10.02.2011 10819

Основания применения досмотра милицией (статья)

 

Применяя досмотр, сотрудники милиции должны помнить, что они вторгаются в сферу основных прав и свобод человека. Конституция Российской Федерации закрепила право каждого гражданина на личную неприкосновенность (ч. 1 ст. 22), неприкосновенность частной жизни (ч. 1 ст. 23) и право владения, пользования и распоряжения имуществом (ч. 2 ст. 35), поэтому главным условием реализации данного действия является строжайшее соблюдение законности. Ни одно должностное лицо милиции не имеет право применять досмотр без достаточных к тому оснований.

В работах ученых-административистов вопрос об основаниях применения досмотра должной разработки не получил. Между тем, как справедливо отмечали О.С. Иоффе и М.Д. Шаргородский, «… чтобы меры принуждения соответствовали их подлинному содержанию и тем целям, которые государство связывает с их установлением, применение этих мер должно опираться на определенные основания».

Правильное установление оснований применения принудительных мер способствует тому, что их реализация становится целенаправленной, законной и обоснованной.

В словаре русского языка термин «основания» имеет несколько значений, одно из них - «причина, повод, которые объясняют, оправдывают, делают понятными поступки, поведение».

Согласно положениям общей теории права основания применения мер государственного принуждения заключают в себе фактическую и юридическую стороны. Под фактическим основанием применения той или иной меры принуждения понимается реальное наступление обстоятельств, которые предусмотрены правовой нормой. Под юридическим основанием понимается наличие нормы права, предусматривающей возможность (допустимость) применения конкретной меры принуждения при наличии указанных в норме обстоятельств.

Представляется, что при решении вопроса о возможности применения досмотра сотрудникам милиции необходимо учитывать в совокупности установленные законодательством основания, цели и условия его применения. Только наличие всех предусмотренных законом обстоятельств позволяет принять решение о применении той или иной меры. Иными словами, нормы права содержат указания на конкретные объективно реальные явления, с наступлением которых и связывается возможность применения той или иной меры административного принуждения.

Следует подчеркнуть, что высказанные положения важны с точки зрения гарантий прав и свобод человека и гражданина.

Досмотр, обладая двойственной правовой природой и выступая, как административно-предупредительная мера и мера административно-процессуального обеспечения, имея сходство по способу осуществления, форме выражения и характеру правоограничения, применяется по разным основаниям.

Известно, что главным основанием применения «обеспечительного» досмотра является правонарушение (действительное или предполагаемое). Основанием применения административно-предупредительного досмотра выступают обстоятельства, возникающие как вследствие волевых действий людей, так и вне зависимости от воли и сознания человека.

Важно отметить, что, в отличие от оснований применения досмотра как меры административно-процессуального принуждения, мы не рассматривали вопрос и не анализировали понятие и классификацию оснований его применения как административно-предупредительной меры. В этой связи актуальным представляется исследование оснований применения административно-предупредительных мер, в том числе и досмотра.

В отечественной правовой науке нет единого мнения об основаниях применения административно-предупредительных мер. Об этом свидетельствуют дефиниции, предложенные многими авторами, обращавшимися к проблематике оснований применения административно-предупредительных мер.

Так, М.И. Еропкин, говоря об основаниях применения мер административно-предупредительного характера, подчеркивает, что их применение возможно «в определенных условиях, наступление которых влечет за собой предусмотренную законом обязанность органов охраны общественного порядка применять ту или иную меру».

Аналогичный подход к формулированию оснований административно-предупредительных мер демонстрировал Л.Л. Попов, который утверждал, что «…специфическая черта административно-предупредительных мер заключается в том, что для их применения не требуется факта нарушения, а необходимо наступление условий, предусмотренных соответствующей нормой права».

Четко сформулировал основания применения административно-предупредительных мер, в том числе досмотра, А.П. Коренев, который вполне резонно отмечал, что «…основанием применения мер административного предупреждения могут быть реальное предположение о намерении лица совершить правонарушение, противоправное действие; возникновение обстоятельств, угрожающих общественной и личной безопасности граждан при стихийных бедствиях, массовых беспорядках, сопровождающихся насилием, и другие чрезвычайные ситуации, ставящие под угрозу жизнь и здоровье населения и требующие проведения аварийно-спасательных и восстановительных работ».

Иной подход к определению оснований административно-предупредительных мер демонстрирует В.Е. Севрюгин, который считает, что «основанием для применения административно-предупредительных мер является не правонарушение, а наступление особых установленных законодательством условий». Аналогичной точки зрения придерживаются и другие ученые-административисты, утверждающие, что для применения рассматриваемой группы мер «… не требуется факта нарушения правовой нормы, а необходимо наступление, как правило, особых условий, предусмотренных гипотезой нормы».

На наш взгляд, данная позиция является неполной, так как сужает сферу применения административно-предупредительных мер, в том числе и досмотра, путем установления категории «особые условия». Для того чтобы подтвердить правоту этого утверждения, необходимо определить смысловое значение и дать научно обоснованное и четкое толкование обозначенного термина. Поскольку это представляет не только теоретический, но и практический интерес, так как от правильного понимания специальной терминологии во многом зависят оценка, решения и действия законодателя, правоприменителей и граждан.

Слово «особое» словари предлагают понимать так же, как и «особенное». Будучи прилагательным, оно всегда употребляется одновременно с существительным, которое и передает основную смысловую нагрузку различным словосочетаниям - особое условие, особое мнение, особое положение и т.д. Как философская категория «особенное», несмотря на кажущееся противоречие, находится в тесной взаимосвязи с другими категориями - «единичное» и «всеобщее». «Особенное» представляет собой «единство единичного и всеобщего», или «всеобщее, реализованное в единичном».

Термин «особые условия» встречается в нормативных актах, издаваемых различными министерствами и ведомствами. В их основе чаще всего отражены положения трудового законодательства. В то же время Трудовой кодекс Российской Федерации непосредственно этот термин применяет крайне редко (ст. 297), предпочитая заменять другими: «вредный производственный фактор», «опасный производственный фактор», «особенности регулирования труда отдельных категорий работников» (ст. 209 и раздел XII части четвертой Трудового кодекса Российской Федерации). «Как правило, - отмечает А.В. Мелехин, - он применяется для характеристики среды функционирования субъекта права, деятельность которого подлежит правовой регламентации, отличающихся от других категорий». Чаще всего речь идет о повышенном размере оплаты труда работников (сотрудников) отдельных категорий и необходимости предоставления им иных социальных гарантий, льгот и компенсаций.

Анализ содержания исследуемых нормативных актов позволяет выделить следующие условия, охватываемые этим понятием: режим работы; характер выполняемых служебных обязанностей; интенсивность, сложность и повышенная степень риска выполняемой работы; природно-климатические условия работы; доступ к сведениям, содержащим государственную тайну, и т.д.

Применяется рассматриваемое понятие и с целью отражения обособленного направления деятельности того или иного федерального органа исполнительной власти. Например, в организационной структуре центрального аппарата МВД России созданы: Управление мобилизационной подготовкой (с 20 апреля 1993 г.) как самостоятельное структурное подразделение; Управление по чрезвычайным ситуациям (в структуре главного организационно-инспекторского управления); в структуре Федеральной миграционной службы - Управление кризисных ситуаций (с 2002 г.). Такие же подразделения созданы и на других управленческих уровнях системы МВД России. Каждое из них предназначено выполнять задачи, носящие обособленный характер, но в рамках выполнения общих задач, связанных с подготовкой системы МВД России к действиям в чрезвычайных ситуациях различного вида.

Словосочетание «особые условия» означает общее отличие, необычность обстановки, в которой что-нибудь происходит (произошло).

Резюмируя изложенное, «особые условия» понимаются как - «повышенная по степени опасности для жизни людей, деятельность предприятий, организаций, и общественных формирований (а в ряде случаев и для государства), сохранности материальных и культурных ценностей, обстановка, вызываемая влияниями природного, биологического, технического (производственного) и социального характера и требующая для ее нормализации специальных организационных, тактических, правовых мер и их ресурсного обеспечения».

Особые условия для деятельности органов внутренних дел (милиции) наступают в результате: возникновения чрезвычайных обстоятельств; введения чрезвычайного или военного положения; необходимости выполнения задач территориальной и гражданской обороны. Они характеризуются повышенной степенью опасности для жизни людей, деятельности органов власти и управления, работы организаций, сохранности материальных ценностей.

Анализ оснований применения милицией досмотра как административно-предупредительной меры позволяет сделать вывод о том, что не все основания, предусмотренные нормативными правовыми актами, используются в особых условиях деятельности милиции. Так, согласно п. 23 ст. 11 Закона о милиции, ее сотрудники могут производить досмотр транспортного средства при подозрении, что оно используется в противоправных целях, в обычных условиях деятельности.

Таким образом, основания применения досмотра в особых условиях по отношению к основаниям применения досмотра как административно-предупредительной меры выступают как часть и целое.

Досмотр, являясь мерой административного принуждения, применяемой милицией, будучи относительно самостоятельным институтом, представляет собой сложное образование, применяющееся по многочисленным и разнообразным основаниям разнопланового характера, предусмотренных большим массивом нормативных правовых актов, изданных в силу различной необходимости. Поэтому для выявления особенностей оснований применения рассматриваемой меры, а также практики их осуществления необходима научно обоснованная классификация.

Для этого необходимо отыскать общие моменты, свойственные ряду оснований. Конечно, их классификация является в определенной степени условной. Более того, разграничение всех оснований применения досмотра на группы, в которые можно свести конкретные основания по присущим им специфическим признакам, зависит от характера критерия, положенного в основу классификации, а последний, в свою очередь, зависит от субъективного усмотрения.

Вопрос о классификации оснований применения досмотра в административно-правовой науке не разработан. Рассматриваемые основания могут быть классифицированы по разным критериям.

Практическое значение имеет классификация по целям применения. Отметим, что применением милицией досмотра достигается, прежде всего, конкретная цель как желаемый результат правоприменительной деятельности. Эта точка зрения обусловила и то, что при определении понятия «досмотр» в дефиниции намеренно оговаривалось, в каких именно целях она реализуется.

Все основания по непосредственной цели применения досмотра можно подразделить на три группы:

1) предотвращение угрозы общественной безопасности и безопасности личности (как граждан, так и сотрудников милиции), предотвращение наступления возможных нежелательных или вредных последствий;

2) предупреждение правонарушений, им присуща четко выраженная профилактическая направленность, недопущение совершения новых правонарушений либо причинение вреда сотрудникам милиции, пресекающих противоправные действия;

3) обнаружение орудий совершения или предметов правонарушения.

Применение сотрудниками милиции досмотра по любым основаниям, в силу его принудительности, влечет для субъекта неблагоприятные последствия, выражающиеся в характере правоограничения. В соответствии с этим критерием все основания можно разделить на две группы. К первой группе относятся основания содержащие ограничения личных неимущественных прав (личный досмотр). Ко второй - содержащие ограничения имущественных прав (досмотр вещей, транспортных средств и т.п.).

Кроме того, классификацию оснований применения досмотра можно провести и по направленности принудительного воздействия досмотра. В этом случае все основания можно подразделить на две группы:

1) основания применения досмотра индивидуального характера;

2) основания применения досмотра территориального (объектового) характера, т.е. направленные на всех субъектов, находящихся на определенной территории (объекте).

В интересах данного исследования наиболее полезной, на наш взгляд, представляется классификация оснований применения досмотра сотрудниками милиции в зависимости от правовых режимов деятельности.

Перед тем, как систематизировать основания по указанному критерию представляется необходимым определить, что понимается под терминами «режим» и «правовой режим».

В русском языке термин «режим» интерпретируется в нескольких значениях:

1) распорядок дел, действий;

2) условия деятельности, работы, существования чего-нибудь;

3) государственный строй.

В современный период рассматриваемое понятие все более утверждается в качестве одной из важнейших категорий юридической науки.

Выявление характерных черт термина «режим» затруднено тем, что содержание, которое вкладывается в это понятие, в юридической литературе понимается неоднозначно. «Здесь наблюдается часто встречающаяся ситуация, - отмечает В.Б. Рушайло, - когда один и тот же термин несет разную смысловую нагрузку в зависимости от ряда факторов».

В одних работах под режимом понимается законность, в других - порядок, в третьих - социальный режим некоторого объекта или вида деятельности, закрепленный правовыми нормами и обеспеченный совокупностью юридических средств.

Не углубляясь в суть продолжающихся научных дискуссий, отметим, что интересная, на наш взгляд, точка зрения была высказана представителями уголовно-исполнительного права А.Е. Наташевым и Н.А. Стручковым. По их мнению, «режим» в узком смысле - это совокупность правил поведения, а в широком - вся система мер, которые используются для достижения поставленных целей.

Представляется, что широкое толкование более приемлемо для определения правового режима, так как оно охватывает и правовой статус субъектов отношений, и методы, определяемые государством для поддержания нормальных, установленных законом правоотношений. Данная трактовка подчеркивает правоохранительный характер режима как явления, прежде всего юридического, создающего условия, обеспечивающие заданное состояние объекта. Подобная точка зрения ближе всего к юридической цели функционирования режима как некой общности правоустановлений. Кроме того, наличие режима обусловливает систему мер его обеспечения, что может осуществлять лишь субъект, облеченный соответствующими полномочиями, владеющий методами и средствами юридической защиты установленного режима.

Именно такой представляется деятельность органов внутренних дел (милиции) по применению досмотра в сфере охраны общественного порядка и обеспечения безопасности.

Правовой режим - очень широкое юридическое понятие. Он означает, что действия, отношения урегулированы правом. Для их существования, развития, охраны используется система юридических средств воздействия (в том числе принуждение).

В юридической литературе правовые режимы рассматриваются в нескольких аспектах: как элемент юридического инструментария, соединяющий в единую конструкцию определенный комплекс правовых средств; как составная часть системы права, которая наряду с предметом и методом правового регулирования отвечает за отграничение одной отрасли права от другой; как совокупность правовых и организационно-технических мер, используемых в сфере безопасности, представляющая собой юридико-организационный институт; как распорядок действия права, создающий конкретную степень благоприятности либо неблагоприятности для удовлетворения интересов субъектов права.

Не вдаваясь в подробности анализа на содержание и предлагаемые учеными-правоведами различные дефиниции рассматриваемого явления, так как данный вопрос не входит в задачи исследования, полагаем возможным поддержать позицию В.Б. Рушайло, который считает, что правовой режим - это:

а) закрепленные в законодательстве права, обязанности и ответственность;

б) система мер, которая используется для достижения поставленных целей;

в) система правового воздействия, состоящая в специфике приемов и его механизма.

Составляющей частью правового режима являются способы правового регулирования, т.е. средства юридического воздействия, которые выражены в юридических нормах и других элементах правовой системы.

Учитывая совместное влияние таких важных признаков правового регулирования, как предмет, метод, правовые принципы, система субъектов и система источников, можно различать отраслевые режимы: административно-правовой, гражданско-правовой, финансово-правовой и т.д.

Административно-правовой режим сопровождает деятельность органов и должностных лиц исполнительной власти при их взаимодействии с гражданами и организациями, а также между собой при реализации ими своих функциональных обязанностей, регулировании различных социальных объектов и процессов. Он может быть обозначен как общий режим деятельности государственной администрации, рассчитан на повседневную административную деятельность, типичные социально-управленческие ситуации. В то же время, когда требуются специальные, особые меры исполнительной деятельности, применяемые на строго определенной территории, в отношении определенного объекта или предмета, устанавливаются специальные административно-правовые режимы.

Таким образом, досмотр как мера административного принуждения может применяться милицией как в общем режиме своей деятельности, так и в специальных режимах. В этой связи анализируемые основания могут быть разделены на:

1) установленные для общего режима деятельности милиции;

2) установленные для деятельности милиции в условиях специальных административно-правовых режимов.

Осуществив анализ оснований, содержащихся в большом массиве нормативных правовых актов и регламентирующих административную деятельность милиции, в общем и специальных административно-правовых режимах, полагаем, что к первой группе можно отнести следующие основания применения милицией досмотра: совершение административного правонарушения или подозрение в совершении преступления (п. 148 Устава патрульно-постовой службы); наличие достаточных данных о том, что лицо имеет при себе оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства или психотропные вещества (п. 2 ст. 11 Закона о милиции); подозрение, что транспортные средства используются в противоправных целях (п. 23 ст. 11 Закона о милиции); и др.

Ко второй - наличие достаточных оснований полагать, что осуществляется незаконное хранение, перевозка или пересылка наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров (ч. 3 ст. 48 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах»); совершение попытки проникновения либо проникновение на охраняемые милицией территории и объекты (п. 5 ст. 11 Закона о милиции); пользование физическим лицом воздушным транспортом (п. 21 ст. 11 Закона о милиции); введение режимов чрезвычайного или военного положений; и др.

Предложенная автором классификация в определенной мере является условной и не претендующей на доктринальное толкование, однако, на наш взгляд, дает возможность более детально провести анализ отдельно взятого основания применения досмотра милицией, способствует более тщательному выявлению присущих ему специфических особенностей и изучению практики его употребления.

Основания осуществления досмотра, применяемого милицией в общем режиме деятельности.

КоАП РФ для выполнения возложенных на милицию обязанностей наделил ее правом применять личный досмотр, досмотр вещей, находящихся при физическом лице (ст. 27.7) и досмотр транспортных средств (ст. 27.9).

Определяя цели и порядок применения рассматриваемых мер, нормы, содержащиеся в обозначенных статьях, непосредственно не указывают на конкретные основания их применения, а в ч. 1 ст. 27.7. используется «расплывчатое» словосочетание «в случае необходимости», что, конечно же, не способствует эффективности применения досмотра милицией.

По нашему мнению, в Кодексе целесообразно закрепить унифицированную формулировку оснований применения досмотра.

В юридической литературе высказано заслуживающее поддержку мнение, что фактическими основаниями проведения досмотра как административно-процессуальной меры является совершение лицом административного правонарушения (подозрение в его совершении) и субъективное предположение сотрудника милиции о том, что лицо (правонарушитель) скрывает орудия совершения правонарушения, предметы и документы, добытые противоправным путем, а также иные предметы и документы, имеющие существенное значение для установления обстоятельств правонарушения. Например, фактическим основанием проведения личного досмотра и досмотра вещей, находящихся при физическом лице, осуществляющим незаконную торговлю товарами, свободная реализация которых запрещена или ограничена (ст. 14.2 КоАП), могут служить совершение указанного административного проступка и предположение о наличии у правонарушителя в сумке или в одежде указанных товаров (например, рыба ценных пород и т.п.).

С учетом изложенного в ч. 1 ст. 27.7 Кодекса слово «необходимости» следует заменить словами «…совершения лицом административного правонарушения (подозрение в его совершении) и предположения о том, что лицо (правонарушитель) скрывает орудия совершения правонарушения, предметы и документы, добытые противоправным путем, а также иные предметы и документы, имеющие существенное значение для установления обстоятельств правонарушения».

Юридическое основание применения досмотра составляет материальная норма (статья КоАП, устанавливающая административную ответственность за выявленное сотрудниками милиции правонарушение) и процессуальные нормы КоАП (ст.ст. 27.1, 27.7, 27.9).

Кроме того, законодатель не указывает конкретный перечень административных правонарушений, являющихся фактическим основанием проведения милицией личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, и досмотра транспортных средств.

Исходя из этого может возникнуть ложное мнение, что по действующему законодательству сотрудники милиции вправе производить досмотр при совершении далеко не всех административных правонарушений. Действительно, на первый взгляд, КоАП РФ по сравнению с КоАП РСФСР не претерпел в этой части значительных изменений. Однако ч. 2 ст. 27.7 и ч. 2 ст. 27.9 Кодекса содержат отсылочные нормы о том, что «личный досмотр, досмотр вещей, находящихся при физическом лице, и досмотр транспортных средств осуществляются должностными лицами, указанными в статьях 27.2, 27.3 настоящего Кодекса». Анализ названных статей позволяет говорить о том, что фактическим основанием применения милицией досмотра может быть любое административное правонарушение. Этот вывод сделан исходя из того, что КоАП предоставил должностным лицам органов внутренних дел (милиции) право осуществлять досмотр:

1) по делам об административных правонарушениях, которые в соответствии со ст. 23.3 Кодекса они имеют право рассматривать;

2) по делам, о которых в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 28.3 они имеют право составлять протокол об административном правонарушении;

3) при выявлении любых административных правонарушений в случае обращения к ним должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы о соответствующих административных правонарушениях.

Таким образом, законодателем в КоАП РФ, наконец-то, было реализовано предложение, высказанное Ю.П. Соловьем еще в начале 90-х гг. прошлого века и «отвергнутое большинством разработчиков российского законопроекта о милиции, но претворенное в жизнь украинским, белорусским и туркменским законодателями, о предоставлении милиции права «подвергать задерживаемых лиц в любом удобном для этого месте личному досмотру, досматривать находящиеся при них вещи, документы и транспортные средства и изымать те из них, которые могут быть использованы для посягательства на жизнь или здоровье, облегчить побег или явиться вещественными доказательствами по делу о правонарушении…»«.

Следует отметить, что для осуществления досмотра не нужно ни наличие процессуального основания (т.е. сотрудникам милиции нет необходимости выносить определение о его применении, как, например, при осуществлении привода (ст. 27.15 КоАП РФ)), ни наступление дополнительных условий (например, доставление правонарушителя может осуществляться только в целях составления протокола об административном правонарушении при невозможности его составления на месте выявления административного правонарушения, если составление протокола обязательно (ст. 27.2 КоАП РФ).

Следующим основанием применения милицией досмотра, является подозрение в совершении преступления (п. 148 Устава патрульно-постовой службы). Данное основание наиболее применяемо, поскольку положения Устава распространяются на деятельность не только патрульно-постовой службы, но и всех сотрудников органов внутренних дел, когда они участвуют в организации и несении патрульно-постовой службы или, находясь вне службы, принимают меры к пресечению преступлений или других правонарушений.

Применяемый по анализируемому основанию досмотр получил в литературе наименование «полицейский», так как осуществляется в отношении всех задержанных и доставляемых правонарушителей. Его цель заключается в обеспечении безопасности сотрудника милиции, общественной безопасности, в обнаружении оружия, взрывчатых или других веществ или предметов, которые могут быть использованы для оказания сопротивления, нападения на наряд, побега или совершения террористического акта. Сущность применяемой меры состоит в том, чтобы проверить, а не найти, т.е. убедиться в отсутствии чего-либо.

По этой причине, кстати, на месте фактического задержания может быть произведен не личный обыск, как считают некоторые авторы, а именно личный досмотр, синонимами которого могут являться понятия «наружный осмотр одежды и вещей», «поверхностный осмотр», встречавшиеся ранее в нормативных актах МВД СССР и до сих пор еще используемые в нормотворческой практике МВД РФ.

Фактическое основание анализируемой меры составляет подозрение лица в совершении преступления, которое может быть сформулировано применительно к основаниям задержания подозреваемого, предусмотренных ст. 91 УПК РФ. К ним относятся:

1) когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;

2) когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление;

3) когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.

В соответствии с п. 23 ст. 11 Закона о милиции сотрудникам милиции предоставлено право производить досмотр транспортных средств при подозрении, что они используются в противоправных целях. Данное правомочие милиции закреплено и в других нормативных правовых актах, анализ которых показал, что это прерогатива всех сотрудников милиции безотносительно занимаемой должности.

Суть рассматриваемой разновидности досмотра заключается в отыскании и изъятии орудий правонарушения, а также предметов и ценностей, добытых противоправным путем, которые могут иметь доказательственное значение по делу об административном правонарушении или уголовному делу. Досмотр может производиться также для обнаружения разыскиваемых лиц. При проведении указанной меры сотрудник милиции имеет право требовать от граждан и должностных лиц обеспечить свободный доступ к моторному отсеку, в кабину водителя, пассажирский салон, к багажному отделению и другим частям транспортного средства, а также местам для размещения перевозимых грузов. Решение о применении досмотра, как правило, принимается самостоятельно сотрудником милиции.

В случае отказа водителя предъявить документы на право управления транспортным средством, документы, удостоверяющие личность, документы на перевозимый груз к нему также может быть применен личный досмотр и досмотр его вещей. Фактическим основанием применения рассматриваемой меры является совершение водителем административного правонарушения или подозрение, что транспортное средство используется в противоправных целях.

Противоправными целями могут быть действия, подпадающие по своим признакам под административное правонарушение или преступление, например, подозрение в незаконной перевозке оружия, наркотических средств или психотропных веществ, различных товаров.

Анализируя указанное основание, мы видим, что законодатель использовал довольно-таки абстрактный термин «подозрение», который в русском языке означает «предположение, основанное на сомнении в правильности, законности чьих-нибудь поступков».

Полагаем, что указанный термин является не совсем удачным, так как сфера деятельности милиции такова, что сотрудник милиции при применении принудительных мер воздействия должен быть уверен в правильности и обоснованности своих действий.

С учетом этого необходимо, по нашему мнению, термин «подозрение» заменить на «достаточность данных» и закрепить в п. 23 ст. 11 Закона о милиции рассматриваемое основание путем следующей формулировки: «…производить досмотр транспортных средств, при наличии достаточных данных полагать, что они используются в противоправных целях».

Достаточными данными о том, что транспортное средство используется в противоправных целях, могут быть любые сколько-нибудь убедительные сведения, полученные сотрудниками милиции процессуальным, оперативно-розыскным путем или в ходе административной деятельности. При этом сотрудник милиции должен обязательно обосновать достаточность имевшихся данных в составленных им служебных или административно-процессуальных документах.

Сотрудникам милиции следует отличать досмотр транспортного средства от его осмотра. Последний представляет собой действия по визуальному обследованию транспортного средства в целях обнаружения признаков противоправных действий и других фактических данных, необходимых для предотвращения и пресечения правонарушений, предупреждения дорожно-транспортных происшествий.

Закон о милиции для выполнения возложенных на милицию обязанностей наделяет ее правом «осуществлять в порядке, установленном в соответствии с законодательством об административных правонарушениях, личный досмотр граждан, досмотр находящихся при них вещей при наличии достаточных данных полагать, что граждане имеют при себе оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства или психотропные вещества» (п. 2 ст. 11).

Указанный досмотр, будучи административной мерой, в большей степени связан с выявлением и пресечением преступлений и к административно-юрисдикционной деятельности милиции не имеет прямого отношения. Однако на практике не исключены случаи, когда в ходе проведения досмотра по вышеназванному основанию выявляются признаки не преступления, а административного правонарушения (например, хранение наркотических средств в небольших размерах).

Основание реализации данного правомочия милиции достаточно обширно. Сравнительный анализ п. 2 с другими пунктами ст. 11 Закона о милиции позволяет сделать вывод, что законодатель при конструировании рассматриваемого основания не исходил из принципа специализации в деятельности милиции. Право применять досмотр по указанному основанию - это прерогатива всех сотрудников милиции безотносительно занимаемой должности. Данное основание стало особенно актуальным и необходимым в последнее время в связи с участившимися актами терроризма, а также ростом качественных проявлений преступности.

Таким образом, по результатам рассмотрения оснований применения досмотра милицией следует сформулировать ряд выводов.

1. Досмотр, обладая двойственной правовой природой и выступая, как административно-предупредительная мера и мера административно-процессуального обеспечения, имея сходство по способу осуществления, форме выражения и характеру правоограничения, применяется по разным основаниям.

Главным основанием применения обеспечительного досмотра является правонарушение (действительное или предполагаемое). Основание применения административно-предупредительного досмотра - обстоятельства, возникающие как вследствие волевых действий людей, так и вне зависимости от воли и сознания человека.

2. Особые условия для деятельности органов внутренних дел (милиции) наступают в результате: возникновения чрезвычайных обстоятельств; введения чрезвычайного или военного положения; необходимости выполнения задач территориальной и гражданской обороны. Они характеризуются повышенной степенью опасности для жизни людей, деятельности органов власти и управления, работы организаций, сохранности материальных ценностей.

3. Анализ оснований применения милицией досмотра как административно-предупредительной меры позволяет говорить о том, что не все основания, предусмотренные нормативными правовыми актами, используются в особых условиях деятельности милиции. Основания применения досмотра в особых условиях по отношению к основаниям применения досмотра как административно-предупредительной меры выступают как часть и целое.

4. Классифицировать основания применения досмотра можно по:

а) непосредственной цели его применения (предотвращение угрозы общественной безопасности и безопасности личности; предупреждение правонарушений; обнаружение орудий совершения или предметов правонарушения.);

б) характеру правоограничений (личных неимущественных и имущественных прав);

в) направленности принудительного воздействия досмотра (индивидуального характера; территориального (объектового) характера, т.е. направленного на всех субъектов находящихся на определенной территории (на конкретном объекте)).

5. Досмотр как мера административного принуждения может применяться милицией как в общем режиме своей деятельности, так и в специальных режимах. В этой связи анализируемые основания могут быть разделены на:

1) установленные для общего режима деятельности милиции;

2) установленные для деятельности милиции в условиях специальных административно-правовых режимов.

6. Необходимо внести в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях следующие изменения: в ч. 1 ст. 27.7 слово «необходимости» заменить словами «… совершения лицом административного правонарушения (подозрение в его совершении) и предположения о том, что лицо (правонарушитель) скрывает орудия совершения правонарушения, предметы и документы, добытые противоправным путем, а также иные предметы и документы, имеющие существенное значение для установления обстоятельств правонарушения».

 

Автор: Мягков А.В.