21.01.2013 6921

Теоретико-методологическая основа исследования правовых отношений в информационной сфере

 

Научная значимость исследования правоотношений в информационной сфере тесно связана с проблемой изучения природы информационного права и его места в российской правовой системе. Поскольку правоотношения в информационной сфере являются результатом урегулирования общественных отношений в информационной сфере посредством определенной совокупности правовых норм, то исследование правоотношений в информационной сфере означает также, по сути, выявление предмета информационного права.

Решение проблемы правоотношений в информационной сфере («информационных правоотношений») имеет принципиальное значение. Собственно говоря, в выявлении природы данных отношений и заключается проблема информационного права, поскольку именно свойства предмета регулирования оказывают главенствующее влияние на выбор метода их регулирования, а следовательно, предопределяют формирование (либо же отсутствие формирования) новой отрасли права.

Исследование проблемы правоотношений в информационной сфере не может не опираться на достижения общей теории права и отраслевых юридических наук. Рассмотрение специальных вопросов правовых отношений в информационной сфере необходимо предварить общетеоретической характеристикой правоотношения. В отечественной правовой науке категория правоотношения всегда привлекала внимание исследователей. Среди наиболее известных трудов в этой области нельзя не упомянуть работы Н.Г.Александрова, О.С.Иоффе, С.Ф.Кечекьяна, Ю.К.Толстого, Р.О.Халфиной и ряда других ученых. Ряд авторов исследовали вопросы отдельных видов правоотношений. Однако следует отметить, что, несмотря на значительное число работ в этом направлении, проблематика правоотношения по-прежнему остается одной из наиболее дискуссионных в отечественной правовой науке.

Сегодня в теории права существуют две основные концепции правоотношения. Первая точка зрения, наиболее ярко изложенная в широко известной работе Ю.К.Толстого, характеризуется тем, что правоотношения рассматриваются в качестве особых идеологических отношений, через которые нормы права регулируют фактические общественные отношения. Ю.К.Толстой полагает необходимым признать, что «нормы права регулируют фактические общественные отношения, но регулируют их через посредство правоотношений; последние выступают в качестве посредствующего звена между нормой права и теми общественными отношениями, на которые норма права воздействует, как на свой объект».

Вторая точка зрения на правоотношение заключается в том, что под правоотношением понимается общественное отношение, урегулированное нормами права. Правоотношение является результатом упорядочивающего воздействия норм права на определенные общественные отношения, после чего эти общественные отношения становятся правовыми и с этого момента существуют уже как правоотношения.

В то же время согласно первой точке зрения регулируемое общественное отношение и собственно правоотношение существуют одновременно, параллельно друг с другом. Подобное определение правоотношения основано на признании в правоотношении как фактически существующего общественного отношения, так и специфической правовой составляющей, привнесенной в результате правового упорядочения. Будучи юридически урегулированным, общественное отношение не утрачивает своих прежних свойств. С точки зрения своего материального содержания оно остается общественным отношением того же вида (экономическим, политическим и др.), однако при этом оно дополнительно приобретает качества правового.

Сторонники этой точки зрения особо подчеркивают, что правоотношение необходимо рассматривать как неразрывное единство его правового аспекта и материального содержания. В частности, В.И.Сенчищев, анализируя правовую и общественную составляющую правоотношения, обращает внимание на необходимость понимания абстрактности такого разделения правоотношения, так как в действительности вряд ли «есть какая-либо возможность отделить общественную и правовую составляющую друг от друга. Видимо, под общественной составляющей в некоторых случаях следует понимать экономическое значение отношения, в некоторых - личное (моральное) его значение, в некоторых - психологическое и т.д.».

Таким образом, на наш взгляд, наиболее обоснованным представляется понимание правоотношения как урегулированного общественного отношения, взятого в неразрывном единстве правовой и фактической составляющей. На эту точку зрения мы будем опираться в настоящей работе при рассмотрении специальных вопросов правовых отношений в информационной сфере.

Кроме того, при рассмотрении теории правоотношений важно указать на два возможных типа соотношения правовых отношений с неурегулированными общественными отношениями:

а) некоторые общественные отношения могут существовать и без их правового урегулирования. Иначе говоря, такие общественные отношения могут либо быть правовыми, либо не быть таковыми (здесь имеется в виду не их противоправность, а лишь отсутствие специального юридического упорядочения). В ряде случаев определенные общественные отношения уже существуют, и законодатель их не создает, а юридически упорядочивает, делая правовыми отношениями. Например, многие экономические отношения формируются и развиваются без юридического вмешательства и лишь по прошествии определенного времени попадают в сферу правового регулирования, становясь правоотношениями;

б) в то же время другие общественные отношения могут существовать только как правовые общественные отношения (скажем, процессуальные правоотношения). Такие виды общественных отношений без наличия нормы права существовать в принципе не могут. Но и в этом случае общественное отношение, которое существует только в качестве правового отношения, которое также будет отраслевым, например, гражданско-процессуальным или арбитражно-процессуальным.

Место правоотношения в механизме правового регулирования. Рассматривая научное и практическое значение категории правоотношения, следует подчеркнуть диалектическую связь вопросов правоотношения с научными категориями, отражающими такие важнейшие явления правовой действительности, как: механизм правового регулирования; эффективность и пределы правового регулирования; система права, предмет и метод правового регулирования.

Значение категории «правоотношения» обусловлено во многом ролью, которую играет правоотношение в механизме правового регулирования. В литературе обычно выделяют четыре стадии правового регулирования:

1. стадия формирования и действия юридических норм;

2. стадия возникновения прав и обязанностей (правоотношений);

3. стадия реализации прав и обязанностей;

4. четвертая, факультативная, стадия - стадия применения права, то есть издание компетентным властным органом (например, судом) индивидуального правового акта.

Роль правоотношения в механизме правового регулирования кратко и емко выразил С.С.Алексеев: «Правоотношения являются важнейшим и необходимым этапом в процессе воплощения энергии права в организованность и упорядоченность общественных отношений, и следовательно, этапом в процессе достижения целей, результатов правового регулирования».

В отечественной науке теории права особенности механизма реализации права были обстоятельно исследованы Ю.С.Решетовым.

Структура (состав, элементы) правоотношения. Правовое отношение представляет собой сложное явление, как не только в смысле существования различных видов правоотношений, но и вследствие сложности своей структуры. Это проявляется в наличии ряда элементов правоотношения. В литературе нет единого подхода к составу, элементам правоотношения. Подход к структуре правоотношения закономерно обусловливается подходом к определению сущности правоотношения.

Так, если в правоотношении видеть сугубо юридическую связь между субъектами (например, приведенная выше точка зрения Ю.К.Толстого), то, разумеется, в этом случае правоотношение будет состоять только лишь из прав и обязанностей.

И напротив, если понимать под правоотношением единство материальной и юридической стороны, то есть единство общественного отношения и правовой связи, то в этом случае элементов правоотношения будет больше, чем только субъективные права и юридические обязанности. Однако и при таком подходе не наблюдается единства во взглядах исследователей.

По обоснованному, на наш взгляд, мнению С.С.Алексеева, элементами правоотношения являются:

а) содержание правоотношения. В содержание включаются материальное (поведение участников правоотношения) и юридическое содержание, состоящее из субъективных прав и юридических обязанностей;

б) субъекты (участники) правоотношения;

в) объект правоотношения.

Эта позиция по составу правоотношения поддерживается большинством специалистов по теории права, а также находит поддержку у представителей отраслевых правовых наук.

Однако некоторые исследователи отрицают наличие объекта в числе элементов правоотношения. Например, Р.О.Халфина полагает, что «объект правоотношения имеет значение для возникновения и развития многих видов правоотношений и для их структуры, не являясь вместе с тем элементом структуры».

Таким образом, для целей настоящей работы к элементам правоотношения мы причисляем субъектов, объект, а также юридическое и материальное (фактическое) содержание правоотношения. Кратко охарактеризуем содержание правоотношения и объект.

Юридическое и материальное содержания правоотношения. Одним из ключевых элементов правоотношения является его содержание. В этом вопросе мы разделяем распространенную в науке позицию выделения материального и юридического содержания правоотношения.

Юридическим содержанием правоотношения являются субъективные права и юридические обязанности.

Материальное же содержание правоотношения включает в себя: а) дозволенное поведение управомоченного субъекта и б) должное поведение обязанного субъекта. В свою очередь, поведение обязанного может выражаться в форме положительных действий, в форме воздержания от действий либо же в претерпевании.

Объект правоотношения. Одним из наиболее сложных и интересных вопросов в рамках проблемы правоотношения, значение которого трудно переоценить, является вопрос об объекте правоотношения. С.С.Алексеев отмечает, что разработка проблемы объекта правоотношения должна приближать юридическую науку к жизни, к пониманию реального смысла и значения правовых отношений, к увязке правоотношений с системой материальных и духовных благ общества.

Сложность анализа объекта правоотношения состоит, с одной стороны, в теснейшей взаимосвязи объекта с другими элементами правоотношения и, с другой стороны, в необходимости отграничения объекта правоотношения от иных явлений юридической действительности. В частности, И.Л.Брауде справедливо указывал на недопустимость замены объекта правоотношения целью правоотношения: «Цель правоотношения - это предпосылка его существования, так же как и мотив - предпосылка действий лица. Нет безмотивных поступков, нет и бесцельных правоотношений. Одна и та же цель может быть достигнута путем разных объектов. Наоборот, один и тот же объект может в ряде случаев служить разным целям».

Во всем многообразии взглядов исследователей на объект правоотношения обычно принято выделять два направления: монистическое (теория единого объекта) и плюралистическое (теория множественности объектов).

Указанная дихотомия обусловлена подходом к правоотношению в целом. Так, в рамках понимания правоотношения как самостоятельно существующего явления (посредника между нормами права и регулируемым общественным отношением), в качестве объекта закономерно рассматривается это регулируемое общественное отношение. Поэтому, как утверждают сторонники монистической теории, всем правоотношениям присущ один объект - поведение людей. Монистическая теория изложена и обоснована, в частности, в работах О.С.Иоффе.

Единство объекта отстаивает также Ю.К.Толстой, считающий, что «и норма права, и правоотношение имеют один и тот же объект, каковым является фактическое общественное отношение Общественное отношение является общим объектом всякого правоотношения». Определенное достоинство монистической теории «объект-поведение» состоит в том, что она обращает внимание на детали механизма воздействия права на общественные отношения, акцентирует внимание на том факте, что право само непосредственно на вещи, иные материальные и нематериальные объекты воздействовать не может. Ю.К.Толстой, в частности, замечает: «Если общественное отношение, на которое воздействует правоотношение, связано с вещами, то вещи входят в состав общественного отношения и тем самым рассматриваются в качестве составной части объекта. Признание общественного отношения объектом правоотношения отнюдь не означает, что правоотношение одинаково воздействует на все элементы своего объекта. Как и объективное право, правоотношение может непосредственно воздействовать лишь на волю и сознание людей, подчиняя поведение людей правовым требованиям; на предметы внешнего мира - вещи - правоотношение непосредственно воздействовать не может; оно воздействует на них через поведение людей».

Представители плюралистической концепции объекта, напротив, основываются на определении правоотношения как урегулированного правом общественного отношения. Из этого логично вытекает признание многообразия объектов правоотношений. Плюралистическая теория объекта правоотношения имеет глубокие исторические корни в отечественной науке. В.М.Хвостов в своей работе, впервые изданной в 1907 г. писал, что объектом права называется предмет, непосредственно подчиненный господству лица, которое является носителем соответствующего субъективного права. При этом объектами гражданского права являются 1) личность самого субъекта; 2) вещь; 3) действие другого лица; 4) другое лицо; 5) некоторые нематериальные блага. Этот перечень объектов правоотношения в общих чертах сохранился до сегодняшнего дня, лишь личность управомоченного и обязанного субъектов справедливо изъяты из категории объектов.

Весьма емко обозначил наиболее уязвимые стороны монистической теории С.С.Алексеев, отметив, что: «Теория «объекта-действия» может иметь определенное значение только при том условии, если не видеть в правоотношении материального содержания. Тогда, действительно, нужно установить, на что направлены «бессодержательные» права и обязанности, и вовлечь в сферу юридического анализа хотя бы поведение людей. Но при широком подходе к правоотношению, когда оно рассматривается как единство юридической формы и материального содержания и, стало быть, когда особо выделяется его материальное содержание (волевое поведение людей), вновь возвращаться к поведению людей при характеристике объекта нет никакой нужды».

Юридическая конструкция правоотношения пришла в теорию права из цивилистики, поэтому нельзя механически перенести схему, скажем, гражданско-правового отношения по купле-продаже на отношения, регулируемые другими отраслями права. Это обстоятельство нередко используется сторонниками монистической теории в целях критики широкого подхода к объекту. Однако современная теория права уже не использует сугубо цивилистическую конструкцию правоотношения, в том числе, изучая особенности объекта правоотношений в разных отраслевых правопорядках. В частности, характеризуя проблему объекта правоотношения, С.С.Алексеев справедливо говорит о том, что «в тех отраслях права, где результат деятельности обязанного лица неотделим от самой деятельности, нет и специальной проблемы объекта правоотношения. В этих случаях при освещении материального содержания правоотношения одновременно в достаточной мере раскрывается и его объект, то есть результат деятельности обязанного лица.

Именно с этих позиций, вероятно, следует подходить к вопросу об объекте многих правоотношений в административном праве и в отраслях процессуального права поэтому характеристика материального содержания большинства административных и процессуальных правоотношений почти исчерпывает проблему их объекта».

Один из ведущих сторонников монистической теории объекта правоотношения, О.С.Иоффе, справедливо полагает, что: «Право не может быть направлено на вещи непосредственно. Однако, оказывая определенное воздействие на поведение людей, оно может обеспечить их активное воздействие на внешние предметы природы». Действительно, это так. Однако это не прихоть законодателя - воздействовать не напрямую на вещи, а через поведение людей. И это не означает, что законодатель сознательно желает ограничиться одним лишь процессом воздействия на поведение людей (как самоценным процессом, обусловливающим необходимость правового регулирования). Напротив, регулирование поведения людей зачастую является только средством, для того, чтобы достичь необходимых изменений среди вещей. Просто осуществление воздействия на поведение является единственно возможным инструментом, чтобы обеспечить воздействие на вещи: сохранить вещь, добиться желаемого распределения материальных благ в обществе и т.д. Иными словами, законодателя зачастую интересует именно материализованный, выраженный в вещах результат правового регулирования.

В отечественной правовой доктрине плюралистическая теория объекта правоотношения справедливо нашла наибольшую поддержку. Более того, примечателен факт, что даже представители монистической теории, отказываясь признавать объектом правоотношения что-либо еще, кроме поведения субъектов, вынуждены прибегать к использованию категории предмет правоотношения, под которым понимается, вообще говоря, то же самое явление, которое плюралистическая теория называет объектом.

Например, Ю.К.Толстой пишет, что: «Признание общественного отношения в целом общим объектом правоотношения не исключает возможности выделения вещей и продуктов духовного творчества в качестве предметов или специальных объектов правоотношения. Однако при таком выделении нужно постоянно помнить, что и вещи, и продукты духовного творчества являются составной частью общего объекта правоотношения». Однако таким предметом (специальным объектом) правоотношения, по мнению Ю.К.Толстого могут быть лишь те явления, которые отделены от поведения обязанного лица. Поэтому в тех случаях, когда объектом правоотношения является результат поведения, неотделимый от собственно поведения обязанного лица, предмет (специальный объект) правоотношения, на взгляд Ю.К.Толстого, отсутствует. Иначе говоря, в рамках такого подхода нет безобъектных правоотношений (поскольку объект всегда есть и он един и для норм права, и для всех правоотношений), но существуют беспредметные (без специального объекта) правоотношения.

На наш взгляд, нельзя согласиться с тезисом монистической теории о существовании беспредметных, или безобъектных (в смысле: без специального объекта) правоотношений, основанным на утверждении, что не в каждом правоотношении можно обнаружить вещь или иное благо в виде самостоятельного явления. Действительно, далеко не всем правоотношениям свойствен объект в виде отделяемого от поведения обязанной стороны материального или нематериального блага. Однако объект правоотношения тем не менее существует - это необходимый результат поведения обязанного лица. Причем в ряде случаев этот результат может иметь материализованную, овеществленную форму.

В этой связи С.С.Алексеев справедливо указывает, что если «результат действий обязанного лица неотделим от самой деятельности и где объект не получает специальной нормативной регламентации, вряд ли необходимо искусственно «вымучивать» особую проблему объекта». В частности, гражданскому праву известны обязательства (вид гражданского правоотношения) по оказанию услуг и обязательства по выполнению работ. С точки зрения теории правоотношения, объектом этих правоотношений является результат поведения обязанной стороны. При этом, как отмечается в литературе, для обязательств по выполнению работ этот результат имеет материализованную, овеществленную форму; некоторые услуги также имеют материальный результат, но он неотделим от самого действия по оказанию услуги (к примеру, ряд медицинских услуг).

Если же концентрироваться на том факте, что право регулирует поведение людей, и ограничиваться этим фактом, на основании чего из сферы изучения правоотношения исключать реальные материальные и нематериальные блага, то от внимания исследователей будут ускользать и материальные и нематериальные блага, а также то воздействие, которое оказывает на них законодатель через поведение людей. Со временем этот аспект вообще утратит значение, и мы неизбежно станем исходить из того, что право регулирует какое-то абстрактное поведение людей ради процесса регулирования, безо всякой связи с духовной, экономической, социальной (в узком смысле) и иной сферами жизни общества.

Поэтому большая часть исследователей, во-первых, включает в состав элементов правоотношения его объект, а во-вторых, подразумевает под объектом правоотношения различные явления (материальные и нематериальные блага и др.). Именно такой подход позволяет видеть практическую значимость конструкции правоотношения, не отклоняться от социальной ценности того или иного правоотношения, от рассмотрения вопросов эффективности правового регулирования общественных отношений. Как считает С.С.Алексеев, существенное достоинство определения объекта правоотношения как разнообразных материальных и нематериальных благ заключается в том, что такое определение увязывает существование правоотношений с системой материальных и духовных ценностей общества. С таким мнением нельзя не согласиться.

По нашему убеждению, понимание объекта правоотношения как разнообразных материальных и нематериальных благ является наиболее адекватным, отражающим сущность этого явления, позволяет рассматривать правоотношение во всей его полноте. Кроме того, оно позволяет увязывать правоотношение с механизмом правового регулирования, показывает социальную ценность и смысл юридической конструкции правоотношения и его объекта в частности.

Говоря об объекте правоотношения, необходимо указать на принципиальный момент: хотя в качестве объектов правоотношений выступают явления объективного мира, в правовой действительности, в правоотношении, объект не может существовать сам по себе как таковой. Необходима юридическая конструкция объекта правоотношения, выражаемая в виде правового режима явления объективного мира.

Иначе говоря, явление, присутствующее в правоотношении в качестве объекта, в нормах объективного права опосредуется соответствующим правовым режимом.

С.С.Алексеев указывает, что: «Вопрос об объекте правоотношений имеет и существенное практическое значение. Применительно к правоотношениям, в которых имеется отделимый объект, при решении юридических дел необходим конкретный анализ особенностей свойств и положения таких объектов, их правового режима. Сложившееся в законодательстве и практике понятие «правовой режим» тех или иных объектов (вещей, продуктов духовного творчества, отделимых результатов работ) и отражает особенности прав и обязанностей, устанавливаемых законодателем в связи со свойствами и положением объектов».

В.И.Сенчищев верно подмечает, что: «Любое явление объективной действительности, именуемое в законе объектом гражданских прав (и вещь, и деньги, и ценные бумаги, и поведение в виде, например, работ, услуг, и объекты исключительных прав), в каждый определенный момент времени может быть охарактеризовано совершенно определенным правовым режимом и правовым статусом в характерном для себя проявлении (материально-вещественном, деятельностном, нематериальном и т.д.)». Таким образом, категория правового режима является фундаментальной для любого объекта правоотношения, включая информацию.

Авторы словаря по административному праву определяют правовой режим как «нормативно установленные правила относительно предмета отношений или ситуации, которые обязательно должны соблюдаться участниками отношений по поводу этого предмета (объекта или определенной ситуации)». Там же справедливо подчеркивается, что, в отличие от правового статуса, являющегося правовой характеристикой субъекта правоотношений, правовой режим характеризует предмет (объект) правоотношений. Е.А.Суханов понимает гражданско-правовой режим объектов гражданских правоотношений (объектов гражданских прав) как установленную законом возможность или невозможность совершения с ними определенных действий (сделок), влекущих известный юридический (гражданско-правовой) результат.

Подчеркнем, что для целей настоящей работы мы понимаем правовой режим объекта правоотношений только как его правовую характеристику, которой охватываются:

- юридически значимые признаки объекта;

- виды, классификация объекта, если он является сложным явлением и имеет свои разновидности;

- вид и характер субъективных прав, которые принципиально могут возникать в отношении данного объекта, то есть с какими субъективными правами в рамках правоотношения компонуется данный объект.

Здесь необходимо подчеркнуть, что в такой трактовке правовой режим именно отражает особенности, не включает в себя права и обязанности. В правовой режим объекта правоотношения не следует включать сами субъективные права, так как некорректно смешивать различные элементы правоотношения - объект и юридическое содержание.

Весьма интересный - и во многом продуктивный - взгляд на объект правоотношения предлагает В.И.Сенчищев. По его мнению, непосредственным объектом правоотношения является изменение (формирование, прекращение) правового режима определенного некоего предмета (явления). Если говорить о значении правового режима для объекта правоотношения, то с таким подходом нельзя не согласиться. На наш взгляд, в буквальном смысле считать объектом правоотношения только лишь правовой режим сомнительно. Действительно, только правовой режим объекта способен непосредственно воспринимать регулирующее правовое воздействие. Однако при этом добиться искомого результата таким воздействием возможно лишь только при единстве самого объекта с тем его фрагментом, к которому прикладывается усилие. Нельзя сделать объект правового отношения таким, каким его желает видеть законодатель, если правовой режим объекта правоотношения не является его неотъемлемой частью.

На наш взгляд, следует говорить о неразрывном единстве общественного и правового на разных уровнях правоотношениях, при рассмотрении его как в целом, так и применительно к объекту. Объект правоотношения следует рассматривать как объект действительности в неразрывном единстве (сплаве) с его правовой характеристикой (правовом режимом). Это обусловлено тем, что законодатель и общество заинтересованы именно в таком сочетании определенного материального или нематериального объекта и его правовой характеристики, которая закреплена законом в правовой характеристике этого объекта - правовом режиме.

Правовой режим сам по себе не может представлять интереса: для субъектов имеет смысл именно сам объект (вещь, информация, результат поведения других лиц) и полезные качества, которые можно извлечь из данного объекта. Вещи имели свою ценность и до существования права, возможность использовать, потреблять вещь не возникает автоматически с появлением гражданского права. Точно так же, как и не исчезнет обмен товарами, если вдруг право прекратит свое существование. Да, правовой режим объекта имеет существенное значение, но лишь постольку, поскольку он опосредует, юридически гарантирует возможность использования объекта правоотношения, удовлетворения интересов, связываемых с данным объектом. Установление правового режима нельзя признавать самоцелью: если бы существовала какая-то иная возможность осуществить необходимое правовое воздействие непосредственно на объект внешнего мира (вещь, услугу, информацию и т.д.), не прибегая к правовому режиму, то это было бы сделано.

Такое сложное теоретическое построение возникает по причине того, что само по себе явление объективной действительности (вещь, информация и т.д.) - это еще не объект правоотношения, это явление вне права, и право непосредственно на него не может оказывать воздействие. Лишь после того, как определенное явление будет наделено правовым режимом, это явление (рассматриваемое в единстве с режимом) станет частью уже правовой действительности, и, соответственно, право приобретет принципиальную возможность воздействовать на это явление.

Отсюда, в числе прочего следует, что обычный порядок явлений и система правовых режимов не тождественны друг другу. Это положение вытекает, в частности, из такого фундаментального признака права, как формальная определенность.

С.С.Алексеев пишет, что в качестве объектов правоотношений выступают только явления (предметы), которые признаны таковыми государством, правопорядком. С этим утверждением трудно не согласиться. Действительно, в качестве объектов правоотношения выступает не все бесконечное многообразие явлений объективного мира, а лишь те явления, которые признаны объектами правоотношений, явления, для которых установлен соответствующий правовой режим, позволяющий им быть объектами определенных правоотношений.

Объект правоотношения и объект (предмет) правового регулирования. Рассматривая правоотношение как урегулированное правом общественное отношение и основываясь на плюралистической концепции объекта, следует отметить, что, недопустимо смешивать два совершенно разнопорядковых явления - объект правоотношения и объект (предмет) правового регулирования, различия наглядны и проявляются в разном уровне этих явлений. Когда речь идет об объекте (предмете) правового регулирования, то имеются в виду две парные категории: с одной стороны - совокупность правовых норм (вся система права либо ее отрасль или институт), с другой - регулируемые общественные отношения, то есть предмет регулирования. Эти два противолежащих явления соотносятся как регулирующая и регулируемая подсистемы.

В то же время объект правоотношения имеет принципиально иной уровень рассмотрения. После урегулирования правом определенного вида общественных отношений, когда они становятся правовыми, внутри правоотношения возникает один из его элементов - объект правоотношения. По этой причине объект анализируется лишь в контексте анализа правоотношения как урегулированного правом общественного отношения. Причем здесь не может иметь место одноуровневое противопоставление «объект правоотношения - правоотношение», в отличие от пары явлений «правовые нормы - объект регулирования», поскольку объект правоотношения и правоотношение соотносятся как часть и целое.

Лишь сторонники монистической теории объекта отождествляют объект правоотношения с объектом правового регулирования. В частности, противопоставление правоотношения и объекта правоотношения как соотношение двух однопорядковых явлений возможно в рамках концепции правоотношения, предложенной Ю.К.Толстым, которая основывается на особом понимании правоотношения. Ю.К.Толстой подчеркивает, что и правовые нормы, и правоотношение имеют один и тот же объект - регулируемое общественное отношение. В этом случае противопоставляется общественное отношение в целом (оно понимается как объект правоотношения) и само правоотношение, эти явления в рамках монистической концепции могут сравниваться.

Напротив, в рамках концепции правоотношения как урегулированного правом общественного отношения, а также в рамках плюралистической теории объекта правоотношения различие между объектом правоотношения и объектом правового регулирования очевидно, оно вытекает из существа данных подходов, и дискуссия по этому вопросу бессмысленна.

Значение структурирования правоотношения. Структурирование правоотношения имеет большое значение для понимания определенного явления, цельного в реальной жизни (правоотношение существует именно как целостное явление, а не как механический агрегат субъектов, объекта и т.д.). Р.О.Халфина обоснованно замечала, что определение структуры правоотношения как единства правовой формы и материального содержания «позволило бы более полно выявить главные звенья механизма воздействия права на общественные отношения и эффективность такого воздействия».

Каждое конкретное правоотношение в жизни - это единая система определенных элементов. Правоотношение существует и развивается именно как система, как целостное явление - совокупность взаимосвязанных, взаимодействующих элементов (субъекты, объект, содержание), организованная в целостность - существует правоотношение. Собственно правоотношение и его элементы параллельно и независимо друг от друга существовать не могут. Поэтому, когда говорится об элементах правоотношения, то, разумеется, речь идет об абстрактном их выделении из правоотношения. В реальных же правоотношениях все элементы правоотношения взаимосвязаны.

Приведенное выше многообразие взглядов на сущность правоотношения и сущность отдельных элементов (прежде всего, объекта) вызвано, главным образом, одним обстоятельством: право (как система норм) есть явление нематериальное, однако оно воздействуют (упорядочивает) вполне материальные явления и процессы поведение людей, в конечном результате регулирования могут происходить изменения с вещами и т.д. Иначе говоря, в схеме процесса правового регулирования «нормы права измененное (упорядоченное) фактическое поведение людей» наблюдаемы. Вопрос заключается в том, сколько именно звеньев в этой цепи, и каковы эти звенья. Очевидны лишь оконечные звенья: начало - норма права и результат урегулирования - уже упорядоченное поведение людей.

Сложность представляет исследование того, как именно происходит это влияние, как передается импульс правового воздействия от нематериального явления (системы норм) к материальному поведению людей, к материальным вещам и т.п. Именно этот факт - нематериальное явление воздействует на материальное явление - не позволяет быть данному процессу простым. Процесс правового урегулирования общественного отношения крайне сложен.

Все исследователи признают, что существуют нормы права, они направлены на регулирование общественных отношений, то есть признают наличие крайних элементов в этой цепочке. Но каждый по-разному описывает эту цепочку, видит в этой цепочке различное число звеньев. Ю.К.Толстой считает, что нормы права реализуются не непосредственно в общественных отношениях, а через еще отдельное звено данной цепочки - через правоотношение, иначе говоря: 1. норма права 2 правоотношение 3. фактическое общественное отношение, в рамках которого происходит юридически должное поведение людей.

Более распространена другая позиция, рассматривающая правоотношение как урегулированное общественное отношение; соответственно схема правового воздействия строится следующим образом: 1. норма права 2. правоотношение, в рамках которого реализуются права и исполняются обязанности, то есть совершается юридически должное поведение людей.

Разнообразие во взглядах вызвано попытками приблизиться к истинному пониманию механизма воплощения предписаний норм права в реальном поведении, деталей механизма регулирующего воздействия права на общественное отношение. В частности, С.С.Алексеев пишет, что «следует учитывать многозвенность, многослойность правовых связей. На основе юридических норм складываются многообразные общие правовые связи, опосредующие правосубъектность, гражданство, общие дозволения и запреты, конституционные права и обязанности, а затем на этой устойчивой базе возникают и функционируют разнообразные конкретные правоотношения (которые, в свою очередь, нередко образуют цепочку правовых связей)».

Правоотношение можно рассматривать в качестве посредника между еще не реализованными нормами права и юридически значимым результатом, полученным в ходе надлежащего претворения в жизнь норм права. Правоотношение - посредник между нормами права, содержащими указание на возможность, и реальной жизнью, в которой нормы права уже реализовались, осуществили свое регулирующую функцию.

Именно через правоотношения и в правоотношениях реализуются правовые нормы. Но это посредничество не следует понимать в виде существования правоотношения отдельно от регулируемого общественного отношения. Правильнее сказать, что правовое воздействие на общественное отношение происходит в рамках единого явления - правоотношения, через правовую сторону правоотношения на его материальное содержание. В рамках правоотношения юридическое упорядочивающее воздействие происходит именно благодаря единству в правоотношении и реального общественного отношения и его юридической составляющей, привнесенной в результате правового регулирования. Только благодаря единству юридического и материального содержания регулирующий импульс, исходящий от норм права, передается от элементов правоотношения, способных воспринимать этот импульс, к материальному содержанию правоотношения (упорядочение которого, собственно говоря, и интересует законодателя).

Ценность теории правоотношения Ю.К.Толстого состоит в том, что в рамках ее показано, как право (система норм), явление нематериальное, воздействует на материальное явление - общественное отношение, поведение людей. Это воздействие происходит при помощи специально созданного явления, то есть правоотношения. Действительно, правоотношение изначально конструируется лишь для того, чтобы передать волю законодателя, выраженную в нормах права, к определенному общественному отношению, склонить участников отношения к необходимому, с точки зрения законодателя, поведению. Следовательно, правоотношение является инструментом, выполняя служебную функцию в ходе правового урегулирования общественных отношений.

Однако, признавая данное достоинство теории Ю.К.Толстого, мы не можем согласиться с тем, что правоотношение отделяется от регулируемого общественного отношения и существует параллельно с ним. Делая общественное отношение правовым, законодатель создает в регулируемом общественном отношении специальные элементы, которые способны воспринимать импульс воздействия от норм права и передавать этот импульс на все правоотношение в целом. Тем самым обеспечивается правовое урегулирование определенного общественного отношения. Но это возможно лишь благодаря единству правоотношения как фактического содержания и юридической формы. Ведь и сам Ю.К.Толстой, говоря о правоотношении как посреднике между нормой права и регулируемым общественным отношением, признает условность такого разграничения правового и фактического отношений: «Разумеется, выделение правоотношений в качестве особого рода идеологических отношений есть абстракция. Однако это - разумная научная абстракция, ибо она позволяет объяснить, почему предметом правового регулирования являются фактические общественные отношения, хотя правоотношения и выступают в качестве формы этих отношений».

Юридическая конструкция правоотношения. Необходимо также иметь в виду, что адекватное теоретическое представление об определенном виде правоотношения для практических целей правового регулирования должно быть представлено в конкретных нормах права. Этим целям служат соответствующие юридические конструкции.

С.С.Алексеев отмечает, что основными средствами юридической техники, при помощи которых осуществляется перевод теоретического представления в нормативно-правовой массив, являются «соответствующие в основном идеальной структуре права своего рода типовые схемы, которые позволяют отливать из воли законодателя юридические нормы, входящие в действующую систему права». Среди них он называет следующие средства: а) нормативное построение, б) системное построение, в) юридические конструкции, г) отраслевая типизация.

Юридическая конструкция, как пишет А.Ф.Черданцев, «представляет собой идеальную модель, отражающую сложное структурное строение урегулированных правом общественных отношений, юридических фактов или их элементов». При этом справедливо подчеркивается, что в юридической конструкции находят отражение лишь те свойства и элементы общественных отношений, которые урегулированы или могут быть урегулированы нормами права. Правоотношение определенного вида существует, «живет» в нормах права именно в виде соответствующей нормативной юридической конструкции.

Кроме того, юридическая конструкция правоотношения позволяет сверять цели регулирования с реально достигнутыми результатами: все ли из намеченных отношений удалось охватить правовым воздействием, сделав их правовыми; получен ли необходимый результат (правоотношение с требуемыми параметрами), который предполагалось получить и т.п. В нормах права отражается указанное воздействие права на элементы общественного отношения посредством описания схемы, модели будущего правоотношения при помощи юридических конструкций разного уровня. Они могут быть юридическими конструкциями высокого уровня: конструкция вида правоотношения, скажем, относительное или абсолютное, пассивное или активное и т.д. Используются и юридические конструкции более низкого порядка: конструкции объекта правоотношения - правовой режим; конструкция субъекта правоотношения - их правовой статус.

Для целей законотворчества правового воздействия на регулируемое общественное отношение, которое происходит в рамках правоотношения через воздействие на определенные элементы правоотношения, должна быть закреплена (описана) в нормах права посредством соответствующих юридических конструкций. Именно в юридической конструкции конкретного вида правоотношения выражается полнота (или недостаток) объема и качества правового регулирования общественных отношений, адекватность (либо неадекватность) юридической конструкции соответствующих правоотношений.

Правоотношения - это сама реальная жизнь, реальные общественные отношения, подвергнутые правовому упорядочению. Поэтому категория правоотношения является ключевой для решения проблемы правового урегулирования определенной области общественных отношений. Рассматривая правоотношение, мы можем проследить, каким именно образом происходит реализация определенной совокупности норм, каковы этапы и каков результат действия этой регулирующей совокупности. Здесь уместно отметить, что Ю.С.Решетов выделяет два направления воздействия норм права на волевое поведение людей: а) закрепление в диспозициях норм права моделей требуемого или дозволяемого поведения; б) установление в нормах права мер юридического воздействия (санкций) за неисполнение. При этом Ю.С.Решетов справедливо подчеркивает, что: «Выделение названных сторон в реализации правовых норм позволяет говорить о различных уровнях правореализации».

Необходимо учитывать, что для правового урегулирования общественных отношений существует минимально необходимый набор точек правового воздействия (аналогично тому, как в евклидовой геометрии для задания плоскости необходимы как минимум три точки).

Неурегулированное правом общественное отношение не имеет элементов, способных воспринимать правовое воздействие. Не следует ставить знак равенства между явлениями, которые выступают в качестве элементов общественного отношения, и элементами правового отношения. Скажем, предмет материального мира сам по себе еще не является объектом правоотношения, для права этого явления вообще может не существовать. Когда законодатель наделит данное явление определенной юридической характеристикой и признает возможность данного явления быть объектом правоотношения, только тогда возникнет элемент общественного отношения, способный воспринимать специфическое правовое воздействие.

Поэтому все эти обстоятельства обусловили необходимость создания таких юридических элементов общественного отношения, которые, во-первых, способны испытывать правовое воздействие во-вторых, способны влиять на общественное отношение, в конечном итоге передавая энергию упорядочивающего воздействия права всему отношению в целом. Само по себе, «в чистом виде», общественное отношение таких элементов не имеет. И лишь путем превращения общественного отношения в правоотношение возникают элементы, на которые право может воздействовать (субъекты, объект, юридическое содержание правоотношения) - точки приложения упорядочивающего правового воздействия. Поведение субъектов, которое ранее имело место в рамках неурегулированного общественного отношения, становится материальным содержанием правоотношения.

Правовое воздействие не может быть произведено сразу непосредственно на все регулируемое общественное отношение в целом.

Для оказания воздействия на отношение необходимо превратить это общественное отношение в правоотношение. Иначе говоря, при регулировании того или иного общественного отношения упорядочивающее воздействие права должно происходить по трем следующим векторам.

а) правовая характеристика объекта (правовой режим) - средство, через которое объективное право воздействует на объект правоотношения;

б) правосубъектность - средство, через которое объективное право обозначает и характеризует субъектов правоотношения;

в) юридическое содержание правоотношения (права и обязанности субъектов) - средство, через которое объективное право формирует модель необходимого материального содержания правоотношения.

Для оказания воздействия на общественное отношение необходимо превратить это отношение в правоотношение, сделав тем самым связь субъектов, которая была неурегулированным общественным отношением, материальным содержанием правоотношения. Кроме того, сделав общественное отношение правовым, у него возникают элементы, на которые право может воздействовать (субъекты, объект, юридическое содержание правоотношения) - точки приложения упорядочивающего правового воздействия. Воздействуя по этим нескольким направлениям, в конечном итоге происходит урегулирование общественного отношения.

Правовым упорядочивающим воздействием должны быть охвачены такие элементы правоотношения, как: а) субъекты правоотношения; б) юридическое содержание правоотношения; в) объект правоотношения. Охватом всех этих трех элементов создается четкая юридическая конструкция правоотношения: кто в нем участвует, по поводу чего оно складывается, каков вид и характер данного правоотношения. Накладывая эту идеальную модель отношения, сформулированную в законе, на конкретное поведение конкретных лиц, можно четко ответить на вопрос, соответствует ли данное поведение правовым нормам. Если не учесть эти факторы при создании юридической конструкции правоотношения определенного вида, то такая конструкция окажется либо неэффективной, либо вообще нереализуемой в жизни. Иначе говоря, правовое регулирование общественных отношений с необходимостью должно происходить по следующим векторам:

- упорядочивающее воздействие на объект правоотношения через установление его правового режима;

- воздействие на субъектов, участвующих в правоотношении, посредством наделения их правовым статусом;

- воздействие на юридическое содержание правоотношения через указание на субъективные права и юридические обязанности.

Классификация правоотношений. Какое-либо сложное явление невозможно познать сразу во всей его полноте. Эту задачу призвана упростить научная классификация исследуемого явления. Классификация дает возможность исследовать явление по определенным направлениям, в отдельных плоскостях его многогранной сущности. Классификация позволяет выпукло показать те или иные свойства классифицируемого явления через выделение тех его разновидностей, которым наиболее ярко присущи соответствующие свойства.

Сказанное в полной мере относится к такому явлению, как правоотношение. Классификация играет значительную роль в изучении правоотношения. Правовые отношения подлежат классификации по различным основаниям, что лишний раз говорит о сложности этого явления. Приведем наиболее важные для целей нашего исследования виды такой классификации: 1) абсолютные и относительные правоотношения; 2) правоотношения активного и правоотношения пассивного типа; 3) отраслевые правоотношения.

Абсолютные и относительные правоотношения. Одной из наиболее важных и общепризнанных в теории права является классификация правоотношений на абсолютные и относительные. В частности О.С.Иоффе по этому вопросу пишет, что «права признаются относительными или абсолютными в зависимости от того, возлагается ли обязанность по их соблюдению на определенных субъектов или на неопределенную группу лиц». Н.Г. Александров различал две группы правоотношений: а) правоотношения с персонально определенным составом обязанных лиц и б) правоотношения с персонально неопределенным составом обязанных лиц. Классифицируя правоотношения на абсолютные и относительные, С.С.Алексеев подчеркивает, что в относительных правоотношениях все их субъекты определены поименно, в абсолютных правоотношениях, напротив, определена поименно только управомоченная сторона, обязанными являются все остальные лица. Аналогичным образом по данному вопросу высказываются Н.И.Матузов и Ю.И.Гревцов.

На абсолютные и относительные правоотношения классифицируются не только в теории права, но и в отраслевых правовых науках.

Данный подход к установлению участников абсолютного правоотношения проистекает из особенностей соответствующего субъективного права. Особенность субъективного права в абсолютных правоотношениях обусловлена и свойствами объекта правоотношения - это право именно в отношении определенных явлений в виде материальных и нематериальных благ, отделенных от поведения других лиц. Поскольку объект отделен от положительных действий других лиц, то реализация субъективного права в рамках абсолютного правоотношения происходит посредством действий самого управомоченного лица, которое использует объект правоотношения (извлекает из него полезные свойства и т.п.), не прибегая к активным, позитивным действиям других лиц. Поэтому для того, чтобы обеспечить реализацию такого субъективного права законодателю вполне достаточно указать лишь на управомоченную сторону. Причем, строго говоря, управомоченному лицу необязательно совершать какие-то активные действия - важен сам факт принадлежности определенному лицу определенного блага (объекта) и признание этого всеми остальными. Иначе говоря, абсолютные правоотношения являются статичными. Они призваны юридически закреплять, фиксировать определенное состояние, например, экономическое состояние присвоения вещи, либо принадлежность лицу нематериального блага (жизни, здоровья, чести, достоинства, результата интеллектуальной деятельности). Законодатель в этих случаях заинтересован в том, чтобы сохранить стабильность такого рода состояния, чему служит конструкция абсолютного правоотношения. Однако не следует путать статичность абсолютного правоотношения и реализацию управомоченным лицом своего субъективного права, которое может совершаться, в том числе и путем совершения активных действий (скажем, пользование автомобилем, то есть извлечение полезных свойств путем использования его по прямому назначению - для транспортировки пассажиров и грузов).

В относительных же правоотношениях объектом правоотношения является определенный результат поведения обязанного лица. Объект относительного правоотношения, в противоположность абсолютного, неразрывно связан с поведением обязанного лица. Поэтому субъективное право не может быть реализовано как-либо иначе, чем через должное поведение обязанного лица. Отсюда вытекает необходимость в поименном указании всех субъектов правоотношения, в четком определении пары «обязанный-управомоченный», поскольку лишь от конкретного лица конкретное управомоченное лицо может потребовать выполнения соответствующей юридической обязанности. Как правило, относительные правоотношения опосредуют динамику экономических, политических и иных общественных отношений (социальных процессов), в рамках которых происходит распределение различных материальных благ, реализация функций государства, органов местного самоуправления и т.д.

Сказанное выше еще раз показывает то, что далеко не все общественные отношения, регулируемые правом, являются общественными процессами, проявляющимися в виде совершения их участниками различного рода активных действий. Это было бы неверно: право регулирует как статичные, так и динамичные (социальные процессы) общественные отношения. Это также имеет принципиальное значение для исследования правовых отношений в информационной сфере.

Правоотношения активного и пассивного типа. Следует обратить внимание на классификацию правоотношений на активные и пассивные правоотношения. Эту классификацию следует отличать от деления на абсолютные и относительные правоотношения. Выделяя правоотношения активного типа, С.С.Алексеев пишет, что это такие правоотношения, которые выражают «динамическую функцию права. Они складываются на основании обязывающих норм и характеризуются тем, что активный центр правоотношения находится в юридической обязанности. Правоотношения данного типа возлагают на лицо обязанность положительного содержания, то есть совершить определенные действия (произвести ту или иную работу, передать имущество и т.п.). Интересы управомоченного удовлетворяются только в результате совершения положительных действий обязанным лицом». В то же время существуют правоотношения пассивного типа, которые С.С.Алексеев определяет как «отношения, выражающие статическую функцию права. Они складываются на основании управомочивающих и запрещающих норм (рассматриваемых в единстве) и характеризуются тем, что активный центр правоотношения находится в субъективном праве. Положительные действия совершаются управомоченным лицом (ему предоставлено право на положительные действия), а на обязанное лицо возлагается обязанность пассивного содержания, то есть воздерживаться от поведения известного рода (правоотношения собственности, многие конституционные правоотношения и др.). Управомоченный удовлетворяет интересы своими действиями. Обязанности же в этих правоотношениях играют, так сказать «оградительную», вспомогательную роль». Н.И.Матузов пишет, что: «По характеру обязанностей правоотношения подразделяются на активные и пассивные. В активных - обязанность заключается в необходимости совершить определенные действия в пользу управомоченного, в пассивных, напротив, она сводится к воздержанию от нежелательного для контрагента поведения». Аналогичной точки зрения придерживается А.Ф.Черданцев.

Отраслевые правоотношения. Исходя из того, что правоотношение является общественным отношением, урегулированным нормами права, а также в связи с тем, что осуществляющая это регулирование система права складывается из наиболее крупных своих подразделений - отраслей права, с неизбежностью необходимо признать, что конкретное правоотношение всегда является отраслевым правоотношением. То или иное общественное отношение, будучи на данный момент волей законодателя урегулировано нормами определенной отрасли права (административного, финансового, гражданского и др.), становится правоотношением определенной отраслевой принадлежности (административным, финансовым, гражданским и др.).

В частности, Н.И.Матузов отмечает, что «правоотношения, как и юридические нормы, можно классифицировать по отраслевому признаку на государственные, административные, финансовые, гражданские, трудовые, семейные и т.д.». В литературе прямо указывается на тот факт, что: «Сколько отраслей отечественного права, столько и видов правоотношений». Кроме того, отмечается, что «каждой отрасли права соответствуют свои особенности регулирования, которыми обусловлены особенности соответствующих отраслевых правоотношении».

При этом, например, С.Ф.Кечекьян подчеркивал невозможность существования «смешанных» правоотношений, которые нельзя было бы отнести ни к частному, ни к публичному праву.

Вопрос такой классификации правоотношений отражает проблему системы права. В этой связи нельзя не привести мнение С.С.Алексеева, который считает, что «отраслевыми в строгом смысле этого слова могут быть названы только правоотношения, соответствующие основным отраслям права именно в отраслевых правоотношениях выражаются определяющие, характерные черты метода правового регулирования данной основной отрасли». Здесь имеется в виду разделение отраслей права на основные отрасли права, в том числе профилирующие (профилирующими регулятивными являются гражданское и административное право) отрасли и комплексные отрасли (например, аграрное право). Эта область является одной из наиболее сложных и дискуссионных, как в теории права, так и в отраслевых юридических науках. Вопросам системы права уделяется заметное внимание в юридической литературе. Так, например, В.М.Сырых рассматривает вопросы комплексных институтов образовательного права и аргументы в пользу признания факта существования отрасли образовательного права. В то же время некоторые ученые отрицают существование комплексных отраслей права.

Безусловно, общественные отношения определенного характера должны регулироваться именно той отраслью права, которая в наибольшей степени учитывает их сущность, природу. Однако одной лишь сущностью общественных отношений, которые предполагается урегулировать, не исчерпывается перечень причин, обусловливающих избрание той или иной системы их правового регулирования. В зависимости от политического и экономического устройства государства одни и те же общественные отношения могут быть отнесены к разным сферам правового регулирования: в одних случаях - к публично-правовому, в других - к частноправовому регулированию. Достаточно сравнить различие в регулировании экономических общественных отношений в СССР и современной России. Следует согласиться с Б.Б.Черепахиным, который писал, что: «Применение к определенным жизненным отношениям того или иного способа правового регулирования зависит не только от содержания этих отношений, но также и от целого ряда других условий, которые, все вместе взятые, заставляют законодателя избрать для данных отношений именно такой, а не иной способ их построения и регулирования».

Поэтому, указывая на отраслевые правоотношения, нельзя утверждать, что такое состояние неизменно и является оптимальным с точки зрения эффективности правового регулирования. Вполне возможно, что данное общественное отношение желательно упорядочить при помощи норм иной отрасли права. Однако, когда существует норма определенной отрасли права, то возникающее на основании данной нормы отрасли права и юридического факта правоотношение имеет соответствующую отраслевую характеристику, и такое конкретное правоотношение нельзя не назвать отраслевым правоотношением (административным, гражданским, финансовым и др. отраслевым).

Завершая краткую характеристику классификации правоотношений, следует подчеркнуть, что в реальной жизни пересекаются плоскости различных классификаций. Например, в совокупности административных правоотношений можно выделить простые и сложные правоотношения, относительные правоотношения могут быть как публичными, так и частноправовыми и т.д. Применительно к классификации правоотношений следует иметь в виду справедливое замечание А.В.Мицкевича о том, что: «Во всех отраслях права различаются простые и сложные правоотношения, относительные и абсолютные». Действительно, не следует противопоставлять один способ классификации правоотношений другому. Наоборот, классифицируя определенную совокупность правоотношений (скажем, совокупность отраслевых правоотношений или совокупность правоотношений, выделенных по признаку их объекта) по нескольким основаниям, мы сможем получить рельефную картину этой совокупности, приблизившись к ее научному осмыслению.

Таким образом, исследование проблемы правоотношений в информационной сфере должно, на наш взгляд, осуществляться на основе использования научного инструментария, выработанного теорией права для изучения правоотношения.

Раскрывая особенности элементов правоотношения, в том числе в информационной сфере, мы тем самым характеризуем все правоотношение. Исследование правоотношений в информационной сфере невозможно без изучения его элементов, прежде всего его объекта и субъективного права на информацию.

В качестве основы для рассмотрения вопроса об объекте правовых отношений в информационной сфере нами избрана плюралистическая теория объекта правоотношения, признающая разнообразие видов объектов правоотношений, включая информацию.

Прикладное значение теории правоотношения заключается также в том, что регулирование общественных отношений в информационной сфере необходимо осуществлять по трем векторам, охватывая: 1) юридическое закрепление правовой характеристики (правового режима) объекта; 2) юридическое закрепление правосубъектности участников; 3) закрепление юридического содержания (прав и обязанностей) правоотношения.

 

Автор: Огородов Д.В.