10.02.2011 5824

Порядок применения досмотра милицией (статья)

 

Административно-правовые нормы, регулирующие применение досмотра милицией, в зависимости от своей служебной роли подразделяются на материальные и процессуальные. Различие между ними, как отмечает В.Д. Сорокин, заключается в том, что «если норма материального права, определяя содержание правомочий и юридических обязанностей субъектов права, отвечает на вопрос: что надо сделать для реализации этих полномочий и обязанностей, то норма процессуального административного права отвечает на вопросы: как, каким образом, в каком порядке они могут быть реализованы».

Здесь речь пойдет о положениях, регламентирующих порядок применения милицией досмотра, содержащих, главным образом, процессуально-правовые нормы.

В отношении понятия «административный процесс» нет единства мнений в юридической литературе.

В административно-правовой науке можно обнаружить разделяемое многими учеными-административистами мнение о том, что структура административного процесса включает в себя большое количество так называемых административных производств. «Иначе говоря, - подчеркивает Ю.Н. Старилов, - если следовать положениям разработанных теорий административного процесса, вся управленческая деятельность в ее процессуальных правовых характеристиках может быть поделена на многочисленные самостоятельные производства».

Все административные производства в органах внутренних дел (милиции) направлены, с одной стороны, на разрешение индивидуально-конкретных дел внутри самого аппарата данной системы органов управления, а с другой - на реализацию внешневластных функций этой управленческой системы в рамках установленной компетенции по охране общественного порядка и борьбе с правонарушениями.

Наряду с тем, что деление административных производств на указанные две части является в настоящее время общепринятым, предлагаемые в литературе классификации достаточно разнообразны и порой противоречивы.

Не останавливаясь на характеристике административных производств, реализуемых внутри самого аппарата государственной администрации, полагаем необходимым перейти к анализу внешневластных функций, поскольку применение сотрудниками милиции досмотра относится к таковым.

В позициях ученых-административистов по вопросу классификации производств в сфере внешневластной деятельности аппарата государственного управления, к которому относится и милиция, отмечаются заметные расхождения. Их анализ дает основание полагать, что они отражают, с одной стороны, период формирования взглядов на данную научную категорию, а с другой - стремление обнаружить общие черты и особенности производств, осуществляемых аппаратом государственного управления в целом.

Так, Н.Г. Салищева выделяет производства по разрешению споров, возникающих между сторонами административно-правовых отношений, а также по применению мер административного принуждения. Эту точку зрения уточняет Ю.М. Козлов, указывающий на наличие следующих производств: по заявлениям и ходатайствам граждан, связанных с реализацией принадлежащих им субъективных прав; по жалобам на неправильные действия должностных лиц; по делам о применении принудительных мер; по делам, связанным с применением материального, трудового, земельного и финансового права. В.Д. Сорокин приходит к выводу о наличии следующих административных производств: по предложениям и заявлениям граждан и обращениям организаций о реализации принадлежащих им прав в сфере государственного управления; по административно-правовым жалобам и спорам; по делам о поощрениях в сфере государственного управления; по делам о применении принудительных мер в сфере госуправления. А.Е Лунев предлагает классифицировать административные производства по видам индивидуально-конкретных дел, разрешаемых в административном порядке независимо от того, к какой отрасли права относятся регулируемые общественные отношения: административное производство по индивидуально-конкретным делам, связанным с рассмотрением ходатайств, заявлений и жалоб государственных и общественных органов, предприятий, учреждений, организаций; по спорам предприятий и хозяйственных организаций в государственном и ведомственном арбитражах; по обращениям граждан в государственные органы и организации и в качестве особой части - производство по жалобам граждан на незаконные действия должностных лиц; об административных проступках и применении других мер административного принуждения, не связанных с наказаниями за проступки; и т.д.. В.А. Юсупов в качестве таких административных производств выделяет регистрационные действия; заключение административных договоров; рассмотрение дел, связанных с реализацией субъективных прав граждан и служащих аппарата управления; разрешение административных споров; производство о применении принудительных мер в сфере управления. О.К. Застрожная к числу административно-процессуальных производств во внешней сфере управления относит производство по рассмотрению предложений, заявлений граждан, общественных организаций; производство по рассмотрению жалоб; комплексное производство по применению мер административного принуждения.

Таким образом, несмотря на различие мнений относительно классификации административных производств в сфере внешневластной деятельности аппарата государственного управления, все авторы единодушны в том, что в структуру административного процесса входит производство по делам о применении принудительных мер в сфере государственного управления.

В.Д. Сорокин справедливо замечает, что производство по делам о применении принудительных мер в сфере государственного управления не исчерпывается порядком рассмотрения дел об административных правонарушениях и применением мер наказания. Данный вид производства включает в себя также применение иных мер административного принуждения, не являющихся наказаниями.

Аналогичной позиции придерживается и Н.П. Парыгин, включающий в анализируемый вид производства меры предупреждения, пресечения и процессуального обеспечения.

Таким образом, порядок применения досмотра милицией представляет собой конкретную процедуру, конкретный процесс, «порядок реализации предписаний как определенного способа воздействия на поведение людей», являющегося частью производства по делам о применении принудительных мер в сфере государственного управления.

Словарь русского языка толкует термин «порядок» как последовательный ход чего-нибудь; правила, по которым совершается что-нибудь. В нашем случае рассматриваемой дефиниции будет придан определенный юридический смысл для более четкого уяснения сути процессуально-правовых норм, регулирующих применение досмотра как меры административного принуждения сотрудниками милиции. Проецируя анализируемый термин в плоскость разбираемой проблемы, определимся с его юридическим содержанием, или наполнением.

Порядок применения досмотра - это законодательно установленная последовательность осуществления определенных действий, которой должны руководствоваться сотрудники милиции перед, в момент и после применения досмотра как меры административного принуждения при возникновении условий, наличие которых позволяет им осуществить рассматриваемую меру.

Наша задача - на основе анализа действующего законодательства, обобщения практики его применения, использования имеющихся результатов научных исследований выработать единый универсальный порядок применения досмотра сотрудниками милиции.

Анализ действующих нормативных правовых актов, регламентирующих применение милицией досмотра, позволяет констатировать, что порядок осуществления рассматриваемой меры достаточно полно урегулирован только применительно к производству по делам об административных правонарушениях, т.е. как меры административно-процессуального обеспечения.

Порядок же применения досмотра как административно-предупредительной меры остается недостаточно урегулированным. Такое положение дел можно объяснить простой логикой. Если процессуальный досмотр применяется по единственному основанию, то предупредительный - нет. Кроме того, порядок его применения, на наш взгляд, зависит от правового характера и области, в которой милиции приходится осуществлять свою деятельность.

Говорить о единообразном применении административно-предупредительного досмотра в условиях помещения лица в специальный приемник и в случае пользования человеком воздушного транспорта нельзя. Кроме того, имея профилактический характер, один досмотр преследует цель предупредить совершение правонарушений, а другой - не допустить нарушения общественной безопасности.

Возможность и порядок применения указанного вида досмотра предусматриваются как некоторыми законами (например, Законом о милиции), так и отдельными подзаконными и даже ведомственными актами.

Закон о милиции говорит о том, что «всякое ограничение граждан в их правах и свободах милицией допустимо лишь на основании и в порядке, предусмотренных законом» (п. 4 ст. 5). «Следовательно, - отмечает Ю.П. Соловей, - если милиция понуждает граждан к выполнению каких либо действий или, наоборот, запрещает им их совершение, ссылаясь на подзаконный акт или указание руководства при отсутствии на этот счет законодательных норм, она поступает неправомерно со всеми вытекающими для обеих сторон последствиями».

Отсутствие достаточного уровня регулирования в применении досмотра, который имеет важнейшее значение для охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности, порождает много серьезных проблем.

Прежде всего, это обусловливает нередкое непонимание гражданами и должностными лицами соответствующих надзорных органов, и особенно милиции, порождает нарекания и жалобы на их работу, негативные публикации в средствах массовой информации, приводит к ненужной и опасной конфронтации, возрастанию напряженности в обществе.

Например, водители транспортных средств зачастую не знают, как им трактовать просьбу сотрудника милиции об открытии багажника. Одни считают, что в данном случае происходит досмотр транспортного средства, и требуют соблюдения процедуры, предусмотренной КоАП, другие - осмотр.

Кроме того, отсутствие, в первую очередь, стройной законодательной системы, запоздалая работа по приведению ведомственных нормативных актов в соответствие с законодательными иной раз приводят к тому, что сами сотрудники милиции порой не однозначно и правильно понимают свои права и обязанности по применению мер административного принуждения, в том числе и досмотра. Все это, конечно же, не способствует повышению эффективности осуществления последнего.

Например, досмотр транспортных средств или личный досмотр водителей, пассажиров, осуществляемые в качестве мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, имеют четкую процессуальную регламентацию. Порядок же досмотра транспортных средств, личного досмотра, применяемых сотрудниками ГИБДД в качестве административно-предупредительных мер, практически не регламентируется.

Между тем необходимо четкое регулирование не только оснований применения досмотра как административно-предупредительной меры, но и порядка его осуществления.

Так, во многих случаях крайне важным является вопрос: могут ли быть использованы результаты досмотра, осуществляемого в качестве административно-предупредительной меры, в процессе доказывания по делу об административном правонарушении, если дело возбуждено по результатам такого досмотра. С одной стороны, ч. 2 ст. 26.2 КоАП РФ допускает использование в качестве источников доказательств любых документов, например, рапорта лица, проводившего досмотр. Но с другой - такой досмотр производится без соблюдения процессуальных требований, предусмотренных ст.ст. 27.7 и 27.9 указанного Кодекса.

Безусловным шагом вперед в решении подобных проблем является положение КоАП РФ о том, что дело об административном правонарушении считается возбужденным с момента составления первого протокола о применении мер обеспечения производства по делу. Однако, как уже отмечалось, далеко не часто административно-предупредительные меры осуществляются с соблюдением процессуальных правил, предусмотренных для одноименных с ними мер обеспечения производства по делу, а поэтому такими редко когда могут быть признаны. Указанные процессуальные правила соблюдаются в процессе осуществления административно-предупредительных мер в основном лишь в тех случаях, когда имеются достаточные данные полагать, что уже совершено или совершается административное правонарушение.

В подавляющем большинстве случаев осуществление предупредительного досмотра, который сам по себе процессуально в достаточной степени не урегулирован, не обеспечивает надлежащего собирания доказательств, даже если и дает определенные основания для возбуждения дела. Сказанное объясняется тем, что доказательства представляют собой единство фактического содержания и процессуальной формы. Это определяет и такое качество доказательств, как их допустимость, которая, в частности, означает, что должны быть со6людены общие процессуальные правила при собирании и фиксации полученных сведений.

В связи с этим в целях повышения законности, обеспечения гарантий прав граждан и допустимости полученных доказательств, некоторые ученые-административисты выделяют два направления совершенствования законодательства. Во-первых, в законах, регулирующих полномочия милиции по применению предупредительного досмотра, надо детально регулировать процессуальные вопросы осуществления анализируемой меры. Во-вторых, порядок осуществления досмотра как предупредительной меры следовало бы привести в полное (или почти полное) соответствие порядку применения одноименной меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях.

Следует отметить, что определенные изменения в нормативные правовые акты уже внесены. Так, Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. № 161-ФЗ «О приведении Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и других законодательных актов в соответствие с Федеральным законом «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации»« внес изменения в пп. 2 и 5 ст. 11 Закона о милиции. Данные пункты содержат положения, в которых говорится, что досмотр необходимо производить в порядке, установленном законодательством об административных правонарушениях.

Однако, на наш взгляд, не по всем основаниям предупредительный досмотр необходимо применять в обозначенном порядке. Например, досмотр, осуществляемый в условиях чрезвычайного или военного положения, по определению должен иметь особый, упрощенный порядок.

Общий порядок применения досмотра регламентирован ст.ст. 27.7, 27.9 КоАП РФ и другими нормами. Полагаем, правильнее будет, чтобы избежать повторов в процессе анализа, рассмотреть общий и упрощенный порядок осуществления указанной меры в единстве, так как они тесно связаны между собой, порой неразрывны.

1. Личный досмотр производится лицом одного пола с досматриваемым в присутствии двух понятых того же пола (ч. 3 ст. 27.7 КоАП РФ).

Вместе с тем сотрудники милиции иногда применяют рассматриваемую меру в отношении лиц противоположного пола. Подтверждением тому являются результаты опроса практических работников. На вопрос: «Приходилось ли вам применять личный досмотр в отношении лиц противоположного пола?» ответы распределились следующим образом: никогда - 80,9%; да, в исключительных случаях - 11,9; да - 7,2%.

Как видим, большинство сотрудников милиции не допускают нарушения рассматриваемой нормы закона. Однако реалии правоприменительной деятельности таковы, что иногда такое нарушение является оправданным. Например, сотрудник милиции обязан немедленно досмотреть задержанное лицо в целях обнаружения оружия и других предметов, которые могут быть использованы для оказания сопротивления, нападения на наряд или побега (п. 148 Устава ППС). В данном случае досмотр выступает в качестве правового средства, обеспечивающего личную безопасность сотрудника милиции.

Поэтому, полностью разделяя мнение Ю.П. Соловья, полагаем, что ч. 3 ст. 27.7 КоАП РФ следует дополнить нормой следующего содержания: «…в неотложных случаях для предотвращения угрозы жизни и здоровью допускается личный досмотр лица противоположного пола».

2. Личный досмотр, досмотр вещей, находящихся при физическом лице, и досмотр транспортных средств должны применяться в присутствии двух понятых (ч. 3 ст. 27.7, ч. 2 ст. 27.9 КоАП РФ).

Для контроля за законностью производства личного досмотра, досмотра вещей и досмотра транспортных средств закон устанавливает круг лиц, которые должны присутствовать при производстве этих действий.

При осуществлении досмотра необходимо присутствие двух понятых, что должно найти отражение в протоколе досмотра, либо должна быть произведена соответствующая запись в протоколе о доставлении или административном задержании (ч. 6 ст. 27.7 и ч. 5 ст. 27.9 КоАП РФ).

Однако, как свидетельствует анализ изученных дел об административных правонарушениях и уголовных дел, фиксирование сведений об участии понятых при производстве досмотра в указанных документах составляет 84,6%.

В исключительных случаях при наличии достаточных оснований полагать, что при физическом лице находятся оружие или иные предметы, используемые в качестве оружия, личный досмотр, досмотр вещей, находящихся при физическом лице, могут быть осуществлены без понятых (ч. 4 ст. 27.7 КоАП РФ).

Однако результаты проведенного анкетирования сотрудников ДПС ГИБДД, патрульно-постовой службы, участковых уполномоченных милиции показали, что 51% опрошенных приходилось проводить досмотр без понятых. На вопрос: «Чем было обусловлено их отсутствие?» ответы распределились следующим образом: применение досмотра связано с опасностью причинения вреда жизни и здоровью людей - 16,0%; отсутствие реальной возможности обеспечить проведение досмотра с участием понятых - 32,5; отказ граждан присутствовать в качестве понятых - 27,8; применение досмотра в случаях, не терпящих отлагательств, - 23,7%.

Таким образом, по результатам анкетирования видно, что исключение, предусмотренное законом, использовалось только в 16% случаев. На наш взгляд, в КоАП РФ следовало бы установить, что «досмотр производится при понятых, если возможно обеспечить их присутствие». Это существенное дополнение для правоприменительной практики. Аналогичной точки зрения придерживаются и некоторые ученые-административисты.

Следует обратить внимание на то, что законодатель исключительный случай применения досмотра без понятых предусмотрел только в отношении личного досмотра и досмотра вещей. Статья 27.9 КоАП РФ (досмотр транспортных средств) аналогичной нормы не содержит.

Вместе с тем сотрудники ДПС ГИБДД в своей деятельности применяют указанную норму ст. 27.7 КоАП РФ в отношении транспортных средств по аналогии, что подтверждается изложенными результатами эмпирического исследования.

Полагаем, что подобный подход к правоприменению следует признать оправданным, поскольку при осуществлении досмотра транспортных средств может возникнуть реальная угроза жизни и здоровью понятых. Кроме того, в случаях, не терпящих отлагательства, досмотр транспортного средства может быть осуществлен в отсутствие лица, во владении которого оно находится (ч. 3 ст. 27.9 КоАП РФ). Законодатель в ст. 27.7 КоАП РФ (личный досмотр, досмотр вещей, находящихся при физическом лице) аналогичной нормы не включил. Хотя КоАП РСФСР содержал норму, в которой говорилось, что при условии отсутствия собственника (владельца) вещей в случаях, не терпящих отлагательства, указанные вещи, предметы могут быть подвергнуты досмотру с участием двух понятых (ч. 4 ст. 243).

На первый взгляд, может показаться, что законодатель, не сформулировав аналогичную норму в КоАП РФ, сделал упущение. Однако, если обратить внимание на название ст. 27.7, то там говорится только о вещах, именно находящихся при физическом лице.

В отдельных случаях досмотр вещей, ручной клади, багажа и других предметов может быть осуществлен в отсутствие собственника (владельца). Так, сотрудник милиции в присутствии двух понятых, но в отсутствие собственника, на наш взгляд, может подвергнуть досмотру вещи и другие предметы в следующих случаях:

а) по истечении срока их хранения в автоматических камерах хранения;

б) при неустановлении собственника данных вещей или предметов;

в) при наличии сведений о наличии в них взрывчатых устройств;

г) когда это прямо предусмотрено законодательством Российской Федерации.

Следует отметить, что данный досмотр будет являться предупредительным.

3. О личном досмотре, досмотре вещей, находящихся при физическом лице, или досмотре транспортных средств составляется протокол, либо делается соответствующая запись в протоколе о доставлении (когда объектом является лицо) или в протоколе об административном задержании (ч. 6 ст. 27.7, ч. 5 ст. 27.9 КоАП РФ).

В целях обеспечения защиты прав и свобод граждан при применении рассматриваемой меры законодатель обязал «копию протокола о досмотре транспортного средства вручать лицу, во владении которого находится транспортное средство, подвергнутое досмотру» (ч. 8 ст. 27.9). А в случае личного досмотра и досмотра вещей, находящихся при физическом лице, вручать копию протокола о личном досмотре, досмотре вещей владельцу вещей, подвергнутых досмотру, по его просьбе (ч. 8 ст. 27.7). Следует отметить, что указанную новеллу законодатель закрепил в КоАП РФ сравнительно недавно, тем самым реализовав предложение, высказанное М.И. Жумагуловым еще в середине 90-х гг. прошлого века.

В правоприменительной практике встречаются случаи, когда сотрудники милиции не оформляют результаты проведенного досмотра, что нельзя признать правильным. По данным нашего исследования, 15,5% опрошенных практических работников на вопрос: «Каким образом Вы процессуально оформляете результаты проведенного досмотра в случае, когда не были обнаружены подлежащие изъятию предметы?» ответили: «Не оформляю».

По нашему мнению, в составлении протокола досмотра нет необходимости только в тех случаях, когда в результате сплошного (тотального) применения вышеназванной меры ничего не было обнаружено. Например, когда основанием осуществления досмотра служит проход (проезд) в зону проведения контртеррористической операции и при выходе (выезде) из указанной зоны (п. 5 ч. 1 ст. 13 Федерального закона «О борьбе с терроризмом»).

В части 6 ст. 27.7 и ч. 6 ст. 27.9 КоАП РФ содержатся общие требования, предъявляемые к протоколу досмотра, а именно: указание даты и места его составления, должности, фамилии и инициалов лица, составившего протокол; сведения о физическом лице, подвергнутом личному досмотру, или о лице, во владении которого находится транспортное средство; о виде, количестве, об иных идентификационных признаках вещей, в том числе о типе, марке, модели, калибре, серии, номере, об иных идентификационных признаках оружия, о виде и количестве боевых припасов, о виде и реквизитах документов и т.п., обнаруженных при досмотре, находящихся при физическом лице или, транспортного средства.

Несмотря на то, что КоАП РФ впервые закрепил требования, предъявляемые к протоколу досмотра, на наш взгляд, существуют некоторые пробелы, которые сотрудники милиции должны восполнять сами. Например, в протоколе досмотра необходимо указывать основания его применения. Тем более ч. 4 ст. 5 Закона о милиции содержит положение, согласно которому «сотрудник милиции во всех случаях ограничения прав и свобод гражданина обязан разъяснить ему основание и повод такого ограничения, а также возникающие в связи с этим его права и обязанности». Подобный порядок, во-первых, снимет риск необоснованного обвинения сотрудника милиции в превышении им служебных полномочий; во-вторых, позволит гражданам обжаловать неправомерные действия должностных лиц.

4. Предложение гражданину перед проведением досмотра добровольно выдать имеющиеся у него орудия совершения либо предметы административного правонарушения.

Если провести аналогию с уголовно-процессуальным законодательством (п. 5 ст. 182 УПК РФ), возникает вопрос: необходимо ли сотруднику милиции перед проведением досмотра предлагать гражданину добровольно выдать имеющиеся у него орудия совершения либо предметы административного правонарушения, тем самым предоставив ему возможность самому распоряжаться по собственному усмотрению имеющимися предметами и избежать процедуры досмотра.

Некоторые ученые полагают, что досмотру должно предшествовать предложение должностного лица, уполномоченного произвести досмотр, лицу, в отношении которого имеются данные о совершении им административного правонарушения, предъявить документы или вещи, другие предметы, являющиеся орудием или непосредственным объектом правонарушения.

Однако, «если провести аналогию между административным правонарушением и преступлением, то КоАП вполне логично рассматривать в качестве «младшего брата» Уголовного кодекса РФ - «кодекса о преступлениях». По этой причине процедура производства досмотра не должна быть такой же строгой, как при обыске.

В пункте 10 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 27 мая 1998 г. № 9 приведен пример добровольной сдачи наркотических средств и психотропных веществ. По мнению Пленума Верховного суда, «как добровольную сдачу… следует считать выдачу их лицом по предложению следователя перед началом производства… обыска или выемки».

Из анализа административного законодательства, регламентирующего действия сотрудников милиции при применении досмотра, не вытекает обязанности проговаривания фразы о добровольной выдаче перед началом досмотра незаконно хранящихся у гражданина предметов или предметов, подлежащих изъятию. Данное действие обязательно лишь при производстве следственных действий (обыск, выемка), положения Закона о милиции и КоАП РФ таких требований не содержат. Данная позиция представляется вполне соответствующей действующему законодательству.

5. Законом установлен особый порядок действий, осуществляемых сотрудниками милиции после применения досмотра, в результате которого обнаружены признаки уголовно-наказуемых деяний, предусмотренные, в частности, такими статьями УК РФ, как 158, 222, 228 и некоторыми другими.

В таких случаях необходимо зарегистрировать рапорт сотрудника милиции в дежурной части и провести проверку указанных в нем фактов в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ. Для ее производства следует протокол досмотра и изъятия вместе с рапортом, объяснениями, документами, фиксирующими признаки уголовно-наказуемых деяний, направить в орган дознания (как правило, службу криминальной милиции). Если по результатам проверки будет возбуждено уголовное дело, протокол досмотра может рассматриваться как доказательство в виде иного документа в соответствии с п. 6 ч. 2 ст.74 УПК РФ.

И последнее, в случае необходимости в ходе досмотра сотрудники милиции могут применить фото- и киносъемку, видеозапись и другие средства фиксации доказательств, что является положительной инновацией КоАП РФ, как для придания весомости доказательствам по делу об административном правонарушении, так и уголовному процессу, если в ходе досмотра выявляются признаки преступления.

На основании изложенного можно сделать следующие выводы:

1. Порядок применения досмотра - это законодательно установленная последовательность осуществления определенных действий, которой должны руководствоваться сотрудники милиции перед, в момент и после применения досмотра как меры административного принуждения при возникновении условий, наличие которых позволяет им осуществить рассматриваемую меру.

2. В целях повышения законности, обеспечения гарантий прав граждан и допустимости полученных доказательств следует выделить два направления совершенствования законодательства. Во-первых, в законах, регулирующих полномочия милиции по применению предупредительного досмотра, нужно детально регулировать процессуальные вопросы осуществления анализируемой меры. Во-вторых, порядок осуществления досмотра как предупредительной меры необходимо привести в полное (или почти полное) соответствие порядку применения одноименной меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях.

3. Нет необходимости в составлении протокола досмотра в тех случаях, когда ничего не было обнаружено в результате сплошного (тотального) применения вышеназванной меры. Например, когда основанием осуществления досмотра служит проход (проезд) в зону проведения контртеррористической операции и при выходе (выезде) из указанной зоны (п. 5 ч. 1 ст. 13 Федерального закона «О борьбе с терроризмом»).

4. Несмотря на то, что КоАП РФ впервые закрепил требования, предъявляемые к протоколу досмотра, на наш взгляд, существуют некоторые пробелы, которые сотрудники милиции должны восполнять сами. Например, в протоколе досмотра необходимо указывать основания его применения. Такой порядок, во-первых, снимет риск необоснованного обвинения сотрудника милиции в превышении им служебных полномочий; во-вторых, позволит гражданам обжаловать неправомерные действия должностных лиц.

 

Автор: Мягков А.В.