07.02.2011 5905

Гарантии правовой защищенности лиц, подвергнутых административному задержанию (статья)

 

Защита прав и свобод личности в условиях формирования правового государства является неотъемлемым и наиболее важным элементом. Так, в своем выступлении на расширенном заседании коллегии МВД 26 декабря 2002 г. Президент РФ подчеркнул: «Сегодня МВД в первую очередь должно стать одним из инструментов надежной защиты прав и законных интересов граждан и их личной безопасности, именно на это направлена проводимая нами судебная реформа, законодательные и политические инициативы в других сферах, именно этот подход определил идеологию реформ самого МВД». Также в послании Президента России В.В. Путина Федеральному посланию РФ он заявил, что «Россия должна быть и будет страной с развитым гражданским обществом и устойчивой демократией. В ней в полной мере будут обеспечены права человека, гражданские и политические свободы».

Говоря о гарантиях правовой защищенности лиц, подвергнутых ограничению конституционного права граждан на неприкосновенность личности, необходимо прежде всего рассмотреть принцип законности и его гарантированность в деятельности правоохранительных органов по реализации данных действий, как более общие понятия по отношению к рассматриваемому.

Законность является важным условием существования и развития правового государства, каким провозглашена Россия в 1-ой статье Конституции. Она необходима для обеспечения свободы и реализации прав граждан, образования и функционирования гражданского общества, осуществления демократии, научно обоснованного построения и рациональной деятельности органов государственной власти, а также органов местного самоуправления.

В советской юридической литературе законность нередко определялась как строгое и неуклонное исполнение законов (и соответствующих им подзаконных актов) всеми государственными органами, общественными организациями, должностными лицами и гражданами. Однако такое мнение представляется неполным. Определение законности только как строгого исполнения официальных законов упрощает проблему: тогда достаточно иметь развитую систему законодательства и эффективный репрессивный механизм принуждения в случаях нарушения закона. Есть законы антидемократические, антигуманные и т.д., но их исполнение не будет означать законности. Законность как принцип не только исполнение законов, а исполнение именно тех законов, которые соответствуют требованиям демократии, права, справедливости, гуманизма, которые являются отражением интересов человека, групп, слоев, всего населения. Иначе, законность будет орудием произвола в руках отдельных групп людей. Признак обязанности исполнения законов является необходимым, но недостаточным для определения законности. Законность должна пронизывать не только поведение исполнителей закона, но и деятельность законодателей, т.е. правотворческую деятельность. Поэтому необходимо обращать внимание на соответствие юридических законов объективно существующим социальным связям, уровню экономики, организационной зрелости, культуры, морально-этическим нормам. Для обеспечения режима законности в обществе необходимо, во-первых, наличие качественной правовой базы, наличие хороших законов, а во-вторых, наличие механизма, обеспечивающего их исполнение. То есть о подлинной законности можно говорить лишь с учетом неразрывного единства ее внешней стороны - строгого исполнения законов, и внутренней - наличия правовых законов высокого качества. Только тогда она будет способствовать демократическому развитию общества, построению правового государства, обеспечению прав и свобод граждан.

Для того, чтобы законы и иные нормативные акты не оставались на бумаге (и тем более не нарушались), а реально претворялись в жизнь, требуются соответствующие условия и определенный комплекс экономических, политических, идеологических, юридических мер, обеспечивающих такую реализацию, т.е. необходимы гарантии законности. Гарантировать законность - значит сделать ее незыблемой, перевести ее из области научных изысканий в практическую сферу деятельности человека, общества и государства, создать надежный механизм ее претворения в жизнь.

В широком смысле, под гарантиями законности понимается обусловленная закономерностями общественного развития система условий и средств, посредством которых обеспечивается законность.

Бесспорным является их разделение на общие (экономические, социальные, политические) и юридические (правовые или же специальные).

Результаты исследований ученых по проблеме обеспечения законности свидетельствуют о неоднозначном ее решении. Прежде всего, следует отметить то, что некоторые их них в число юридических гарантий законности включают только способы обеспечения законности. Наряду с этими, в числе юридических гарантий законности признаются и другие положения. Так, например, А.В. Серегин указывает, что правильное применение норм права зависит не только от организации контроля и надзора, что «законность предполагает прежде всего наличие системы взаимосвязанных, подчиненных единой цели правовых норм, систематическую работу по их совершенствованию, а также надлежащую организацию исполнения». Существуют утверждения ученых о признании гарантиями законности также «нормативно-правовые средства». Причем последняя точка зрения является наиболее распространенной. Так, И.С. Самощенко отмечает: «правовые гарантии законности – это специальные нормативно-правовые средства (нормы права и правовые санкции), гарантирующие неуклонное исполнение требований права всеми участниками общественных отношений, обеспечивающие восстановление нарушенных прав и наказание нарушителей законности».

Нам представляется, что под юридическими гарантиями законности при применении мер административного принуждения следует понимать закрепленную в нормах права систему административно-правовых средств, которые обеспечивают точное соблюдение, применение законов и подзаконных нормативных правовых актов, правильное использование прав и выполнение юридических обязанностей всеми участниками административных правоотношений.

Гарантиям правового статуса личности, т.е. те условия и средства, которые обеспечивают его фактическую реализацию и надежную охрану (защиту) для всех участников правоотношений также подразделяются на общие и специальные (юридические). К предмету нашего исследования относятся лишь последние, поэтому и остановимся на их детальном рассмотрении.

Говоря о юридических гарантиях правового положения, следует отметить, что в науке различают реализацию (использование) прав и обязанностей граждан и их охрану (защиту). Первая группа гарантий включает в себя все политико-правовые принципы государства, то есть верховенство закона, разделение властей, приоритет личности, а также системы правовых норм, закрепляющих права и свободы граждан. В этих нормах конкретизируются и уточняются содержание тех или иных прав, определяются субъекты, т.е. круг лиц, обладателей этих прав, порядок, пути, способы и пределы их использования и т.д.

Вторая группа предполагает защиту (охрану) прав и свобод в случаях их незаконных нарушений или таковой угрозы. Юридической базой для этого вида гарантий служит провозглашенное Конституцией РФ право граждан на защиту своих прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом, вплоть до самозащиты.

Следует отметить, что в литературе иногда различается охрана прав и обязанностей граждан и их защита. Так, Б.Ю. Тихонова под охраной понимает совокупность различных взаимосвязанных между собой мер, применяемых до нарушения прав и обязанностей граждан, а под защитой – меры, применяемые после правонарушения, для восстановления нарушенных прав. С данной позицией конечно можно согласиться, но меры защиты, в определенной степени, выполняют функции мер охраны, т.к. имеют предупредительное значение.

По вопросу классификации специальных гарантий очень хорошо высказывался Н.В. Витрук: «Реализацию и охрану прав и обязанностей граждан при всей их разнице нельзя противопоставлять в едином процессе их осуществления. Охрана (защита) в этом процессе, как правило, является стадией со специальными целями и задачами. Охрана в конечном счете проводится с целью обеспечения реального, наиболее полного и всестороннего осуществления прав и обязанностей личности». Конечно Н.В. Витрук не отрицает деления юридических гарантий на два вида, просто он говорит о невозможности полного отрешения их друг от друга в процессе рассмотрения вопросов, связанных с гарантиями прав, обязанностей и законных интересов личности.

«В современный период, развитие административного права требует коренного переосмысления его положений. На первый план должны быть выдвинуты такие его проблемы, как механизм обеспечения прав, свобод и достоинств личности» - обоснованно считает В.А. Юсупов. И рассматривая административное задержание и доставление в этом аспекте, приходим к выводу о необходимости их особой процессуальной регламентации.

Как говорилось ранее, у лица, подвергнутого административному задержанию, нарушается конституционное право на личную неприкосновенность, и эта мера остро затрагивает честь и достоинство гражданина, оказывает сильное психическое воздействие. Именно это и обуславливает необходимость установления четких правовых гарантий для названных лиц. Такими гарантиями могут быть следующие:

1. Нормативное правовое закрепление и регулирование понятия, оснований задержания; перечня органов (должностных лиц) уполномоченных производить административное задержание граждан; сроков административного задержания; процессуального порядка оформления административного задержания; места и порядка содержания административно задержанных лиц; прав и обязанностей лиц, задержанных в административном порядке; и, наконец, оснований и порядка освобождения задержанных лиц.

2. Возможность участия защитника в административном процессе с самой начальной его стадии – применения мер пресечения административного правонарушения.

3. Возможность гражданина, подвергнутого административному задержанию обжаловать действия должностных лиц или правоохранительных органов в судебном порядке или в вышестоящие организации.

4. Осуществление прокурорского и иного надзоров за законностью административного задержания граждан и других мер пресечения и предупреждения правонарушений.

Здесь следует проанализировать только весьма важный вопрос, с точки зрения обеспечения прав и законных интересов задержанных лиц и соблюдения законности в применении рассматриваемой меры, порядок процессуального оформления данной меры обеспечительно-процессуального пресечения. Таким оформлением является протокол об административном задержании граждан, в котором указываются реквизиты, перечисленные в ст.27.4 КоАП РФ, а именно: дата и место его составления, должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол, сведения о задержанном лице, время, место и мотивы задержания.

Существенным положительным моментом, впервые закрепленным в КоАП РФ, является положение о том, что в протоколе об административном задержании лица в обязательном порядке должна присутствовать запись о разъяснение задержанному лицу его прав и обязанностей, предусмотренных в Кодексе (ч.5 ст.27.3), что, несомненно, является важным элементом гарантий правовой защищенности лиц, подвергнутых административному задержанию.

Указывая на необходимость изложения в протоколе об административном задержании мотивов задержания, законодатель не раскрывает данное понятие. В данном вопросе мы считаем нужным согласиться с В.Р. Кисиным, который говорит, «что под мотивом задержания следует понимать конкретные факты и обстоятельства, обуславливающие необходимость и правомерность административного задержания правонарушителя в данном конкретном случае, то есть мотивы задержания опосредствуют цель и основания применения рассматриваемой меры, которые и должны указываться в протоколе об административном задержании». Если основанием административного задержания является совершение противоправного деяния (обоснованное подозрение в его совершении), то мотив задержания определяется в основном, теми дополнительными условиями, которые обуславливают необходимость доставления лица в соответствующий правоохранительный орган и его содержание там. Представляется целесообразным, при документальном отражении обстоятельств административного задержания, указывать как его основание, так и мотив, что будет способствовать более точному и обстоятельному фиксированию всех данных, связанных с задержанием правонарушителя.

Очень важные процедурные правила закреплены в ч.2 ст.27.4 КоАП РФ: протокол об административном задержании подписывается должностным лицом, его составившим, и задержанным лицом. Отсутствие подписи любого из этих лиц обесценивает данный документ. В случаях, когда задержанный отказывается подписывать протокол (независимо от причины такого отказа), должностное лицо, составившее его, делает об этом запись. Только в таком случае протокол об административном задержании считается составленным надлежащим образом и отвечает требованиям, предъявляемым к процессуальным документам КоАП.

Не урегулировано в законодательстве и положение о вручении задержанному лицу копии протокола об административном задержании. Нам кажется, что было бы целесообразным закрепить в ст.27.4 положение, аналогичное ч.6 ст.28.2 Кодекса, примерно следующего содержания: «Задержанному лицу по его просьбе вручается копия протокола об административном задержании, изготовленная и заверенная составившем его лицом».

Сравнительный анализ реквизитов протокола об административном задержании, предусмотренных Кодексом и книги учета лиц, доставленных в дежурные части органов внутренних дел (приложение № 2 к приказу МВД РФ от 26 февраля 2002 г. № 174 «О мерах по совершенствованию деятельности дежурных частей системы органов внутренних дел РФ») показывает, что они, в целом, совпадают. Представляется, что целесообразно закрепить возможность именно альтернативного порядка оформления обстоятельств административного задержания. Необходимость процессуального оформления данных обстоятельств не должна вызывать сомнений. Сведения об основаниях и сроках задержания, обстоятельствах, вызвавших необходимость доставления лица в соответствующий правоохранительный орган, и др. должны найти обязательной документальное отражение. Но форма такого отражения должна избираться с учетом конкретной ситуации, по усмотрению работника правоохранительного органа.

Важной процессуальной гарантией соблюдения прав и свобод лиц, привлекаемых к административной ответственности, является презумпция невиновности. Она как юридическая гарантия до недавнего времени была свойственна только уголовному процессу. Это следует из положения ст. 49 Конституции РФ, упоминающей только об обвиняемых в совершении преступления. В тоже время, законодатель, принимая КоАП РФ, закрепил презумпцию невиновности в ст.1.5 в качестве принципа и гарантии административного права и тем самым удовлетворил предложения ряда ученых, занимавшихся проблемами обеспечения законности в административной деятельности правоохранительных органов. Данная статья Кодекса содержит в себе положения, аналогичные ст.49 Конституции РФ, но относящиеся к лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Говоря о втором блоке юридических гарантий защищенности лиц, подвергнутых административному задержанию, а именно, о возможности участия защитника в административном производстве, необходимо отметить, что в ст. 48 Конституции РФ закрепляется гарантированность права каждого на получение квалифицированной юридической помощи. Здесь же установлено, что каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

Критериями квалифицированной юридической помощи можно считать положения, установленные в ст. 9 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», а именно, требования, предъявляемые к лицу, претендующие на получение статуса адвоката в РФ. Такими требованиями выступают: наличие у лица высшего юридического образования, полученного в имеющем государственную аккредитацию образовательном учреждении высшего профессионального образования, либо ученую степень по юридической специальности; а также наличие стажа работы по юридической специальности не менее двух лет, либо прохождение стажировки в адвокатском образовании сроком от 1 года до 2 лет, в соответствии со ст.28 данного Федерального закона.

Следует отметить, что возможности участия защитника в производстве по делам об административных правонарушениях с момента задержания лица появилась относительно недавно, а именно, после принятия федерального закона от 20 марта 2001 г. № 26-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод». Данный закон радикально изменил редакцию ст.250 ранее действовавшего КоАП РСФСР: во-первых, появилась возможность участия в производстве по делу об административном правонарушении иного лица в качестве защитника, полномочия которого удостоверяются доверенностью, оформленной с соответствии с законом (а не только адвоката, чьи полномочия удостоверяются ордером, выданным юридической консультацией), а, во-вторых, стал возможен их допуск к участию в производстве с момента административного задержания лица.

Действующий в настоящее время КоАП РФ, имеет, практически, такую же редакцию статьи, посвященную защитнику и представителю, как и КОАП РСФСР. Есть только одно отличие, но весьма существенное: нынешний Кодекс не устанавливает обязательное условие для возможности участия в производстве по делу об административном правонарушении иного лица в качестве защитника – наличие у него высшего юридического образования. Конечно в данном случае можно говорить, что нарушается критерий квалифицированности юридической помощи, но задержанное лицо, требующее предоставление именно такой помощи со стороны защитника, считает ее (юридическую помощь) самодостаточной.

Соглашаясь с мнением многих ученых-административистов, следует отметить, что очень существенный пробел в законодательстве состоит в отсутствии случаев обязательного участия защитника в производстве по делам об административных правонарушениях. Такие случаи можно было бы законодательно закрепить, взяв за основу ст.51 Уголовно-процессуального кодекса РФ, а именно: если лицом, привлекаемым к административной ответственности является несовершеннолетний; не владеющий русским языком; глухой, немой, слепой или в силу других физических, психических недостатков неспособный осуществлять самозащиту; подозреваемый в совершении правонарушения, за которое может быть назначено наказание в виде административного ареста; а также по делам лиц, между интересами которых имеются противоречия и если хотя бы одно из них имеет защитника. Также мы склоняемся к тому, чтобы установить возможность бесплатного участия защитника в административном производстве.

Интересным остается положение, закрепленное в ч.5 ст.25.5 КоАП РФ, относящее к числу прав защитника, допущенного к участию в производстве по делу об административном правонарушении, о его возможности обжаловать применение мер административного обеспечения. Кодекс, закрепив, данное право за защитником, не упоминает о нем в числе прав лица, привлекаемого к административной ответственности. Согласно ст.30.1 КоАП РФ, данное лицо вправе обжаловать только лишь постановление по делу об административном правонарушении. Такое заявление не может быть признано отвечающем требованиям должного регулирования гарантий правовой защищенности данных лиц. В связи с этим, представляется необходимым установление в КоАП РФ нормы, провозглашающей возможность обжалования заинтересованным лицом применение ряда мер административного пресечения в вышестоящий орган (должностному лицу), прокурору или в суд (ранее таковой нормой была ст.246 КоАП РСФСР).

Емкое и отвечающее всем критериям определение жалобы было дано еще в 1924 г. М.Д. Загряцковым, под которой он понимал «открытое обращение заинтересованного лица к иерархически высшим органам административной власти в целях изменения или уничтожения неправильного административного распоряжения или упущения по мотивам его недостаточной фактической или юридической обоснованности».

Одной из целей процедуры обжалования, является предоставление права неограниченному кругу субъектов на осуществление контроля за деятельностью органов государственного управления и местного самоуправления. Особенностью права жалобы является тот факт, что оно выступает не просто как закрепленное в Конституции право гражданина, но и как организационно - правовая гарантия осуществления прав и свобод, предоставляемых государством и правом.

Институт обжалования занимает большое место в механизме обеспечения законности при применении административно-процессуальных мер, т.к. является одним из действенных способов устранений нарушений законности, средством ликвидации нарушений субъективных прав.

В настоящее время действующими являются два нормативных правовых документа, регулирующие порядок обращения граждан с заявлениями и жалобами в те или иные органы: федеральный закон от 25 февраля 1993г. «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» и Указ Президиума Верховного Совета СССР от 12 апреля 1968 г. № 2534-VII «О порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан» в редакции Указов Президиума ВС СССР от 4.03.1980 г. № 1662-X и от 2.02.1988 г. № 8422-XI.

Исходя из анализа положений данных документов, можно сделать вывод, что гражданин, подвергнутый административному задержанию, вправе обратится с жалобой либо непосредственно в суд, либо вышестоящему государственному органу (должностному лицу), а также корреспондируется обязанность соответствующих органов, (должностных лиц) ее принять и рассмотреть.

Судебному обжалованию подлежи любое действие (бездействие) правоохранительных органов, кроме действий (решений), проверка которых отнесена к компетенции Конституционного Суда РФ, а также те действия (решения), в отношении которых законодательством предусмотрен иной порядок обжалования. Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что любые действия (решения), относящиеся к применению мер административного принуждения могут быть обжалованы в судебном порядке.

Следует отметить, что ни один из вышеназванных документов не закрепляет обязательных требований к жалобам, из чего следует, что отсутствие того или иного реквизита не должно влечь отказа в приеме жалобы (за исключением анонимных сообщений, к которым относятся заявления с отсутствием Ф.И.О., данных о месте жительства, работы, учебы).

Если жалоба подается гражданином в вышестоящий орган (должностному лицу), то она должна быть рассмотрена в месячный срок, по истечении которого гражданин уведомляется об итогах рассмотрения жалобы. Вышестоящий орган (должностное лицо), рассматривающий жалобу, проверяет законность и обоснованность действий подчиненных лиц. В случае отмены решения об административном задержании гражданина за отсутствием состава административного правонарушения в действиях задержанного, ему приносятся официальные извинения, а также с него должны быть сняты все правоограничения. Если вышестоящий орган (должностное лицо) отказывает в удовлетворении жалобы незаконно задержанного, или гражданин, подавший жалобу на действия правоохранительных органов, не получает письменного ответа в течение месяца со дня ее подачи, он вправе обратится с жалобой в суд. В этом случае для подачи жалобы в суд установлен срок один месяц со дня получения письменного уведомления об отказе вышестоящего органа (должностного лица) в удовлетворении жалобы или со дня истечения месячного срока после подачи жалобы, если гражданином не был получен на не письменный ответ. Если гражданин решил подавать жалобу в суд без подачи жалобы вышестоящему органу (должностному лицу), то для этого установлен срок три месяца со дня, когда ему стало известно о нарушении его права. В законе закреплена возможность восстановления судом срока подачи жалобы, пропущенного гражданином по уважительной причине. Трехмесячный срок обращения с заявлением в суд установлен также и Гражданским процессуальным кодексом, в главе, посвященной производству по делам об оспаривании решений, действий (бездействий) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.

Важным положением, закрепленном в вышеназванном Федеральном законе, является положение о том, что гражданин, подавший жалобу на нарушение своих прав, не обязан доказывать незаконность обжалуемых действий (решений), но обязан доказать факт нарушения своих прав и свобод. Что касается административного задержания, то доказать нарушение прав и свобод при этом не составляет никакого труда, поскольку само задержание и есть нарушение конституционного права неприкосновенности личности. Важно только доказать сам факт административного задержания. Для этого необходим или протокол об административном задержании или правонарушении, или запись в документации дежурной части органа, куда был доставлен задержанный, или показания лиц, осуществлявших административное задержание, либо показания свидетелей.

Следует рассмотреть требования к особенностям делопроизводства по продвижению жалобы по инстанциям, при поступлении жалобы в вышестоящие органы. Основными элементами, в соответствии с ранее указанными Федеральным законом и Указом ПВС, подобной процедуры являются следующие стадии:

1. Регистрация жалобы;

2. Передача жалобы должностному лицу, компетентному рассмотреть жалобу;

3. Направление жалобы по принадлежности в течение 5 дней с уведомлением жалобщика;

Сама процедура рассмотрения жалобы включает в себя: разбор существа жалобы; истребование документов или направление работников на места для проверок (в случае необходимости); принятие обоснованного решения; обеспечение своевременного и правильного решения; сообщение жалобщику в письменной форме о решении (либо в случае отказа в приеме жалобы - указывается мотивированным решением) и разъясняется порядок обжалования.

В научной литературе встречается мнение, что решение по жалобе судом является окончательным и обжалованию не подлежит. Так, по словам М.С. Студеникиной, «если гражданин первоначально подает жалобу по административной линии и решение по жалобе его не устраивает, то после этого он может обратиться в суд. Если же гражданин сразу же обратится в суд, он должен знать, что решение суда по его жалобе будет окончательным и дальнейшему обжалованию не подлежит». Нам представляется данное высказывание не совсем верным с точки зрения обеспечения прав и свобод личности, т.к. судебное решение также можно обжаловать в вышестоящие судебные инстанции до Верховного Суда РФ, и, в случае неудовлетворения заинтересованных лиц – в международные суды по правам человека, что, от части, было закреплено в Постановлении Конституционного Суда РФ от 28 мая 1999 г. № 9-П.

Прокурорский надзор за законностью административного задержания граждан сроится из двух элементов. Прежде всего, это проверка законности административного задержания граждан на основании заявления самого лица, подвергнутого задержанию, и надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина правоохранительными органами, производимый прокуратурой по собственной инициативе. Основным нормативным правовым актом, регламентирующим основания и порядок деятельности Прокуратуры РФ, является Федеральный закон «О прокуратуре РФ».

Проверки законности административного задержания следует проводить систематически, вне зависимости от наличия сведений о нарушении законов. Однако, при поступлении в прокуратуру сведений о нарушении прав и свобод граждан при административном задержании или других действий правоохранительных органов, проверки необходимо проводить в первоочередном порядке.

Как уже говорилось выше, согласно законодательству, гражданин, подвергнутый задержанию, непосредственно, или через своего защитника, имеет право обжаловать применение данной меры принуждения правоохранительными органами в прокуратуру, что, несомненно, является важным элементом его правовой защищенности.

Жалобы, заявления, поступающие в органы прокуратуры, рассматриваются в установленные сроки, а именно, в течение месяца. Принятое решение доводится до гражданина, подавшего жалобу. Отказ в удовлетворении заявления или жалобы должен быть мотивированный, и заявителю должен быть разъяснен порядок обжалования принятого решения.

Из смысла ст.22 закона «О прокуратуре РФ», вытекает, что прокурор при осуществлении своих полномочий по надзору за исполнением законов имеет право беспрепятственного входа в любые правоохранительные органы, требовать от их руководителей или должностных лиц необходимые документы, материалы, статистические и иные сведения, а также вызывать должностных лиц и граждан для объяснений по поводу нарушений законов. Прокурор, выявивший нарушение законодательства при производстве административного задержания, своим постановлением освобождает лиц, незаконно подвергнутых задержанию. В некоторых случаях прокурор имеет право возбудить уголовное дело в отношении должностного лица, осуществившего незаконное административное задержание гражданина по признакам преступления, предусмотренного ст.301 УК РФ.

Прокурору также предоставлено право внесения представлений об устранении нарушений законов в органы или должностным лицам, которые полномочны устранить допущенные нарушения. По данным представлениям в течение месяца должны быть приняты конкретные меры по устранению допущенных нарушений законов с письменным сообщением об этих мерах прокурору.

В юридической литературе неоднократно высказывались мнения о необходимости лишить прокуратуру якобы не свойственных ей функций общего надзора. Однако нам близко мнение Н.Ю. Хаманевой, высказывающей по данному поводу следующим образом: «…данная позиция является чересчур радикальной и оторванной от действительности». Органы прокуратуры играют существенную роль в защите интересов граждан, использую, в частности, такой вид прокурорского надзора, как общий надзор, главной задачей которого является обеспечение верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства.

В качестве доказательств состоятельности данных утверждений можно привести цитату из выступления на заседании Государственной Думы РФ бывшего Генерального прокурора РФ Ю.И. Скуратова: «… законность в России и ранее никогда не жаловали, и сегодня она, к сожалению, пока не стала основой деятельности государственного аппарата и должностных лиц. Традиционная привычка решать дела с позиции пользы, видимой лишь чиновникам, с позиции политических и иных личных амбиций по-прежнему доминирует в практике нашего государственного строительства. Вместе с широко распространившимися бесконтрольностью и безответственностью это создает впечатление чуть ли не полного отсутствия правовых инструментов, подрывает веру людей в возможность правовыми средствами решать вопросы социальной справедливости. В этих условиях прокуратура считала и считает для себя важным сосредоточить усилия на защите законных прав и интересов граждан, на помощи правовыми средствами, прежде всего надзорными, тем социально-экономическими преобразованиям, которые проводятся в обществе».

Как было показано ранее, в настоящее время в нашей стране существует много средств, направленных на охрану прав граждан, подвергнутых административному задержанию. Однако они еще очень часто нарушаются, а существующие способы защиты не эффективны на 100 %. Вот почему возникает проблема не только совершенствования уже имевшихся инструментов, но и создания новых, гарантирующих и охраняющих права личности.

В связи с этим, важное место в системе субъектов, которые осуществляют контроль и надзор за деятельностью органов исполнительной власти, в частности, и правоохранительных, затрагивающей права и свободы граждан, занимает институт Уполномоченного по правам человека в РФ. Его функции направлены на защиту прав граждан от произвола и злоупотребления властью со стороны чиновников. Данный институт следует рассматривать как дополнительное, а не как альтернативное средство правовой защиты в системе иных механизмов, направленных на осуществление этой деятельности.

Правовую основу осуществления функций Уполномоченного по правам человека в России составляет Конституции РФ и Федеральный конституционный закон от 26 февраля 1997 г. № 1-ФКЗ «Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации».

Процессуальные особенности деятельности Уполномоченного заключаются в том, что к рассмотрению принимаются жалобы граждан на решения государственных органов, должностных лиц, государственных служащих, органов местного самоуправления, только в случае, когда гражданин обжаловал незаконные действия в суд, или в вышестоящий в порядке подчинения орган, но не согласен с принятым решением. Конституционным законом установлен срок, в течение которого заявитель может подать жалобу - 1 год с момента, когда заявителю стало известно о нарушении своих прав.

Значимым является положение ст. 21 данного Федерально конституционного закона, согласно которой, при наличии информации о массовых или грубых нарушениях прав и свобод граждан, или связанных с необходимостью защиты интересов лиц, не способных самостоятельно использовать средства защиты, Уполномоченный вправе принять в пределах компетенции по своей инициативе следующие меры:

- обратиться к компетентным государственным органам за содействием в проведении проверки;

- беспрепятственно посещать любые объекты, присутствовать на собрании коллективных органов;

- запрашивать любые сведения, получать объяснения должностных лиц и государственных служащих (за исключением судей);

- знакомиться с материалами гражданских, уголовных, административных дел.

В случае установления факта нарушения прав заявителя. Уполномоченный обязан принять меры в пределах своей компетенции:

- направить государственным органам рекомендации относительно возможных и необходимых мер восстанавливающих нарушенные права и свободы;

- обратиться в суд с заявлением в защиту прав и свобод, нарушенных решением, действием (бездействием) государственных органов;

- обратиться в компетентный государственный орган с ходатайством о возбуждении дисциплинарного или административного производства, либо уголовного дела в отношении должностного лица, в решениях которого усматривается нарушение права человека;

- обратиться в суд или к прокурору с ходатайством о проверке вступившего в законную силу решения, приговора суда, определения, постановления суда, либо постановления судьи.

В заключении хотелось бы отметить, что, во-первых, под юридическими гарантиями законности при применении мер административного принуждения следует понимать закрепленную в нормах права систему административно-правовых средств, которые обеспечивают точное соблюдение, применение законов и подзаконных нормативных правовых актов, правильное использование прав и выполнение юридических обязанностей всеми участниками административных правоотношений.

Во-вторых, систему юридических гарантий правовой защищенности лиц, подвергнутых административному задержанию следует представить в виде четырех самостоятельных блоков.

В-третьих, мы склоняемся к мнению о необходимости законодательного закрепления случаев обязательного участия защитника в производстве по делам об административных правонарушениях, а также возможности его бесплатного участия.

И, наконец, говоря о гарантиях правовой защищенности административно задержанных лиц, следует помнить о возможности участия Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в процессе защиты конституционных прав данных лиц.

 

Автор: Ложевский А.А.