07.02.2011 17376

Принципы производства по делам об административных правонарушениях юридических лиц (статья)

 

Любая процессуальная деятельность базируется на системе принципов. Они способствуют совершенствованию правового регулирования в соответствующей области, облегчению правоприменительной деятельности, особенно при наличии пробелов в законе, а также при отмене устаревших и принятии новых юридических норм. При этом «применительно к административно-юрисдикционному процессу трудно говорить о какой-либо устоявшейся системе взглядов на его принципы, поскольку разброс мнений ученых-административистов достаточно большой».

Каждое индивидуальное отношение, выражающее управленческую волю государства, может иметь, по мнению В.А. Юсупова, «различное сочетание элементов соприкасающихся связей. Те из них, которые насыщены преимущественно идеологическими элементами, становятся определяющими отношениями и лежат в основе формирования норм-принципов. Отношения же, насыщенные элементами политических и организационных связей, могут образовывать нормы-определения, нормы-цели или нормы-правила, обеспечивающие непосредственную управленческую деятельность». Таким образом, идеологические аспекты, выражающиеся в позиции законодателя, применительно к тому или иному объекту управления, интегрируются в основополагающих идеях и оформляются в системе принципов. Именно потребности общества и связанные с ними интересы государства являются основной движущей силой по установлению и закреплению основ многоаспектного взаимодействия людей и различных социальных формирований.

Исследование проблемы принципов и гарантий их обеспечения в производстве по делам об административных правонарушениях юридических лиц является частью общей проблемы их регламентации и обеспечения в праве в целом. При этом наиболее тесным образом указанные принципы связаны с принципами и гарантиями производства по делам об административных правонарушениях в традиционном (общепринятом) понимании.

Следует согласиться с теми авторами, которые не отождествляют категории «принципы» и «гарантии», ибо эти понятия отражают различные свойства правовых явлений.

Если принципы – это, прежде всего, руководящие идеи, положения, закрепляемые или отражаемые в нормах права, то гарантии представляют собой установленные законом правовые и организационно-правовые средства и способы, при помощи которых достигается исполнение законов и претворение в жизнь принципов. Требования принципов, таким образом, могут фактически реализовываться лишь при условии, что существуют реальные гарантии их осуществления, а значит без гарантий принципы носят формальный характер.

Под принципами административного права, в частности, понимаются идеи, основные положения, которыми руководствуется как законодатель, конструирующий нормы права, так и исполнитель этих норм: правоприменительные органы, должностные лица, граждане1.

Аналогичным образом под принципами производства по делам об административных правонарушениях юридических лиц следует понимать систему взглядов, подходов и идей, характеризующих как сам порядок привлечения правонарушителей к ответственности, которым должен руководствоваться правоприменитель, так и те нормы права, которые подчеркивают правовое положение всех остальных участников данного производства.

В литературе выделяются основные требования, которым должны отвечать принципы административного процесса. Во-первых, принцип должен обладать высокой степенью обобщенности. Это означает, что в качестве принципа может быть признана не любая черта административно-процессуальной деятельности, а только выражающая идею, которая бы распространялась на весь процесс, способствовала бы раскрытию специфики административного процесса по сравнению с другими формами управленческой деятельности. Во-вторых, принципы должны быть закреплены в правовой норме. Административно-процессуальная деятельность может осуществляться лишь на началах и в формах, предписанных законом, поэтому и основные положения, на которых строится эта деятельность, должны быть закреплены в действующем законодательстве. Никакие идеи не могут регулировать правовые отношения до тех пор, пока им не будет придан государственно-властный характер и они не станут правовыми нормами.

Принципы производства по делам об административных правонарушениях отражают специфику юридических норм, закрепленных в Конституции Российской Федерации, законах и иных нормативных актах, определяют сущность организации и деятельности уполномоченных контрольно-надзорных и юрисдикционных органов по возбуждению, рассмотрению и разрешению дел об административных правонарушениях, а также по исполнению постановлений о наложении и применении административных взысканий, порядку их обжалования или опротестования.

Следует иметь в виду, что принципы производства по делам об административных правонарушениях юридических лиц по-разному закреплены в законодательстве. Некоторые из них содержатся в отдельной норме (например, ст.1.4 КоАП закрепляет принцип равенства перед законом). В других случаях принцип может быть закреплен в качестве основного начала без его оформления в отдельной статье. Его содержание при этом вытекает из ряда правовых норм, каждая из которых формулирует лишь отдельную составную часть этого принципа (например, анализ ч.2 ст.2.1 КоАП и ч.4 ст.110 НК РФ позволяет выделить принцип сочетания презумпции невиновности и объективного вменения).

Таким образом, применительно к административно-юрисдикционному производству в отношении юридических лиц следует выделить ряд основополагающих принципов, позволяющих не только идентифицировать эту деятельность по сравнению с другими, но и определить базовые идеи, составляющие сущность рассматриваемого производства.

Принципы производства по делам об административных правонарушениях юридических лиц целесообразно сгруппировать по степени их универсальности. В первую группу (общие принципы) следует включить те, которые в равной степени могут быть отнесены и к производству по делам об административных правонарушениях физических лиц. Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что и общие принципы рассматриваемого производства характеризуются спецификой их реализации, о чем будет сказано ниже.

Другая группа (специальные принципы) объединяет принципы, присущие исключительно рассматриваемому производству и отражает специфику деятельности, связанную с привлечением к административной ответственности юридических лиц.

К общим принципам относятся: законность, объективная (материальная) истина, охрана интересов государства и юридических лиц, обеспечение права на защиту, гласность, равенство перед законом и правоприменителем.

Группу специальных принципов составляют: сочетание презумпции невиновности и объективного вменения, сочетание административной ответственности юридических и должностных лиц (двусубъектная ответственность), экономичность и эффективность производства.

Принцип законности, как один из элементов демократии и правового государства, прямо вытекает из ст.15 Конституции Российской Федерации и состоит в неукоснительном исполнении законов и соответствующих им иных правовых актов всеми органами государства и должностными лицами.

Руководствуясь этим принципом, юридическое лицо может быть подвергнуто мере воздействия за совершенное деяние только в рамках действующего законодательства, касающегося оснований и порядка привлечения подобного субъекта права к ответственности. Об этом, в частности, свидетельствует анализ положений ст.1.6 КоАП.

Законность подразумевает также охрану прав и законных интересов участников административного процесса от тех или иных нарушений и возможность обжаловать незаконные действия.

«Принцип законности, как требование строгого и неуклонного соблюдения и реализации всеми компетентными государственными учреждениями и их должностными лицами законов, является необходимым признаком, основой всей сферы деятельности правоохранительных органов. При этом законность пронизывает не только основания юридической ответственности, но и весь процесс ее осуществления».

Для того чтобы производство по делам об административных правонарушениях юридических лиц осуществлялось на основе строгого соблюдения законности, государство берет на себя функции наблюдения за неукоснительным соблюдением данного принципа путем ведомственного контроля, прокурорского надзора, возможности обжалования вынесенного по делу постановления и другими способами.

Другим общим принципом рассматриваемого производства является принцип объективной (материальной) истины.

Событие, составляющее предмет исследования по конкретному делу, является фактом, независимым от сознания исследующего его лица и задача этого должностного лица состоит в том, чтобы правильно познать это событие, установить его так, как оно произошло в действительности. В соответствии с принципом объективной истины выводы должностного лица, осуществляющего производство по делам об административных правонарушениях, должны быть бесспорными и основываться на учете всех обстоятельств дела, т.е. быть достоверными, истинными.

Однако применительно к производству по делам об административных правонарушениях юридических лиц необходимо сделать одну существенную оговорку.

Поскольку в основе этого принципа лежит всестороннее и объективное исследование всех обстоятельств дела, то речь идет о том, что в качестве основания для принятия решения по делу об административном правонарушении выступают фактические данные, характеризующие противоправное деяние и совершившее его лицо. Под исследованием же данных, характеризующих личность совершившего противоправное деяние лица понимается изучение не только объективной, но и субъективной стороны состава правонарушения. Что касается получения фактических данных относительно противоправного деяния, совершенного лицом юридическим, следует, возможно, оговорить необходимость его реализации лишь в тех ситуациях, когда это прямо предусмотрено нормой права, а точнее в том случае, когда необходимо исключить действие непреодолимой силы либо установить вину конкретного должностного лица (как это предусмотрено в налоговом законодательстве). В иных случаях принцип объективной (материальной) истины следует трактовать только с позиции установления фактических обстоятельств совершенного деяния без учета субъективного содержания поведения субъекта ответственности (юридического лица).

Одним из проявлений принципа объективной истины следует рассматривать положение ч.2 ст.3.1 КоАП, содержащее ссылку на то, что административное наказание не может иметь своей целью нанесение вреда деловой репутации юридического лица.

Думается, что применительно к производству по делам об административных правонарушениях юридических лиц необходимо исходить из того, что в любом случае правоприменитель должен так провести расследование дела, чтобы все обстоятельства дела были выяснены всесторонне, полно и объективно. Способствуют этому закрепление в законодательстве различных гарантий, которые ставят надежный барьер возможным нарушениям норм права и некачественному проведению расследования. К этим гарантиям следует отнести возможность обжалования постановления по делу об административном правонарушении, право заявлять ходатайства и отводы, право знакомиться со всеми материалами дела и давать объяснения и пр.

Одной из важнейших гарантий всестороннего, полного и объективного выяснения всех обстоятельств дела следует также признать положение ст.24.6 КоАП. Оно вменяет в обязанность Генеральному прокурору Российской Федерации и назначаемым им прокурорам осуществлять в пределах своей компетенции надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и действующими на территории Российской Федерации законами при производстве по делам об административных правонарушениях.

Среди общих принципов производства важное место занимает принцип охраны интересов государства и юридических лиц.

Не вызывает сомнения тот факт, что закрепление этой основополагающей идеи способствует реализации интересов государства и юридических лиц в различных отраслях и сферах жизнедеятельности. Вся деятельность уполномоченных на то органов по привлечению к ответственности за совершенное правонарушение юридических лиц, в конечном счете, должна быть направлена на достижение такого положения вещей, при котором государство, граждане и юридические лица будут защищены от недобросовестных и противоправных действий со стороны коллективных образований.

Указанный принцип прямо вытекает из Конституционных норм. Речь, в частности, может идти о ст. 45 Конституции Российской Федерации, гарантирующей государственную защиту прав и свобод человека и гражданина, включая охрану государством и достоинства личности (ст.21 Конституции РФ). С другой стороны, данный принцип подразумевает, что и государство путем применения административного наказания к правонарушителю (в том числе и юридическому лицу) преследует цели предупреждения совершения новых правонарушений как со стороны правонарушителя, так и других лиц (ч.1 ст.3.1 КоАП).

Путем закрепления этого принципа государство берет на себя обязательство и гарантирует всем хозяйствующим субъектам (предприятиям, учреждениям, организациям и гражданам) то, что их интересы будут защищены, а правонарушители будут привлечены к ответственности. Рассматриваемый принцип направлен также на защиту интересов самого государства, поскольку позволяет выбрать на его основе эффективный механизм охраны наиболее важных государственных приоритетов.

Одним из важнейших общих принципов административно-юрисдикционного процесса, как в отношении юридического лица, так и применительно к правонарушителю–физическому лицу является принцип обеспечения права на защиту.

Следует отметить, что в юридической литературе по уголовному процессу достаточно давно подчеркивалась значимость употребления словосочетания «принцип обеспечения обвиняемому права на защиту», чем употребление понятия «принцип права обвиняемого на защиту». В нашем случае речь идет о лице, привлекаемом к административной ответственности. Как и в уголовном процессе, в административном производстве категория «обеспечение права на защиту» является понятием более широким, чем категория «право на защиту», ибо в него включена помимо осуществления прав, еще и деятельность других участников процесса по осуществлению прав и законных интересов лица, привлекаемого к административной ответственности.

КоАП в ч.1 ст.25.1 закрепляет целый ряд процессуальных прав лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении: знакомиться с материалами дела, давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства, присутствовать при рассмотрении дела, пользоваться юридической помощью адвоката, обжаловать постановление по делу и др. Подобная формулировка в большей степени касается физических лиц. Вместе с тем представляется, что перечень прав лица, привлекаемого к административной ответственности, может быть использован по аналогии в отношении правонарушителя–юридического лица.

Кроме того, в соответствии со статьями 45 и 46 Конституции Российской Федерации каждый может защищать свои права и свободы всеми не запрещенными законом способами, причем ему гарантируется судебная защита. И несмотря на то, что Конституция Российской Федерации не упоминает категорию юридического лица, представляется возможным распространять это положение и по отношению к ним.

Так, согласно ст.25.5 КоАП с момента составления протокола об административном правонарушении в производстве может участвовать защитник. Положения указанной статьи необходимо трактовать как возможность участия защитника и при производстве по делам об административных правонарушениях юридических лиц.

Весьма значимым общим принципом производства по делам об административных правонарушениях следует назвать принцип гласности.

Обозначенный принцип вытекает из положений ст.123 Конституции Российской Федерации, предусматривающей открытое разбирательство дел во всех судах. Интерпретируя данную формулировку, принцип гласности в производстве по делам об административных правонарушениях подразумевает открытое рассмотрение дел об административных правонарушениях. Это означает доступность процесса для посещения гражданами, его публичный характер.

Вместе с тем в ряде случаев (которые распространяются и в отношении граждан) открытое рассмотрение дел исключается. К ним относятся ситуации, когда это может привести к разглашению государственной, военной, коммерческой или иной охраняемой законом тайны, а равно случаи, требующие интересов обеспечения безопасности лиц, участвующих в производстве по делу, членов их семей, их близких, а также защиты чести и достоинства указанных лиц (ч.1 ст.24.1 КоАП).

Так, применительно к производству с участием юридического лица к сведениям, подпадающим под понятие коммерческой тайны, относится информация о заключенных договорах, списках клиентов (партнеров, поставщиков), анализе рынка товаров и услуг, стратегии работы юридического лица на рынке и пр.

Принцип равенства участников производства по делам об административных правонарушениях юридических лиц перед законом и правоприменителем вытекает из смысла положений ст.19 Конституции Российской Федерации и ст.1.4 КоАП. Последняя статья закрепляет принцип равенства как физических, так и юридических лиц-субъектов производства по делам об административных правонарушениях по целому ряду обстоятельств. Среди этих обстоятельств применительно к физическим лицам выделяются расовая и национальная принадлежность, пол, язык, происхождение, имущественное и должностное положение, место жительства, образование, отношение к религии, убеждения, принадлежность к общественным объединениям и прочее.

Применительно к юридическим лицам рассматриваемый принцип закреплен ч.1ст.1.4 КоАП, где сказано, что юридические лица подлежат административной ответственности независимо от места нахождения, организационно-правовых форм, подчиненности, а также других обстоятельств.

Равенство означает отсутствие различного рода привилегий в зависимости от имущественного, служебного, территориального, ведомственного, социального положения и иных обстоятельств.

Так, ст. 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ (далее – АПК РФ), закрепляет равенство перед законом и судом организаций независимо от места нахождения, подчиненности, формы собственности. Указанная норма адресована не только арбитражному суду и сторонам, но и всем другим участникам арбитражного процесса2. Аналогичный подход в настоящее время закреплен и в административно-юрисдикционном производстве.

Принцип равенства участников производства по делам об административных правонарушениях юридических лиц подчеркивает, что в отношении любого юридического лица при рассмотрении дела об административном правонарушении должны применяться одни и те же материальные нормы и процессуальные правила. Едиными являются понятие административного проступка, порядок рассмотрения дел, принципы назначения наказания, возможность и порядок обжалования принятого решения и др.

Равенство перед органом, уполномоченным рассматривать дело об административном правонарушении (правоприменителем), вытекает из равенства субъектов производства перед законом. Поскольку при производстве по делам об административных правонарушениях юридических лиц применяются единые правила, ни для кого не могут быть созданы благоприятные условия либо установлены не предусмотренные законом ограничения. Причем если в отношении физических лиц предусмотрен ряд исключений из общего правила о всеобщем равенстве перед законом и судом, касающихся неприкосновенности некоторых категорий должностных лиц, выполняющих определенные государственные функции, и граждан, обладающих иммунитетом на основании норм Конституции Российской Федерации и федеральных законов (например, согласно ч.2 ст.1.4 КоАП), то подобное положение не распространяется на юридических лиц. Неприкосновенность является не личной привилегией, а носит публично-правовой характер и направлена на обеспечение повышенной охраны в силу осуществляемых государственных функций.

Другую группу принципов производства по делам об административных правонарушениях юридических лиц составляют, как было отмечено, специальные принципы.

Применительно к производству в отношении юридических лиц достаточно специфическим является принцип сочетания презумпции невиновности и объективного вменения. Данный принцип, характеризуя рассматриваемое производство в целом, включает в себя два диаметрально противоположных подхода. Таким образом, указанный принцип состоит из принципа презумпции невиновности, являющегося важнейшим принципом производства по делам об административных правонарушениях в его традиционном понимании и принципа объективного вменения, неизвестного до недавних пор административному законодательству. Последовательное их освещение позволяет составить представление об их сочетании при регулировании вопросов производства в отношении юридических лиц.

Статья 49 Конституции Российской Федерации содержит положение, согласно которому в основе презумпции невиновности лежит предположение о том, что лицо считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке. Объективное же вменение, напротив, предполагает ситуацию, когда для правоприменителя не важно в силу каких обстоятельств (кроме случаев действия непреодолимой силы) произошло нарушение административно-правовой нормы. Таким образом, организации не рассматриваются в качестве носителей объективно-существующего проявления деятельности сознания. Этой позиции придерживаются многие авторы.

Принцип презумпции невиновности предполагает наличие правила, согласно которому обязанность доказать виновность лица в совершении административного правонарушения лежит на соответствующем юрисдикционном органе. Вследствие этого, лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность, хотя и вправе это делать. Непредставление этим лицом доказательств своей невиновности не может рассматриваться как обстоятельство, свидетельствующее против него.

Кроме того, из принципа презумпции невиновности вытекает положение о том, что неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица (п.4 ст.1.5 КоАП и п.6 ст.108 НК РФ).

Принцип презумпции невиновности нашел свое закрепление в статье 1.5 КоАП. И несмотря на то, что в указанной статье ничего не говорится о юридическом лице, распространять его на случаи привлечения к административной ответственности коллективных субъектов необходимо, но, как уже было отмечено, учитывая некоторые особенности правового статуса юридического лица.

Что касается объективного вменения, то речь идет о тех случаях, когда виновность их подразумевается в силу характера совершенного деяния, либо иных обстоятельств. Организации «…отвечают за ряд административных нарушений независимо от того, виновны ли они. Субъекты, решающие вопросы их ответственности, не обязаны выяснять, доказывать наличие вины. Организации в таких случаях несут ответственность за то, что правило нарушено, за то, что произошло».

В литературе отмечается, что объективное вменение должно охватывать те случаи административной ответственности организаций, когда психическое отношение коллектива, должностных лиц к своим обязанностям достаточно понятно и в законе четко установлен алгоритм действия, по которому не составляет труда определить лицо, не выполнившее свою обязанность перед государством, в особенности, если об этой обязанности субъект ответственности знал заранее.

Принцип объективного вменения по сути дела закреплен ч.2 ст.2.1 КоАП, где сказано: «Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению».

Конструкция ч.2 ст.2.1 КоАП подразумевает ситуацию, при которой уполномоченное должностное лицо должно обнаружить причинную связь между противоправным действием (бездействием) субъекта ответственности и наступившими последствиями, т.е. фактические обстоятельства события правонарушения. В этом случае кто, как не лицо, привлекаемое к административной ответственности, может (а по сути дела должно) указать на обстоятельства, устраняющие возможность привлечения его к ответственности (например, на то, что у него не было возможности для соблюдения соответствующих правил и норм, на наличие действия непреодолимой силы, на состояние крайней необходимости и пр.).

Таким образом, необходимость доказывания своей непричастности к правонарушению, при такой ситуации, фактически перемещается от юрисдикционного органа в сторону коллективного образования.

Именно поэтому принцип презумпции невиновности необходимо называть совместно с принципом объективного вменения, применяемым в установленных законом случаях и порядке.

Принцип сочетания презумпции невиновности и объективного вменения необходимо упоминать в ряду других принципов с обязательным указанием на то, что правоприменитель должен выбирать ту или иную его составляющую, руководствуясь специально оговоренными законодателем случаями и только в отношении субъекта правонарушения–юридического лица.

Своеобразной интерпретацией принципа охраны интересов государства и юридических лиц является п.3 ст.2.1 КоАП, где сказано: «Назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо». Тем самым законодатель подчеркивает значимость защиты для государства и серьезность с точки зрения вредности для общества содержания охраняемых общественных отношений, одним из участников которых являются юридические лица.

Закрепление ч.3 ст.2.1 КоАП возможности сочетания административной ответственности юридических и должностных лиц следует расценивать как проявление еще одного специального принципа рассматриваемого производства. Думается также, что рассматриваемую концепцию целесообразно сформулировать как принцип двусубъектной ответственности, как это предлагается некоторыми авторами.

Смысл закрепления принципа двусубъектной ответственности состоит в том, что во многих случаях правоприменитель может с точностью определить конкретное должностное лицо, чьи действия или бездействие привели к совершению юридическим лицом правонарушения. В такой ситуации встает вопрос об ответственности подобного должностного лица. Более того, в специально предусмотренных законом случаях эти действия должностного лица образуют самостоятельный состав административного правонарушения. Налицо два правонарушителя – юридическое лицо и должностное лицо. В других ситуациях (когда действия должностного лица не образуют состава правонарушения) соответствующее должностное лицо может быть привлечено к дисциплинарной ответственности.

Следует иметь в виду, что если орган представляет юридическое лицо в целом, то рядовой работник может вступать от имени организации в правоотношения лишь на определенном участке ее деятельности, соответствующем компетенции работника. Указанная позиция имеет большое практическое значение при решении вопросов привлечения к ответственности конкретного должностного лица в случае одновременного применения административного наказания к организации. При этом если вина директора или главного бухгалтера как бы изначально презюмируется, то во всех других случаях юрисдикционному органу следует на основе изучения внутренней документации установить, в круг должностных обязанностей какого лица входило совершение действий, которые привели к нарушению норм права.

Необходимо указать и на такую важную составляющую производства по делам об административных правонарушениях, как экономичность производства.В первую очередь она связана со спецификой привлечения к административной ответственности и может быть дополнена понятием «эффективность производства». Принцип экономичности и эффективности производства по делам об административных правонарушениях применительно к физическим лицам, как правило, дополняется категорией «быстрота производства». Быстрота, в частности, проявляется в установлении достаточно кратких сроков рассмотрения подобных категорий дел при условии достижения соответствующих целей и задач. Подразумевается, что цели и задачи производства должны быть достигнуты не только наименьшими средствами, но и в наикратчайший срок, поскольку не только средства, но и время их приложения имеют существенное значение для определения эффективности производства.

Что касается производства с участием юридических лиц, быстрота производства не будет выступать в качестве его характерной особенности. Подтверждением тому является установление срока давности до одного года как раз в тех сферах, где наиболее типичными правонарушителями являются юридические лица (ч.1 ст.4.5 КоАП).

Вместе с тем, в целом можно отметить, что принцип экономичности и эффективности производства по делам об административных правонарушениях юридических лиц направлен на обеспечение такой организации процесса, которая не требовала бы больших материальных затрат и вместе с тем обеспечивала бы его движение без лишнего обременения участников производства.

Учеными выделяются и другие принципы административно-юрисдикционного процесса, лежащие в основе привлечения к административной ответственности граждан. Среди них можно назвать ведение производства на государственном языке, непосредственность и непрерывность процесса, самостоятельность и компетентность в принятии решения, многоступенчатость производства и др.

Не принижая значения названных принципов для производства по делам об административных правонарушениях в целом, следует отметить, что применительно к производству с участием юридических лиц, они не будут носить характер определяющих.

При этом следует особо подчеркнуть, что нельзя ради гласности жертвовать истиной, ради оперативности – законностью. Только последовательная реализация всех принципов соответствует демократической природе производства и позволяет наилучшим образом достичь целей процесса.

Таким образом, с учетом изложенного можно сделать следующие выводы.

Производство по делам об административных правонарушениях юридических лиц базируется на закрепляемых или отражаемых в нормах права системе руководящих идей, основных положений, установлений. При этом принципы определяют сущность организации и деятельности всех контрольно-надзорных и юрисдикционных органов на всех стадиях рассматриваемого производства.

Принципы производства по делам об административных правонарушениях юридических лиц связаны между собой, они осуществляются в неразрывном единстве, образуя гармоничную систему начал производства.

Современное состояние российского законодательства, регулирующего вопросы привлечения юридических лиц к административной ответственности, позволяет выделять группу общих и специальных принципов. Если общие принципы в равной степени могут быть отнесены и к производству по делам об административных правонарушениях физических лиц, то специальные принципы присущи исключительно производству в отношении юридических лиц.