21.01.2013 8368

Общая характеристика субъективного права на информацию и его видов. Место права на информацию в юридическом содержании правоотношений в информационной сфере

 

После характеристики в целом правоотношений в информационной сфере, следующим этапом исследования с необходимостью должно стать изучение их элементов. Элементами правоотношения, являются субъекты, объект, а также юридическое и фактическое содержание правоотношения.

Структура правоотношения включает в себя субъектов, объект правоотношения и его содержание.

Важными разновидностями фактического содержания правоотношений в информационной сфере являются такие действия в отношении информации, как ее поиск, получение, производство, распространение и использование. В настоящем исследовании мы не будем специально касаться этого вопроса. Приведем мнение И.Л.Бачило, характеризующей данные явления. По ее мнению: «Поиск информации - понятие, которое можно раскрыть как обращение лица (физического, юридического, уполномоченных субъектов органа государственной власти и местного самоуправления, субъектов, представляющих другие формы организаций) к органу, организации или другим субъектам за получением необходимой информации.

Получение информации - получение в установленной форме искомой информации от субъекта (информационной системы), владеющей таковой на законном основании.

Производство информации - создание, генерация информационных продуктов и ресурсов в процессе творческой, производственной и иной общественно полезной деятельности человека и гражданина, юридических лиц, органов и иных субъектов права на информацию.

Распространение информации - передача информации в установленной законом форме другим субъектам права на информацию, включая информационное обслуживание, услуги, служебный и деловой обмен, рыночные формы обмена». «Использование информации, - как пишет И.Л.Бачило, - термин, который может быть объяснен как применение субъектом права созданной им самостоятельно и полученной из других информационных ресурсов информации в целях своего жизнеобеспечения и реализации свобод, прав и обязанностей, установленных законодательством, и отвечающее правовому статусу субъекта».

Остановимся на юридическом содержании правоотношения. По нашему мнению, следует согласиться с С.С. Алексеевым, который считает, что: «Материальное и юридическое содержание - это различные стороны или стадии (состояния) единого содержания , одна из которых выступает в виде возможности и необходимости (юридическое содержание), а другая - в виде действительности (материальное содержание).

Материальное содержание представляет собой реализацию юридического содержания правоотношения, воплощение в жизнь, в фактическое поведение той меры, которая определена субъективным правом и юридической обязанностью.

Поэтому материальное содержание правовых отношений в информационной сфере, например, фактическое получение, предоставление, распространение информации - это всего лишь реализация, претворение в реальную жизнь юридического содержания правоотношения, то есть соответствующих прав и обязанностей.

Разумеется, далеко не в каждом случае материальное содержание правоотношения в полной мере соответствует той идеальной модели должного и возможного поведения, которая закреплена в юридическом содержании. Однако здесь уже не следует вести речь о правоотношении, по крайней мере, именно о данном правоотношении. Если поведение участников правоотношения противоречит тому виду поведения, которое предусмотрено правами и обязанностями, то это представляет собой не что иное, как правонарушение. Это может повлечь за собой возникновение иного правоотношения - охранительного, в рамках которого к нарушителю будут применены соответствующие меры юридического воздействия. Однако эти вопросы являются отдельной темой и не входят в предмет настоящего исследования.

Специфически юридическая связь субъектов правоотношения заключается именно в юридическом содержании правоотношения, то есть в субъективных правах и юридических обязанностях. Причем конкретному субъективному праву соответствует зеркально подобная ему обязанность. И наоборот, каждой юридической обязанности корреспондирует соответствующее субъективное право. В силу этого рассмотрение даже                         лишь субъективного права (прав), входящих в состав юридического содержания правоотношения, в действительности является изучением практически    всех существенных признаков юридического содержания правоотношения.

Основной характеристикой, определяющей место субъективного права, является то, что субъективное право входит в юридическое содержание правоотношения. Именно этот элемент информационного правоотношения - субъективные права и юридические обязанности - отличается теоретической неисследованностью, и имеет большое значение как для решения законотворческих задач, так и для практики. Исходя из этого, проблема права на информацию должна увязываться с более широкой проблемой правоотношений в информационной сфере и рассматриваться с ней в комплексе.

Как верно отмечает И.Л.Бачило, понимание какого-либо конкретного вида правоотношений (в том числе информационного) немыслимо без вскрытия сущности и механизма взаимодействия всех элементов в структуре правоотношения. Таким образом, опираясь на системный подход к изучению правоотношения, учитывая положение субъективного права в юридическом содержании правоотношения, вопросы субъективного права на информацию следует рассматривать как часть проблемы правоотношений в информационной сфере.

Значение сказанного состоит в том, чтобы еще раз подчеркнуть то обстоятельство, что изучение содержания (как одного из элементов) правовых отношений в информационной сфере должно, прежде всего, основываться на изучении юридического содержания правоотношения. Поэтому в настоящей работе мы рассмотрим не все явления, входящие в содержание правоотношения в информационной сфере, а лишь часть юридического содержания таких правоотношений - субъективное право на информацию.

Значимость данной проблематики обусловливается также и тем фактом, что субъективное право на информацию может присутствовать и в тех правоотношениях, которые не являются правоотношениями в информационной сфере (например, право потребителя на информацию в обязательственных правоотношениях по договору розничной купли-продажи товара).

Надо сказать, что проблематика права на информацию, как и общие вопросы информационных правоотношений, обладает научной новизной и лишь начинает занимать свое место в отечественной правовой науке. Все больший интерес к проблеме права на информацию проявляет законодатель. Сегодня активно ведется законотворческая работа в этом направлении: в стадии разработки находятся проекты федеральных законов «О праве на информацию», «Об информации персонального характера», «О коммерческой тайне» и некоторые другие. В связи с этим насущной становится потребность в детальном изучении понятия и правовой природы права на информацию, его видов, занимаемого места в правоотношениях.

Исследуя субъективное право на информацию, на наш взгляд, необходимо руководствоваться словами И.Л.Бачило о том, что: «Проблема права на информацию чрезвычайно важна, прежде всего, в плане практического его применения исследование процесса включения этого права человека и гражданина в систему национального и международного права ставит вопросы, касающиеся жизни и эволюции его как юридической категории; места, связей и зависимостей в системе других прав человека; понимания содержания и механизмов его реализации».

Рассматривая проблему субъективного права на информацию, мы будем опираться на достижения науки теории государства и права в познании субъективного права. Поэтому вначале мы приведем общетеоретические представления относительно субъективного права.

Впервые в отечественной литературе рассматривать субъективное право как меру возможного или дозволенного поведения управомоченного лица предложил С.Н.Братусь. С.С.Алексеев субъективное право определяет как «принадлежащая управомоченному в целях удовлетворения его интересов мера дозволенного поведения, обеспеченная юридическими обязанностями других лиц». Здесь мы не согласимся с С.С.Алексеевым, считающим, что «выражение «мера» употребляется в дефиниции субъективного права для указания на определенность содержания и границ дозволенного поведения управомоченного. К этому следует добавить, что такое определение согласуется с общей характеристикой правоотношения как конкретизированной меры (а не «модели») поведения участников общественных отношений». Мера, действительно, есть понятие из области количественного, того, что можно измерять, соизмерять. Иными словами, мера - это показатель величины, размера, количества некоторого явления. В нашем случае - это количество, величина возможного поведения. Прежде чем характеризовать величину явления, необходимо указать на его качественные характеристики, то, что его отличает от других явлений, то, что делает его самим собой. Определяя субъективное право как меру возможного поведения, мы отмечаем сразу его количество, не называя качество этого поведения. Это неверно. Поэтому более корректно говорить, что субъективное право - это прежде всего вид возможного поведения. Другими словами, необходимо вначале указывать на качественную характеристику, показывая, в чем собственно заключается это поведение. На вопрос «что за поведение?», можно ответить, лишь мысля в категориях качественного, а не количественного. И лишь после ответа на этот вопрос, можно приступать к характеристике его количественной стороны. Именно поэтому более точно говорить о субъективном праве, прежде всего, как о виде возможного поведения. Неудачный характер (в смысле точности передачи содержания понятия «субъективное право») словосочетания «мера поведения» совершенно справедливо подчеркивался С.Ф.Кечекьяном, так как «мера» есть нечто количественное, и обозначает соизмеримые друг с другом количества. Н.И.Матузов пишет: «Субъективное право определяется как гарантируемые законом вид и мера возможного или дозволенного поведения лица. В основе субъективного права лежит юридически обеспеченная возможность». Ф.Н.Фаткуллин также понимает под субъективным правом «строго индивидуализированные вид и меру возможного поведения управомоченного в том или ином конкретном правоотношении».

Социальной предпосылкой появления субъективного права на информацию стала объективная необходимость правового обеспечения удовлетворения различных информационных потребностей человека, общества и его отдельных структур, государства. В этой связи И.Д.Тиновицкая отмечает, что «одним из показателей уровня цивилизации общества является уровень информированности членов общества и их коллективов обо всех явлениях экономической, политической, социальной и правовой действительности, информацией о которых «владеют» соответствующие структуры».

Понятие «право на информацию» присутствует в действующем законодательстве. Ряд статей в законодательных актах прямо назван «Право на информацию». Поскольку законодательным актом высшей юридической силы является Конституция Российской Федерации, рассмотрим конституционно-правовые нормы, относящиеся к установлению субъективного права на информацию. Часть четвертая статьи 29 Конституции устанавливает, что каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом. По поводу права человека свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, которое предусмотрено четвертой частью статьи 29 Конституции Российской Федерации, несмотря на внешнюю простоту текстуального выражения, возникает ряд вопросов. Во-первых, практический вопрос: является ли то, что предусмотрено Конституцией в статье 29 действительно субъективным правом на информацию в полном смысле, которое на основании данной нормы практически реализуемо; или же необходимо воспринимать данную норму скорее как конституционные основы такого субъективного права, которые с необходимостью должны быть развиты в специальной системе правовых норм? Здесь существует несколько вариантов ответа.

Так, комментируя потребность в законе «О праве на информацию», Л.К.Терещенко справедливо отмечает, что хотя и в «Конституции зафиксировано право на информацию: то есть право свободно искать, получать, распространять информацию. Но спустя некоторое время появилась все-таки актуальная потребность в разработке закона, в разработке механизма реализации конституционного права на информацию. В данном случае одного конституционного права недостаточно».

На наш взгляд, к характеристике положения части 4 статьи 29 Конституции, следует подходить, основываясь на том факте, что конституционные права и свободы, которыми наделяется человек, имеют далеко не одинаковые механизмы реализации. Действительно, некоторые права, предусмотренные Конституцией, теоретически могут быть одноуровневыми по их правовому закреплению, и их реализация может основываться непосредственно на нормах Конституции, без привлечения норм других отраслей права. Для субъективных прав, которые естественно присущи человеку и нераздельны с самим актом существования человека, например, право на жизнь, не требуется создавать специальных механизмов реализации (речь не идет об охранительных нормах, например, уголовного права. Имеются в виду нормы позитивного регулирования). Однако реализация даже естественного права человека на жизнь иногда может быть связана с регулятивными нормами права. Тем более для тех конституционных прав в активных правоотношениях, где неизбежно присутствует юридическая связанность с конкретным субъектом, и который должен предпринимать активные действия, посредством которых реализуется такое право, говорить о возможности реализовать конституционное право только на основании норм Конституции не приходится.

В конечном итоге в процессе реализации правовых норм именно субъективное право юридически опосредует конкретные информационные потребности. В этой связи насущной стала потребность в детальном исследовании правовой природы субъективного права на информацию. На наш взгляд, опираясь на системный подход к изучению правоотношения и учитывая место субъективного права в юридическом содержании правоотношения, вопросы субъективного права на информацию следует увязывать с более широкой проблемой правоотношений в информационной сфере.

В литературе проблематика субъективного права на информацию уже получила определенное развитие. В одном из вариантов право на информацию рассматривается как право на получение информации. В частности, И.Д.Тиновицкая в одной из своих работ указывает, что: «Право на информацию в общепринятом понимании - это право на получение разного рода данных и сведений, необходимых для выполнения всех жизненных функций как каждого человека в отдельности, так и различных объединений людей, общества в целом, всех его структур». Право на информацию, по мнению Л.К.Терещенко, «представляет собой право на получение и использование реально выраженных данных и сведений, исходящих от реальных субъектов, владеющих этими данными и сведениями. В.С.Хижняк под правом человека и гражданина на информацию понимает «право любого человека (гражданина РФ или иностранного гражданина, лица без гражданства) искать, получать, передавать, производить любые сведения о фактах событиях, процессах и явлениях любым законным способом.

В то же время возможна более широкая трактовка права на информацию. В частности, В.А.Дозорцев считает, что право на информацию «складывается из двух элементов - право на получение информации и право на ее распространение. Первое вообще относится не к частным, а к публичным правам Право же на передачу информации имеет гражданско-правовое содержание, оно представляет собой исключительное право». Л.А.Сергиенко и И.Д.Тиновицкая в качестве субъективного права на информацию, кроме права на получение информации, рассматривают также и право гражданина на защиту информации, содержащей персональные данные. На позиции множественности видов права на информацию стоит В.Н.Лопатин.

В.Михайлов в категорию «право на информацию» включает три вида субъективных прав: 1) право на получение информации о себе; в качестве обладателей данного права указываются физические лица; 2) право на получение информации об окружающем мире; 3) право на тайну. Он пишет, что: «Одно из важнейших конституционных прав - это право на производство, получение и распространение информации, но с другой стороны, существует не менее важное право на тайну гражданина, государства и иных субъектов». Как право на информацию Г.Отнюкова рассматривает право на коммерческую тайну.

В.Н.Монахов считает, что: «Информационные права граждан образуют две основные группы правомочий, в своей совокупности составляющие:

а) общее право гражданина на получение и использование информации, необходимой для его полезной и не противоречащей закону деятельности (право на информацию);

б) общее право гражданина на охрану информации о своей жизнедеятельности как в общественной, так и в личной жизни (право на охрану информации)».

Таким образом, мы можем выделить два доктринальных подхода к трактовке права на информацию, которые можно обозначить как широкий и узкий подход. В рамках узкого подхода субъективное право на информацию трактуется только в качестве права на получение (на доступ) к информации. Широкий подход предполагает отнесение к праву на информацию всех субъективных прав, направленных на информацию или действия с ней, то есть право на получение информации, право на тайну и некоторые иные. Однако даже если рассматривать право на информацию в узком смысле, то и в этом случае оно не будет единым, поскольку право на получение информации в рамках административных, гражданских, трудовых и прочих правоотношений будет существенно различаться.

Рассмотрение субъективного права на информацию в федеральном законодательстве следует начать с норм конституционного права. Так, часть 4 статьи 29 Конституции Российской Федерации предусматривает право каждого свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Здесь же установлено, что перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом. Часть 5 статьи 29 Конституции Российской Федерации гарантирует свободу массовой информации, цензура запрещается. Часть 1 статьи 23 наделяет каждого правом на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Часть 1 статьи 24 Конституции предусматривает, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. В части 2 этой статьи установлено, что органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом. Часть 2 статьи 23 Конституции Российской Федерации предоставляет каждому право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. На основании статьи 42 каждый имеет право на достоверную информацию о состоянии окружающей среды. Эти правовые нормы следует обозначить как конституционную основу субъективного права на информацию.

Важно подчеркнуть, что конституционные основы субъективного права на информацию реализуются опосредованно, через правоотношения различного характера и вида, включая как частно- так и публично-правовые отношения.

Так, право на информацию присутствует в юридическом содержании ряда публично-правовых отношений. Например, в статье 21 части первой Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщику предоставлено:

- право получать информацию от налоговых органов;

- право требовать соблюдения налоговыми органами налоговой тайны.

Важную часть правового статуса государственных органов составляет субъективное право на информацию, реализуемое в рамках административно-правовых отношений. Например, в статье 13 Федерального закона № 40-ФЗ «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации», принятого 22 февраля 1995 г. (с последующими изменениями и дополнениями), органам федеральной службы безопасности предоставлено право безвозмездно получать от государственных органов, предприятий, учреждений и организаций независимо от форм собственности информацию, необходимую для выполнения возложенных на органы федеральной службы безопасности обязанностей, за исключением случаев, когда федеральными законами установлен специальный порядок получения информации.

В статье 25 Федерального закона № 117-ФЗ «О защите конкуренции на рынке финансовых услуг», принятого 4 июня 1999 г., сотрудникам федерального антимонопольного органа, уполномоченным федеральным антимонопольным органом, в целях исполнения служебных обязанностей предоставлено право ознакомления на основании письменного запроса с необходимыми документами и информацией при условии неразглашения указанными сотрудниками государственной, служебной и коммерческой тайны. В Федеральном законе № 183- ФЗ «Об экспортном контроле», принятом 22 июня 1999 года, в статье 13 «Право доступа к информации» федеральные органы законодательной власти и федеральные органы исполнительной власти, осуществляющие полномочия в области экспортного контроля, наделены правом запрашивать и получать документы и информацию, необходимые для целей экспортного контроля.

Право на информацию в публично-правовых отношениях достаточно разнообразно. В частности, в правоотношениях с участием частных (физических или юридических) лиц управомоченной стороной - обладателем права на информацию - может являться как частное лицо, так и государственный орган. И наоборот, обязанность предоставить информацию может лежать как на частном лице, так и на органе публичной власти.

Кроме того, нужно сказать, что субъективное право на информацию входит в юридическое содержание ряда частноправовых отношений. Так, например, согласно пункту 1 статьи 495 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору розничной купли-продажи покупатель обладает правом получения необходимой и достоверной информации о товаре, предлагаемом к продаже. Право на получение информации предусмотрено статьями 726, 732, 774, 804 Гражданского кодекса, а также в иных актах гражданского законодательства. Например, право на информацию входит в содержание обязательственных гражданских правоотношений с участием граждан-потребителей.

Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» в статье 8 «Право потребителя на информацию об изготовителе (исполнителе, продавце) и о товарах (работах, услугах)» устанавливает, что потребитель вправе потребовать предоставления необходимой и достоверной информации об изготовителе (исполнителе, продавце), режиме его работы и реализуемых им товарах (работах, услугах). На основании статьи 10 указанного закона потребитель имеет право на получение необходимой и достоверной информации о товарах (работах, услугах), обеспечивающей возможность их правильного выбора.

Заметная роль принадлежит субъективному праву на информацию в обеспечении других прав и законных интересов, в частности права на охрану здоровья. Например, в статье 7 Федерального закона № 122-ФЗ «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов», принятого 17 мая 1995 г., установлено, что при получении социальных услуг граждане пожилого возраста и инвалиды обладают:

- правом на информацию о своих правах, обязанностях и условиях оказания социальных услуг;

- правом на конфиденциальность информации личного характера, ставшей известной работнику учреждения социального обслуживания при оказании социальных услуг. Кроме того, статья 11 «Конфиденциальность информации» данного закона раскрывает, в чем состоит право на конфиденциальность информации личного характера: устанавливается, что, сведения личного характера, ставшие известными работникам учреждения социального обслуживания при оказании социальных услуг, составляют профессиональную тайну.

В статье 30 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 года № 5487-1 (далее по тексту - Основы) среди субъективных прав, которыми обладает пациент при обращении за медицинской помощью и ее получении, названы:

- право на сохранение в тайне информации о факте обращения за медицинской помощью, о состоянии здоровья, диагнозе и иных сведений, полученных при его обследовании и лечении (статья 61 Основ);

- право на получение информации о своих правах и обязанностях, о состоянии своего здоровья, а также на выбор лиц, которым в интересах пациента может быть передана информация о состоянии его здоровья (статья 31 Основ);

- право на информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство (статья 32 Основ).

Помимо того, Основы содержат специальную статью 31 «Право граждан на информацию о состоянии здоровья», в ней закреплено право каждого гражданина в доступной форме получать информацию о состоянии своего здоровья. Важно отметить, в части 5 этой статьи предусматривается, что информация, содержащаяся в медицинских документах гражданина, составляет врачебную тайну и может предоставляться без согласия гражданина только по основаниям, предусмотренным статьей 61 Основ.

На основании статьи 12 Закона Российской Федерации № 4180-1 от 22 декабря 1992г. «О трансплантации органов и (или) тканей человека» донор, который изъявил согласие на пересадку своих органов и (или) тканей, имеет право требовать от учреждения здравоохранения полной информации о возможных осложнениях для его здоровья в связи с предстоящим оперативным вмешательством по изъятию органов и (или) тканей.

В пункте 1 статьи 12 Федерального закона № 77-ФЗ «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации», принятого 24 мая 2001 г., лицам, находящимся под диспансерным наблюдением в связи с туберкулезом, при оказании противотуберкулезной помощи предоставлено:

- право на получение информации о правах и об обязанностях больных туберкулезом и лиц, находящихся под диспансерным наблюдением в связи с туберкулезом, а также в доступной для них форме о характере имеющегося у них заболевания и применяемых методах лечения;

- право на сохранение врачебной тайны, за исключением сведений, непосредственно связанных с оказанием противотуберкулезной помощи больному туберкулезом и проведением противоэпидемических мероприятий.

Субъективное право на информацию характеризуется не только разнообразием в видах дозволенного поведения (как абсолютные, так и относительные права), но и широтой субъектного состава такого права. Субъективным правом на информацию могут обладать:

а) человек;

б) государство, муниципальные образования и их органы;

в) правосубъектные организации: юридические лица, а в ряде случаев и организации, не обладающие статусом юридического лица: например, общественные объединения, в том числе профсоюзы;

Важно подчеркнуть, что для каждой из трех названных категорий субъектов свойственен свой набор субъективных прав на информацию. Скажем, правом на информацию, составляющую государственную тайну, может обладать лишь государство. При этом государству не может принадлежать коммерческая тайна. В то же время обладателем личной тайны может быть только физическое лицо.

Причем некоторые виды субъективных прав сравнительно универсальны. Скажем, в качестве акционера, обладающего гражданским правом на получение информации, может выступать и физическое лицо, и государство, и общественная организация.

Другие же виды субъективного права на информацию весьма специфичны и, в силу своей природы, присущи только определенной группе субъектов. Так, право на информацию, составляющую государственную тайну, может принадлежать исключительно государству; тогда как право на информацию, составляющую личную тайну, свойственно только человеку (физическому лицу).

Таким образом, право на информацию следует признать комплексной, собирательной категорией. В связи с этим встает вопрос о классификации субъективных прав на информацию, которая облегчила бы осмысление всей их совокупности.

В зависимости от подразделения системы права, нормы которого устанавливают право на информацию, можно выделить:

1. право на информацию в международном правопорядке;

2. право на информацию в национальном правопорядке:

а) публично-правовое: конституционное, административное право на информацию;

б) частноправовое: гражданское, семейное, трудовое право на информацию.

В узком смысле право на информацию следует понимать только как субъективное право на получение информации - относительное право. Однако даже в этом случае право на информацию не является однородным явлением, поскольку существует административное, гражданское и др. право на получение информации. При этом каждое из них несет отпечаток соответствующей отрасли права.

В широком смысле право на информацию состоит из двух групп субъективных прав:

1. абсолютные права на информацию - права на информацию, составляющую тайну-объект. К ним относятся субъективные гражданские права на информацию, составляющую личную тайну, семейную тайну либо коммерческую тайну. Абсолютным является субъективное право публичного характера на информацию, составляющую государственную тайну либо служебную тайну-объект;

2. относительные права на информацию. Важнейшими из относительных прав на информацию являются два субъективных права, это:

а) право на получение информации;

б) право требовать неразглашения информации, составляющей тайну-обязанность.

Следует подчеркнуть, что далеко не вся информация является товаром, как считает Е.В.Кирдяшова, правовые режимы информации в действительности гораздо разнообразнее. Соответственно, и само субъективное право на информацию может обладать не только имущественным, но и неимущественным характером. Следует сказать, что данная классификация имеет общеправовое значение: так, публичное абсолютное право государства на информацию, составляющую государственную тайну, носит неимущественный характер. При этом не следует приписывать всем без исключения гражданским правам на информацию имущественный характер - субъективные гражданские права на информацию весьма неоднородны, они могут носить:

1. имущественный характер (абсолютное право на информацию, составляющую коммерческую тайну);

2. неимущественный характер:

а) неимущественный, связанный с имущественным, характер (например, право гражданина-потребителя на информацию, право акционера на информацию. По поводу последнего Д.В.Ломакин отмечает, что «среди прав акционера можно найти права неимущественного характера, например, право на получение информации о деятельности общества Неимущественные права тесно связаны с имущественными правами акционера, которые являются основными, образуют с ними единый комплекс - право членства, которое в целом носит имущественный характер».

б) неимущественный, не связанный с имущественным, характер (таким может являться право на информацию, составляющую личную или семейную тайну).

Субъективное право на информацию - это весьма объемная совокупность прав, поэтому ее классификация может проводиться по разным критериям. В частности, право на государственную тайну, право на информацию, составляющую коммерческую тайну, личную или семейную тайну имеют, несомненно, самостоятельную ценность. Субъективные права на информацию этой группы являются центральным или единственным (помимо юридической обязанности, разумеется) элементом юридического содержания соответствующих правоотношений. Именно ради ценности самой информации возникают и существуют подобные субъективные права. Однако наряду с этим существуют права на информацию иного рода. Например, А.В.Малько справедливо замечает, что в ряде случаев «информация играет первостепенную роль в реализации прав и свобод человека. Например, право собственности не может зачастую полноценно осуществиться в условиях неопределенности, отсутствия необходимых знаний права потребителя тоже не могут претворяться в жизнь без достаточных и достоверных сведений о качественных и некачественных товарах, без правдивой информации в области сравнительного тестирования однотипных товаров, сертифицирования продукции, услуг и т.п. От своевременной, полной и достоверной информации зависит и реализация права на благоприятную окружающую среду». Важную роль играет субъективное право на получение информации, принадлежащее участникам хозяйственных обществ и товариществ. В частности, субъективное право акционера на информацию, по отношению к иным (как имущественным, так и неимущественным) правам акционера, выполняет две основные функции: 1) обеспечительную функцию (то есть служит юридической гарантией реализации иных прав и законных интересов акционеров); 2) функцию содействия наиболее полной реализации иных прав и законных интересов акционеров. Эта разновидность права на информацию имеет ценность лишь постольку, поскольку она тесно связана с иными субъективными правами и обеспечивает их.

Таким образом, резюмируя, следует сказать, что субъективное право на информацию входит в ядро юридического содержания правоотношений в информационной сфере. Субъективное право на информацию может присутствовать также в других, «неинформационных», правоотношениях. Однако в этих случаях право на информацию занимает лишь вспомогательную, обеспечительную, функцию и не входит в ядро юридического содержания таких правоотношений.

На сегодня вряд ли возможно вести речь о некоем едином универсальном субъективном праве на информацию, позволяющим юридически обеспечить все разнообразные информационные потребности человека, общества и государства. Можно видеть, что субъективное право на информацию, как и само правоотношение, в содержание которого оно входит, отличается многообразием и может представлять собой результат действия норм как публичного, так и частного права.

В зависимости от конкретных потребностей в законодательстве имеет место узкий (право на получение информации) либо широкий подход к праву на информацию. Во втором случае под правом на информацию понимается не единое универсальное право, а комплекс различных субъективных прав. Среди них законодатель прямо выделяет право на получение информации и право требования сохранения тайны-обязанности.

 

Автор: Огородов Д.В.