07.02.2011 8475

Правовые основы осуществления и виды административного задержания граждан (статья)

 

В условиях создания Российской Федерацией правового государства, должен быть обеспечен научный подход к совершенствованию законодательства, регулирующего любое ограничение конституционного права граждан на личную неприкосновенность и свободу передвижения. Несомненно, общественные отношения в сфере ограничения прав граждан должны преимущественно регулироваться актами высшей юридической силы, то есть федеральными законами.

До принятия Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в административном законодательстве было огромное количество нормативных актов (федерального, регионального и ведомственных уровней), устанавливающих основания административной ответственности, порядок административного производства по отдельным видам правонарушений и т.п. Подтверждением этого может служить Федеральный закон о введении в действие кодекса РФ об административным правонарушениях, в соответствии с которым утрачивают силу 136 нормативных правовых акта, и вносятся изменения в 12 федеральных законах. Если говорить непосредственно о применение мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, то можно привести в пример Таможенный кодекс РФ, в котором, наряду с другими, утратила силу на основании вышеназванного Федерального закона 44 глава, регулирующая применение доставления и административного задержания граждан, нарушивших таможенное законодательство.

В докладе М.С. Студеникиной, касающегося дискуссионных вопросов, возникших при подготовке проекта КоАП РФ, особое место было отведено вопросу о разграничении предметов ведения между Федерацией и ее субъектами в области административного законодательства. Безусловно, к решению этой проблемы необходимо было подходить с позиции ст. 72 Конституции РФ, которая отнесла административное и административно-процессуальное законодательство к совместному ведению Федерации и субъектов Федерации. Ни у кого не возникали сомнения, что именно на федеральном уровне должны решаться общие положения и принципы законодательства РФ и ее субъектов об административных правонарушениях, понятие административного правонарушения, перечень видов административных взысканий, порядок производства по делам об административных правонарушениях.

Вступивший в действие КоАП РФ, закрепил основания и порядок производства доставления, административного задержания граждан и других мер, обеспечивающих производство по делам об административных правонарушениях в главе 27. Тем самым, применение данных мер в настоящее время регулируется федеральным законодательством, а установление субъектами Российской Федерации иных правил применения мер обеспечительно-процессуального пресечения, противоречащих КоАП РФ является неприемлемым.

Административное задержание – это, прежде всего, один из институтов административного права, т.е. совокупность правовых норм, регулирующих весь комплекс общественных отношений, возникающих в связи с применением данной меры.

Общеизвестно, что посредством правовых норм государство устанавливает общеобязательные правила поведения, обеспечивает их реализацию и тем самым воздействует на общественные отношения в нужном для него направлении. При этом оно использует различные юридические приемы. Так, в одних правовых нормах границы возможного поведения субъектов определяются путем дозволения, в других нормах права, должное поведение участников общественных отношений закрепляется путем обязывания. Помимо этого существует группа норм права, которая воздействует на поведение людей с помощью содержащихся в них запретов на совершение определенных действий. Эти три приема воздействия на поведение людей выступают как органически связанные между собой составные части единого правового регулирования, сохраняя свойственные им особенности, обусловливаемые той или иной группы регулируемых ими общественных отношений.

В административно-правовых нормах, регулирующих общественные отношения в сфере государственного управления, также содержатся предписания, которые сформулированы в форме дозволения, обязывания и запрета совершения определенных действий. В зависимости от характера поведения субъектов (активное или пассивное) возникающие в связи с производством административного задержания общественные отношения могут регулироваться нормами управомочивающими, обязывающими и запретительными.

Запретительные нормы предписывают воздерживаться от совершения указанных в них действий. Содержащиеся в административно-правовых нормах запреты представляют собой такой способ воздействия на участников общественных отношений, который применяется лишь в случае несоответствия их поведения установленным государством правилами.

Правовые установления содержат не только определенные запреты, но и регламентируют основания задержания и условия доставления задержанных, устанавливают сроки их содержания, предусматривают проступки, за совершение которых задержанные лица в обязательном порядке доставляются в том или иной орган, определяют порядок оформления и рассмотрения материалов в отношении задержанных и многие другие вопросы, связанные с производством административного задержания. Таким образом, административное задержание как правовой институт регламентируется как нормами материального, так и процессуального административного права.

В.А. Тюрин говорит, что «система нормативных правовых актов, закрепляющих или регламентирующих применение мер административного пресечения, - это действующая совокупность административно-принудительных средств, рассматриваемых одновременно как интегративно, так и в их внутренней дифференциации». Здесь речь идет обо всех мерах административного пресечения, и, в свою очередь, относится к мерам, связанным с ограничением конституционных прав граждан на личную неприкосновенность или, к мерам обеспечительно-процессуального пресечения. Иными словами, для рассмотрения правовых основ осуществления административного задержания граждан (в широком смысле), необходимо проанализировать весь комплекс нормативных правовых актов как в общем, так и каждый в отдельности, чтобы выявить имеющиеся противоречия, пробелы, и, на основе этого, постараться прийти к единому пониманию правовой сущности института административного задержания граждан.

Прежде всего, говоря о правовых основах осуществления административного задержания граждан, необходимо остановиться на освещении общепризнанных принципов и норм международного права, которые наряду с другими источниками и международно-правовыми документами, формируют международные стандарты в области прав человека и гражданина, к которым стремится любое цивилизованное государство как член мирового сообщества. Данные международные стандарты формулируются в ряде документов. Во-первых, это Устав ООН 1945 г. – первый международно-правовой акт, цели которого основаны на всеобщем уважении прав человека. В ст. 1 (п.3) и 55 он обязывает Организацию Объединенных Наций содействовать «уважению прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка и религии» и объявляет их уважение основой для достижения ее целей.

Во-вторых, Всеобщая декларация прав человека 1948 г., провозглашенная резолюцией № 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН, закрепляющая в ст. 3, что «каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность», а также, в ст. 9 право каждого на запрет произвольного ареста и задержания. В то же время данный документ устанавливает, что при осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом. Следует сказать, что на основе Всеобщей декларации прав человека 22 ноября 1991 г. Верховным Советом РСФСР была принята Декларация прав и свобод человека и гражданина, и именно ее положения, в большинстве своем, составили главу 2 Конституции РФ.

Нельзя не отметить и ратифицированную, в связи с вступлением Российской Федерации в Совет Европы, Европейскую Конвенцию по защите прав человека и основных свобод. Право на свободу и личную неприкосновенность закреплено в ст. 5 данной Конвенции. Но поскольку право это не может быть абсолютным, поэтому в п.1 данной статьи приводятся случаи, когда допустимы ограничения этого права, а остальные пункты предусматривают процессуальные гарантии задержанного или арестованного лица.

Конституция Российской Федерации является основой всего законодательства страны. Вопросы, связанные с применением мер административного принуждения к гражданам, также регулируются некоторыми положениями Основного закона. В частности, ст.22 Конституции, о которой говорилось уже не раз, закрепляющей право на свободу и неприкосновенность личности. «Право неприкосновенности личности, - говорил Ф.М. Рудницкий, - это абсолютное субъективное право гражданина, которое предполагает наличие обязанности у каждого, кто входит в соприкосновение с ним, не посягать под страхом ответственности на его личную безопасность».

Также данная статья Конституции устанавливает, что «арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускается только по судебному решению. До судебного решения лицо может быть подвергнуто задержанию на срок не более 48 часов». Данная статья говорит лишь только об аресте и заключении под стражу. Как интерпретировать данные понятия? Здесь можно предположить, что термин «арест» включает в себя все виды ограничения свободы и личной неприкосновенности, в том числе и задержание правонарушителей. В тоже время, основания административного задержания не находятся в противоречии с Конституцией, поскольку они предусматриваются законодательством, базирующемся на основе и в соответствии с общеконституционными требованиями. Все это и позволяет производить административное задержание граждан без вынесения какого-либо постановления или без чьей-либо санкции.

Нельзя не отметить ст.55 Конституции РФ, закрепляющей требования, обязательные при применении ограничения конституционных прав граждан компетентными органами. Первое требование – это то, что права и свободы могут быть ограничены только федеральным законом. Второе – права и свободы человека могут быть ограничены лишь в целях защиты основ конституционного строя, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. И, наконец, третье требование – ограничение прав и свобод человека допустимо только в той мере, в которой это необходимо в указанных выше целях.

Вышеперечисленные требования установлены Конституцией для того, чтобы не было неоправданных ограничений, произвола, возможности злоупотреблений со стороны государственных властей и должностных лиц.

В настоящее время институт административного задержания граждан (в широком его смысле) регулируется Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях. Но, в то же время, нельзя сказать, что это регулирование осуществляется в полном объеме, т.к. существует еще ряд нормативных правовых актов, относящихся к институту административного ограничения конституционного права граждан на личную неприкосновенность. К их числу можно отнести Федеральный закон «О милиции» в редакции от 10 января 2003 года, Закон РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», Федеральный конституционный закон «О чрезвычайном положении» и др.

Административно-принудительные меры, закрепленные в вышеназванных федеральных законах, не связанны с административными правонарушениями, они лишь призваны обеспечивать немедленную защиту публичных интересов граждан, общества и государства в сфере безопасности. Но, в то же время, данные меры имеют своей целью ограничение конституционного права граждан на неприкосновенность личности и свободу передвижения. Поэтому считаем необходимым их рассмотреть.

Административное задержание, выступающее в качестве меры социальной защиты от особо опасных заразных болезней, бродяжничества, пьянства и др., можно отнести к превентивному задержанию. Примерами такого задержания по российскому законодательству являются:

1. Помещение в медицинский вытрезвитель лиц, находящиеся на улицах и в других общественных местах в состоянии сильного опьянения, они задерживаются и помещаются в медицинские вытрезвители при органах внутренних дел (п.11 ст. 11 Закона РФ «О милиции»).

Согласно ст.1 Положения о медицинском вытрезвителе при горрайоргане внутренних дел, последний является специализированным учреждением милиции, выполняющим функции пресечения нарушений антиалкогольного законодательства, в частности появления граждан на улицах и в других общественным местах в пьяном виде, оскорбляющем человеческое достоинство и общественную нравственность, и оказание лицам, находящимся в средней или тяжелой степени опьянения, медицинской помощи.

Законодательством установлены 4 категории граждан, подлежащих доставлению в медицинские вытрезвители:

а) находящиеся в общественных местах в состоянии опьянения и утратившие способность самостоятельно передвигаться (имеющие значительные нарушения координации движений, не могущие самостоятельно встать, двигаться в нужном направлении и т.д.);

б) находящиеся в общественных местах в состоянии опьянения и утратившие способность ориентироваться в окружающей обстановке (в частности, не способные вразумительно ответить на вопросы сотрудника милиции о своем имени, о том, где они находятся, где проживают и т.п.);

в) находящиеся в общественных местах в состоянии опьянения и могущие причинить вред окружающим или себе (назойливо пристающие к гражданам, проявляющие агрессивность, допускающие непристойные высказывания в их адрес; могущие переохладиться или замерзнуть, утонуть, выйти на дорогу с интенсивным движением транспорта и т.п.)

г) находящиеся в состоянии опьянения в жилище – по письменному заявлению проживающих там граждан, если есть основания полагать, что поведение этих лиц представляет опасность для их здоровья, жизни и имущества.

2. Неотложная принудительная госпитализация лица, нуждающегося в психиатрическом лечении; Госпитализация психических больных в принудительном порядке производится по тем же основаниям, что и освидетельствование. Данные основания содержатся в ч.4 ст. 23 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»:

а) наличие данных, свидетельствующих о том, что в силу тяжелого психического расстройства больной опасен для себя или для окружающих;

б) если больной беспомощен;

в) если состояние больного ухудшится, если ему не будет оказана медицинская помощь.

Решение о проведении освидетельствования принимается врачом-психиатром самостоятельно, если больной опасен для себя или для окружающих или находится под диспансерным наблюдением. В случаях, если больной беспомощен или его психическое состояние ухудшится в случае неоказания ему медицинской помощи, требуется санкция судьи (ст. 24 того же Закона). Доставление лица для психиатрического освидетельствования против его воли следует приравнивать к приводу, а такие действия в соответствии со ст. 30 указанного Закона предпринимает милиция.

Решение о принудительной госпитализации больных в экстренных случаях принимает врач-психиатр без санкции суда или прокурора. Но не позже, чем через 48 часов после госпитализации, лицо должно быть освидетельствовано комиссией врачей-психиатров, которые либо подтверждают обоснованность госпитализации, либо отменяют ее. Если комиссия признала госпитализацию обоснованной, то ее заключение в течение 24 часов направляется в суд.

3. Временное содержание лица в приемнике-распределителе для несовершеннолетних при наличии достаточных оснований полагать, что несовершеннолетний, подлежащий по постановлению комиссии помещению в специальное учебно-воспитательное учреждение, до доставления его туда будет заниматься преступной или иной общественной деятельностью (п.10 ст.11 Закона РФ «О милиции»).

Используемый в Законе «О милиции» термин «приемники-распределители» несколько устарел. Согласно Указу Президента Российской Федерации от 2 ноября 1993 г. № 1815 «О мерах по предупреждению бродяжничества и попрошайничества» приемники-распределители органов внутренних дел для лиц, задержанных за бродяжничество и попрошайничество, преобразованы в центры социальной реабилитации указанных лиц, предназначенные для оказания им социальной, медицинской и иной помощи. Но, временно, до создания центров социальной реабилитации, за приемниками-распределителями органов внутренних дел сохранен их правовой статус и функциональной назначение.

В то же время до сих пор не имеется ни одного нормативно-правового акта, регламентирующего работу названных специальных учреждений милиции, кроме Положения о приемниках-распределителях для несовершеннолетних органов внутренних дел, утвержденного приказом МВД СССР от 14 октября 1981 г. и Положения о приемниках-распределителях для лиц, задержанных за бродяжничество или попрошайничество, введенное в действие приказом МВД СССР от 12 мая 1970 г. Несмотря на то, что данные Положения были разработаны и утверждены более 25 лет назад, они являются действующими и в настоящее время.

Согласно пункту 1.1 Положения о приемниках-распределителях для несовершеннолетних ОВД, последние являются подразделениями органов внутренних дел, осуществляющими работу по предупреждению безнадзорности и правонарушений среди несовершеннолетних и оказанию на них необходимого воспитательного воздействия. Для обеспечения названных целей приемники-распределители:

а) временно содержат и принимают меры к устройству, возвращения в семью, детское или учебно-воспитательное учреждения детей и подростков в возрасте от трех до восемнадцати лет, нуждающихся в помощи со стороны государства и общества, а также несовершеннолетних правонарушителей;

б) устанавливают причины и условия, способствующие безнадзорности и правонарушениями несовершеннолетних, доставленных в приемники-распределители, направляют информацию в государственные органы и общественные организации с предложениями об устранении этих причин и условий;

г) обеспечивают условия содержания несовершеннолетних, исключающие возможность самовольного ухода и правонарушений.

Следует рассмотреть еще один вид задержания несовершеннолетних, закрепленный в п. 10, ст. 11 Закона «О милиции»: доставление и содержание несовершеннолетних в центры временной изоляции для несовершеннолетних правонарушителей (далее - ЦВИНП). В соответствии со ст.22 Федерального закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» в ЦВИНП могут быть помещены несовершеннолетние:

а) направляемые по приговору суда или по постановлению судьи в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа;

б) временно ожидающие рассмотрения судом вопроса о помещении их в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа в случаях: необходимости обеспечения защиты жизни или здоровья несовершеннолетнего; необходимости предупреждения повторного общественно опасного деяния; отсутствия у несовершеннолетнего места жительства, места пребывания; злостного уклонения несовершеннолетнего от явки в суд либо от медицинского освидетельствования.

Термин «злостное уклонение несовершеннолетнего от явки в суд либо от медицинского освидетельствования» разъяснен в этом же Законе и под ним понимаются случаи, когда несовершеннолетний по неуважительным причинам два или более раза не явился в суд или учреждение здравоохранения, осуществляющее медицинское освидетельствование, либо скрылся с места жительства, места пребывания;

в) самовольно ушедшие из специальных учебно-воспитательных учреждений закрытого типа;

г) совершившие общественно опасное деяние до достижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность за это деяние, в случаях, если необходимо обеспечить защиту жизни и здоровья несовершеннолетних или предупредить совершение ими повторного общественно опасного деяния, а также в случаях, если их личность не установлена либо они не имеют места жительства, места пребывания или не проживают на территории субъекта Российской Федерации, где ими было совершено общественно опасное деяние;

д) совершившие правонарушение, влекущее административную ответственность в случаях, если их личность не установлена либо они не имеют места жительства, места пребывания или не проживают на территории субъекта Российской Федерации, где ими было совершено правонарушение.

Срок содержания несовершеннолетних в ЦВИНП так же указан в ст.22 вышеназванного Федерального закона, и он составляет время, минимально необходимое для их устройства, но не более 30 суток. В исключительных случаях это время может быть продлено на основании постановления судьи на срок до 15 суток, в который не входят:

а) период карантина, объявленного органом управления здравоохранением или учреждением здравоохранения, в центре временной изоляции для несовершеннолетних правонарушителей органа внутренних дел;

б) время болезни несовершеннолетнего, которая подтверждена учреждением здравоохранения и препятствует его возвращению в семью или направлению в соответствующее учреждение;

в) время рассмотрения жалобы или протеста прокурора на приговор суда или постановление судьи о помещении несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа.

4. Задержание нарушителей комендантского часа в местностях, где введен режим чрезвычайного положения.

Согласно п. «б», ст.11 и п. «а», ст.12 Федерального конституционного закона «О чрезвычайном положении», на территории Российской Федерации, где введено чрезвычайное положение может быть установлено ограничение на свободу передвижения по данной территории, а также введение комендантского часа, то есть запрета в установленное время суток находиться на улицах и в иных общественных местах без специально выданных пропусков и документов, удостоверяющих личность граждан.

Статья 31 данного Федерального конституционного закона дает право органам, обеспечивающим режим чрезвычайного положения задерживать граждан, нарушивших режим комендантского часа, а также граждан, не имеющих при себе документов, удостоверяющих личность.

5. Задержание лиц, совершивших противоправные действия на судах, находящихся в плавании. Так, в ст. 67 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации сказано: «Капитан судна вправе изолировать лицо, действия которого на содержат признаков преступления…, но создают угрозу безопасности судна или находящимся на нем людей и имущества».

Нельзя не отметить ряд ведомственных нормативных актов, касающихся института административного задержания граждан: приказ МВД РФ от 26 февраля 2002 г. № 174 «О мерах по совершенствованию деятельности дежурных частей системы органов внутренних дел РФ», приказ МВД РФ № 170 от 9 апреля 1993 года «Об утверждении положения о комнатах для задержанных в административном порядке», приказ МВД СССР № 110 от 7 июля 1972 «Об утверждении инструкции о порядке исполнения постановлений прокуроров, следователей, органов дознания и определений судов о приводе свидетелей, обвиняемых и подсудимых», приказ МВД РФ № 569 от 26 мая 2000 года «Об утверждении инструкции по организации работы подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел» и ряд других.

В то же время, существует огромное количество нормативных правовых актов, принятых руководством министерств и ведомств, уполномоченных осуществлять рассматриваемые административные меры принуждения. Так, например: приказ Государственного таможенного комитета РФ от 1 апреля 2002 г. № 295 «О должностных лицах таможенных органов Российской Федерации, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, применять меры обеспечения по делам об административных правонарушениях и проводить административное расследование», Приказ Министерства путей сообщения РФ от 11 ноября 2002 г. № 51 «О реализации Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», приказ Госкомрыболовства РФ от 27 декабря 2002г. № 490 «О реализации отдельных положений КоАП РФ в органах рыбоохраны госкомрыболовства России» и целый ряд других.

Вышеназванные нормативные документы расширяют и уточняют положения КоАП РФ, касающиеся применения института административного задержания граждан.

Представляется также необходимым рассмотреть правовые основания применения административного задержания граждан правоохранительными органами. В словаре русского языка слово «основание» имеет несколько значений и одно из них – это причина, достаточный повод, оправдывающий что-нибудь. Под основанием применения административного задержания мы понимаем совокупность признаков фактического поведения лица (лиц), отраженных в законодательстве и позволяющих должностному лицу правоохранительного органа Российской Федерации принимать законное решение о применении данной меры принуждения.

Что же является основанием для применения административного задержания граждан? Статья 27.3 КоАП РФ четко отвечает на этот вопрос - совершение лицом указанного в статьях особенной части КоАП РФ административного правонарушения, т.е. противоправного, виновного действия (бездействия) физического или юридического лица, за которое установлена административная ответственность КоАПом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях. Причем каждый из органов, перечисленных в ст. 27.3 КоАП РФ, имеет право производить административное задержание только за те правонарушения, которые отнесены к его компетенции.

Если сравнить п.1, части 1, статьи 27.3 КоАП РФ и Закон «О милиции», то, в отличие от Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, где дается открытый перечень правонарушений, за которые сотрудники милиции могут в административном порядке задерживать нарушителя, в Законе «О милиции» этот вопрос урегулирован недостаточно четко, что позволяет шире понимать возможности милиции по применению административного задержания.

Вытекающий из указанного закона смысл свидетельствует о том, что данным Законом не ограничивается возможность применения административного задержания только в связи с указанными в ст.27.3 КоАП РФ составами правонарушений. Так, например, п.12 ст.11 Закона «О милиции» закрепляет право сотрудников милиции задерживать в административном порядке военнослужащих, подозреваемых в совершении преступления или административного правонарушения, до передачи их военным патрулям, военному коменданту, командирам воинских частей или военным комиссарам.

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что рассмотренные нормативные акты предусматривают отличающиеся по смыслу и содержанию основания применения административного задержания. В этом и проявляется отмеченное несовершенство правового регулирования применения последнего.

Необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что отсутствие четкой законодательно закрепленной в КоАП РФ возможности применения административного задержания при наличии других правонарушений, иных общественно-опасных деяний заметно усложняет деятельность милиции, негативно сказываясь на их расследовании и привлечении виновных к юридической ответственности. Проведение же расследования таких правонарушений без использования административного задержания правонарушителей требует значительного задействования сил и средств, что в настоящих условиях - интенсивной криминализации общества, большом количестве тяжких уголовных преступлений, безусловно, требующих первостепенного расследования - не представляется возможным.

Существенным положительным моментом, впервые закрепленным в КоАП РФ, можно назвать положение о том, что должностные лица органов внутренних дел (милиции) имеют право производить административное задержание граждан «при выявлении любых административных правонарушений в случае обращения к ним должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы о соответствующих административных правонарушениях». Данный тезис конечно же расширяет полномочия должностных лиц ОВД, но не является бесспорным, т.к. со времени такого обращения должностных лиц соответствующих правоохранительных органов в органы внутренних дел может пройти достаточное время для того, чтобы позволить правонарушителям скрыть, запутать следы совершенных ими правонарушений, что, во-первых, затруднит разбирательство по делу, а, во-вторых, обеспечит их безнаказанность

В качестве оснований административного задержания не имеет смысла указывать конкретные виды административных правонарушений, так как почти любое правонарушение, иное общественно-опасное посягательство способно вызвать необходимость производства целого ряда процессуальных действий. Вместе с тем, правоприменителю необходимо учитывать, что лицо, совершившее правонарушение, не всегда следует подвергать административному задержанию, предусматривающему содержание в соответствующем органе, а в зависимости от определенных условий (выяснения обстоятельств правонарушения, незначительности общественной опасности, осознания вины и т.д.) зачастую имеет смысл освободить указанное лицо после разбирательства на месте, иначе, применить к нему «фактическое» задержание.

Таким образом, считаем необходимым в ч.1 ст.27.3 КоАП РФ закрепить в качестве основания административного задержания, применяемого органами внутренних дел, совершение лицом деяния, содержащего признаки любого правонарушения, закрепленного в особенной части КоАП РФ.

Поскольку в §1 настоящей главы мы определились, что доставление является составной частью института административного задержания граждан, постольку необходимо рассмотреть основания применения данной меры.

На сегодняшний день в законодательстве нет четкого определения оснований применения доставления. В ст. 27.2 КоАП РФ указана лишь цель доставления граждан в то или иное служебное помещение правоохранительного органа - невозможность составления протокола об административном правонарушении на месте его совершения, если составление протокола является обязательным. Исходя из анализа нормативных правовых актов, мнений ученых-административистов и практических работников правоохранительных органов, под невозможностью составления протокола об административном правонарушении следует понимать: невозможность установления по объективным причинам личности нарушителя на месте совершения общественно опасного деяния;. необходимость производства процессуальных действий, выполнить которые на месте совершения общественно опасного деяния не представляется возможным; неповиновение, сопротивление, иное препятствование задержанного лица выяснению обстоятельств совершенного им общественно опасного деяния, проведению расследования, привлечению его к законодательно установленной ответственности.

В этой связи в качестве оснований доставления, мы считаем необходимым в ст. 27.2 КоАП РФ указать, что любое деяние лица, содержащее признаки правонарушения, должно являться основанием для доставления нарушителя в служебное помещение соответствующего органа, если разобраться на месте нарушения по объективным причинам не представляется возможным.

Практический смысл имеет и законодательное закрепление в качестве основания применения доставления в ст. 27.2 КоАП РФ совершение лицом деяний, содержащих признаки правонарушений, в том числе и преступлений, либо наличие объективных данных, позволяющих подозревать указанное лицо в совершении таковых, а также совершение лицом деяний, представляющих опасность для жизни, здоровья людей или для него самого.

В конечном итоге, основания применения административного задержания граждан органами внутренних дел можно определить следующим образом: совершение лицом деяния, содержащего признаки любого правонарушения, закрепленного в особенной части КоАП РФ с возможным доставлением лица в служебное помещение в случаях, если разобраться на месте нарушения по объективным причинам не представляется возможным.

Основания административного задержания и доставления граждан другими органами и должностными лицами, указанными в ст.ст.27.2 и 27.3 КоАП РФ, следует оставить в их существующем виде, т.е. данные органы и должностные лица имеют право применять данные меры обеспечения производства по делу за совершение только подведомственным им правонарушения.

Наименее разработаны и не урегулированы в законодательном порядке вопросы административного задержания в связи с совершением деяния, содержащего признаки преступления, или обоснованным подозрением в его совершении. Такое задержание производится в процессе административной деятельности по охране общественного порядка и борьбе с преступностью, как правило, при непосредственном обнаружении общественно опасного деяния, когда имеются объективные данные, указывающие на характер деяния и причастность к нему лица и нет оснований для применения уголовно-процессуального задержания.

Устав патрульно-ростовой службы милиции общественной безопасности, утвержденный приказом МВД РФ от 18 января 1993 г. № 17 «О мерах по совершенствованию организации патрульно-постовой службы милиции», дает право патрульно-постовым нарядам доставлять в милицию лиц, подозреваемых в совершении преступлений, при наличии одного из следующих оснований:

а) когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;

б) когда очевидцы, в том числе и потерпевшие, прямо укажут на данное лицо, как на совершившее преступление;

в) когда на подозреваемом или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.

Также при наличии иных данных, дающих основания подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть доставлено в милицию лишь в том случае, если это лицо покушалось на побег или когда не установлена его личность.

Нормативные правовые акты не содержат хотя бы примерного перечня иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления. Исходя из анализа правоприменительной практики органов внутренних дел, можно предположить, что такими данными могут быть сообщения лиц, не являющихся непосредственными очевидцами преступления, о совершении преступления конкретным лицом; схожесть примет конкретного лица с приметами разыскиваемого преступника или опознание этого лица сотрудником милиции; обнаружение лица на месте совершения преступления спустя некоторое время после его совершения при попытке уничтожить следы преступления, изъять на месте его совершения вещественные доказательства и т.п.; обнаружение у подозреваемого предметов, вещей, не являющихся явными следами преступления, но схожих по приметам с разыскиваемыми похищенными вещами и предметами.

Поскольку перечисленные и другие подобные данные не являются явным свидетельством причастности лица к совершению преступления, постольку они не могут служить достаточными основаниями для доставления лица в орган внутренних дел, а такими они становятся лишь при наличии одного из указанных условий: покушение на побег либо неустановление его личности.

Следует отметить, что вышеперечисленные основания схожи с основаниями задержания подозреваемого органом дознания, следователем или прокурором, в соответствии со ст. 91 УПК РФ.

Необходимо отметить, что задержание и доставление лица, подозреваемого в совершении преступления, не следует путать с задержанием лица по подозрению в совершении преступления (в порядке ст. 91 УПК РФ), которое является уголовно-процессуальной мерой и допускается лишь после возбуждения уголовного дела. Административное задержание и доставление в ряде случаев может предшествовать уголовно-процессуальному задержанию, но не обязательно влечет его за собой. Доставленное лицо может быть освобождено, например, в связи с недостаточностью оснований или отсутствием мотивов для задержания в порядке ст. 91 УПК РФ.

В то же время Ю.П. Соловей говорит, что «административно-правовую природу имеют практически все виды милицейского задержания, причем даже те действия, которые принято относить к уголовно-процессуальному задержанию. Речь идет о задержании («захвате») сотрудниками милиции лиц, заподозренных в совершении преступления, на месте, их доставлении в милиции и пребывание там до решения вопроса о возбуждении уголовного дела…».

Следует иметь в виду, что административное задержание зачастую применяется в тот момент, когда противоправное деяние еще не завершилось и когда не представляется даже возможным точно сделать вывод о наличии в нем признаков преступления или проступка. Особенно это характерно при совершении правонарушений в условиях неочевидности. Вывод о наличии признаков преступления или проступка в подобных случаях может быть сделан только после проведения проверки, которая возможна в рамках административного задержания. Кроме того, обнаружение в процессе административной или оперативно-розыскной деятельности деяния, содержащего признаки преступления, далеко не всегда сразу же позволяет принять решение о возбуждении уголовного дела и задержании подозреваемого в порядке ст.91 УПК РФ. Вместе с тем, объективная необходимость краткосрочного задержания такого лица присутствует практически всегда. В этой связи было бы уместным согласиться с Ю.И. Попугаевым, считающим целесообразным установление единого основания и порядка осуществления и оформления административного задержания при обнаружении противоправных деяний, содержащих как признаки проступков, так и преступлений. Таким основанием, на его взгляд, являются совершенные деяния, содержащие признаки правонарушения (преступления или административного проступка) или наличие достаточных данных, позволяющих подозревать лицо в его совершении.

Ю.П. Соловей с точки зрения практической реализации этой идеи предлагает дополнить Закон «О милиции» следующим ее правом: «задерживать, т.е. ограничивать личную свободу личную свободу, на месте, при доставлении в милицию или иное служебное помещение и нахождении там, при необходимости с водворением в места содержания задержанных лиц, в отношении которых имеются достаточные основания полагать, что они совершили преступление или административное правонарушение, для установления их личности, составления протокола или рассмотрения дела об административном правонарушении, решения вопроса о задержании по подозрению в совершении преступления в соответствии с законом, но не более трех часов (в органах внутренних дел на транспорте – шести часов) или иного срока, предусмотренного законом, а военнослужащих – до передачи военным патрулям, военному коменданту, командирам воинских частей или военным комиссарам».

Подводя итог сказанному можно отметить, что:

1. Административное задержание как правовой институт регламентируется как нормами материального, так и процессуального административного права.

2. Примерами административного задержания, выступающего в качестве превентивной меры социальной защиты от особо опасных заразных болезней, бродяжничества, пьянства и др. могут быть следующие:

а) Помещение в медицинский вытрезвитель лиц, находящиеся на улицах и в других общественных местах в состоянии сильного опьянения;

б) Неотложная принудительная госпитализация лица, нуждающегося в психиатрическом лечении;

в) Временное содержание несовершеннолетних лиц в приемниках-распределителях и в центрах временной изоляции для несовершеннолетних правонарушителей;

г) Задержание нарушителей комендантского часа в местностях, где введен режим чрезвычайного положения.

д) Задержание лиц, совершивших противоправные деяния на судах, находящихся в плавании.

3. Основанием применения административного задержания граждан органами внутренних дел является совершение лицом деяния, содержащие признаки правонарушения (преступления или административного проступка) или наличие достаточных данных, позволяющих подозревать лицо в его совершении признаки любого правонарушения, закрепленного с возможным доставлением лица в служебное помещение в случаях, если разобраться на месте нарушения по объективным причинам не представляется возможным.

 

Автор: Ложевский А.А.