18.10.2011 19556

Уничтожение мирного населения на оккупированной территории Ставропольского края

 

После ожесточенных боев 27 июля 1942 года нашими войсками был оставлен Ростов. 30 июля крупные механизированные части заняли Батайск и, развивая свое наступление, направились к границам Ставрополья.

Немецко-фашистские войска вторглись на территорию Ставропольского края 2 августа 1942 года с сезера со стороны Сальских степей. 3 августа они оккупировали краевой центр - г. Ставрополь, 9-12 августа - города Кавминводской группы (Пятигорск, Ессентуки, Минеральные Воды, Кисловодск, Железноводск), 18 августа - г. Буденновск и смежные с ним районы, к концу августа 1942 г. немцы оккупировали почти весь Ставропольский край, в том числе Черкесскую автономную область и большую часть г. Кизляр, Кизлярский и Шелковской районы, причем они часто подвергались бомбардировке с воздуха, а отдельные населенные пункты, не оккупированной части округа, терроризировались вражескими разведывательными отрядами.

Как только немцы оккупировали Ставропольский край, с первых же дней приступили к осуществлению холокоста,- ход которого можно назвать типичным для региона.

Для физического уничтожения людей, а также для выявления и уничтожения противников нацистов на территории СССР в марте 1941 года штаб ОКВ (верховного командования вермахта) издает инструкцию «Об особых областях».

Согласно этой инструкции было решено создать и направить на территорию СССР четыре оперативные (айнзатц) группы («А», «В», «С» и «D»), в которые входило примерно 3000 человек. Большинство из них являлось сотрудниками полиции безопасности (гестапо и криминальной полиции), а также секретной службы (СД). Командовали этими группами и входившими в их состав айнзатцкомандами (АК) и зондеркомандами (ЗК) высокообразованные офицеры, некоторые с учеными степенями и званиями, чаще всего в области юриспруденции и экономики. В функции руководства АГ входили организация выявления и учета еврейского населения, его концентрация в определенных местах, создание гетто и юденратов, подбор мест для расстрела и организация его проведения, а также ежедневная отчетность в Берлин о «проделанной работе» с обязательной информацией о евреях.

Айнзатцгруппы (АГ) и айнзатцкоманды должны были проводить «планомерное массовое истребление евреев, коммунистов и всех других элементов сопротивления». Исполнительные группы и исполнительные отряды и команды должны были «работать» в зоне боевых действий в районе армейского тыла и в регионах гражданского управления, занятыми восточными территориями. У них были специалисты по всем видам умерщвления: расстрелу, повешению, удушению в газовом автомобиле. Они входили в города вслед за немецкими фронтовыми частями. Регистрировали и уничтожали евреев, цыган, членов семей советского и партийного актива, выявляли и ликвидировали коммунистов, подпольщиков, партизан, уничтожали психически больных.

Кроме того, отдельные исполнительные группы были распределены между армейскими группами и исполнительные команды - между соответствующими армиями. Такие группы назывались айнзацгруппами, которые в свою очередь делились на зондеркоманды.

Одной из таких оперативных групп - была зондеркоманда СС 10-а, которая входила в состав айнзатцгруппы «D», которой командовал генерал СС (группенфюрер) Отто Олендорф, а в июне 1942 года его сменил Вальтер Биркамп - тоже генерал (группенфюрер СС) - организатор массового истребления жителей Краснодарского и Ставропольского краев.

Зондеркоманда СС 10-а, созданная гитлеровским командованием на территории Германии в 1942 году, переброшенная в Крым, затем в Мариуполь, на территорию Ростовской области, а в начале августа в г. Краснодар. Затем в начале 1943 года в Белоруссию, где была переименована в «Кавказскую роту». Начальником зондеркоманды СС 10-а был Курт Кристман, оберштурмбанфюрер СС (полковник в соответствии с армейской иерархией).

Именно в Ставропольском крае разместился штаб АГ «D». АК-12 разместилась в Пятигорске, направив свои отряды в Ставрополь, Кисловодск, Буденновск, Степное. Подразделения полиции безопасности самым тесным образом сотрудничали с военными фельд- и ортскомендатурами, которые принимали самое активное участие в организации холокоста.

На Северном Кавказе для массового истребления людей использовали автомашины, специально приспособленные для удушения людей выхлопными газами двигателей. В таких автомобилях были уничтожены сотни безвинных жертв. Гитлеровцы называли свое страшное изобретение «пекарня», «душегубка», «мухобойка». Две такие машины действовали при гестапо в г. Пятигорске. По свидетельству гражданки Островенец и юноши Сибирякова, проживавших в смежном доме со зданием гестапо, в их двор часто приезжала машина, которую подавали вплотную к двери особого помещения. В коридоре слышны были вопли женщин и детей. Раздавалась команда немецкого палача Рахима «Раздевайся» и затем было слышно, как люди вталкивались в машину, по 30-35 человек. Затем двери машины герметично закрывались. Шофер включал небольшой мотор, после чего в течение 5-7 минут из машины слышались неистовые крики и топот ног, а затем все стихало. Иногда, чтобы заглушить крики умирающих людей, фашисты заводили моторы находящихся рядом машин. После окончания этого чудовищного акта машина уезжала со. двора, увозя трупы замученных людей. Машина загружалась регулярно 2-3 раза в день, обычно женщинами и детьми. Мотор, подающий газ в кузов, выключался при выезде из города.

По словам того же Сибирякова машин было две, одна большая и другая поменьше. Внутреннее устройство машины, по его словам, таково: «Она разделена проволочными сетками на отдельные камеры, сбоку имелся проход». По его мнению, в машину пропускался электрический ток, и немцы называли ее электрической Вторая машина умерщвляла при помощи впускаемого в нее газа, возможно выхлопного.

Точное описание устройства «душегубки» дал на судебном процессе в г. Ставрополе бывший каратель Е Фенихель: «Работая автотехником, я имел возможность детально ознакомиться с устройством автомашин, специально предназначенных для удушения - уничтожения людей отработанным газом. Тогда в Ворошиловске при гестапо их было несколько. Устройство их было таково: кузов длиной в 5 метров, шириной в 2,5 метра, внутри обит оцинкованным железом, на полу, тоже обитом железом, лежали деревянные решетки, дверь кузова была обита резиной и с помощью автоматического замка плотно закрывалась. На полу машины, под решеткой, находились две металлические трубы примерно в 1,5 дюйма диаметром и длиной в 2,5 метра. Эти трубы имели частые полуторасантиметровые отверстия, через которые в кузов поступал от выхлопной трубы отработанный газ. Кузов машины вмещал 70-80 человек, которые после включения мотора быстро задыхались.».

Такие машины действовали по всему Ставропольскому краю. В г. Ставрополе жутким процессом в спецмашинах по «эвтаназии» руководил работник гестапо, офицер войск СС обер-лейтенант Ферникс.

Большое количество злодеяний совершили немецко-фашистские захватчики на территории Ставропольского края. Это подтверждают ПО актов, составленных местными комиссиями и направленные в Чрезвычайную Комиссию по расследованию злодеяний,  совершенных немецко-фашистскими оккупантами и их сообщниками.

В самом начале вторжения немецких войск территория края подверглась массовой бомбардировке, что привело к большим жертвам среди мирного населения. Встречаемое немецкими оккупантами на пути своего продвижения местное население, которое пыталось убежать от надвигающейся угрозы, но не успевшее этого сделать, иногда уничтожалось прямо на месте, иногда возвращалось на место постоянного проживания. Так началась оккупация.

Первыми жертвами немецкой администрации стали евреи, душевнобольные, цыгане, коммунисты и военнопленные, что полностью соответствовало нацистской идеологии.

Свои чудовищные злодеяния гитлеровцы начали с поголовного физического истребления еврейского населения края. Так как шла война, большинство мужского населения региона находилось на фронте, поэтому уничтожению в основном подвергались женщины, старики и дети. К моменту оккупации на территории Ставрополья, помимо постоянно проживающего здесь еврейского населения, находилось много представителей данного народа, которые были эвакуированы сюда из других районов страны: Украины, Белоруссии, Крыма, Ленинграда. Здесь было много ученых, профессоров, врачей, эвакуированных вместе с научными учреждениями. Они то и стали первыми жертвами террора.

С занятием каждого населенного пункта немцы проводили регистрацию всех проживающих там евреев. Так происходило на территории всего Ставрополья. Путем регистрации оккупанты выявляли количество еврейского населения, проживающего в крае, выясняли их место жительства для последующего ограбления. Причем приказ о прохождении регистрации гласил: «За уклонение от регистрации лица еврейской национальности будут нести суровые меры наказания. Лица, скрывавшие евреев, также будут привлечены к ответственности по законам военного времени».

4 августа был издан приказ о регистрации всего еврейского населения Ставрополя (Ворошиловска), начиная с 8 лет. В Пятигорске евреев регистрировали, начиная с 6 лет. Евреи Ставрополя получили приказ носить нарукавные повязки с шестиконечной звездой, евреи Кисловодска - большую шестиконечную звезду на груди, угрожая не подчинившимся расстрелом.

Как и в Европе, на территории Ставропольского края, в некоторых городах (Кисловодске и Ессентуках), евреям было предложено организовать «Еврейский комитет». 16 августа комендант Поль и начальник гестапо Вельбен создали такой «Комитет» в г. Кисловодске под председательством зубного врача Бенинсона Моисея Самойловича, 1878 года рождения. Комитету было предложено изъять у населения ценные вещи и сдать немецкому командованию.

««Еврейский комитет», надеясь путем  сдачи указанных ценностей сохранить жизнь евреям, собрал у еврейского населения и сдал немецкому коменданту Полю наличными деньгами 100.000 руб. и разных золотых и серебряных вещей в количестве 530 штук, 105 дюжин серебряных ложек, 230 пар обуви, костюмов, пальто, ковров. По рыночной цене внесенная контрибуция исчисляется в сумме около пяти миллионов рублей».

Через посредничество «Комитета» евреев посылали на тяжелые неоплачиваемые работы: на строительство аэродрома, дорог и шоссе, врачей и профессоров заставляли мести и убирать улицы. За малейшее нарушение их распоряжений или опозданий на работу, или не выполнения установленной нормы выработки их били розгами, прикладами. Немецкие палачи не давали им ни воды, ни пищи. В то же время евреям была запрещена всякая оплачиваемая работа в учреждениях и на дому, занятия ремеслом и торговлей. Многие были посажены в тюрьмы, где их подвергали пыткам и издевательствам. В г. Черкесске всех арестованных через несколько дней перегнали в так называемые «общежития», откуда не выпускали, за исключением на работу по указанию коменданта и городской управы. Таким образом, еврейское население было обречено на голодное и невыносимое существование. Всего Карачаево-Черкесии было уничтожено 4,5 тыс. человек, а в Черкесске - 3000 жертв холокоста.

Под предлогом прохождения новой регистрации, переселения на новое место жительства, отправки в колонию или на постоянные работы еврейское население собиралось в определенное место и в определенное время. Для этого, как правило, оглашалось специальное «Воззвание (обращение) к еврейскому населению». Вот одно из них: «Всем евреям! С целью заселения малонаселенных районов Украины все евреи, проживающие в г. Кисловодске, и те евреи, которые не имеют постоянного места жительства, обязаны: в среду, 9 сентября 1942 года, в 5 часов утра по берлинскому времени (в 6 часов по московскому времени) явиться на товарную станцию г. Кисловодска. Эшелон отходит в 6 часов утра (в 7 часов по московскому времени).

Каждому еврею взять багаж, весом не более 20 кг, включая продовольственный минимум на 2 дня.

Дальнейшее питание будет обеспечено на станциях германскими властями.

Предлагается взять лишь самое необходимое, как-то: драгоценности, деньги, одежду, одеяла.

Каждая семья должна запечатать квартиру и к ключу прикрепить записку, в которой указать фамилии, имена, профессии и адрес членов данной семьи, ключ этот с запиской передать на товарной станции германскому командованию.

Ввиду транспортных затруднений багаж весом более 20 кг, а также мебель не могут быть взяты. Для лучшей подготовки и отправки остальных вещей каждая семья должна запаковать и запечатать все имущество, белье и т.д. с точным указанием хозяина. За целостность и сохранность вещей отвечает комендатура № 12.

Кто посягнет на имущество евреев или попытается ворваться в еврейскую квартиру, будет немедленно расстрелян.

Переселению подлежат и те евреи, которые приняли крещение.

Не подлежат переселению семьи, у которых один из родителей еврей, а другой русский, украинец или гражданин другой национальности.

Не подлежат переселению также и граждане смешанного происхождения.

Добровольное переселение смешанных семей, метисов 1-й и 2-й категории может быть произведено при дальнейшей возможности.

Всем евреям надлежит выстроиться на вокзале группами по 45-50 человек - причем так, чтобы отдельные семьи держались вместе. Организация построения людей должна полностью окончиться в 5ч. 45мин. по берлинскому времени (в 6ч. 45мин. по московскому времени).

Еврейский комитет отвечает за планомерное проведение этого построения. Евреи, которые попытаются препятствовать исполнению этого постановления, будут строжайше наказаны. Кисловодск, 7 сентября 1942г. Комендатура № 12».

Отличительной особенностью проведения регистрации и дальнейшего уничтожения еврейского населения на территории Ставропольского края является снисхождение к гражданам смешанного происхождения и смешанным семьям, в то время как на территории Ростовской области и Краснодарского края они подлежали регистрации и уничтожению.

В Ессентуках и Кисловодске приказ о переселении и сборе издавался от имени еврейских комитетов. Военврач Борис Айзенберг, чья жена и 10-летний сын погибли в Ессентуках, сообщил Илье Эренбургу:

«Из разговоров с уцелевшими евреями и местным населением проскальзывает, что наивные в этом отношении евреи не представляли себе точно, что немцы совершат такую коварную и чудовищную расправу над невинными людьми. Об этой опасности, на группе Кавминвод не предупреждали ни печать, ни руководство».

Маскировка своих планов позволила нацистам обеспечить явку евреев к месту сбора. Кроме того, это облегчило изъятие ценных вещей, которые наверняка люди брали с собой.

Всех явившихся на товарную станцию евреев уничтожили. Обычно их вывозили на машинах, подводах или поездом за территорию населенного пункта и там уничтожали путем расстрела или с помощью отравляющих газов. Трупы замученных людей сбрасывали в общие могилы, которые зачастую рыли себе сами жертвы. Такое происходило во всех населенных пунктах Ставропольского края.

Всех евреев, не явившихся на регистрацию, немцы хватали на квартирах, на улицах, бросали в специально оборудованные машины и также вывозили за город и расстреливали.

Перед уничтожением, по рассказам очевидцев, немецкие оккупанты подвергали людей пыткам и издевательствам. Перед расстрелом на территории аэродрома г. Ставрополя пьяные офицеры и солдаты избивали женщин, детей и стариков и там же из огромной толпы людей отбирали женщин, увозили их на автомобиле в соседний лес, насиловали их, а затем расстреливали. Грудные дети отбирались у матерей и на их глазах закалывались штыками.

Самым большим местом массового захоронения евреев на территории Ставрополья является противотанковый ров на окраине г. Минеральные Воды. Сюда свозили для уничтожения еврейское население со всех городов Минераловодской курортной группы: Пятигорска, Кисловодска, Минеральных Вод, Ессентуков, Железноводска.

Очевидцы - жители города Минеральные Воды и Заводского поселка: Поставит Василий Яковлевич 45 лет, рабочий стекольного завода, Лисицин Федор Михайлович, рабочий стеклозавода, Минаев Николай Васильевич, рабочий стеклозавода, Белоусова Евдокия Емельяновна и др. рассказывают: «Немецко-фашистские изверги во второй половине августа и первой половине сентября 1942 года несколько дней и ночей подвозили людей к глубокому рву. Они видели, как несчастные жертвы, поняв чудовищный замысел гитлеровцев, в ужасе разбегались по полю и падали скошенные очередями из автоматов. Место казни оглушалось душераздирающими криками женщин, плачем детей, дожидавшихся своей страшной участи. Остальных гитлеровцы собирали в кучу, раздевали и загоняли в ров. Затем группами по 15-20 человек, обезумевших от страха, грузили в закрытые автомашины и отвозили за километр в противоположный конец рва». Косивший неподалеку сено рабочий стеклозавода, Поставит Василий Яковлевич описывает эту кошмарную сцену казни так: «Во время перевозки из одного конца рва в другой люди в машинах оказывались умерщвленными без выстрелов удушающими газами, т.к. из открытых дверей машины при выгрузке трупов выходил густой дым. Трупы казненных сваливались в ров в несколько слоев, присыпались землей и укатывались машинами».

При обследовании сравнительно, сохранившихся извлеченных в количестве 38-ми трупов обнаружено:

огнестрельных ранений - 3, холодным оружием, резаные колотые раны - 6, остальные имели признаки удушения, без каких-либо телесных повреждений, причем у некоторых трупов в полости рта и носовых проходах была обнаружена земля, поэтому можно предполагать, что эти люди были закопаны еще живыми. Остальная часть трупов настолько сильно разложилась, что не представилось возможным определить метод умерщвления и возможные способы истязания. В числе обследуемых 38-ми трупов обнаружено: женщин - 14, мужчин - 19 и детей в возрасте от 8 до 15 лет - 6

Установлено также, что для расстрела и уничтожения разными методами гитлеровские палачи к противотанковому рву г. Минеральные Воды привозили 1 эшелон стариков, детей и женщин - жителей г. Кисловодска. Очевидцы, машинисты паровозного депо Минеральные Воды: Павлов Андрей Михайлович и Сапунов Алексей Васильевич рассказывали о том, как они 9-го сентября 1942 года со станции Кисловодск вели людской состав, состоящий из 18 открытых платформ и 2-х крытых вагонов, до отказа загруженных советскими гражданами еврейской национальности - жителей г. Кисловодска, которые были довезены до стекольного завода г. Минеральные Воды, там по приказу немецких офицеров из вагонов были выгнаны, под конвоем угнаны к противотанковому рву и расстреляны.

Сапунов В. - машинист паровоза, так рассказывает об этом: «Примерно около 12 часов дня машинист Павлов прибыл с Кисловодской ветки на ст. Минеральные Воды с составом поезда, состоящего из 18 платформ, переполненных людьми, советскими гражданами численностью около 1800 человек, в большинстве из них женщин, детей и стариков, в хвосте состава поезда был один открытый и один классный двухостный вагон.

При стоянке поезда на ст. Минеральные Воды люди усиленно охранялись немецкими автоматчиками, которые не разрешали никому с поезда сходить, несмотря на просьбу граждан, не давали им пить воды.

При приеме паровоза от машиниста Павлова я спросил: «Что это за люди и куда их везут?», последний ответил, что эти люди из г. Кисловодска, их везут в Киев на работу.

Перед отправлением поезда к нам на паровоз пришли три вооруженных солдата и один немецкий машинист, которые торопились срочно отправиться с поездом.

Спустя не более 10 минут стоянки мне было вручено предупреждение на русском и немецком языках об остановке на перегоне Минеральные Воды - Кумагорск на 484 километре.

Ехавшие на паровозе немцы, в пути следования спрашивали, далеко ли станция, которая перед Кумагорским мостом, Поезд остановили, сошли с паровоза, осмотрели местность у реки Кумы, а потом возвратились на паровоз и приказали сдать поезд назад. Остановили поезд на переезде стеклозавода, куда подъехала легковая автомашина, из которой вышли 2 немецких офицера, приказали всем с платформы сойти, оставив вещи возле поезда. Из числа выгруженных советских граждан немцы отделили группу мужчин и увели по направлению противотанкового рва, расположенного в южном направлении от стеклозавода, где видно было стояли 2 грузовые крытые автомашины. Вторую группу выделенных мужчин немцы заставили собирать и грузить вещи на поезд. После чего всю остальную группу поездом под конвоем увели в том же направлении к противотанковому рву.

При сопровождении конвоем указанных граждан я видел, как они выбрасывали содержимое из карманов, снимали с себя одежду, бросали по дороге, все это подбиралось конвоем.

Впоследствии стоящую группу людей советских граждан - женщин, детей и стариков - численностью около 1800 человек немцы истребили, т.к. начиная с 13 до 18 часов дня группа уменьшалась. Группа мужчин из 10 человек, после погрузки вещей была уведена в том же направлении, куда и первая - к противотанковому рву».

Также к противотанковому рву для истребления привозили на машинах еврейское население из Пятигорска, Ессентуков, Железноводска. Их постигла такая же участь.

В г. Ессентуки спровоцированные через еврейский комитет, по приказу коменданта Бек, в здании школы – на окраине Ессентуков собрались для переселения с багажом и продовольствием 507 трудоспособных евреев и около 1,5 тыс. детей, стариков и старух. Все они ждали отправки. После 20 часов охранники начали грабить их багаж и партиями грузить людей в машины. К утру следующего дня все 2000 человек были умерщвлены и свалены в противотанковый ров в Минеральных Водах.

В Пятигорске точно также 2800 евреев - взрослых и детей - были провокационно собраны для переселения, отвезены в машинах в Минеральные Воды, умерщвлены и свалены в противотанковый ров. Немцы «очищали» Пятигорск и в последующие дни.

В г. Ставрополе 12 августа немцы вывезли в район аэродрома 3500 жителей еврейской национальности и расстреляли их из автоматов. 15 августа вывезли на территорию психиатрической больницы еще 500 граждан еврейской национальности, расстреляли и зарыли в силосных ямах».

Производя раскопки рва, комиссия установила: «В противотанковом рву, расположенном в двух с половиной километрах к западу от города Минеральные Воды, против стекольного завода, было уничтожено 6300 человек».

Отметим, что евреи Кисловодска были расстреляны 9 сентября 1942 г. Таким образом, только в 4-х крупнейших городах Ставропольского края нацисты уничтожили свыше 11 тыс. евреев (в Ставрополе - 4000, Пятигорске - 2800, В Ессентуках - 2483 (еще один расстрел здесь прошел 29 октября 1942г.), в Кисловодске - 1800).

Показания свидетелей и медицинские исследования трупов свидетельствуют о том, что для умерщвления немцы применяли, кроме расстрела, также удушение окисью углерода в герметически закрытых, специально для такого убийства построенных машинах.

Районная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков по истязанию и истреблению мирных граждан и по уводу граждан города и района Минеральные Воды в немецкое рабство считает ответственным немецкого коменданта г. Минеральные Воды майора Барта и начальника немецкой полевой жандармерии штабс-фельдфебеля Ройтгарда.

Разновидность гетто - концентрация в течение полутора месяцев около 500 евреев в здании школы и использование их на работах - зафиксирована в документальных свидетельствах лишь в г. Ессентуки.

Вместе с физическим уничтожением еврейского населения целью немецкого командования было и его ограбление. Все вещи, приносимые на регистрацию, отбирались и присваивались оккупантами. Кроме того, немцы грабили имущество уничтоженных евреев, оставленное ими на квартирах.

Поражает своей жестокостью акт о злодеяниях в г. Георгиевске Ставропольского края, который свидетельствует о том, как посреди пустыря палачи навалили холм из человеческих тел - женщин, детей и стариков - общим числом свыше 70 человек. Они расстреливали каждого в отдельности, заставляя последнего взбираться по горе трупов на вершину.

На территории края были случаи полного истребления всего населения местных колхозов карательным отрядом. Такое, произошло в Курском районе селе Богдановка, где население на 90 % состояло из горских евреев. С первых же дней оккупации села немецкие захватчики стали грабить мирное население. Оккупанты установили режим, согласно которому населению было запрещено препятствовать грабежу, запрещалось встречаться и разговаривать с соседями, появляться на улице позже 6 часов вечера. Немецким солдатам и офицерам запрещено было называть друг друга по фамилии.

24 сентября 1942 года в с. Богдановка прибыли 5 автомашин с немецкими солдатами из карательного отряда, который находился в ст. Курской. В этот же день село было оцеплено немецкими солдатами, вход в село и выход из него были запрещены. 24 сентября 1942 года в 12 часов дня по распоряжению коменданта к зданию комендатуры были собраны все трудоспособные мужчины, которым комендант заявил, что надо восстановить обвалившийся еще в 1937 году колодец в полутора километрах от села, в восточной части и дал приказание: всех собравшихся мужчин под вооруженным конвоем отправить на место работы. После того как мужчины были отправлены и приступили к раскопке обрушившегося колодца, комендант с Богдановка дал распоряжение объявить всему населению, чтобы каждый взял лучшую одежду до 40 кг и взял на 5 суток питания и к 8 часам вечера явился к зданию неполной средней школы. Населению объявили, что якобы они будут направлены на Украину на постоянное место жительства. Население под страхом расстрела было согнано к зданию школы, где и было оставлено на ночь под усиленной охраной. Утром 25 сентября командир прибывшего карательного отряда дал распоряжение отобрать всех мужчин, погрузить их на автомашины и отправить к раскопанному колодцу. Когда они были доставлены к колодцу, оттуда послышались выстрелы из автоматов. Оставшиеся около школы старики, старухи, женщины и дети начали кричать и падать в обморок. Всех, кто не мог идти, гитлеровцы грузили на машины, а остальных повели пешком к месту казни. Бандиты прикладами заставили колхозников раздеться до нижнего белья. Всех расстрелянных бросали в яму, хотя среди них многие были только ранены.

После расстрела женщин двуногие звери стали мазать отравляющим веществом губы детей, и дети мучительно погибали от удушья. Грудных детей бандиты сбрасывали в ямы живыми. Очевидцы рассказывают, что на месте этой казни еще на второй день земля словно дышала, как живая.

В акте ЧГК говорилось, что в селе Богдановка Курского (ныне - Степновского района) нацисты предположительно в декабре 1942г. «истребили все население двух местных колхозов, состоявших из горских евреев, в количестве 850 человек, включая сюда женщин, детей и стариков».

Гитлеровские мучители не останавливались ни перед чем. Уничтожению подвергались даже дети грудного возраста, причем их или убивали на глазах матерей, или закапывали живыми вместе с родителями.

Например, в районе Молокосовхоза № 30 после освобождения г. Черкесска обнаружено 19 ям различного размера, в которых зарыто свыше 1530 человек, зверски убитых советских граждан, в большинстве женщин, стариков и детей. В яме № 1 лежала молодая женщина лет 25, на груди у нее сидит ребенок в наклоненном состоянии. Ребенок в возрасте до года. На теле ребенка никаких следов насилия не обнаружено, видимо, закопали живым. В яме № 2 в верхнем слое трупов лежала женщина лет 30-35, судорожно прижавшая к себе двух малолетних детей от 2 до 5 лет. Следов насилия, за исключением пулевой ранки на левой руке 2-хлетней девочки больше нет. Эти дети были зарыты живыми.

18 августа стал кровавым днем для жителей села Изобильное, карательный отряд провел здесь расстрелы мирного населения. Эвакуированную семью Коган - мать с 6-ю детьми - каратели выгнали за село, в район салотопки. 16-летнему сыну удалось убежать, а остальных подогнали к колодцу и на глазах у матери живыми сбросили вниз, потом подняли на штыки обезумевшую от горя мать и сбросили ее туда же.

В ходе истребления еврейского населения Ставропольского края были убиты многие видные ученые нашей страны, вместе с членами своих семей. Например, в г. Ставрополе в числе лиц уничтоженных при «эвакуации» и «регистрации» еврейского населения были следующие сотрудники Ставропольского мединститута:

- Полонская Р.И. - доктор медицинских наук, профессор кафедры нормальной анатомии, вместе с ней погибли ее отец и мать,

- Каменко Л.Б. - доцент кафедры биологии, с дочерью,

- Майзелиш P.M. - доцент кафедры госпитальной терапии, кандидат медицинских наук,

- Блехман З.А. - ассистент кафедры общей химии, с отцом,

- Идашкина С.И. - ассистент кафедры оперативной хирургии,

- Таркави З.М. - ассистент кафедры факультета терапии, с мужем и сыном,

- Лидерман М.Б. - ассистент кафедры нервных болезней с женой, матерью и ребенком,

- Линецкая С.С. - ассистент кафедры глазных болезней,

- Гуревич - ординатор факультета терапии с ребенком,

- Каменко П.Г. - старший лаборант кафедры гистологии,

- Жукова Л.И. - лаборантка кафедры физики с двумя детьми,

- Якобсен Э.С. - препаратор кафедры биохимии.

При эвакуации, часть сотрудников мединститута попала в окружение оккупантов в Пятигорске, Кисловодске и была там уничтожена.

19-го сентября 1942 года группа научных сотрудников была схвачена гестапо: Боскар Ж.М. - профессор кафедры патологической физиологии, доктор медицинских наук, с женой и дочерью, Шварцман Н.С - профессор кафедры факультативной терапии, с женой, Барг Г.С - профессор кафедры микробиологии, доктор медицинских наук, с женой и дочерью, Безчинский И.М. - профессор по курсу рентгеноскопии, доктор медицинских наук, Френкель А.Б. - профессор кафедры госпитальной хирургии, доктор медицинских наук, с женой и дочерью, Виленский Е.М. - доцент кафедры психиатрии, доктор медицинских наук, Люблинская А.А. - ассистент кафедры госпитальной хирургии, Люблинских И.Ж. - доцент кафедры кожно-венерических болезней, с матерью. Все они были уничтожены 20 сентября 1942 года путем удушения ядовитым газом по дороге в лес, где закапывались трупы.

В застенках гестапо погибли профессор Поконский А.Н., заведующий кафедрой общей химии, ассистент этой же кафедры Эрлих И.О. с матерью.

Всего по мединституту г. Ставрополя за 5,5 месяцев оккупации города немецко-фашистскими палачами замучены 33 человека сотрудников и 39 человек членов их семейств. Всего 72 человека.

Среди погибших такие крупные научные работники, как профессор Брикер, старые маститые ученые, как профессор Шварцман и многие полные сил и неизжитых возможностей молодые научные работники.

В августе 1942 года зверски убиты нацистами сотрудники Сельскохозяйственного института: зав. кафедрой физиологии животных доцент и председатель месткома тов. Крымский М.К. со своим 10-летним сыном Женей, работник библиотеки сельскохозяйственного института Островская Е.Х., жена преподавателя кафедры марксизма-ленинизма Родименко Е.А, с двумя девочками: трех и четырнадцати лет - и двое стариков родителей: ее мать и отец, сотрудник института Баранов Г.В., студент 4-го курса зоофака Золотаревский П.Н., жена сына сотрудницы института Высоцкой А.А. Регина Григорьевна с девочкой трех лет. Всего погибло 11 человек.

Убийство евреев (в основном эвакуированных) нацисты и местная полиция проводили в августе 1942 г. в следующих городах края: в г. Буденновске - несколько сот, в районном центре Георгиевске - 1100 человек (еще несколько десятков специалистов и детей-полукровок здесь расстреляли в декабре 1942 г.).

В селах и станицах края: 55 - в ст.Александрийской Александрийско-Обиленского (ныне Георгиевского) района, 26 - в с. Алексеевское Благодарненского района, 170 - в ст. Боргустанская Предгорного района, 185 - в ст. Горячеводская Пятигорскогорайона «, 118 - в с. Московское и 14 в с. Изобильное Изобильненского района, 185 - в с. Дмитриевское Красногвардейского района, 112 - в с. Донском Труновского района, 54 – в с. Ипатово Благодарненского р-на, 41 - ст. Мартинская Апполонского р-на, 17 - в райцентре с. Гофицкое.

Итого: свыше 2350 человек, а вместе с евреями Ставрополя - свыше 6350 в 13 населенных пунктах.

В сентябре карательные акции были проведены соответственно 2-5 и 28 сентября в городах Железноводске - свыше 100 человек и Черкесске (столице Черкесской АО в годы войны) - 820 жертв.

Евреев в этом месяце также убивали в станицах и селах края: в ст. Александровской Георгиевского района - 55 человек, в с. Арзгир - более 150 беженцев (есть сведения о 675 расстрелянных), в с. Безопасное Труновского р-на - 161, в с. Богдановка Степновского района - 850, в с. Дивное Апанасенковского р-на - 360, в пос. Зеленокумск Пятигорского района - около 200 эвакуированных. Продолжились расстрелы в с. Ипатово - 86 местных евреев, в с. Ново-Крестьянское Воронцово-Александрийского района - 62, в с. Михайловка Ворошиловского р-на - 303, в ст. Ново-Троицкое Егорлыцкого р-на - около 550 (из них опознано 240 человек), в райцентре ст. Новоалександровское - около 540, в райцентре Солдато-Александровское - свыше 200, в райцентре с. Степное - 480. Здесь евреи были отравлены газом в «душегубках».

Число жертв в этих 15 населенных пунктах составило свыше 5000 человек. Если добавить сюда еврейские жертвы в Пятигорске, Кисловодске и Ессентуках (6600 человек), то общая сумма потерь еврейского населения составит 11800 человек в 18 населенных пунктах (в одном из них расстрел был повторный).

В октябре уничтожены последние евреи в Ессентуках (483 человека), проведены расстрелы в райцентре ст. Курская - 250 человек, в ст. Григориаполисской Новоалександровского р-на - около 150, в с. Ипатово 86 местных жителей. Всего 969 евреев в 4-х населенных пунктах (в 2-х из них казни прошли повторно).

В ноябре каратели провели выявление и уничтожение евреев в с. Благодатном Шпаковского района (74 еврея), в райцентре с. Труновка -свыше 40 (еще несколько человек были убиты в августе). В этом месяце было наименьшее количество еврейских жертв в крае - всего 114 в 2-х городах.

В декабре 1942 г. евреи были убиты в ст. Зеленчукская - 180 человек, в с. Дмитриевская Красногвардейского района - 20 декабря 1942 г. было казнено 150 евреев. Продолжилось уничтожение евреев в ст. Горячеводской - 150 жертв. В с. Соломинка Степновского района - 39, в Н. Архызе Карачаевского АО убили 20 детей-сирот. Итого: 538 евреев в пяти городах (три новых).

Также указан лишь год расстрела (1942. г.) в актах ЧГК о еврейских жертвах в с. Благодарном - 168 эвакуированных, с. Новоселецкое и Чернолесское Новоселецкого района - соответственно 99 и 35 человек.

В Теберде (в декабре, по другим данным - в августе 1942г., январе 1943г.) и Микоян-Шахаре (Клухоре, ныне Карачаевск, административном центре Карачаевской OA) в январе 1943 г. убили соответственно 285 и 62 еврея. С 1944 г. эти города вошли в состав Грузии, но в 1957 г. возвращены в состав РСФСР.

Всего же в 6 населенных пунктах без точных дат расстрела и на рубеже 1942-1943 г. было уничтожено около 1500 евреев.

Всего на территории Ставропольского края было уничтожено 31645 мирных граждан. Значительная их часть - около 19700 человек - составляют жертвы холокоста. Основные карательные акции прошли в августе -сентябре 1942 г., когда было истреблено 181.50 евреев.

По данным А.И. Круглова (использовавшего материалы судебных процессов над изменниками Родины), эти цифры несколько выше.

На основании данного случая можно сделать вывод о том, что на территории Ставропольского края получили практическую реализацию не только антисемитские воззрения фашистов, но и программа уничтожения инвалидов. Получила практическое осуществление и «программа эвтаназии» - убийство так называемых «неполноценных», или, как официально значилось в приказе Гитлера, «людей, страдающих наследственными болезнями».

Одновременно с гражданами еврейской национальности завоеватели начали уничтожать душевнобольных. Уже 3 августа 1942 года пастухи колхоза им. Кирова, пасшие скот к северу от Ташлянского предместья, сын и отец Федоровы, стали свидетелями расстрелов психически больных: «После бомбардировки города, - вспоминают они, - из отделения краевой психиатрической больницы по ул. Октябрьской стали разбегаться больные, в основном находящиеся на излечении после нервных потрясений и контузии красноармейцы. Часть из них побежала к окопам, брошенным отступавшей 110-й Калмыцкой кавалерийской дивизией: Больные сбрасывали с себя полосатую больничную одежду и переодевались в военную, снятую с убитых и зачастую окровавленную. Часть больных переоделась, таким образом, и ушла в город. И тут появились немецкие мотоциклисты, которые принялись гоняться за оставшимися, расстреливая их из автоматов и пулеметов.».

Как следует из акта и из воспоминаний врачей и обслуживающего персонала больницы, 4» августа • 1942 года в Ставропольскую психиатрическую больницу явились два немецких военных врача в сопровождении заведующего городской управы доктора Шульца и переводчика и приказали исполняющему обязанности главного врача психбольницы доктору Гамбарову подготовить всех душевнобольных для отправки в села Донское и Пролетарское, т.к. по существующим немецким законам душевнобольные в городе и возле города находиться не могут. Больные должны были отправляться только в одной больничной одежде, без каких-либо вещей и без работников психбольницы, т.к. в больницах

Донского и Пролетарского есть все необходимое оборудование и немецкий обслуживающий персонал.

5 августа 1942 г. в психбольницу приехали немецкие солдаты из команды «СС» во главе с оберфельдфебёлем Герингом на больших крытых автомашинах. Автомашины герметически закрывались, внутри были обиты оцинкованной жестью, без окон и без сидений. Немцы сажали в машины по 70-75 больных, не проверяя по спискам и не требуя никаких документов. После посадки больных двери машин немедленно закрывались и запирались на замок. Крики посаженных в автомашины больных прекращались вскоре после пуска мотора автомашины. Через час-два автомобили возвращались за следующими партиями больных. Таким путем 5, 7 и 10 августа 1942 г. было вывезено 632 душевнобольных, в том числе и дети из городского отделения, Октябрьского отделения психбольницы, из городского патронажа и из патронажа на хуторе Молочном, а все имущество больницы было расхищено. 22 августа 1942 года по распоряжению немецкого гестапо фельдфебелем Шмитцем были таким же путем вывезены 12 человек душевнобольных, поступивших в психбольницу после 10 августа 1942 г. 20 октября 1942 г. была вывезена последняя партия вновь поступивших душевнобольных в количестве 16 человек тем же фельдфебелем Шмитцем, причем вывозились и не душевнобольные. Всего из Ставропольской психбольницы было изъято и вывезено 660 человек, а психиатрическая больница была закрыта. Вывезенные из Ставропольской психбольницы в села Донское и Пролетарское душевнобольные не попали, а были умерщвлены. Это подтвердил бывший заведующий отделом Ставропольской городской управы доктор Шульц при обращении к нему, а также переводчик, бывший с немецкими офицерами в психиатрической больнице 4 августа 1942г. Это подтверждает и сама организация вывозки душевнобольных в герметически закрываемых автомашинах, которые возвращались через 1-2 часа, в то время как до ближайшего села Донского - 40-45км. То же самое происходило и в других психиатрических больницах края.

Одновременно с гражданами еврейской национальности немецко-фашистские захватчики и их сообщники арестовывали и зверски уничтожали остальное население. Производились аресты по доносам пособников немцев. Арестовывались все - работники предприятий и учреждений, их семьи, пенсионеры, учащиеся, партийные работники, домохозяйки, заподозренные в партизанстве или в пособничестве партизанам, в их укрывательстве. Их помещали в тюрьмы, где пытали, подвергали зверским издевательствам (избивали, заставляли по 10 и больше часов стоять на допросах, выкручивали руки, выгоняли раздетыми на мороз, морили голодом). Значительное количество арестованных после • длительных пыток подвергалось уничтожению.

Немецкие оккупанты во время пребывания на территории Ставрополья подвергали уничтожению коммунистов, - комсомольцев и партийных работников. Так, 3-го августа 1942 года в г. Ставрополе были арестованы и расстреляны работники Управления наркомюста: тов. Петровский И.С., работал секретарем парторганизации президиума Краевой коллегии, тов. Иванов В.В., член ВКП(б), заместитель секретаря парторганизации, работал заместителем начальника Управления НКЮ, тов. Книнскник Д.Б. и Мекицинский СМ., работали в качестве адвокатов.

Трагичной страницей тех месяцев стала и судьба раненых солдат и офицеров, оставленных в госпиталях. В г. Ставрополе к моменту подхода гитлеровцев к городу в госпиталях, больницах, поликлиниках находилось большое количество раненых красноармейцев. Часть их была эвакуирована, другие, в том числе тяжело раненые, остались на больничных койках. Их участь была самой трагичной - их расстреляли иди просто уморили голодом.

На территории Ставропольского края было довольно много лагерей, где содержались советские военнопленные: по два лагеря в Пятигорске, Минеральных Водах, Георгиевске, в Буденновске был специализированный лагерь для задержания подозрительных районов, прилегающих к Моздокскому фронту. Были также лагеря в Ворошиловске Орджоникидзевского края, в станице Курской, в Прохладном Кабардино-Балкарской АССР, в Изобильненском районе Ставропольского края (там содержался 601 военнопленный) и т.д. Концентрационный лагерь в станице Курской. Ставропольского края был обнесен колючей проволокой, военнопленных держали под открытым небом днем и ночью, в любую погоду. Пленные солдаты голодали и страдали от холода, над ними зверски издевались, заставляли выполнять тяжелые работы.

Примеров подобных злодеяний можно привести очень много. Их хранят наши архивы и память человечества.- Братские могилы замученных есть в большинстве населенных пунктов Северного Кавказа.

Зверства немецко-фашистских захватчиков наводили ужас на мирных жителей города и окрестностей, нечеловеческим истязаниям, пыткам и истреблениям подвергались ни в чем неповинные старики, женщины, дети, часть советских граждан города и района насильно была угнана на каторжные работы в Германию. По данным чрезвычайной Комиссии из Ставропольского края было угнано на работу в Германию 990 человек.

Из Ставрополья вражеские полчища были изгнаны Красной Армией в январе 1943 г. (г. Ставрополь был освобожден 21 января 1943 г.). Следовательно, население нашего края находилось под немецко-фашистским игом более 5 месяцев. Итоги фашистской оккупации ужасны.

Свидетельскими показаниями и актами местных комиссий (всего по краю составлено 110 актов) установлено, что немцы уничтожили по Ставропольскому краю 31 645 мирных советских граждан и 277 военнослужащих. Из них примерно 25000 евреев и 660 душевнобольных.

Из приведенных данных можно сделать вывод о том, что на территории Ставропольского края, как и на других, оккупированных немецко-фашистскими захватчиками территориях активно осуществлялась политика холокоста: уничтожения людей по расовому й физическому признакам. С приходом фашистов на Ставрополье в первую очередь практически полностью было уничтожено еврейское население и душевнобольные, что полностью отвечает расовым теориям нацистской Германии. Именно они подлежали тотальному уничтожению на территории края, а остальное население рассматривалось как рабочая сила и полному уничтожению не подвергалось. Остальное население края подвергалось меньшим гонениям, чем мирное население других оккупированных территорий. Убивали в основном только партизан, партийных и комсомольских работников и красноармейцев.

Но на Ставрополье граждане смешанного происхождения не подлежали регистрации и «переселению», в то время как в Краснодарском крае и Ростовской области они подлежали уничтожению.

При этом использовались все методы умерщвления: расстрел, удушение газом («душегубки»), применение яда, закапывали живых людей. На Ставрополье для истребления евреев массово использовались душегубки.

Следовательно, специфика оккупационной политики гитлеровцев на Северном Кавказе, в отличие от Украины, состояла в том, что нацисты рассчитывали использовать местное население в качестве рабочей силы, в то время как Украина подлежала заселению германскими колонистами и поэтому местное население в таком большом масштабе, как в других районах Советского Союза, уничтожению не подвергалось, за исключением евреев и душевнобольных.

 

Автор: Войтенко Е.А.