21.03.2012 2961

Политическая борьба в Орловской губернии на выборах в 1-ю и 2-ю Государственные Думы 1906-1907 гг.

 

Весь накал политических страстей и напряжение политического противостояния аккумулируются вокруг выборов в Государственную Думу. Все без исключения общественные силы связывали ближайшее будущее страны с этим политическим институтом. Поэтому одни из них всеми силами стремились обеспечить себе представительство в Государственной Думе, другие - нападали на нее, пытаясь дискредитировать новый государственный институт и «отменить» Государственную Думу. Однако 1-я и 2-я Государственные Думы не оправдали возлагаемых на них надежд современников, которые требовали от этих учреждений то, что они просто не могли им дать. Раньше, чем решать назревшие общественные проблемы, новый политический институт должен был « притереться» к сложившейся политической системе. Как показывает опыт деятельности первых двух Государственных Дум, процесс этот оказался более болезненным и долгим, чем рассчитывали современники. Российскому обществу предстояло получить новый политический опыт на выборах в Думу, функционерам политических партий - приобрести опыт парламентской деятельности. Только после этого Государственная Дума могла приступить к разрешению возникших в стране проблем. К сожалению, отрицательный опыт первых двух Дум не только вызвал разочарование в парламентарных формах борьбы, но и привел к кризису партийной системы и распаду многих провинциальных комитетов и групп либеральных и консервативных партий.

Отношение различных общественных сил к идее Государственной Думы.

С Государственной Думой связывали свои надежды на будущее различные, диаметрально противоположные общественные силы.

Либеральные общественные круги видели в Государственной Думе воплощение своей мечты о российском парламенте. Историю земского движения с момента утверждения «Положения о земских учреждениях» можно рассматривать как подготовку к парламентской деятельности. Прения в собрании протекали как в маленьком парламенте, а сами сессии собрания собирали многочисленную аудиторию орловской публики. Теперь земские либералы готовились использовать опыт земской демократии в Государственной Думе.

Николай II и его окружение надеялись обрести в Государственной Думе новую опору пошатнувшейся монархии. Именно поэтому созданная в Российской империи избирательная система предусматривала льготу в пользу крестьян. В 51 губернии из 76 и в Области Войска Донского крестьяне имели право избрать одного депутата в Государственную Думу. Этим самым обеспечивалось довольно большое крестьянское представительство. Николай II надеялся, что крестьянские депутаты станут его опорой в Думе.

Орловские кадеты видели в Государственной Думе панацею от всех общественных бед России, и считали, что, несмотря на ограничения, Дума заставит царское правительство считаться с собой, и добьется превращения России из самодержавной в конституционную монархию. Надежды орловских черносотенцев были диаметрально противоположными. Они заявляли, что депутатов Думы все равно не допустят к решению государственных вопросов и распустят их при первом удобном случае. «А если депутаты не пойдут, - заявил один болховский купец-черносотенец, - то их разгонят казацкими нагайками». То есть, черносотенцы возлагали большие надежды на политическое банкротство Государственной Думы, ее разгон, и восстановление самодержавия. К сожалению, никто из либералов не воспринял эти угрозы серьезно.

Очень интересен анализ обстановки, данный Н.Н.Соколовым, жившим в Москве, в письме отцу в Трубчевск от февраля 1906 года. Этот критически мыслящий современник утверждал, что политическое банкротство Государственной Думы (а иного варианта он в тех условиях не видел) вызовет банкротство и политического «центра» - кадетов и октябристов. Это в свою очередь даст новую поляризацию общества на ультрареволюционные и ультраконсервативные силы. Н.Н.Соколов ошибся в одном - что разгон Государственной Думы поможет избежать крушения думских иллюзий. Наоборот, крушение общественных иллюзий, связанных с Думой, было необходимым условием для ее разгона. Иллюзии же были скорректированы самой жизнью.

Газеты этого периода пестрят статьями, которые зачастую противоречат друг другу. Одни статьи иллюстрируют полную индифферентность общества перед выборами, другие, наоборот, полны энтузиазма и описывают небывалую политическую активность населения. Например, орловский корреспондент газеты «Слово», в своей корреспонденции о настроениях в городе в феврале и марте 1906 года отмечал крайне неверное и сбивчивое представление о Государственной Думе и страх обывателей перед неприятностями при проведении выборов. С другой стороны, газета «Орловский вестник» утверждала, что каждый день в орловскую управу являются горожане, чтобы проверить свою фамилию в списке избирателей. Но и столичная и провинциальная газеты отмечали отрицательное воздействие арестов на настроения общества в период подготовки к выборам.

Развитие прессы в провинции после опубликования Манифеста 17 октября.

Важным условием обеспечения свободы выборов считается развитие прессы. После опубликования Манифеста 17 октября в стране бурно развивалась периодическая печать. До 1906 году газета «Орловский вестник» была единственным частным изданием в Орловской губернии. Теперь возникли шесть новых газет различной периодичности. Первой потеснила «Орловский вестник» черносотенная газета «Орловская речь», которая выходила с 1 декабря 1905 по 24 января 1910 года.  Являясь печатным органом Союза законности и порядка, эта газета не имела политической самостоятельности, и часто противоречила сама себе.

В Брянске выходили две газеты - «Брянский голос» и «Брянская жизнь». «Брянский голос» издавался на деньги социал-демократов, «Брянская жизнь» выражала взгляды социалистов-революционеров. «Брянский голос» издавался с 1 по 17 июня 1906 года, причем большая часть №№ 5, 6, 8, 11 конфисковывалась полицией, а последний № 16 был арестован полностью. Официальным издателем «Брянского голоса» был М.Д.Юдин, который каждый день привлекался полицией к ответственности за статьи в своей газете.

Газета «Брянская жизнь» выходила с 18 июля по 22 октября 1906 года. Первым редактором и издателем газеты стал А.Н.Пронин, но после привлечения Пронина к уголовной ответственности в октябре 1906 года издательские права перешли к Т.М.Струкову. Так как «Брянская жизнь» информировала своих читателей о сходках и митингах, о действиях брянских социалистов-революционеров, перемена редактора не спасла ее от закрытия.

В городе Ельце издавались две ежедневные газеты: «Черноземный край» и «Елецкий край». «Черноземный край» - с 19 февраля по 28 мая 1906 года. В аннотации эта газета была заявлена как политико-экономическая и литературная. « Елецкий край» издавался с 12 декабря 1906 по 1 мая 1907 года с перерывом с 7 января по 17 февраля 1907 года. Во время перерыва выходила «Елецкая газета».

Все факты говорят о развитии свободы слова и общественного мнения в губернии. Пресса этого времени очень рельефно отражает жесткую и непримиримую политическую борьбу в провинциальном обществе между различными общественными силами. Однако, общество, уставшее от предшествующего года революции, встретило подготовку к выборам неоднозначно.

Борьба за представительство в 1-ю Государственную Думу в Орловской губернии.

Все силы новых политических партий были брошены на борьбу за голоса избирателей. Борьба обострялась сложностью российской избирательной системы, которая несколько раз пересматривалась и дополнялась. Она определялась несколькими юридическими документами - Положением о выборах от 6 августа 1905 года, Указом о выборах от 11 декабря 1905 года и Инструкцией о порядке составления списков от 17 декабря 1905 года. Выборы в Думу должны были проводиться по куриям - городской, землевладельческой, крестьянской и рабочей. При этом рабочим политические права избирателей были даны только по Указу от 11 декабря. Согласно Инструкции о порядке составлении списков избирателей обязанность составления списков была возложена на городские и уездные управы.

Согласно Положению о выборах от 6 августа 1905 года и Указу от 11 декабря 1905 года в Орловской губернии избирался один депутат от города Орла и восемь депутатов от губернии. При этом выборы проводились раздельно. За девять мест в Думе боролись две основные силы - конституционные демократы и черносотенцы. Октябристы пытались выступить в качестве третьей силы, но безуспешно. М.А.Стахович добился избрания, но его успех объясняется личным политическим обаянием. Местный комитет КДП устраивал предвыборные собрания в помещении, уездной земской управы, на собрания приглашались все желающие. Докладчиками по вопросам предвыборной программы были Ф.В.Татаринов. В.В.Михайловский, В.В.Успенский. Кандидатом в депутаты Государственной Думы от города Орла орловские кадеты наметили Ф.В.Татаринова.« Союз законности и порядка» проводил закрытые собрания избирателей, на которые либеральные оппоненты не допускались. Докладчиками на этих собраниях выступали Я.А.Померанцев, А.С.Блохин и П.П.Гайдуков. В проведении предвыборных собраний орловским черносотенцам оказывали помощь городская управа и полиция, которые в обязательном порядке собирали обывателей с окраин города.

Состоявшееся 12 марта собрание Союза 17 октября также носило закрытый характер. Но при этом, по данным В.В.Шелохаева в январе 1906 года в Орле было распространено 80 тысяч воззваний «Союза 17 октября» (при общей численности населения Орла 69 тысяч человек).

По мере приближения выборов борьба в городе Орле обострялась. Газета «Орловский вестник» открыто поддержала местных кадетов, заявив: «Только одна партия ясно и определенно ставит вопрос о неизбежности и необходимости для России государственного строя на конституционно-демократических основаниях, это Партия Народной Свободы». В свою очередь «Орловская речь» в № 54 опубликовала речь графа Бобринского с нападками на Конституционно-демократическую партию. Полемика со страниц газет перемещалась на собрания и лекции, что часто приводило к скандалам. Не надеясь только на свои силы, орловские кадеты пригласили из Москвы А.А.Кизеветтера, чтобы он прочитал лекцию по программе партии. Лекция состоялась 8 марта 1906 года в зале дворянского собрания. За час перед лекцией в зал явился Н.Н.Веревкин и принялся разбрасывать листовки с речью графа Бобринского. Скандал не состоялся только благодаря вмешательству М.А.Стаховича. К выборам в Государственную Думу избирателям были разосланы списки кандидатов в выборщики от кадетов, октябристов и правых, Кроме того, кадеты и октябристы опубликовали списки своих кандидатов в газете «Орловский вестник».

Городское избирательное собрание состоялось 22 марта 1906 года. К избирательным урнам пришло около половины избирателей. Конституционно-демократическая партия провела 58 своих кандидатов в выборщики Союз законности и порядка - только 22. Налицо была убедительная победа кадетов. Слабее всех оказался Союз 17 октября, он не провел самостоятельно ни одного выборщика. Успех кадетов на городском избирательном собрании не оставлял никаких шансов представителям других партий при выборах депутата, когда 14 апреля 1906 года в здании городской думы проходили выборы депутата от города Орла в Государственную Думу. Как и ожидалось, орловским депутатом стал Ф.В.Татаринов, набравший 58 голосов против 22-х. Это был крупный успех Конституционно-демократической партии в Орловской губернии. Совершенно неожиданно он стал единственным.

Выборы по Орловской губернии проходили по совершенно другому сценарию. Здесь заявила о себе новая политическая сила - крестьяне. По упомянутой уже выше льготе на выборах, крестьяне собирались в отдельное избирательное собрание, на которое представители других сословий и групп не допускались. После выборов крестьянского депутата крестьянские выборщики присоединялись к остальным.

Выборы по крестьянской курии проходили в очень сложной обстановке. Непростым было само отношение крестьян к Государственной Думе. Один из журналистов «Орловского вестника» описывая настроения крестьян в Малоархангельском уезде, утверждал, что крестьяне выборами в Думу не интересуются, и их сознание «работает в погромном направлении». Другие корреспонденции говорят о том, что орловские крестьяне интересуются предвыборной компанией. Особенно волновал их вопрос, как будет решать Государственная Дума аграрную проблему. Орловская губерния издавна страдала от малоземелья, здесь на одного едока приходилось 0,57 десятины земли. Поэтому активность крестьян на выборах в Думу была довольно высокой: они спешили обеспечить защиту своих интересов в этом новом учреждении. В качестве примера можно привести выборы на крестьянском съезде Елецкого уезда. Они были подробно описаны в заметке, напечатанной в газете «Новое время». Корреспондент делал вывод: «Впечатление от выборов еще раз подтвердило полное недоверие к интеллигенции со стороны крестьянской массы, а затем всплывает недоверие к имущим всех сословий, которые, по мнению массы, не сумеют поддерживать в Государственной Думе земельные интересы бедноты». Эта позиция крестьян четко проявилась во время губернского избирательного собрания 26 и 27 марта 1906 года (о чем пойдет речь ниже).

Рабочие Орловской губернии имели право избирать трех выборщиков - одного в городское и двух в губернское избирательное собрания. Но брянские рабочие сознательно присоединились к бойкоту Государственной Думы, объявленному РСДРП. 16 февраля 1906 года на Брянском арсенале состоялось собрание рабочих. Рабочие решили бойкотировать выборы и заявили, что «нет никакой надежды, что в нее пройдет депутат-рабочий. « К Брянскому арсеналу присоединились рабочие Радицкой фабрики и Брянского рельсопрокатного завода. 21 мая 1906 года рабочие села Старица на общем собрании приняли следующую резолюцию: «Мы, рабочие чернятинской фабрики, обсудив в настоящее время отношение к Государственной Думе, пришли к следующему заключению: Дума создана правительством с целью обмануть народ и подавить его революционное движение, которое направлено народом к освобождению себя от ига, и к установлению народного правления».

Среди орловских рабочих также наблюдалась слабая избирательная активность. Выборы уполномоченных от рабочих типографий и завода Кале, то есть как раз тех предприятий, которые были охвачены революционной агитацией, не состоялись из-за неявки рабочих. Хотя явка была низка, выборы были признаны состоявшимися на 45 предприятиях губернии. На заводе Хрущева из ста имевших избирательное право на собрание явилось семнадцать человек. В Брянском арсенале избирательное собрание созывали дважды. 12 марта 1906 года уполномоченные от рабочих все-таки избрали своих выборщиков: В.Ф.Цурина и С.К.Климова в губернское избирательное собрание, Н.С.Ставцева - в городское. Предвыборная борьба в уездных городах губернии носила весьма жесткий характер. В Брянске ситуация складывалась неудачно для местных кадетов. Тем не менее, на городских выборах прошли их кандидаты С.С.Лебедев, Н.И.Акимов, Ф.К.Бреденфельд и М.И.Юдин.  Но этот успех был ограниченным - остальные города: Мценск, Трубчевск, Севск, Кромы, Болхов, Дмитровск, Малоархангельск - послали в губернское избирательное собрание октябристов и правых. В Ельце выборщиками стали три правых кандидата и один кадет благодаря объединению в избирательный блок местной Торгово-промышленной партии и мещанского общества. Но многие выборщики сами затруднялись определить свою политическую принадлежность или заявляли, что они «не правее Союза 17 октября». Уверенно лидировали правые на выборах уполномоченных от землевладельцев. Например, на съезде землевладельцев Орловского уезда 12 марта были избраны С.А.Володимеров и священник Н.А.Померанцев. Ф.В.Татаринов был забаллотирован, что вызвало аплодисменты черносотенцев.

На губернском избирательном собрании 26-27 марта 1906 года за места в Думе боролись два блока - кадетский (36 человек) и дворянский, октябристско-помещичий (37 человека). Остальные делегаты были крестьянскими выборщиками. За их голоса и развернулась основная борьба. Своим представителем в Государственную Думу орловские крестьяне избрали на закрытом заседании Н. Д. Алехина, который стал первым депутатом от Орловской губернии. Затем они вошли в общее губернское собрание, и здесь М. А.Стахович произнес перед крестьянами речь, которая произвела глубокое впечатление на слушателей. Не удивительно, что М. А.Стахович был избран вторым депутатом Государственной Думы от Орловской губернии.  Однако дальше выборы зашли в тупик, так как во время голосования оба блока забаллотировали друг друга. В результате дополнительных выборов депутатами были избраны шесть крестьян-середняков и один сельский учитель. Таким образом, вместе с крупным орловским помещиком М.А.Стаховичем в Государственную Думу были избраны крестьяне Н.Д.Алехин, И.П.Голиков, И.С.Бибиков, И.Ф.Степин, А.К.Стефашин, Д.И.Зайцев и сельский учитель М.Е.Куканов. Все крестьяне заявили себя монархистами, М.Е.Куканов - прогрессистом.

Кадеты потерпели полное поражение - они не смогли провести ни одного депутата от губернии. Монархические настроения депутатов-крестьян предвещали, что представительство Орловской губернии в Думе будет крайне консервативным. Однако монархические настроения не помешали орловским крестьянским депутатам присоединиться в Думе к трудовой группе и потребовать раздела помещичьих земель. Этот лозунг оказался очень простым и крайне привлекательным, призывы же к повышению культуры хозяйства не доходил до крестьянского сознания.

По-разному провожали орловчане своих первых депутатов в 1-ю Государственную Думу. Если М.А.Стаховича при отъезде провожал на вокзале небольшой кружок близких друзей, то проводы Ф. В. Татаринова превратились в грандиозную для Орла политическую демонстрацию. 20 апреля 1906 года в помещении уездной земской управы был устроен банкет. Орловского депутата чествовали бывшие сослуживцы - земские служащие, кадеты и сочувствовавшие. На вокзале Ф.В.Татаринова провожала огромная толпа.

Реакция орловского общества на события вокруг 1-й Государственной Думы.

Первая Государственная Дума начала свою работу 27 апреля 1906 года. День открытия Государственной Думы отмечался по всей стране как национальный праздник. В Орле в этот день были закрыты общественные и государственные учреждения, отменены занятия в учебных заведениях. Орловская дума постановила послать приветственную телеграмму председателю Государственной Думы С.А.Муромцеву, отслужить молебен и ограничить время торговли в городе шестью часами. Орловчане и депутаты Думы от Орловской губернии обменялись приветственными телеграммами.

Орловская публика была разочарована архиерейским богослужением в честь открытия Государственной Думы, так как назначенный на орловскую кафедру новый епископ Серафим, придерживавшийся консервативных взглядов, отслужил обыкновенный казенный молебен, формально поздравил присутствующих и удалился. А священник церкви святого Николая отец Григорий прямо заявил прихожанам: «Дума когда-то была, но то была Дума русского народа, в которую царь призывал истинно русских людей, а не таких, какие созваны теперь». Торжества по случаю открытия Государственной Думы прошли в Ельце, Карачеве, Малоархангельске, Мценске и Брянске. Горожане поздравляли друг друга и украшали дома флагами. Орловская пресса внимательно следила за деятельностью Государственной Думы. Публиковались речи орловских депутатов.

Орловские депутаты не составили в Думе единого представительства, разбившись в соответствии со своими взглядами и партийной принадлежностью. Ф.В.Татаринов стал заместителем председателя комиссии Думы по аграрному вопросу. М.А.Стахович, ставший вместе с П.А.Гейденом и Н.С.Волконским одним из признанных лидеров своей фракции, выступил против политических убийств, практикуемых революционерами, и принудительного отчуждения помещичьих земель.

Орловские крестьянские депутаты, на молчаливость и послушание которых так рассчитывали орловские черносотенцы, вошли в трудовую группу, добивавшуюся передела помещичьих земель. Особой активностью отличались депутаты М. Е. Куканов и Н. Д. Алехин. М. Е. Куканов зачитал на заседании Думы приговор крестьян Куракинской волости по аграрному вопросу, после чего заявил: « Наша страна земледельческая и благосостояние ее покоится на плечах трудящегося крестьянского населения. Из этого вытекает, что крестьян нужно как можно щедрее, как можно выгоднее наделить землей. Это можно осуществить, руководствуясь одним великим принципом: «Вся земля - всему народу!». Н.Д.Алехин поддержал своего земляка: «Я слышал от некоторых ораторов, что хотят отчуждать землю только от помещиков, а от землевладельцев-крестьян не отчуждать. Это, по моему мнению, старый гнет с шеи свалить, а новый взвалить. Затем, по моему мнению, господа, не следует откладывать аграрного вопроса, а заняться им, и вырвать русских крестьян из стальной цепи, и доставить для них земли и воли». Таким образом, крестьянские депутаты предлагали проект радикального черного передела, предусматривающего разрушение крупного товарного хозяйства и вовлечение всей земли в ежегодный внутриобщинный передел, который держал русскую деревню на полуголодном пайке. При этом крестьяне наивно полагали, что обилие земли само по себе покончит с голодом.

Депутатам-трудовикам активно возражал М.А.Стахович, в одной из своих речей заявивший: «Я, не колеблясь, стою за увеличение площади крестьянского землевладения, считая его совершенно возможным и притом неотложным. Считаю, что это надо сделать щедрее и скорее, но совсем не на тех основаниях, которые здесь приводились. Эта реформа должна быть проведена не из-за веселенького слова «иллюминации помещичьих усадеб» и не из-за угроз. Я не скрываю, что я принадлежу к тем староверам, может быть, смешным в настоящее время, которые продолжают считать, что грабеж и насилие - грех и безобразие. Кроме того, я считаю, что к законодательному учреждению никогда нельзя обращаться с угрозами. Не может быть такого правительства, выбранного или назначенного, своего или пришлого, не может быть никакого правительства, которое согласилось бы уступить перед угрозами и насилием». М.А.Стахович называл частную собственность проверенным двигателем культурного развития, и призывал защитить частную собственность на землю. Он настаивал, что крестьяне должны получить землю в частную собственность, а не во временное пользование, как предусматривал проект кадетов. Но ему не удалось сгладить межпартийные противоречия, и отношения вокруг Государственной Думы обострялись все больше.

С другой стороны, обсуждение в Думе аграрного вопроса очень встревожило правительство и помещиков. Социальный инстинкт подсказывал им, что в сложившийся общественной ситуации провести аграрную реформу невозможно: в ходе ее проведения сам собой включится механизм «черного передела», который не остановится, пока вся земля не перейдет в руки крестьян. Царизм пошел на открытый конфликт с Думой. Первое серьезное столкновение 1-й Государственной Думы с правительством произошло 15 мая 1906 года, после того, как премьер-министр Горемыкин прочел в Думе декларацию Совета Министров, составленную в оскорбительном для депутатов духе. Большинство партийных фракций проголосовали за недоверие правительству. Открытый конфликт между Думой и царским правительством начался.

На местах этот конфликт имел широкий общественный резонанс. Орловский комитет КДП послал в адрес Думы телеграмму поддержки: «Приветствуя народных представителей, принявших вызов, брошенный им и всей стране безответственной бюрократией в декларации Совета министров, общее собрание орловской городской группы Партии Народной Свободы уверено, что лишь при установлении ответственного конституционного министерства, согласного с большинством населения, стремящегося к переустройству государства на началах права и свободы, явится возможность к разрешению мирным путем политических и социальных запросов народной жизни. По поручению общего собрания Ильинский». Одновременно началось наступление на Думу крайне правых. Со статьями, дискредитировавшими Государственную Думу, выступала газета «Орловская речь». Ее журналисты подсчитали, что Дума обходится казне ежемесячно в 138 тысяч рублей, а отдачи от этого государственного учреждения нет: «Дума недумоспособна, Дума неработоспособна, Дума - говорильня; Дума вмещает немало научных профессоров, совершенно не знакомых с русской страной и ее народом, о котором они так много кричали; Дума не только не воспитана, но и груба до невозможности». Конфликт был разрешен разгоном 1-й Государственной Думы. 9 июля 1906 года Николай II распустил ненавистную ему Думу. При всей предопределенности этого шага, он стал неожиданностью для депутатов и русской общественности.

Левые думские фракции перебрались в Финляндию и приняли так называемое Выборгское воззвание, призывая страну к кампании гражданского неповиновения. 10 июля 1906 года П.А.Гейден и М.А.Стахович прибыли в Выборг, чтобы отговорить кадетов и трудовиков от «опрометчивого политического шага». Но опасения лидеров октябристов оказались напрасными: Россия не спешила защищать свою Думу. Даже не все депутаты от фракций кадетов и трудовиков приняли участие в совещании, выработавшем Выборгское воззвание.

Царское правительство продемонстрировало, что сохраняет контроль над обстановкой в стране. Крестьяне, сочувственно следившие за действиями 1-й Государственной Думы, не спешили подниматься на защиту народного представительства. Дело ограничилось выражением возмущения по поводу действий правительства.

Таким образом, можно сделать вывод, что надежды, которые возлагали разные слои российского общества на 1-ю Государственную Думу, не оправдались. Ни один прогноз по отношению к Думе не сбылся. Царь разочаровался в возможности обеспечить через крестьянских депутатов поддержку самодержавия. Либералы не смогли применить к Думе своеобразный опыт земской демократии. Конституционные демократы не добились через Думу изменений в политическом строе Российской империи.

Борьба за представительство во 2-ю Государственную Думу в Орловской губернии.

Обстановка в стране после разгона 1-й Государственной Думы оставалась сложной и не давала возможности правительству изменить сам избирательный закон от 11 декабря 1905 года. Поэтому выборы во 2-ю Государственную Думу происходили в обстановке сильной общественной поляризации. Анализируя противостояние сил в Орловской губернии, Ф.В.Татаринов писал: «Правая сильна, и теперь с ней придется в городе упорно бороться. В деревнях предстоит сильная борьба с левыми (эсерами и трудовиками), и трудно сказать, насколько эта борьба будет успешна. На выборах имеют шанс победить или правые - при сильном давлении администрации, или левые».

Царская администрация действительно оказала давление на предвыборную кампанию в губернии. В Орле подготовка к выборам началась скандалом по поводу исключения из избирательных списков восьмисот избирателей. В декабре 1906 года орловский губернатор составил список из восемьсот человек, потерявших, по его мнению, избирательное право. Двести из них считались безвестно отсутствующими, остальные - на основании совершения этими людьми противоправных действий. Так, против С.К.Живописцева было выдвинуто совершенно фантастическое обвинение в принадлежности к ПСР и участии в вооруженном восстании в Орле 18 октября 1905 года. Был исключен из списка избирателей и Ф.В.Татаринов за поддержку Выборгского воззвания. Многие исключенные губернатором обратились с жалобами к прокурору окружного суда или прямо в Сенат, добиваясь своего восстановления, и были восстановлены к началу выборов.

Второй скандал разразился, когда один из активистов КДП Г.М.Хрущев выяснил, что новая городская дума составляла списки с серьезными нарушениями.

Черносотенцы активно готовились к выборам. Они распространяли свою литературу среди крестьян. Эти книги, благодаря броскому оформлению и громким названиям находили немало читателей. Союз законности и порядка открывал также в Орловском уезде свои отделения и чайные. Для агитации среди горожан Я. А. Померанцев пригласил в Орел известного московского черносотенца Буланова, который прочел лекцию на антисемитскую тему.

Городская управа, по выражению корреспондента «Орловского вестника», «превратилась в лабораторию, где приготовляются к рассылке избирателям печатные бюллетени и воззвания «К русским избирателям» от Союза законности и порядка. На бюллетенях есть печать городской управы по форме». Таким образом, орган управления активно вмешивался в предвыборную кампанию на стороне правых сил. Печать городской управы на бланках черносотенного Союза придавала его кандидатам статус официальных, одобренных властью. Были согласованы списки кандидатов в выборщики от Союза законности и порядка и беспартийных монархистов.

Собрания Союза законности и порядка по-прежнему оставались закрытыми и немногочисленными.  Перед собранием 13 января 1907 года было разослано 600 приглашений, но явилось всего 70 человек. Но были собрания в 120-150 человек. Рекорд же поставило собрание в первой части города Орла 20 января 1907 года, на котором присутствовало до 300 человек.

Большую аудиторию собирали выступления бывшего депутата Государственной Думы М.А.Стаховича. В июле 1906 года он вместе с Д.Н.Шиповым и П.А.Гейденом создал новую Партию мирного обновления, а осенью окончательно вышел из состава Союза 17 октября. Этот шаг прибавил ему популярности в либеральных слоях общества. 3 января 1907 года М.А.Стахович начал избирательную кампанию выступлением в Ельце, городе, где начиналась его политическая карьера. Он прочитал публике доклад о деятельности Думы, после чего открыто спорил с кадетами и социал-демократами по вопросу об ответственном правительстве. Выступление М.А.Стаховича в Орле 17 января в помещении дворянского собрания собрало столько слушателей, что не все желающие смогли попасть в зал. Интерес к докладу повышался еще и тем, что М.А.Стаховичу оппонировал Ф.В.Татаринов. Не менее активно действовали конституционные демократы. Их собрания в Орле проходили 3, 11 и 22 января 1907 года и были открытыми для посторонней публики. На собраниях присутствовало от 150 до 200 человек. Выступали местные кадеты В.Н.Успенский, Г.М.Хрущев, С.К.Живописцев, В.Г.Франковский, а также А.Н.Рейнгарт от имени местных эсеров. 22 января 1907 года на собрании выступил Ф.В.Татаринов. Ему оппонировал Вертоградов, член Союза законности и порядка, который пытался доказать, что первая Дума не выражала интересов русского народа.

Кадеты могли рассчитывать, как и на прошлых выборах, на провинциальное обывательское общество. Предвыборную кампанию по рабочей курии от Орловской губернии прочно держали в своих руках революционные партии, выступавшие под видом «беспартийных левых». Орловские кадеты пытались договориться с «беспартийными левыми», но эта попытка успеха не имела.

Выборщиков избирали уполномоченные от заводов, которых в свою очередь выбирали заводские коллективы на собраниях 12 и 13 января 1907 года. В Орле от городских предприятий было выбрано одиннадцать выборщиков, из них три рабочих от железнодорожного узла и по одному от остальных предприятий. Все избранные назвались «беспартийными левыми» или «беспартийными прогрессистами». В брянском промышленном районе было избрано одиннадцать уполномоченных. От Бежицкого завода - восемь человек, от остальных предприятий - по одному человеку. Из избранных семь заявили себя социал-демократами, трое - социалистами-революционерами и только один объявил себя правым. Расхождение в политическом самоопределении рабочих уполномоченных между Орлом и Брянском может быть объяснено различным положением дел в местных комитетах РСДРП.

23 января 1907 года в здании городской управы состоялся съезд рабочих уполномоченных. Собрания уполномоченных от Орла и от губернии проходили раздельно. На первом председательствовал городской голова Н.Д.Суханов, на втором - член городской управы П.П.Гайдуков, оба черносотенцы. Они пытались оказать давление на рабочих. Несмотря на это, от города Орла рабочие избрали В.П.Зеленина, от губернии - И.Н.Никитина и В.С.Лапина. Никитин заявил себя социал-демократом, Зеленин - беспартийным левым, Лапин - просто беспартийным.

Выборы показали, что революционные партии пользуются среди рабочих Орловской губернии большим влиянием и авторитетом. Но этот успех никак не мог повлиять ни на исход выборов депутатов, ни на общественное настроение. Приняв тактику бойкота 1-й Государственной Думы, революционеры выпустили из своих рук инициативу, которая перешла к правительству. Новый премьер-министр П.А.Столыпин издал циркулярное разъяснение, что рабочие, получившие право участвовать в выборах, не имеют права участвовать в выборах по городским участкам, на съездах городских избирателей и уездных землевладельцев, на волостных сходах, даже если имеют соответствующий имущественный ценз. Таким образом, рабочие были изолированы внутри своей курии, и не могли влиять на ход выборов ни среди крестьян, ни среди городских обывателей.

Предвыборная компания дала революционным партиям возможность агитации, но только среди уже распропагандированных ими в 1905 году рабочих. На последнем этапе рабочие выборщики входили в городское и губернское избирательные собрания, где агитация была уже запрещена. В этих условиях выборщик от рабочих Орла В.П.Зеленин не нашел ничего лучшего, чем заявить, что ни за кадета, ни за черносотенца он голосовать не будет, и покинул собрание.

Это заявление ничего, кроме недоумения у всех присутствовавших не вызвало.

По мере приближения дня выборов обстановка в Орловской губернии накалялась. Группа избирателей-кадетов города Орла, узнав о составе избирательных комиссий, утвержденных городской управой, обратилась с телеграммой на имя П.А.Столыпина с просьбой разрешить им присутствовать при подсчете голосов, так как избирательным комиссиям они не доверяют. Телеграмма осталась без ответа. 27 января 1907 года газета «Орловский вестник» предложила всем избирателям города Орла заручиться удостоверением личности, мотивируя это тем, что «бюллетени в день избирательного собрания будут приниматься только от тех лиц, которые лично, как избиратели, известны председателям избирательных комиссий, или от тех, которые имеют удостоверения от полиции и других компетентных учреждений. Удостоверения избирателям необходимы главным образом потому, что городские избирательные комиссии составлены из таких лиц, в беспристрастности которых можно сомневаться». Эти опасения подтвердились: председатели избирательных комиссий действительно требовали удостоверения личности от тех избирателей, которые голосовали против кандидатов от Союза законности и порядка. Во время проведения выборов снова вспыхнули скандалы. На этот раз они были связаны с отменой результатов целого ряда выборов: в Ельце, Карачеве, Малоархангельске, Мценске и по второй части города Орла.

Выборы по городам были кассированы благодаря нажиму правых, недовольных результатами: их кандидаты не прошли. Так, от города Ельца были избраны в выборщики три кадета и один правый; по городу Карачеву - два прогрессиста и один правый; от Мценска - кадет. Но и повторные выборы не дали желаемого для черносотенцев результата. В Мценске и Малоархангельске избиратели подтвердили свой выбор в пользу конституционных демократов, в Карачеве и Ельце правые потеряли места выборщиков, завоеванные в первом туре. Это было полное поражение черносотенцев.

Совсем по иным причинам были отменены выборы по второй части города Орла. Инициаторами здесь выступили сами избиратели. Они сочли результаты выборов по второй части города Орла грубо фальсифицированными и обратились в губернскую комиссию по выборам с требованием отменить их. Воспользовавшись этим, черносотенцы прислали в Орел двух лучших агитаторов Союза русского народа - Буланова и Юскевича-Красновского. Но, не смотря на их старания, в выборщики по второй части города Орла прошли 27 кадетов и 12 черносотенцев. Всего по городу Орлу был избран 81 выборщик - 45 от кадетов, 35 от «союзников» и один от рабочей курии.

14 февраля 1907 года состоялись выборы депутата Думы от Орла. « Союзники» наметили своим кандидатом ректора семинарии В. А. Сахарова, кадеты - Ф. В. Татаринова. Депутатом был избран Ф.В.Татаринов 43 голосами против 36 голосов. Рабочий выборщик, как говорилось раньше, участвовать в выборах отказался.

6 февраля 1907 года в помещении Орловского дворянского собрания открылось губернское избирательное собрание, которое должно было избрать восемь депутатов Думы от губернии. Собрание продолжалось три дня. Как и в прошлый раз, в первый день было избрано два депутата - крестьянин М.А.Карпов и предводитель дворянства М.А.Стахович. Остальные кандидаты были забаллотированы. Второй день не дал никаких результатов, так как ни один кандидат не смог набрать нужного количества голосов. Это привело к тому, что собрание постановило избирать депутатов относительным большинством голосов. 8 февраля депутатами были избраны: профессор С.Н.Булгаков, предводитель дворянства В.Г.Ветчинин, А.А.Стахович, князь А.Б.Куракин и крестьяне А.В.Черников и Н.Ф.Шведчиков. Таким образом, депутатская делегация от Орловской губернии в Государственную Думу была крайне неоднородной по сравнению с орловским представительством в первой Думе. Но это было вполне естественно для 2-й Государственной Думы, которая вошла в историю как Дума «кричащих противоречий». Кричащие противоречия закладывались во время выборов на местах.

2-я Государственная Дума открылась 20 февраля 1907 года. С первых дней она встала на путь конфронтации с правительством П. А.Столыпина. Поэтому царское правительство решило повторить сценарий, примененный к предшествующей Думе, а так как оно уже ощущало достаточную силу, чтобы покончить с революцией, в сценарий внесли дополнения. 14 марта 1907 года Союз русского народа начал пропагандистскую кампанию за разгон Государственной Думы. 3 июня 1907 года Государственная Дума была распущена после того, как отказалась вотировать арест думской фракции социал-демократов, обвиненных в подготовке государственного переворота. Одновременно был изменен без согласования с Думой избирательный закон. Первая русская революция закончилась.

Первая российская революция открыла новый этап развития общественного движения в стране. Поэтому после начала революции произошла быстрая политическая мобилизация населения России, как в столицах, так и в провинции. Начались активные сначала антикапиталистические, а потом антиправительственные выступления среди рабочих, аграрные беспорядки среди крестьян, волнения среди учащейся молодежи. При этом очень часто местные события «перекрывали» собой общероссийские в информационном поле Орловской губернии. В период нарастания революции, наступивший после

событий 9 января 1905 года, общественное мнение становится не только очень заметным фактором социально-политической жизни, но и основным двигателем проводимых преобразований, а нередко пыталось выступать в роли института прямой демократии. Для страны, находившейся на начальной стадии перехода от абсолютизма к парламентаризму и гражданскому обществу, такая роль общественного мнения, очевидно, является закономерной. Общество выражало свое мнение напрямую, в митинговой форме, осуществляя, таким образом, давление на органы власти. При этом в провинциальном орловском обществе громко заявили о себе и противоборствовали друг с другом позиции революционеров, умеренных и контрреволюционеров. В условиях, когда государственная власть стремительно теряла контроль над ситуацией в стране, это неизбежно привело к кровавым столкновениям и беспорядкам, как это было в Орле во время «кровавой недели» в октябре 1905 года.

Первая российская революция, поставила проблему организационного оформления политических движений. Это касалось как либералов и консерваторов, так и революционеров. Несмотря на то, что партии РСДРП и ПСР были институализированы в предшествующий период, их оформление завершилось в 1905 году.

Пример Орловско-Брянского комитета РСДРП показывает, что фракционная борьба в РСДРП между большевиками и меньшевиками отрицательно сказывалась на провинциальной работе. Самостоятельная позиция комитета в споре между фракциями РСДРП вызвала недовольство со стороны вождей, поставивших комитет в стесненные условия работы. Обострившаяся фракционная борьба спровоцировала развал Орловско-Брянской социал-демократической организации.

Социалисты-революционеры, в отличие от социал-демократов, не имели единой организации в масштабе губернии. Их группы в Брянске, Орле и Ельце действовали автономно друг от друга и относились к разным районным организациям. Но в 1905 году Партии социалистов-революционеров не было межфракционной войны, что было вызвано господством в этой партии организационного принципа централизма. Таким образом, несмотря на организационные различия, социал-демократы и социалисты-революционеры имели равные шансы в борьбе за массы, и подчас эта борьба приобретала не менее острую форму, чем борьба с самодержавием. Но в 1906-1907 годах в рядах ПСР начинается борьба с «максимализмом», который был порожден желанием революционной молодежи «подтолкнуть» развитие революции. Деятельность максималистов провоцировали ответные меры царского правительства, и облегчала аресты активных революционеров.

Что же касается либералов, консерваторов и черносотенцев, то их партии стали возникать только после опубликования Манифеста 17 октября. В предшествующий период революции наблюдается спад политической активности представителей либерального лагеря в общественной жизни Орла. Просвещенные консерваторы и либералы представляли собой традиционную оппозицию, привыкшую жить и работать в мирных условиях. В условиях подъема революции они отходят на второй план, и политическая инициатива оказывается в руках экстремистов.

Осень 1905 года стала временем бурного партийного строительства. Организации, сложившиеся в городе Орле были наиболее многочисленными и прочными, а их лидеры претендовали на руководящую роль в масштабах губернии, а некоторые и в масштабах страны. Вместе с тем, следует отметить, что прочность политических организаций убывала от левых к правым. Это объясняется тем, что предшествующий политический опыт либералов и консерваторов не включал в себя формы партийной борьбы. Черносотенцы же не скрывали своего отрицательного отношения к партиям и партийному строительству.

Осенью 1905 года произошел также перелом в настроениях большей части российского провинциального общества, которое стало переходить на умеренные позиции. Накопившийся в предшествующий период социально-психологический дискомфорт был снят ожиданием выборов в Государственную Думу. Переломом в настроениях пытались воспользовались черносотенцы и царская администрация, чтобы окончательно подавить революционное движение и загнать революционеров назад, в подполье. Но стабилизировавшаяся в стране ситуация содержала в себе революционные и демократические завоевания, от которых Николаю II невозможно было отказаться: свободы и права личности, провозглашенные Манифестом 17 октября, законодательная Государственная Дума и отмена выкупных платежей. Эти завоевания предстояло освоить русскому обществу на втором этапе революции.

Период 1906-1907 годов стал периодом ожесточенной политической борьбы. Политические партии бескомпромиссно боролись друг с другом по идейным вопросам, за контроль над местным самоуправлением и за представительство в Государственной Думе. При этом черносотенцев и левых радикалов сближала враждебность к либеральному центру. Между революционерами и либералами с одной стороны, либералами и черносотенцами с другой происходила наиболее жестокая борьба. Стоит отметить также, что все партии и политические движения в рассматриваемый период претендовали на право говорить от имени всего народа, на право единолично выражать народные интересы. Эта установка была равно присуще всем политическим партиям: и черносотенцам, и октябристам, и кадетам, и революционным группам.

Поэтому для тактики всех политических партий на выборах в Государственную Думу была характерна нетерпимость и бескомпромиссность, резкое противопоставление себя остальным. Эта политика продолжалась и внутри Думы. Не удивительно, что подобная политическая ориентация привела к кризису многопартийности в России и фактическому развалу многих партий после третьиюньского переворота.

Парадокс второго этапа первой русской революции состоит в том, что, увлекшись предвыборной думской кампанией, российское общество не заметило опасности «ползучей реакции» на местах. В то время как демократическая интеллигенция, поддерживающая КДП, сосредоточилась на выборах в Государственную Думу, реакционные силы пытались поставить под свой контроль органы местного самоуправления. Это доказывает пример Орловской губернии, где черносотенцы одержали убедительную победу на выборах в Орловскую городскую думу и в земские собрания, контролировали городское самоуправление в других городах. Имея на своей стороне городское управление, большинство в земствах, поддержку церкви, правые могли не только активно проводить предвыборную кампанию в губернии, но и существенно ограничили возможности демократических сил влиять на общественную ситуацию. Помимо того, что черносотенцы на местных выборах были более организованы, чем демократическая интеллигенция, прослеживается корреляция между их победой и изменением настроений в обществе в целом с революционных на умеренно-консервативные.

Успехи конституционных демократов на выборах в Государственную Думу не подкреплялись, таким образом, успехами на местных выборах. Это можно объяснить существованием в общественном сознании прежних авторитарных представлений о механизмах функционирования общественных институтов, в частности, представления о том, что все прогрессивные и реакционные импульсы всегда исходят из центра. Победа на выборах в Думу рассматривалась как окончательная и не подлежащая пересмотру. Поэтому демократически настроенные слои общества недооценили опасность победы реакционеров на местных выборах, а так же возможность разгона Государственной Думы.

В этих условиях надежды кадетов на превращение Думы в парламент на манер английского и эволюции русского абсолютизма в конституционную монархию были несбыточными. Несостоятельными оказались и надежды царского режима на «послушание» Думы. Но, отменив избирательный закон, вырванный у него декабрьским вооруженным восстанием, царизм не решился упразднить саму Государственную Думу и буржуазные свободы, «выбитые» у него октябрьской политической стачкой 1905 года. От прожектерства и фантазий в деятельности 1-й и 2-й Государственных Дум, депутаты перешли к систематической законодательной работе в 3-й и 4-й Государственных Думах, хотя оценка качества этой работы выходит за рамки данного исследования.

1906-1907 годы стали периодом «затухания» революционного движения. Расчет революционеров на новый революционный подъем не оправдался, и массовые подпольные организации, созданные в период 1905 года, стали разрушаться под ударами жандармов. Этому в немалой степени способствовал идейный и организационный разброд в рядах революционеров. Поняв, что продолжения революции не будет, они не представляли себе, что делать дальше.

Наиболее массированные репрессии жандармов пришлись на 1907-1908 годы, когда сеть революционных организаций в Орловской губернии фактически исчезает. Только на территории Брянска, с большой концентрацией рабочего населения, революционное движение сохранилось, уйдя в подполье.

 

Автор: Гуларян А.Б.