11.08.2011 38014

Структурные особенности личности несовершеннолетнего преступника (статья)

 

Проблема личности преступника относится К числу ведущих и вместе с тем наиболее сложных проблем криминологии. Данной проблеме посвящены многочисленные исследования и фундаментальные научные труды.

Личность преступника всегда выступает в качестве одного из центральных звеньев криминологической характеристики любого вида преступности. В литературе отмечается, что сама криминология как наука, по сути, начиналась с изучения личности преступника. Однако методологической особенностью такого рода исследований является то, что они в силу природы объекта изучения менее универсальны, чем исследования социально-экономических, культурных и иных детерминант. Это обусловлено индивидуальностью каждого человека, присущими только ему качествами.

Однако выработка эффективных мер контроля над преступностью, предупреждения преступности в целом и отдельных ее видов становятся невозможными без изучения особенностей личности преступника, поскольку именно личность является носителем причин преступности, в ней отражаются все социальные процессы и явления, приводящие к совершению конкретного преступления, именно она является основным и важнейшим звеном всего механизма преступного поведения.

Существенное место занимает данная проблема и в исследовании преступности несовершеннолетних. Значительная часть криминологических исследований и научных публикаций посвящается данной проблеме. Особое значение рассматриваемой проблемы для преступности несовершеннолетних обусловлено в том числе и тем, что в основе выделения данного вида преступности лежат в первую очередь социально-демографические и нравственно-психологические особенности личности преступника.

Личность несовершеннолетнего в силу возрастных особенностей характеризуется специфическим набором психологических свойств и качеств, небезразличных в криминологическом плане. Последние, подвергаясь воздействию криминогенных факторов, лежащих в первую очередь в сфере условий жизни и воспитания, нередко обостряются, повышая тем самым вероятность делинквентного, в том числе преступного поведения. Сознание и психика несовершеннолетнего находятся, в отличие от взрослого индивида, в стадии интенсивного формирования, обусловливая повышенную восприимчивость как к позитивным, так и негативным воздействиям.

Личность несовершеннолетнего преступника - имеет характерные особенности по сравнению с взрослыми лицами, изучение которых дает возможность выбрать наиболее целесообразные с точки зрения эффективности меры частной превенции.

Социально-демографическая характеристика личности несовершеннолетнего преступника характеризуется рядом специфических признаков (пол, возраст, образование, социальное положение, профессия, род занятий и т.д.).

Изучение статистических данных о половой принадлежности несовершеннолетних преступников показывает, что абсолютное большинство из них (92,1%) - лица мужского пола. Доля несовершеннолетних женского пола незначительна (7,9%) и остается относительно стабильной более 10 лет (7,8-9,1%).

Преобладание в структуре несовершеннолетних преступников мужского пола, по мнению ученых, предопределяется не высокой нравственностью лиц женского пола, не большей их социальной сознательностью, а теми социальными условиями, которые определяют роль женщины в обществе и, как следствие, влияют на потребностно-ценностную и мотивационную сферы.

Социальные детерминанты, а также физиологические особенности несовершеннолетних женского пола предопределяют некоторые особенности видов совершаемых ими преступлений. Так, по данным А.Н. Ильяшенко, в структуре преступности несовершеннолетних женского пола встречаются лишь единичные случаи вымогательства, угонов, преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия, незначительны проявления преступлений, связанных с криминальным насилием. При этом основную массу преступлений, совершаемых указанной категорией лиц, составляют кражи.

По сведениям других исследователей, в структуре преступности несовершеннолетних женского пола в 2 раза меньше убийств, в 2,5 раза - преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, в 11 раз - неправомерного завладения транспортным средством без цели хищения, чем в структуре преступности несовершеннолетних мужского пола.

Однако результаты исследований показывают, что в случаях совершения несовершеннолетними женского пола насильственных преступлений они чаще сопровождаются жестокостью, дерзостью и цинизмом, чем преступления юношей.

По утверждению И.И. Карпеца, «...истоки повышенной жестокости преступности несовершеннолетних женского пола следует искать в общей ситуации озлобления, в которой пребывает наше общество, в разрушении и падении нравственных ценностей, разочаровании жизнью и» социальным строем. Однако надо искать и внутренние причины формирования женской психологии в современных условиях».

Изучение возрастных особенностей личности несовершеннолетних преступников позволяет сделать вывод о том, что среди них доминируют лица старшего возраста (16-17 лет) - 70,3%. При этом наибольшее число несовершеннолетних преступников (43,1%) достигли 16-летнего возраста. Доля несовершеннолетних преступников в возрасте 14-15 лет составляет 29,7%. Указанные показатели сохраняют относительную стабильность более 10 лет (66,772,3%-лица в возрасте 16-17 лет; 33,3 -27,7%- 14-15-летние).

При этом криминальная активность несовершеннолетних увеличивается прямо пропорционально возрасту. Однако изложенное не означает необходимость сосредоточения профилактических усилий исключительно на данной категории лиц, так как антиобщественные установки формируются у несовершеннолетних в более раннем возрасте.

Необходимо констатировать невысокий образовательный уровень несовершеннолетних преступников - среди них преобладают лица, имеющие образование не выше основного общего. Только 2,5% несовершеннолетних преступников имеют начальное или среднее профессиональное образование. 34% несовершеннолетних преступников имеют образование менее 9 классов. Из них 19,8% оставили обучение в школе после окончания 8 класса, 9,6% проучились в школе 7 лет. Однако особую озабоченность вызывает тот факт, что не окончили 7 классов средней школы 4,6% несовершеннолетних, совершивших преступления. При этом отмечается, что существенная часть этих лиц не получила образование по причине плохой успеваемости, из-за конфликтов с учителями либо собственного поведения. •

На этом фоне кажутся оптимистичными заявления существенной части опрошенных несовершеннолетних (30,5%) о намерении в будущем продолжить образование. Однако при оценке данного факта необходимо учитывать то, что порой у несовершеннолетних декларируемые намерения не совпадают с реальными.

Невысокий образовательный уровень несовершеннолетних преступников обусловливает и специфику их социальных ролей. Незанятость всегда играла существенную роль среди факторов, формирующих социальную и криминогенную напряженность в обществе, а- в условиях нестабильности экономики и негативных явлений в социальной сфере ее детерминирующая роль возрастает. Необходимо отметить, что почти 33,5% несовершеннолетних рассматриваемой группы на момент совершения преступления нигде не учились и не работали; менее половины несовершеннолетних преступников (45,9%) обучались в образовательных учреждениях, 20,6% - работали на временной или постоянной работе.

Тот факт, что среди несовершеннолетних преступников гораздо меньше учащихся, чем среди законопослушных несовершеннолетних, свидетельствует о том, что общеобразовательная школа при всех недостатках ее воспитательной деятельности была и остается для большинства несовершеннолетних наиболее благоприятной (после семьи) средой, формирующей позитивные личностные установки.

Представляют определенный интерес результаты опроса сотрудников правоохранительных органов о степени криминальной пораженности отдельных групп несовершеннолетних в зависимости от рода занятий, проведенного Н.Р. Косевич. Так, наиболее криминально пораженной группой несовершеннолетних респонденты сочли не работающих и не учащихся (92,8%). Отметили криминальную активность учащихся ПТУ 67,2% опрошенных, учащихся школ - 26,9% респондентов, студентов колледжей (техникумов) - 19,4%, работающих- 13,9% опрошенных.

Проведенное нами исследование показало, что большинство несовершеннолетних преступников (около 65,5%) проживало в родительской семье, примерно 29,5% - в неполной семье, а число лиц, воспитывавшихся без родителей или лиц, их заменяющих, несколько сокращается, приближаясь к средне-статистическим показателям (5%). Однако в ходе исследования нашел свое подтверждение вывод ученых о том, что влияние семейного фактора на личность несовершеннолетнего обусловлено не структурной неполнотой семьи, а неблагополучной внутрисемейной ситуацией и недостатками внимания родителей к воспитанию детей.

Социально-демографические признаки личности несовершеннолетнего преступника дополняются нравственно-психологической характеристикой. Наука пытается выделять наиболее существенные, типичные психологические черты личности несовершеннолетнего преступника, но все они обладают определенной долей условности. Основное, что, по мнению ученых, характеризует несовершеннолетнего преступника, - это социальная деформация и дезадаптация его личности. Чаще всего она развивается постепенно, захватывая глубокие нравственные и иные важные социальные основы личности. Данный процесс ускоряется, если подросток попадает в так называемую криминальную молодежную субкультуру, или криминальный мир взрослых.

Наиболее типичными в науке считаются следующие психологические особенности личности несовершеннолетних, детерминирующие совершение ими преступных деяний:

- ложно понимаемое стремление к самовыражению, искаженное представление об одобряемых ценностях (смелость, дружба, солидарность);

- стремление к быстрому (сиюминутному) эффекту при получении приятных впечатлений и ощущений, тяга к примитивным развлечениям, к острым ощущениям, эмоционально возбуждающим ситуациям, повышенная эмоциональная возбудимость, импульсивность;

- равнодушие к общественным проблемам, пренебрежение (порой показное) нормами общественной морали, плохое осознание общественных норм, рамок и ограничений, заниженное осознание должного и чувства ответственности за свои поступки;

- обостренное чувство независимости, негативизм в отношении утверждений взрослых, быстрый переход к отчужденности от близких родственников и друзей;

- плохая социальная приспособляемость, гиперчувствительность к межличностным отношениям;

- стремление к подражанию;

- узость интересов, самоограничение источников информации, эгоизм, низкий уровень самокритичности, отсутствие всесторонней оценки жизненных обстоятельств, легкость отступления от всего, что связано с трудностями достижения цели (отложенный эффект);

- потребительская психология как доминанта жизненной стратегии.

Указанные психологические особенности сами по себе не являются причинами преступного поведения, но, подвергаясь воздействию неблагоприятных жизненных условий, нередко «заостряются», деформируются, повышая вероятность криминального поведения.

Изучение нравственно-психологических особенностей личности несовершеннолетнего преступника было бы неполным без исследования ценностных ориентации. Система ценностных ориентации, принятых в обществе или социальной группе, является частью ситуации, оказывающей влияние на поведение ее членов. Поэтому изучение ценностных ориентации несовершеннолетних дает дополнительное понимание детерминант преступности и задает направление для ее профилактики.

Психологические и личностные переживания, поведенческие стереотипы в сфере морали, нравственности имеют в своей основе способность человека оперировать представлениями о добре и зле. Уровень развития нравственности личности определяется тем, какие базовые ценности доминируют в жизни субъекта.

Ценность - это социокультурный феномен, воплощающий в себе обобщенное представление людей о целях и нормах своего поведения, это ориентир, с которым соотносится деятельность каждого отдельного человека и общества в целом. Иными словами, ценность - это основа, на которой формируются типы поведения индивидов, социальных групп и отношения между ними, их отношения к реальности, к социальным институтам. Ценности отражают в концентрированном виде смысл деятельности общества и смысл жизни отдельного человека. Освоение, принятие того или иного набора и объема ценностей формирует человека как культурное существо, часть общества, в котором он живет, задает ему определенное мировоззрение, которое является важнейшим фактором в мотивации поведения, в том числе преступного.

По мнению В.Н. Кудрявцева, ценностные ориентации играют троякую роль:

1. стимулируют сложившиеся мотивы и укрепляют социальную или антисоциальную линию поведения;

2. тормозят антисоциальные потребности и блокируют образовавшийся антисоциальный мотив;

3. могут стать самостоятельным мотивом поведения.

При этом исследования ученых показывают, что ценностные ориентации несовершеннолетних в силу психологических особенностей гораздо реже выполняют блокирующую функцию по отношению к антисоциальным потребностям, чем у взрослых лиц.

Ценностные ориентации несовершеннолетних следует рассматривать в ракурсе их умственного, творческого потенциала, который за последние годы неуклонно снижается, что связано с ухудшением физического, психического и психологического состояния здоровья подрастающего поколения.

Внутренние ценностные ориентиры (доверие, чувство безопасности, семейные ценности, доброта, милосердие, сочетание просоциальности и уважения к людям и другие), как показывает практика, имеются у несовершеннолетних независимо от степени криминализации личности, но у преступников они носят преимущественно характер декларируемых.

По мнению исследователей, у несовершеннолетних, совершавших преступления, и у правопослушных лиц отмечаются различия в восприятии окружающего мира. Так, у несовершеннолетних с правопослушным поведением категория «счастье» (как ценность, отражающая эмоционально-чувственное представление о собственном жизненном идеале) просоциально окрашена и связана с морально-этическими и нравственными категориями. В то же время у несовершеннолетних преступников данная категория ассоциируется с материальным благополучием, силой, смелостью, беспощадностью к врагам, и т.д., без ориентации на нравственные ценности.

Позитивная смысловая диспозиция по отношению к окружающим у несовершеннолетних с законопослушным поведением строится на прямой связи в первую очередь с составляющими морального и правового сознания (уважения к людям, недопустимости причинения вреда окружающим), а также на уверенности в себе, независимости, общительности. У несовершеннолетних преступников она жестко коррелирует с необходимостью взаимной симпатии, боязнью предательства, недоверием, беспокойством относительно конкурентных отношений. И если у лиц, впервые совершивших преступление, такая корреляция носит ситуативный характер, то у неоднократно совершавших преступления она является стабильной.

В ходе собственного исследования были определены основные ценностные ориентации несовершеннолетних преступников. На первом месте по распространенности и значимости находятся ценности материального порядка - достаток и материальное благополучие, желание иметь определенные вещи и т.п. На втором месте семейные ценности - большинство несовершеннолетних любят или уважают родителей, ценят семью и высказывают в будущем желание вступить в брачно-семейные отношения. Примечательным является тот факт, что на позитивное отношение несовершеннолетних преступников к семейным ценностям практически не повлияли отмечающиеся конфликтные ситуации в семьях, порой недостаточное внимание и уважение родителями интересов ребенка, имеющиеся (по мнению несовершеннолетних) ограничения их свободы со стороны родителей. На третьем месте по значимости у несовершеннолетних находятся ценности дружбы. Вместе с тем указанная ценность отмечается не сама по себе, а в основном ассоциируется с конкретными личностями.

К сожалению, значимость культурных и иных обще-социальных ценностей у несовершеннолетних находится не на первых местах.

Исследование, проведенное отдельными авторами, также позволило им прийти к выводу о том, что наиболее привлекательными жизненными ценностями для несовершеннолетних являются семья и материальное благополучие.

Динамика ценностных ориентации несовершеннолетних напрямую связана с характером их преступного поведения.

Так, проводимые в конце 70-х годов XX века научные исследования показали, что в шкале ценностей подростков параметр материальной обеспеченности занимает 11 место. Аналогичные исследования, проведенные в 90-е годы XX века, показали, что данный параметр вышел на 3 место по значимости. Современные исследования показывают устойчивое доминирование указанных ценностных ориентации несовершеннолетних (первое место), что напрямую связано с корыстным характером преступности несовершеннолетних.

Необходимо согласиться с мнением ученых о том, что такое отношение несовершеннолетних к материальным благам во многом определяется особенностями системы воспитания в период становления рыночной экономики, когда в обществе доминируют материальные интересы, а общечеловеческие ценности востребованы мало. Традиционные нормы, ценности культуры отошли у них на второй план, уступая место идеологии прагматизма: «...от культуры берется только то, что может в дальнейшем обеспечить жизненный успех, необходимый уровень материального положения, социальный статус».

Одним из показателей ценностных ориентации несовершеннолетних преступников выступает их отношение к праву как социальной ценности.

В науке считается установленным тот факт, что делинквентное поведение подростков напрямую связано с проблемой формирования у них правового сознания и правовой культуры.

Вместе с тем анализ состояния работы субъектов профилактической деятельности по формированию и повышению уровня правосознания несовершеннолетних показывает крайне неудовлетворительные результаты в этой сфере.

Криминологические исследования показывают, что большинство несовершеннолетних преступников значительно хуже своих сверстников с условно-правопослушным поведением были знакомы с государственно-правовыми основами устройства общества, социальной ролью права, однако уровень знаний об уголовной ответственности у них отмечался более высокий. Такая осведомленность объясняется их личным опытом, а также сведениями, получаемыми от ближайшего, часто криминального окружения. Данные исследования свидетельствуют, что лишь у 24% несовершеннолетних сложилось относительно позитивное отношение к праву как социальной ценности, у 37% из них оно относительно устойчиво, у 43% положительное отношение к праву носит неустойчивый характер, а регулятивная функция права осознается сугубо через эмоциональное переживание конкретной жизненной ситуации.

Опрос сотрудников подразделений по профилактике правонарушений несовершеннолетних, проведенный в ходе исследования, показал, что абсолютное большинство из них оценивают уровень правосознания и правовой культуры несовершеннолетних, совершивших преступления, как низкий, а степень их правовой информированности очень слабая или слабая по сравнению с правопослушными несовершеннолетними.

Исследование А.В. Баженова также показало крайне низкий уровень правосознания несовершеннолетних преступников, который детерминирован, в частности и недостаточной правовой информированностью.

Собственное исследование показало, что при указанном уровне правовой информированности основным источником знаний о праве у несовершеннолетних преступников являются рассказы их знакомых и родственников.

Следует согласиться с Д.В. Сочневым, что правосознание молодежи носит преимущественно обыденный характер, формируется под воздействием непосредственных условий жизни молодых людей, их личного жизненного опыта. При этом наибольшую роль в нем играют психологические элементы (чувства, эмоции).

По мнению исследователей, правовые установки несовершеннолетних преступников в процессе их неадекватной социализации смещаются в пользу других социальных норм. Среди таких норм, существенная часть которых противоречит правовой регламентации, первое место занимают те, которые якобы защищают их индивидуальную неприкосновенность. На втором месте оказываются житейские нормы, неверно трактующие принципы коллективной солидарности. Третье место занимают нормы, выражающие правила ложного товарищества. При этом в определенных условиях частные по отношению к обществу нормы микросреды осознаются индивидом как общепринятые нормы практической морали, подменяя собой нормы права и общественной морали.

Представляется правильным мнение Д.В. Сочнева о том, что особенностями правосознания несовершеннолетних выступают:

- отсутствие выработанных и четко сложившихся социально-правовых установок, формирование которых происходит стихийно;

- отсутствие правовой регуляции поведения, ослабление самоконтроля, поиск личной выгоды;

- непонимание социальной роли законов, враждебно-недоверчивое отношение к правоохранительным органам, убежденность в возможности избежать наказания за неправомерное поведение.

Данные выводы подтверждаются результатами собственных исследований. В частности, опрос несовершеннолетних, совершивших преступления, показал, что существенная часть из них считает, что знание закона им необходимо для того, чтобы уметь его обойти либо заранее предполагать, какое наказание грозит за его нарушение. При этом относительно большое число опрошенных отметили, что закон нужно соблюдать, если за его нарушение предусмотрено суровое наказание либо если это не противоречит их интересам.

При исследовании личности несовершеннолетнего преступника необходимо учитывать и некоторые особенности психики несовершеннолетних, которые влияют на формирование нравственных установок и предопределяют в ряде случаев особенности мотивации их поведения. Многочисленные исследования, проводимые как психологами, психиатрами, так и представителями криминологической науки, указывают на то, что среди несовершеннолетних преступников существенна доля лиц, имеющих определенные акцентуации характера, которые, являясь сочетанием устойчивых и глобальных свойств личности, препятствуют ее социальной и психологической адаптации.

Отдельные авторы, опираясь на данные собственных исследований различных категорий несовершеннолетних преступников, пришли к выводу о том, что у подростков делинкветных групп (с социально отклоняющимся поведением) акцентуированность в два раза превышает показатели контрольных «нормальных» групп несовершеннолетних. Отмечается, что несовершеннолетние с акцентуациями характера более восприимчивы к неблагоприятному воздействию социальной среды, а акцентуации, сопряженные с аномалиями психики, в несколько раз повышают вероятность совершения преступления, снимая при этом сопротивляемость к воздействию конфликтных ситуаций, создавая препятствия для развития социально полезных черт личности, ее адаптации к среде, сужая возможности выбора решений и вариантов поведения, облегчая реализацию непродуманных и импульсивных поступков.

Исследуя типы акцентуаций у подростков, склонных к совершению преступлений, ученые отмечают в качестве наиболее распространенных следующие:

 

а) по методу К. Леонгарда:

б) по методу А. Личко:

- гипертимность - 38%;

- эмотивность - 29%;

- экзальтированность - 28%;

- циклотимизм - 18%;

- дистимизм - 16%;

- асоциальность -36%;

- депрессия - 21%;

-   общая активность - 20%;

- расторможенность - 19%;

-психическая неуравновешенность - 18%;

- общительность - 17%

 

Проведенные исследования позволили авторам сделать определенные выводы о зависимости между формами преступного поведения и определенными видами акцентуаций характера. Отмечается, что в преступном поведении гипертимных акцентуантов велика доля корыстных посягательств и преступлений против общественного порядка, эпилептоидная акцентуация располагает к совершению преступлений против жизни и здоровья, демонстративная - к совершению хулиганских действий, а. наиболее высокий уровень асоциального развития свойственен неустойчивым акцентуантам, которые более других совершают тяжкие преступления против личности, особенно изнасилования.

Исследования Я.Г. Анапреенко показали, что у несовершеннолетних, совершающих кражи, грабежи, разбои, наиболее выражены следующие акцентуации: дистимическая, застревающая, общая активность, депрессия, психическая неуравновешенность. Подводя итог исследования акцентуаций у несовершеннолетних преступников, авторы условно классифицируют их (акцентуации) на две группы в зависимости от распространенности и криминогенной значимости для правонарушителей исследуемой категории:

1. Астено-невротическая и психастеническая акцентуации, которые выступают в качестве фактора, сдерживающего любую личностную активность, а следовательно, и криминальную.

2. Конформная, лабильная и сенситивная акцентуации, которые играют существенную криминогенную роль в поведении несовершеннолетних, поскольку формируют повышенную психологическую зависимость индивида от окружающей социальной среды.

Как показывают исследования, учет вышеизложенных особенностей характера несовершеннолетних преступников вызывается необходимостью своевременного и правильного их корректирования, что выступает залогом эффективности профилактики преступности несовершеннолетних. Однако практическое использование данных особенностей зачастую затруднено ввиду низкого уровня теоретических знаний у субъектов профилактической деятельности об акцентуациях характера подростков и отсутствия практических навыков по диагностированию акцентуированных несовершеннолетних, совершающих противоправные действия.

Не меньший криминологический интерес вызывает вопрос о психических аномалиях несовершеннолетних и их влиянии на преступное поведение, который в настоящее время весьма дискуссионен и, по мнению отдельных ученых, недостаточно изучен.

Действительно, в литературе на этот счет высказываются прямо противоположные точки зрения, а результаты проводимых учеными исследований о доле лиц с психическими аномалиями среди несовершеннолетних преступников отличаются в несколько раз. И хотя общепризнано, что психические аномалии у подростков, совершивших общественно опасные деяния, встречаются несколько чаще, чем в среднем по возрастной группе, переоценивать их влияние на преступность не следует. Осторожная оценка этого фактора должна основываться на том, что сами по себе отклонения в психике, как правило, не задают криминального поведения, а наличие психического заболевания не гарантирует обязательность совершения в будущем преступления. Вместе с тем не признать психические аномалии одним из криминогенных факторов, который в конкретных условиях может играть роль детерминанты преступного поведения, нельзя, так как они оказывают влияние на возможность индивида усваивать определенные социальные программы, влияют на протекание волевых процессов, а также являются основой для деформации личности.

По мнению ряда ученых, между наличием у подростка психических аномалий и ситуацией совершения преступления можно выделить связь троякого рода:

1. Психическое расстройство создает благоприятную почву для социально-психологической деформации личности, ее деморализации, становления и закрепления антиобщественных взглядов.

2. Ситуация внезапно предъявляет к личности повышенные требования, а психическая ущербность личности ведет к аффективной реакции.

3. Антиобщественный образ жизни содействует возникновению психических аномалий.

Таким образом, влияние психических аномалий на преступность несовершеннолетних носит косвенный, опосредованный характер. Одной из особенностей данного фактора является то, что отклонение от нормы в психическом развитии в пределах вменяемости у несовершеннолетних преступников часто остается латентным до момента привлечения к уголовной ответственности и устанавливается лишь психолого-психиатрической экспертизой, назначенной по уголовному делу. Это означает, что до момента привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности данный фактор не используется в индивидуальной профилактической работе и коррекции поведения подростка-правонарушителя.

Характеризуя личность несовершеннолетнего преступника, необходимо обратить внимание на некоторые признаки (особенности) ее уголовно-правовой характеристики.

Уголовно-правовая характеристика личности является показателем, по которому можно судить о ее общественной опасности, объективизирующейся в совершенном деянии и находящей отражение в признаках состава преступления. К этой же группе признаков относят и характеристику мер уголовно-правового воздействия, применяемых к преступнику. В литературе отмечается, что основной уголовно-правовой характеристикой личности преступника является совершенное им преступление, так как именно в нем находят свое выражение негативные свойства личности, которые в потенции могут проявляться и у лиц с законопослушным поведением.

Следует заострить внимание на том, что абсолютное большинство преступных посягательств, совершаемых данной категорией лиц, - это хищения в форме краж, грабежей и разбоев. По мнению исследователей, «обращение внимания несовершеннолетних на данные составы преступлений неизменно определяется спецификой возраста и принадлежностью к данной группе, что находит свое выражение в особенностях структуры потребностей и не всегда адекватном представлении о возможных способах их реализации».

Вышеизложенная особенность предопределяет специфику субъективной стороны преступлений, совершаемых несовершеннолетними. Так, по справедливому замечанию А.И. Чернышева, «интеллектуальный момент умысла несовершеннолетних недалек от примитивного чувственного восприятия, а понимание подлинной сущности воздействия преступления на охраняемые общественные отношения у несовершеннолетних если и имеется, то далеко не у всех и далеко не полное, так как оно, как правило, умозрительно и не подкреплено опытом». Зачастую волевой момент умысла направлен на объект, в глазах несовершеннолетнего менее значимый, чем на самом деле.

По мнению ученых, для умысла несовершеннолетних характерна недооценка степени важности социальных благ и охраняемых общественных отношений, на которые они посягают, а также недооценка как фактических, так и правовых последствий совершаемого общественно опасного деяния, обусловленная небольшим жизненным опытом и слабой правовой информированностью.

Иными словами, возрастные особенности несовершеннолетних накладывают отпечаток на субъективную сторону преступления, снижая их общественную опасность по сравнению с преступлениями взрослых.

Исследователи также отмечают, что преступлениям несовершеннолетних, чаще, чем преступлениям взрослых лиц, присущ внезапно возникший умысел, когда между возникновением и реализацией умысла на совершение преступления практически нет разрыва во времени или этот разрыв крайне незначителен.

Особенностью умысла несовершеннолетних при совершении ими насильственных преступлений также является то, что он зачастую носит неконкретизированный характер, то есть несовершеннолетний предвидит в общих чертах наступление общественно опасных последствий, но не вполне представляет, в чем конкретно они могут выразиться.

Наряду с особенностями умысла несовершеннолетних как основной формы вины, важное значение имеют особенности их мотивации и доминирующие мотивы. Анализ специальных исследований мотивации девиантного поведения несовершеннолетних показал, что данная проблема давно и плодотворно разрабатывается учеными. Ими установлены особенности мотивации, определены доминирующие в мотивации потребности и мотивы, проведен сравнительный анализ мотивов по возрастному, половому и другим признакам, разработаны классификации мотиваций отдельных проявлений девиантного поведения.

Отмечается, что мотивация преступного поведения несовершеннолетних отличается от мотивации преступного поведения взрослых лиц, что обусловлено их возрастом, особенностями психических процессов, более существенным влиянием на формирование мотивов поведения средовых факторов. Кроме того, мотивация преступного поведения несовершеннолетних более динамична, чем у взрослых, а мотивы постоянно усложняются в процессе развития личности.

Мотивация преступного поведения несовершеннолетних отличается от мотивации правомерного поведения не по форме, а по содержанию механизма, характеризуется наличием у личности правонарушителя нравственно-правовой деформации. Основу этой деформации составляют нарушения в системе ценностей и потребностей.

Мотивация девиантного поведения несовершеннолетних характеризуется дисгармоничностью, противоречивостью, деформированностью ценностей, потребностей и мотивов, побуждающих к асоциальным действиям и поступкам. Сущность мотивационной сферы подростка с девиантным поведением заключается, во-первых, в специфическом составе и соотношении целей, потребностей и мотивов (наличие мотивов асоциального поведения, потребностей в самоутверждении за счет противоправных действий, в доминировании аморальных ценностей), во-вторых, в корреляционных связях компонентов мотивации девиантного поведения с компонентами эмоциональной, волевой, экзистенциальной сфер и сферы саморегуляции. Деформированность мотивации поведения, с одной стороны, вызывает деформированность в проявлении названных сфер, а с другой - обусловлена асоциальной направленностью их компонентов.

По мнению Ф.Ю. Сафина, мотивационная сфера преступной деятельности несовершеннолетних характеризуется примитивной целенаправленностью, поэтому преступные планы возникают преимущественно ситуативно и направлены на удовлетворение ближайших, поверхностных потребностей.

В литературе отмечается, что характерными особенностями мотивации девиантного поведения подростков-правонарушителей являются:

1. ослабление комплекса социально полезных потребностей;

2. искусственный или примитивный характер некоторых потребностей;

3. нарушение равновесия между различными видами потребностей;

4. распространенность потребности в самоутверждении, нередко имеющей акцентуированный характер (мотивы ложной престижности, стремление выделиться среди окружающих иногда в чисто внешних формах, хулиганские мотивы).

Проведенный в процессе исследования опрос сотрудников правоохранительных органов, непосредственно работающих с несовершеннолетними правонарушителями, показал, что негативные деформации в потребностно-мотивационной сфере современных подростков выступают одним из существенных факторов, детерминирующих преступность несовершеннолетних.

Учеными выделяются наиболее характерные типы мотивации преступного поведения правонарушителей исследуемой категории:

- мотивация как результат ослабления положительной направленности личности сильной криминогенной ситуацией;

- мотивация как результат подавления неустойчивой положительной направленности личности влиянием активной криминогенной ситуации;

- мотивация как результат взаимодействия отрицательной направленности личности и криминогенной ситуации;

- мотивация как результат преобладающего влияния преступной или устойчивой криминогенной направленности личности.

Результаты собственного исследования показывают, что в большинстве случаев мотивация преступного поведения несовершеннолетних относится к первому и второму типам.

В исследованиях педагогов и психологов, социологов и криминологов определен ряд факторов, воздействующих на мотивацию поведения несовершеннолетнего преступника: социальный фактор (социально-экономические, культурные, политические условия жизни человека); педагогический фактор (семейное, школьное, профессиональное, дополнительное и т.п. воспитание); личностный фактор (психологические предпосылки, затрудняющие социальную адаптацию индивида).

Ввиду вышеизложенного, отдельными авторами мотивация преступного поведения несовершеннолетних классифицируется на три вида:

1. Мотивация, обусловленная общей антисоциальной ориентацией, как следствие нездоровых условий нравственного формирования личности.

2. Мотивация, обусловленная криминогенным влиянием конкретной ситуации. Указанный вид включает в себя две группы: мотивирующее влияние оказало поведение потерпевшего; мотивирующее влияние оказали соучастники.

3. Мотивация, обусловленная искажениями в проявлении возрастных черт личности как следствие либо нездоровых условий ее формирования, либо интенсивного влияния конкретной ситуации, поводов, так называемой «детской мотивации».

Данные собственного исследования позволяют сделать вывод о том, что в насильственных преступлениях, совершаемых несовершеннолетними, преобладает мотивация второго вида, а в корыстных преступлениях - первого, реже - третьего вида.

Мотивы корыстных преступлений, совершаемых несовершеннолетними, в большинстве случаев очевидны и следуют из сущности данных преступлений (корысть). В то же время отдельные авторы, наряду с корыстными мотивами в имущественных преступлениях несовершеннолетних, называют потребность в признании в социальной группе, конформизм, самоутверждение и некоторые иные.

Исследование мотивации насильственных преступлений, совершенных несовершеннолетними, проведенное отдельными авторами показало, что доминирующими мотивами в данной группе преступлений выступают: корысть (31,1%), месть (11,9%), ревность (2,5%), стремление к самоутверждению (32,8%), конформизм (17,9%).

Значимой в криминологическом плане является такая характеристика личности несовершеннолетнего преступника, как рецидив совершаемых преступлений. Как отмечает К.Н. Тараленко, рецидив преступлений несовершеннолетних «...представляет объект исследования, вызывающий интерес двоякого характера. Показатели рецидива преступлений несовершеннолетних могут свидетельствовать о неадекватности уголовной политики, недостаточно обоснованной пенализации деяний, а также о недостаточно эффективной работе органов уголовной юстиции. Вместе с тем, рецидив говорит о повышенной общественной опасности самого лица, его совершившего. После совершения второго и последующего преступлений можно констатировать увеличение влияния субъективных детерминант преступного поведения лица над обстоятельствами объективными, что говорит об актуальности индивидуальной предупредительной (коррекционной и адаптационной) работы с осужденными».

В силу устойчивого характера своих антиобщественных взглядов и привычек рецидивисты легче решаются на совершение преступлений, как правило, корыстных и насильственных, а также осуществляемых в соучастии.

По результатам исследований отдельных ученых, уровень рецидива условно осужденных несовершеннолетних составляет от 55,8 до 59,5%. При этом 71,2% лиц, имевших фактический рецидив, совершили свое повторное преступление во время испытательного срока.

По данным других исследований, среди несовершеннолетних, совершивших насильственные преступления, 23,5% - ранее судимы, при этом, в основном за кражи, грабежи, разбои (80,9%). Абсолютное большинство несовершеннолетних (почти 80%) совершают новое преступление в течение одного года после осуждения и (или) отбывания наказания, после чего вероятность рецидива резко сокращается (до 20,3%).

Исследователи полагают, что для несовершеннолетних характерен, в основном, специальный, реже - смешанный рецидив.

По кратности в преступлениях несовершеннолетних преобладает однократный рецидив, что объясняется преимущественно кратким промежутком времени несовершеннолетия с уголовно-правовых позиций (14-18 лет). Многократный фактический рецидив отмечается в основном после достижения несовершеннолетия (до 29,4%).

Вместе с тем результаты исследований показывают, что чем в более молодом возрасте было совершено первичное преступление, тем больше вероятность рецидива, в том числе многократного. Данная вероятность еще более возрастает в случае, если лицо за первичное преступление реально отбывало наказание в виде лишения свободы. Так, около 8,1% несовершеннолетних, отбывающих наказание в воспитательных колониях, ранее уже отбывали наказание в них.

В юридической литературе высказывается мнение о том, что личность несовершеннолетнего рецидивиста обладает в целом теми же особенностями, что и личность несовершеннолетнего, впервые совершившего преступление. Вместе с тем отмечается увеличение среднего возраста преступников до 17 лет, более значительная степень социальной дезорганизации и деградации личности, большая конфликтность и социальная неустроенность, устойчивость преступных интересов, нежелание участвовать в социально-полезной деятельности, что проявляется в относительно динамичном и продолжительном преступном поведении, повышенной вероятности совершения ими новых преступлений.

Для характеристики личности несовершеннолетнего преступника важное значение имеет вид и размер наказания, назначенного за совершенное преступление.

По мнению ученых, срок наказания, назначенного судом, выступает интегральной оценкой характера и степени общественной опасности преступления и преступника.

Судебная практика показывает, что наиболее часто суды назначают несовершеннолетним наказание в виде лишения свободы. При этом наиболее распространенным является назначение несовершеннолетним наказания в виде лишения свободы сроком от трех до пяти лет. На втором месте по распространенности - лишение свободы на срок от двух до трех лет. Менее всего суды склонны назначать несовершеннолетним наказание в виде лишения свободы с отбыванием в воспитательных колониях на срок менее одного года.

Распределение несовершеннолетних, осужденных к лишению свободы, по срокам наказания, %

- до 1 года - 4,9-от 3до 5 лет - 31,7

- от 1 года до 2 лет - 14,9- от 5 до 8 лет - 20,3

- от 2 до 3 лет-21,2-от 8 до 10 лет-7,0

Вместе с тем в случаях назначения несовершеннолетним наказания в виде лишения свободы условно, картина несколько изменяется. Так, в Санкт- Петербурге и Ленинградской области практически 90% подростков, совершивших преступления, приговариваются к условной мере наказания. При этом наиболее распространенным (46,3%) является назначение условного наказания в виде лишения свободы сроком от одного года до двух лет. Крайне редко (0,3%) суды назначают несовершеннолетним условное наказание свыше пяти лет лишения свободы.

Распределение несовершеннолетних, условно осужденных к лишению свободы, по срокам наказания, %

- до 1 года -16,

-от 3до 5 лет - 9,3,

- от 1 года до 2 лет - 46,3

- от 4 до 5 лет - 2,3

- от 2 до 3 лет - 26,4

- свыше 5 лет - 0,3

При назначении несовершеннолетним условного наказания суды почти в половине случаев (47,9%) устанавливают им испытательный срок продолжительностью от одного года до двух лет. На втором месте по распространенности - испытательный срок менее одного года (35,3%), на третьем (15,3%) - испытательный срок от двух до трех лет. Примечательно, что суды практически не используют возможность установления большей продолжительности испытательного срока. Так, испытательный срок от трех до четырех лет, назначается судами всего в 1% случаев, а свыше четырех лет - в 0,3%. При этом средний испытательный срок составляет 1,7 года.

Подобная практика при высоком уровне рецидива свидетельствует о недостаточном использовании предупредительного потенциала уголовного закона и неэффективности назначенного наказания.

Следует согласиться с мнением К.Н. Тараленко о том, что «условное осуждение должно применяться лишь в тех случаях, когда к моменту рассмотрения уголовного дела в суде имеются достаточные основания полагать, что детерминанты преступного поведения несовершеннолетнего изменились либо могут существенно измениться в течение испытательного срока в сторону снижения их криминогенного влияния. В то же время, если становится очевидным, что воздействовать на детерминанты преступления для исправления несовершеннолетнего средствами, представляемыми институтом условного осуждения, нельзя, суд должен решить вопрос о реальном исполнении наказания или применении иных мер воздействия».

Важнейшим критерием в аспекте деформации личности несовершеннолетних преступников является оценка ими справедливости судебного приговора и назначенного наказания, которая находится в зависимости от возраста преступника, рецидива, ранее применявшихся мер уголовного преследования.

Криминологи отмечают, что чем старше несовершеннолетние преступники, тем реже они считают наказание справедливым, соразмерным преступлению. По мнению ученых, признание справедливости наказания также напрямую зависит от его суровости: среди несовершеннолетних, осужденных на срок свыше пяти лет, считают наказание справедливым лишь 27%, в то время как среди несовершеннолетних, осужденных условно, - 86%.

Аналогичным образом число несовершеннолетних, считающих наказание справедливым, уменьшается с увеличением криминального опыта и числа случаев привлечения к уголовной ответственности. Так, если несовершеннолетние, впервые привлеченные к уголовной ответственности, признают справедливость наказания в среднем в 67% случаев, то рецидивисты - только в 42%. При этом чаще всего признают наказание справедливым несовершеннолетние, осужденные за корыстные преступления (79%), реже - осужденные за насильственные деяния (37%).

Изложенное свидетельствует о том, что с усилением антиобщественной направленности личности у несовершеннолетних, деформации нравственных установок оценка адекватности назначенного наказания совершенному преступлению снижается.

Многообразие характеристик и свойств, присущих несовершеннолетним преступникам, обусловливает необходимость их типологии.

В теоретическом отношении типология опирается на выявление сходства и различия изучаемых объектов, стремится отобразить их закономерности с помощью обобщений, идеализированной модели или типа. Как отмечается в литературе, типология преступников должна создаваться в первую очередь с целью объяснения причин преступного поведения, поэтому в ее основе должны лежать преимущественно субъективные факторы.

В научной литературе типологии несовершеннолетних преступников уделяется достаточно внимания. Так, А.И. Осинцев предлагает классификацию несовершеннолетних по антиобщественной направленности их поведения на следующие типы:

1. Лица с негативно-пренебрежительным отношением к личности и ее важнейшим благам: жизни, здоровью, телесной неприкосновенности, чести, достоинству и т.д. Подобное отношение, по мнению ученого, «лежит в основе умышленных агрессивно-насильственных преступлений - убийств, телесных повреждений, изнасилований, хулиганства».

2. Лица с корыстной направленностью, характеризующейся игнорированием права собственности других лиц. Это характерно для совершения хищений в форме краж, мошенничества, иных корыстных преступлений.

3. Лица с легкомысленно-безответственным отношением к установленным социальным ценностям и своим обязанностям по отношению к ним (неосторожные преступления).

4. Лица с ориентацией на абсолютный приоритет собственных потребностей и потребностей ближайшего окружения.

5. Лица с «вынужденной» ориентацией на необходимость удовлетворения своих элементарных потребностей.

Учеными также традиционно выделяются следующие типы несовершеннолетних преступников по глубине и стойкости личностной деформации:

1. Лица, впервые совершившие преступления в результате случайного стечения обстоятельств вопреки общей положительной направленности личности.

2. Лица, совершившие преступление под воздействием неблагоприятной жизненной ситуации, что обусловлено общей неустойчивой направленностью личности.

3. Лица, совершившие преступление в результате преобладающей отрицательной личностной направленности, не достигшей уровня устойчивости.

4. Лица, совершившие преступление в результате относительно устойчивой антиобщественной направленности личности.

Ю.М. Антонян и Ю.Д. Блувштейн выделили с учетом подобных критериев три типа преступников:

1. Лица с глубокой антиобщественной установкой.

2. Лица без стойкой антиобщественной установки, но поддающиеся влиянию малой социальной группы, к которой они принадлежат.

3. Случайные (ситуативные) преступники.

В юридической психологии также выделяют следующие типы преступников, в том числе несовершеннолетних:

4. Асоциальный (менее злостный) тип, который характеризуется несформированностью положительных социальных позиций, удерживающих от возможного антиобщественного поведения в неблагоприятных ситуациях.

5. Антисоциальный (злостный) тип, характеризующийся устойчивой противоправной направленностью личности и постоянной готовностью к преступному поведению.

6. Тип личности, характеризующийся дефектами психической саморегуляции.

В научной литературе встречаются и иные типологии личности несовершеннолетних преступников.

Вместе с тем, как уже отмечалось, ключевую роль в определении сущности и направленности личности несовершеннолетнего преступника играет его потребностно-мотивационная сфера. Поэтому представляется, что именно ее особенности с учетом иных нравственно-психологических характеристик должны быть положены в основу выделения основных типов несовершеннолетних преступников.

В связи с изложенным наиболее актуальной следует признать типологию несовершеннолетних делинквентов, предложенную психологами.

К первому типу относятся подростки, ставшие на путь нарушения закона случайно. Они слабовольны и легко поддаются влиянию окружения. Их потребности просоциальны и сами по себе не являются причиной девиантного поведения.

Второй тип образуют подростки со слабо деформированной потребностно-мотивационной сферой.

Третий тип подростков характеризует конфликт между деформированными и просоциальными потребностями, интересами, установками. Имеющиеся у них адекватные нравственные представления не стали убеждениями. Для них характерным является эгоистическое стремление к удовлетворению своих потребностей, что и приводит к антиобщественным поступкам.

Четвертый тип составляют подростки с деформированными потребностями и низменными устремлениями, подражающие тем лицам, у которых имеется устойчивый комплекс аморальных потребностей и откровенно антиобщественная направленность взглядов и убеждений.

К пятому типу относятся подростки с устойчивым комплексом антисоциальных взглядов, установок. Их характеризует примитивность потребностей и деформация целеполагания. Эгоизм, равнодушие к переживаниям других, потребительская жизненная позиция, агрессивность, сочетаются у данного типа несовершеннолетних с сознательно совершаемыми общественно опасными деяниями.

Данная типология отражает особенности внутреннего механизма формирования противоправного поведения у различных групп подростков, а следовательно, позволяет выявить наиболее значимые элементы их психологической сферы, воздействие на которые даст оптимальный превентивный эффект.

Проведенное нами исследование позволило обобщить данные о социальном «портрете» среднестатистического несовершеннолетнего преступника: лицо мужского пола, 16-17 лет, с образованием не выше основного общего, низким уровнем правовой информированности, правосознания и правовой культуры, неполным или искаженным пониманием социальных норм и ценностей и равнодушным отношением к ним, деформацией потребностно-мотивационной сферы, эгоистичной ориентацией, склонное к акцентуациям характера, заниженным осознанием должного и ответственности за свои поступки, потребительской психологией как доминантой жизненной стратегии, легко поддающееся негативному влиянию микросреды и криминогенных ситуаций, склонное к совершению корыстных преступлений.

Социально-демографические, нравственно-психологические и уголовно-правовые особенности личности несовершеннолетнего преступника, к сожалению, далеко не всегда учитываются законодателем в процессе разработки мер по контролю над преступностью несовершеннолетних и правоохранительными органами в предупредительной деятельности, что негативно отражается на их эффективности.

 

АВТОР: Камарницкий А.В.