07.02.2011 6764

Правовое положение лица, подвергнутого административному задержанию (статья)

 

В современном мире проблема личности и ее взаимоотношения с государством, права, свободы и обязанности граждан, их единство приобретают исключительное значение и актуальность. Положение личности в обществе получает свое выражение в действующих правовых нормах и в регулируемых ими правовых отношениях.

Правовое положение личности, т. е. ее положение в обществе и государстве, выраженное в праве, именуется правовым статусом личности.

Понятие «правовой статус» привлекло пристальное внимание отечественных юристов и достаточно широко исследовано в юридической науке.

В научной литературе высказываются различные мнения по поводу соотношения понятий «правовой статус» и «правовое положение».

По мнению Н.В. Мучкиной, категория «правовое положение» первична по отношению к категории «правовой статус», то есть суть понятия «правовой статус» заключается в том, что это – правовое состояние субъекта права, совокупность (объем) прав и обязанностей, поэтому в первую очередь следует говорить о правовом положении, а уже затем (в случае урегулирования соответствующими нормами права) – о правовом статусе.

Н.И. Матузов высказывается, что понятия «правовой статус» и «правовое положение» личности равнозначны.

Так, по мнению А.Н. Жеребцова, «правовое положение» как категория, определяющая место человека в обществе и государстве, - синоним категории «конституционный статус», т.к. является базовой для характеристики различных видов правовых статусов. Поэтому автор отдает предпочтение категории «правовой статус» как наиболее употребимой в правовом обороте.

Н.Н. Каткова при использовании понятий «правовое положение» и «правовой статус» исходит из их совпадения этимологически и, по существу, понимает под ними все основы юридического бытия индивида и его взаимоотношений с государством, ведь «статус» как раз и означает состояние, положение кого-либо или чего-либо.

Мы придерживаемся мнения ученых, утверждающих о равнозначности данных понятий, т.к. законодательство, юридическая практика, печать, а также международные акты о правах человека не проводят между ними какого-либо различия, а употребляются в одном и том же смысле.

Изучая характеристику данного понятия, следует отметить, что существует несколько подходов к определению структуры правового статуса личности. В него включается набор некоторых правовых элементов. «Основу, ядро, стержневой элемент правового положения» составляет система юридических прав, свобод и обязанностей. Наряду с ними в правовой статус включаются: гражданство, общая правоспособность, гарантии; законные интересы; юридическая ответственность и др.

А.Г. Бережнов так определяет правовой статус: это законодательно установленные государством и взятые в единстве права, свободы и обязанности личности.

Представляется, что для данной работы практическое значение имеет такая классификация, которая отражает особенности именно правового статуса лиц, подвергнутых административному задержанию. Поэтому из целесообразности за основу классификации возьмем особенности административно-правового статуса, проявляющиеся в различных его элементах: административно-правовой правосубъектности, основных правах и обязанностях, обеспечивающих их гарантиях.

Административная правосубъектность включает в себя два основных структурных элемента: правоспособность – способность обладания правами и несения обязанностей; и дееспособность – способность к самостоятельному осуществлению прав и обязанностей. По мнению Н.И. Матузова, под правоспособностью понимается признаваемая государством общая (абстрактная) возможность иметь предусмотренные законом права и обязанности, способность быть их носителем. Она является, как известно, важным юридическим свойством любого индивидуального субъекта административного права. Иными словами, любое лицо должно быть наделено правоспособностью, чтобы обладать определенным комплексом прав, предусмотренных законодательством. Причем следует особо отметить, что объем указанных прав и обязанностей может в зависимости от обстоятельств варьироваться, но это никак не влияет на саму правоспособность, т. к. «увеличение или уменьшение круга прав предполагает наличие такого свойства субъекта, как правоспособность».

Раскрывая понятие административно-правового статуса как важнейшую связь и взаимоотношения между личностью и государством, следует определить содержание этого явления. Поэтому основным элементом правового статуса являются основные права и обязанности, определяющие «наиболее существенные, коренные, принципиальные отношения и связи между обществом и членами, государством и его гражданами».

Дело в том, что права и свободы человека перестали быть только внутренним делом государства. Теперь они - объект внимания всего международного сообщества. Универсальный набор прав и свобод, способный обеспечить нормальную жизнедеятельность человека как субъекта международного права, сформулирован во многих международно-правовых актах.

Теперь необходимо перейти к непосредственному рассмотрению прав и обязанностей лиц, подвергнутых административному задержанию.

В науке выделяют два вида прав – объективные и субъективные. Под объективными понимается система правовых норм, система источников их выражения. Субъективные права, в широком смысле, - это все то, что вытекает из правовых норм (объективного права) для лица и характеризует его как субъект права; а в узком, - право лица, предусмотренное правовой нормой. Субъективные права еще называют юридическими. Под ними понимают также более узкий круг прав, а именно, приобретенные и реализуемые лицом при наличии юридических фактов, с которыми связано возникновение конкретных правоотношений. Рассматривая права административно задержанных лиц, мы говорим как раз о субъективных (юридических) правах.

В настоящее время документа, непосредственно регулирующего правовое положение данных лиц, не существует. Ранее, до издания приказа МВД РФ от 26 февраля 2002 г. № 174 «О мерах по совершенствованию деятельности дежурных частей системы органов внутренних дел РФ», действовало Положение о комнатах для задержанных в административном порядке (далее КАЗ), утвержденной приказом МВД РФ от 9 апреля 1993 г. № 170. Это Положение закрепляло основания и порядок помещения лиц в комнаты для административно задержанных, правила содержания в них, права и обязанности данных лиц, а также основания и порядок освобождения из КАЗ. Названный приказ МВД 2002 г. № 174, утверждает, среди прочих, Примерное положение о комнатах для разбирательства с доставленными в дежурную часть органа внутренних дел, отдела (отделения) милиции. Но в нем нет даже упоминания о правах, обязанностях и правилах поведения задержанных лиц. В тоже время, следует иметь в виду, что настоящие комнаты для разбирательства с доставленными при дежурных частях ОВД (далее – Комната для разбирательства) не есть комнаты для административно задержанных. Под ними понимаются специальные помещения дежурных частей отделов (управлений) внутренних дел районов, городов и иных муниципальных образований субъектов РФ, отделов (отделений) милиции, ОВД на транспорте и закрытых административно-территориальных образованиях, на особо важных и режимных объектах, предназначенные для проведения в них разбирательства с лицами, доставленными в дежурные части. Признав утратившим силу Приказ МВД РФ 1993 г. № 170, руководство МВД не предприняло никаких попыток нового законодательного закрепления положений, содержавшихся в нем. Это является неприемлемым, и требует принятия федерального закона, вносящего изменения и дополнения в КоАП РФ, или, как минимум, ведомственного правового акта, посвященному вопросам правового положения лиц, подвергнутых административному задержанию.

Права и обязанности лиц, закрепленные в ранее действующем Положении, относились только к лицам, содержащимся в КАЗ, но их можно было рассматривать как права и обязанности всех лиц, подвергнутых административному задержанию.

Согласно ст. 4.1 Положения о КАЗ задержанные лица вправе: знакомится с материалами дела; давать объяснения; представлять доказательства; заявлять ходатайства; пользоваться юридической помощью адвоката при рассмотрении дела; выступать на родном языке или пользоваться услугами переводчика, если не владеют языком, на котором ведется производство; обжаловать в установленном порядке действия должностных лиц; просить уведомить о месте своего нахождения родственников, администрацию по месту работы или учебы; пользоваться своей одеждой и обувью, а также личными вещами, за исключением предметов, подлежащих изъятию в установленном порядке.

Вышеперечисленные права лиц, подвергнутых административному задержанию, в том или ином, виде закреплены и в КоАП РФ, но они содержатся не в одной норме, а «разбросаны» по всему документу. На наш взгляд, необходимо объединить их в тексте одной статьи Кодекса, входящей в состав главы, посвященной мерам обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, что будет являться важной правовой гарантией защищенности задержанных лиц.

Говоря о правах административно задержанного лица, перечисленных в ст.25.1 КоАП РФ, необходимо отметить, что они относятся ко всем лицам, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении.

Ознакомление с материалами дела включает в себя их чтение лицом, подвергнутым административному задержанию, его возможность делать необходимые выписки, снимать копии и т.д. В законодательстве нет никакого упоминания, о каком объеме материалов идет речь: о всех имеющихся, о части собранных документов и вещественных доказательств и т.д. На наш взгляд, необходимо согласиться в этом вопросе с И.Ш. Килясхановым, предлагающим дополнить соответствующую статью Кодекса положением о том, что лицо, привлекаемое к ответственности за административное правонарушение, имеет право на ознакомление со всеми процессуальными документами, составленными с его участием. С иными материалами данное лицо может быть ознакомлено по усмотрению сотрудника, осуществляющего проверку обстоятельств совершения правонарушения.

Право на дачу объяснений не подразумевает обязанность их предоставления. Если лицо воздерживается от дачи объяснений, это не означает, что он признает свою вину, и в данном случае сохраняет свое действие презумпция невиновности.

Представление доказательств задержанным лицом также является его правом. Исходя из смысла ст.26.2 Кодекса, под доказательствами понимаются любые фактические данные (т.е. действия, события, иные факты, которые имели место и причинно связаны с совершением административного правонарушения), на основаниях которых судья, орган, должностное лицо, осуществляющие производство по делу об административных правонарушениях, устанавливают наличие либо отсутствие события административного правонарушения, виновность (либо, наоборот, невиновность) привлекаемого к административной ответственности лица, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. К последним могут относиться обстоятельства, характеризующие субъект, объективную сторону административного правонарушения или время, место, способ его совершения. Доказательствами признаются протоколы, предусмотренные Кодексом, объяснения лиц, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, показания потерпевших, свидетелей, заключения эксперта, иные документы, а также показания специальных технических средств и вещественные доказательства.

Право задержанных лиц на заявление ими ходатайств регулируется ст. 24.4 КоАП РФ. Ходатайства могут подаваться в любой момент административного производства в письменной форме. Если лицо (например, в силу отсутствия у него кистей обеих рук) не может письменно заявить его, то судья, орган, должностное лицо вправе рассмотреть и устное ходатайство таких лиц: по нашему мнению, это не противоречит правилам данной статьи Кодекса. Все заявленные ходатайства должны быть рассмотрены соответствующим должностным лицом в обязательном порядке, причем, незамедлительно.

В юридической литературе высказано не мало точек зрения по поводу содержания ходатайств. Естественно, что основное внимание уделено ходатайствам лица, привлекаемого к ответственности. Учеными выдвигается и предложение о закреплении перечня таких ходатайств. Мы же склоняемся к точке зрения, высказанной А.Ю. Якимовым, полагающим, что перечень ходатайств должен быть открытым. Это обусловлено тем, что было бы негуманно ограничивать право гражданина о заявлении просьбы в виде ходатайства.

Лица, подвергнутые административному задержанию, имеют право на пользование юридической помощью защитника при рассмотрении дела об административном правонарушении. Защитником могут выступать как адвокаты, т.е. члены коллегий адвокатов, работающие в той или иной юридической консультации, так и иные лица, к которым относятся, например, юристы, работающие в организациях, индивидуальные предприниматели, оказывающие правовые услуги или различные юридические фирмы, оказывающие услуги гражданам и организациям. Данные положения, в свою очередь, являются важнейшей гарантией соблюдения законности в деятельности правоохранительных органов, рассматривающих дела об административных правонарушениях.

Право пользования родным языком Кодексом установлено в ст. 24.2. Оно заключается в возможности любых лиц, участвующих в производстве по делу об административном правонарушении и не владеющих русским языком (государственным языком республики, на территории которого находится судья, орган, должностное лицо, уполномоченное рассматривать дела об административных правонарушениях), выступать и давать объяснения, заявлять ходатайства и отводы, приносить жалобы на любом, избранным лицом языке общения, а также пользоваться услугами переводчика. Данное право, как было сказано ранее, относится, в том числе, и к лицам, подвергнутым административному задержанию.

Можно говорить о ч.3 ст. 27.3 КоАП РФ как о праве задержанного лица на уведомление в кратчайший срок родственников, администрации по месту его работы (учебы) или защитника о месте содержания задержанного. В тоже время, следует согласиться с И.Ш. Килясхановым, считающим, что логическое толкование подобной нормы, содержащейся в КоАП РСФСР (в ныне действующем Кодексе она осталась практически без изменения), позволяет утверждать, что информирование родственников, администрации по месту работы (учебы) является не обязанностью, а правом лиц, осуществивших административное задержание. Такой вывод, по мнению автора, напрашивается, если иметь в виду положения, закрепленные в ч.4 ст.27.3 КоАП РФ: «об административном задержании несовершеннолетнего в обязательном порядке уведомляются его родители или иные законные представители». Поскольку подобного категоричного требования относительно уведомления родственников, администраций или защитника совершеннолетних задержанных не имеется, можно предположить, что уведомление может быть осуществлено при наличии на то доброй воли соответствующих должностных лиц. Разумеется, такое положение не увязывается с эффективным обеспечением прав, свобод и законных интересов граждан.

Обжалование в установленном порядке действий и решений должностных лиц, рассматривающих дела об административных правонарушениях, также является одновременно правом задержанного лица и гарантией его правовой защищенности. Гарантии мы рассмотрим несколько ниже.

Рассматривая право лиц, подвергнутых административному задержанию, на пользование своей одеждой, обувью и личными вещами, следует подчеркнуть, что в случаях их водворения в КАЗ, они могут иметь при себе одежду, головной убор и обувь (по сезону) в одном комплекте, носовые платки, протезы или костыли (для лиц, нуждающихся), а также лекарственные средства (при наличии медицинских показаний). Лицам, задержанным на срок свыше 3-х часов, предоставляется право пользования предметами первой необходимости и получения продуктов питания, находящихся в безопасной упаковке, и предварительно проверенными должностным лицом суточного наряда.

Важным правом административно задержанных лиц, прямо не указанным в КоАП РФ, и косвенно упоминавшееся в Положении о КАЗ, является право данных лиц на получение медицинской помощи, закрепленное в ст. 29 Основ законодательства РФ от 22 июля 1993 г. № 5487-1 «Об охране здоровья граждан». Непосредственный порядок организации медицинской помощи данным лицам должен устанавливаться нормативными правовыми актами МВД РФ и Минздрава РФ. В настоящее время принят один совместный приказ этих ведомств от 24 февраля 2000 г. № 1115/475 «Об утверждении инструкции о порядке медико-санитарного обеспечения лиц, содержащихся в изоляторах временного содержания органов внутренних дел». Данная инструкция относится только лишь к медико-санитарному обслуживанию лиц, находящихся в ИВС, т.е. лиц, задержанных по подозрению в совершении преступлений. Подобных положений, касающихся медицинского обеспечения лиц, задержанных в административном порядке, в настоящее время не существует. В Наставлении по организации деятельности дежурных частей системы ОВД РФ, утвержденным вышеназванным Приказом МВД 2002 г. № 174, в п. 52.1 говорится об обязанности оперативного дежурного вызвать скорую медицинскую помощь, в случаях если доставленное лицо имеет травмы, телесные повреждения или его психическое состояние вызывает сомнения, а также в случае заявления с его стороны об ухудшении здоровья, причинения себе телесных повреждений или покушения на самоубийство. До приезда скорой помощи он обязан начать оказание доврачебной помощи самостоятельно, обеспечить постоянное наблюдение за таким лицом и доложить о случившемся начальнику ОВД.

Задержанное лицо и вещи, находящиеся при нем (в карманах одежды, в дамских сумочках, в дорожных чемоданах, в портфелях и т.п.) могут быть подвергнуты досмотру в установленном ст.27.7 КоАП РФ порядке, т.е. обследованию (путем осмотра, ощупывания, просвечивания рентгеновскими, инфракрасными и т.п. лучами в т.ч. с помощью специальной техники), осуществляемому в целях обнаружения орудий совершения либо предметов административного правонарушения. При этом досмотр должен исключить возможность причинения вреда жизни и здоровью физического лица, нарушения конструктивной целостности досматриваемых предметов. В случаях обнаружения вещей, явившихся орудиями или предметами совершения правонарушения, документов, имеющих значение доказательств по делу об административном правонарушении, а также вещей или предметов, ограниченных (оружие, сильнодействующие яды, наркотически е средства и т.п.) или изъятых из гражданского оборота (приспособления для некоторых азартных игр, поддельные денежные знаки или документы, самодельные наркотические средства и т.д.), уполномоченные должностные лица вправе изъять их с соблюдением положений, закрепленных в ст.27.10 КоАП РФ.

Следующий основной элемент правового статуса личности, и, в частности, лица, подвергнутого административному задержанию – его юридические обязанности. Н.В. Витрук определяет их как «материально обусловленные и гарантированные необходимости в поведении личности, границы которых определены нормами объективного права (конституцией, законами, другими правовыми нормативными актами), в целях пользования определенными благами и ценностями для удовлетворения общественных и личных потребностей и интересов на основе их единства и сочетания». В качестве дополнения к данному определению можно привести утверждения Г.В. Мальцева, говорившего, что требования, сформулированные в юридической обязанности и обращенные к личности, реальны: нельзя наложить на человека обязанность, которую он практически никогда не мог бы исполнить. Это в полной мере относится не только к положительным обязанностям, но и к запретам.

Основные юридические обязанности административно задержанных лиц в настоящее время также законодательно не урегулированы. Согласно ранее действующему в Положению о КАЗ, лица, помещенные в КАЗ обязаны: соблюдать установленные правила содержания в них; бережно относиться к оборудованию КАЗ и выполнять законные распоряжения работников органов внутренних дел. Обязанности лиц, не помещенных в КАЗ, не были закреплены в нормативных правовых актах, но можно предположить, что их основная обязанность (прошлая и настоящая) – соблюдение законных требований должностных лиц органов, уполномоченных производить административное задержание или доставление граждан. Говоря о законности этих требований, следует иметь в виду, что далеко не всегда задержанное лицо может оценить законность того или иного требования соответствующих должностных лиц. Здесь необходимо исходить из презумпции законности требований данных должностных лиц, конечно, если на лицо нет явных незаконных требований сотрудников правоохранительных органов. По мнению Ю.П. Соловья и В.В. Черникова, явно незаконными требованиями должны признаваться требования и действия сотрудника милиции (от себя добавим – любого правоохранительного органа), которые относятся к полномочиям иного органа или должностного лица; действия и требования, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе предъявлять или совершать; а также предъявленные или совершаемые при отсутствии четко указанных в законе обстоятельств, либо с нарушением установленных законом формы и порядка.

Запреты, обязательные для исполнения задержанными лицами, также не закреплены действующим законодательством. Исходя из смысла Положения о КАЗ, к ним относятся запреты на: вступление в пререкание с лицами суточного наряда, отказ или уклонение от выполнения их законных требований; нарушение порядка и тишины в комнатах для разбирательства (громко петь, кричать, устраивать ссоры, закрывать смотровое окно на двери и совершать иные действия, затрудняющие наблюдение за поведением содержащихся в комнатах для разбирательства лиц); производство каких-либо надписей на стенах данных Комнат (на наш взгляд, правильнее было бы говорить не только о стенах, а о всем внутреннем пространстве дежурной части); участие в азартных играх и курение.

Существенным положительным моментом, относящимся к правовому положению административно задержанных граждан и впервые закрепленном в КоАП РФ, является ст.27.6, устанавливающая места и порядок содержания данных лиц. Исходя из анализа данной нормы, можно предположить, что задержанные могут содержаться только в специальных отведенных помещениях органов, указанных в ст.27.3, а также в специальных учреждениях, не относящихся к учреждениям уголовно-исполнительной системы, создаваемых органами исполнительной власти субъектов РФ. В любом случае, такие помещения должны соответствовать санитарным требованиям и исключать возможность их самовольного оставления (т.е. они должны запираться, снабжаться железными решетками и дверями, находиться под охраной и т.п.).

Согласно ст. 7 Федерального закона «О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», Правительство РФ должно было определить до 1 июля 2002 г. условия содержания задержанных лиц, нормы питания, а также условия медицинского обслуживания задержанных лиц, нуждающихся в ней. Однако, это не было сделано, и, в настоящее время, данные положения законодательно детально не регулируются. Необходимо отметить, что данное Положение устанавливало также правила размещения задержанных лиц в КАЗ.

Представляется, что утверждения данного документа могут быть применены и в настоящее время, но с некоторыми оговорками. Так, Положение о КАЗ, принятое до издания КоАП РФ устанавливало, что лица, помещенные в КАЗ, санитарную обработку не проходят и располагаются на скамьях (диванах) без выдачи им постельных принадлежностей. Норма площади на одного правонарушителя закреплялась в размере не менее двух квадратных метров. Раздельно должны размещаться мужчины и женщины, несовершеннолетние и взрослые. В исключительных случаях, по решению начальника органа, осуществившего административное задержание (лица его заменяющего), а в его отсутствие – оперативного дежурного – совместно с несовершеннолетними задержанными допускается содержание одного - двух взрослых задержанных лиц. Исключительными случаями, как нам представляется, могут быть: большое количество задержанных лиц, при котором не хватает отдельных помещений; необходимость профилактических мер в отношении несовершеннолетних задержанных и т.д. Непонятна и формулировка относительно возможного числа взрослых задержанных. Мы предлагаем закрепить более четкое понятие – «до двух взрослых административно задержанных лиц».

Отдельно от других задержанных помещаются правонарушители, больные туберкулезом легких в открытой форме, венерическими и другими инфекционными заболеваниями. Законодатель, установив данные основания, не закрепил правила их установления. И, действительно, на практике не ясна процедура определения наличия (отсутствия) тех или иных заболеваний, а также не очевиден полный перечень заболеваний, при которых задержанный помещается в КАЗ отдельно от других лиц. На наш взгляд, данную проблему необходимо решать путем издания совместного приказа или инструкции МВД РФ и Минздрава России.

Говоря о правовом положении лиц, подвергнутых административному задержанию, следует перечислить ряд категорий граждан, к которым не может быть применена данная мера административного принуждения. К ним относятся: Президент Российской Федерации, Президент Российской Федерации, прекративший исполнение своих полномочий, иностранные граждане, пользующиеся дипломатической неприкосновенностью, члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы Федерального Собрания РФ в течении срока их полномочий, депутаты законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ, депутаты, члены выборных органов, выборные должностные лица местного самоуправления на территории муниципального образования, судьи, прокуроры и следователи прокуратуры, Председатель Счетной палаты, его заместитель и аудиторы Счетной палаты РФ, Уполномоченный по правам человека в РФ, сотрудники органов ФСБ при исполнении ими служебных обязанностей, а также сотрудники федеральных органов государственной охраны при исполнении ими служебных обязанностей.

В тоже время, к некоторым из перечисленных лиц (депутатам представительных органов местного самоуправления, сотрудникам ФСБ, ФСО) административное задержание, впрочем, как и ряд других мер производства по делам об административных правонарушениях, может быть применено, но лишь при соблюдении определенных условий. Такими условиями могут быть: присутствие официального представителя соответствующего органа, решение суда или санкция прокурора.

Подводя итог сказанному, необходимо остановиться на следующем:

1. Мы придерживаемся мнений о равнозначности понятий «правовое положение» и «правовой статус» личности.

2. К правовому положению лица, подвергнутого административному задержанию мы относим: административно-правовую правосубъектность, его права и обязанности, а также гарантии их осуществления.

3. Непосредственный перечень прав и обязанностей административно задержанных лиц нуждается в детальном закреплении в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях. Также существует необходимость в принятии ряда ведомственных нормативных правовых актов, регулирующих места и порядок содержания лиц, находящихся в том или ином правоохранительном органе для разбирательства по делу об административном правонарушении.

 

Автор: Ложевский А.А.