осуществлении транзитной перевозке по своей территории, если сочтет, что преступление, являющееся основанием для выдачи перевозимого лица, относится к категории политических или воинских.

Как отдельный подвид оказания международно-правовой помощи по уголовным делам, сопровождающий выдачу лица, совершившего преступления, можно расценить передачу предметов.

В соответствии со статьей 468 УПК РФ, совместно с передачей экстрадированного лица, компетентному органу запрашивающего государства могут быть переданы и предметы, являющиеся орудиями преступления, предметы, несущие на себе следы преступления, либо предметы, добытые преступным путем. Их передача регламентируется также практически во всех международно-правовых договорах, касающихся выдачи лица. Представляется достаточно важным то обстоятельство, что предметы передаются и в случае, если выдача лица по тем или иным причинам не может быть осуществлена. Как следует из самого перечня этих предметов, в последующем они смогут быть признаны вещественными доказательствами по уголовному делу. Вероятно, именно в этой связи законодатель особо оговаривает ситуацию, когда подобные предметы будут подлежать передаче даже в случае невозможности выдачи лица вследствие его смерти либо по другим причинам.

В целях обеспечения законных прав и интересов третьих лиц, в части 3 статьи 468 УПК РФ указывается, что передача предметов может быть произведена лишь при наличии обязательства соответствующего компетентного учреждения иностранного государства о возвращении предметов по окончании производства по уголовному делу.

Передача предметов может быть и временно задержана, в том случае, если данные они необходимы для производства по другому уголовному делу. Так, например, если предназначенные для передачи предметы необходимы компетентным органам российского государства, задержка передачи может длиться вплоть до разрешения судьбы этих предметов как вещественных доказательств, в соответствии со статьей 82 УПК РФ. Если же данные предметы являются собственностью частных лиц или организаций, то от запрашиваемой стороны отбирается обязательство о возвращении вещей в целости и сохранности, в хорошем состоянии, а в случае их утраты или порчи, собственник вправе требовать возмещение ему имущественного вреда. При возникновении спора о собственности на переданные предметы, действуют общие правила заявления и рассмотрения исковых требований в порядке гражданского судопроизводства.

Вопросу передачи предметов посвящена статья 20 Европейской конвенции «О выдаче», а также статья 78 Минской конвенции «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам». В данной статье конвенции изложен более конкретизированный перечень предметов, возможных для передачи, подразделяющийся на две группы.

К первой группе отнесены предметы, использовавшиеся при совершении экстрадиционного преступления, в том числе орудия преступления; предметы, добытые в результате совершения преступления либо в качестве вознаграждения за совершение этого преступления, или предметы, которые лицо, совершившее преступление, приобрело взамен указанных выше.

Ко второй группе относятся предметы, которые могут иметь значение доказательств по уголовному делу. Поэтому, как верно отмечается, необходимо обязательно прилагать соответствующее процессуальное решение (согласно УПК РФ - постановление) о признании передаваемых предметов вещественными доказательствами. Таким образом, в эту группу фактически можно включить любые предметы (за исключением изъятых из оборота наркотических психотропных средств, радиоактивных веществ и др.). В то же время, как представляется, к категории предметов второй группы смело можно отнести и предметы из первой группы, в связи с чем, подобное деление выглядит весьма условным.

Передаваемые предметы должны быть тщательно осмотрены, описаны и надлежащим образом упакованы, с соблюдением мер предосторожности во избежание повреждения либо уничтожения при последующей транспортировке - то есть к этим предметам должны быть применены правила обращения с вещественными доказательствами, соответствующие требованиям внутреннего уголовно-процессуального закона запрашиваемой стороны.

Если предметы имеют значимую ценность, то не окажутся лишними и дополнительные требования, предшествующие передаче: «По возможности... предметы должны быть сфотографированы, желательно в разных ракурсах, чтобы были различимы их индивидуальные признаки». В случае необходимости проведения экспертных исследований изъятых предметов на территории иностранного государства, в первую очередь экспертизы проводятся по месту расследования уголовного дела.

Кроме того, вместе с передаваемыми предметами, которые обладают признаками вещественных доказательств, «могут передаваться копии протоколов следственных действий, если таковые проводились по уголовным делам, ведущимся на территории Российской Федерации, с описанием названных предметов и указанием на обстоятельства их получения».

 

Автор: Косарева А.Е.