20.12.2012 4608

Общества взаимопомощи и их значение в защите интересов малообеспеченных профессиональных групп Ставрополья и Кубани во второй половине XIX – начале XX века

 

Организации взаимопомощи - это объединения благотворительные, поскольку оказывали материальное содействие нуждающимся. Но, в тоже время, организации взаимопомощи были первыми легальными профессиональными объединениями и поэтому заслуживают отдельного рассмотрения. В отечественной историографии этим объединениям уделялось некоторое внимание, но оно несравнимо с тем, которым пользовались профсоюзы. В ряде работ последние назывались прогрессивными, поскольку активно отстаивали права своих членов, а первые - консервативными, т.к. не делали этого. В эти общества входили представители одного или близких занятий (чиновники, учителя, врачи, фельдшеры, фабричные рабочие, и т.д.).

В 1899 г. в стране действовало свыше 200 объединений взаимопомощи. В 90-е годы XIX в. такие организации возникают и на Кавказе, в частности, на Ставрополье и Кубани. В 1904 г. МВД издало нормальные уставы обществ взаимной помощи, похоронных касс, приданных касс, судо-сберегательных касс. В данном исследовании специального рассмотрения заслуживают только общества взаимопомощи (взаимной помощи, взаимного вспомоществования). Цель большинства обществ взаимопомощи заключалась в стремлении улучшить материальное положение своих членов. Организации взаимопомощи делились на общества и кассы. По утверждению И.Д. Степанского, «грань между ними порой трудноуловима: кассы ограничивались чисто материальной взаимопомощью, а общества далеко не всегда практиковали взаимопомощь духовную». Эта последняя выражалась обычно в создании библиотек и проведении клубных мероприятий - спектаклей, концертов, вечеров, которые к тому же служили источником дохода. Материальная взаимопомощь осуществлялась как в отношении нетрудоспособных и не только им, но и в виде выдачи пособий и пенсий вдовам и сиротам, так и трудоспособным членам, которым выдавались ссуды под проценты.

Основной направленностью обществ взаимопомощи являлось социальное обеспечение граждан. Государственной системы такового в стране в рассматриваемый период не существовало. В этом отношении общества взаимопомощи соприкасаются с организациями чисто благотворительными, поскольку в них тоже был силен филантропический элемент. Современники тех лет не разделяли эти две группы организаций, и общества взаимопомощи постоянно фигурировали в официальных списках благотворительных учреждений. В связи с этим в 1899 г. Хозяйственным департаментом МВД был издан специальный циркуляр, предназначенный губернаторам, в котором указывалось, что «общества взаимного вспомоществования не могут разрешаться на основании примерного устава общества пособия бедным».

Наибольшее распространение в России получили профессиональные объединения торговых и промышленных служащих - приказчиков, конторщиков, бухгалтеров и др. профессий. Первое Общество взаимопомощи приказчиков возникло в Риге в 1859 г. Затем общества взаимопомощи стали открываться в столицах, крупных промышленных городах и к концу XIX волна их докатилась до Ставрополья и Кубани. К 1900 г. таковых объединений в стране насчитывалось 97.

Характеризуя общества взаимопомощи торговых служащих, активный деятель изучаемого движения М.Г. Непряхин писал: «Во всяком случае, это далеко не то, что самопомощь и взаимопомощь общепрофессионального значения. Профессиональные нужды в отношении времени работы, праздничного отдыха, заработка, взаимоотношений с хозяевами - совершенно ушли из круга задач, перечисляемых уставами». Очень часто, общества пытались расширить границы своей деятельности, но в таких случаях правительство быстро реагировало арестом и высылкой столь активных деятелей, либо же просто закрывало неугодное общество. В циркуляре МВД от 4 февраля 1895 г. отмечалось: «Из поступающих в МВД отчетов касс и обществ - ссудо-сберегательных, похоронных, взаимопомощи, потребительных усматривается, что общества эти и кассы нередко выходят из пределов разрешенной им деятельности и даже изменяют без надлежащего разрешения отдельные постановления утвержденных для них уставов». Поэтому губернаторам строго предписывалось не допускать ничего подобного. Надо заметить, что история обществ взаимопомощи представляет интерес, прежде всего именно в тех случаях, когда общества пытались «преступать грань», демонстрируя тем самым необходимость перехода к иным формам профессиональной организации.

Ярким примером организаций взаимопомощи приказчиков и служащих может служить Общество взаимного вспоможения приказчиков и служащих в частных коммерческих учреждениях г. Екатеринодара, основанное 27 апреля 1895 г. Общество состояло из почетных членов, пожизненных благотворителей и благотворителей годичных, действительных пожизненных и действительных годичных членов. Почетных членов в обществе насчитывалось 13 человек, в числе которых были начальник Кубанской области М. П. Бабыч, купцы Б.В. Черачев, Е.Г. Тарасов, Г.С. Чистяков, Д.М. Дон-Дудин и др. Пожизненными благотворителями были утверждены Я.Н. Богарсуков, М.И. Коровянский и А.К. Малкин. Благотворителей годичных было 7 человек, действительных пожизненных тоже 7 человек. Действительных членов насчитывалось 487 чел. В течение последующих лет состав общества постоянно пополнялся. Только в 1912 г. вступило в общество 222 человека. Председателем общества был Д. Подчищаев.

В деятельности этого общества можно выделить несколько направлений. Первое - просветительское. Главное внимание общества уделялось начальному образованию. Екатеринодарское общество вспомоществования приказчиков израсходовало за 1901-05 гг. на начальное образование около 59 тыс. руб.

В первый год обществом была открыта школа, которая располагалась на ул. Красной. В школе общества обучались как дети членов общества (25 %), так и не принадлежащих к нему (75%), в основном дети служащих в торговых предприятиях (в магазинах). Средний возраст учеников - от 14 до 19 лет. Заведующей школой была В.Н. Шемет и пять учительниц общеобразовательных предметов местных городских училищ. Кроме того, законоучителями работали священник Иосиф Дементьев и диакон А.Ф. Куш. Учителем пения и музыки A.JI. Эксельбант, учителем гимнастики И.В. Швец, учителем рукоделия О.Н. Дятлова. Почетным блюстителем школы являлся екатеринодарский купец 1-й гильдии Б. В. Черачев. Труд учителей оплачивался поурочно, из расчета 1 руб. в час. Обучение в начальной школе приказчиков было настолько успешным, что подавляющее число воспитанников поступало в средние учебные заведения. Поэтому с 1913 г. школа общества приказчиков было преобразована в подготовительное учебное заведение третьего разряда.

Следующим шагом общества было открытие вечерних курсов. Заметим, что в Екатеринодаре уже были распространены коммерческие, бухгалтерские и торговые курсы, но оплата за обучение в них была высока, что делало их недоступными для основной массы населения. 1 декабря 1909 г. по инициативе правления общества были открыты бесплатные вечерние курсы для торговых подростков. Цель курсов - «дать торговым подросткам, занятым в торгово-промышленных предприятиях г. Екатеринодара возможность пополнить свое образование и способствовать поднятию умственного и нравственного уровня». Почетным попечителем вечерних курсов был избран В.П. Пятков.

На курсах преподавались русский язык, арифметика, география и счетоводство. Программа была приближенна к программам 2-х классных училищ МНП и рассчитана на 3 года обучения для грамотных и на 4 года - для малограмотных. В группу малограмотных учащихся входили самоучки, не знающие правописания и арифметики, в основном ученики греческих и армянских школ. Для них преподавались русский язык и арифметика. Вторую группу составляли ученики, окончившие одноклассную начальную школу и те, кто самостоятельно освоил навыки письма, чтения и арифметики. Поэтому основное внимание в этой группе уделялось русскому языку, арифметике и географии. Третья группа состояла из большого количества окончивших начальную школу учеников, более развитых и подготовленных. Для них преподавались русский язык, арифметика, география и счетоводство. И четвертую группу составляли ученики, окончившие 2-х классные училища МНП, ученики низших классов средних учебных заведений, окончившие начальную школу конторщики торговых предприятий. Здесь преподавали русский язык, арифметику, географию и бухгалтерию. Нужно отметить, что ученики распределялись по группам без экзаменов, по имеющимся о них сведениях.

Для заведывания и направления работой курсов была создана постоянная «организационная комиссия по вечерним курсам». Причем, комиссия создала «институт групповых старост», избираемых самими учащимися, в обязанности которым вменялось «создание лучших условий для хода занятий». Комиссия использовала и другие не менее важные средства нравственного и эстетического воспитания - театр и экскурсии. Так, дирекция драматической труппы Синельникова летом еженедельно по воскресным дням предоставляла учащимся курсов не менее 50 бесплатных мест на утренние спектакли труппы, игравшей лучшие комедии Островского. Владикавказская ж/д неоднократно предоставляла бесплатный или дешевый проезд экскурсиям учащихся в ближайшие станицы Северскую, в Новороссийск и Геленджик. Таких экскурсий проводилось каждый год в среднем по 4. Кроме того, член общества И.Н. Дицман бесплатно организовал экскурсию на пароходе «Полезный» по Кубани до г. Темрюка для 50 учащихся.

В конце 1911 г. общество приобрело плановое место и к 1913 г. было построено школьное здание, расходы по которому составили 35000 руб. С этого времени школа и вечерние курсы располагалась в собственном здании общества. В просветительных целях действовала и библиотека общества, организованная при школе.

Нужно отметить, что процветанию общества способствовали различные организации, частные лица. Так, например, Клуб общества приказчиков перечислил 10000 руб. на приобретение имущества. В пожертвованиях на открытие курсов участвовали местное купеческое общество, Попечительство о народной трезвости и Общества взаимных кредитов, перечисления от которых принесли обществу 640 руб. 25 июня 1912 г. было устроено благотворительное гулянье в городском саду с беспроигрышным базаром, принесшие прибыли - 1330 руб., устроено несколько спектаклей в пользу начальной школы Общества, от которых получено 1391 руб.

В 1912 г. при обществе было учреждено Бюро по приисканию занятий для безместных приказчиков. В тот же год в бюро поступило всего 168 заявлений. Наибольший процент подавших заявления составляли приказчики. Обращались в общество мануфактуристы, галантерейщики, бакалейщики, частные торговцы, вино-гастрономы, кожевники, обувщики. По сведениям работавших в Бюро, 96 % из всего числа безработных имели низшее образование, или учились в начальной церковно-приходской, станичной школе - до городского училища включительно, 3, 9% имели среднее образование, и 0,1 % (один человек)- с высшим образованием (2-й курс земледельческого Института).

Издательская деятельность общества заключалась в выпуске собственного журнала «Самопомощь».

Благотворительная деятельность общества выражалась и в выдаче пособий и заимообразных ссуд. Если первоначальные выплаты пособий составляли 120-130 руб., то к 1912 г. сумма пособий, выданных пенсионерам общества и «безместным» приказчикам достигла 3000 руб.

Обществом предпринимались попытки по оказанию медицинской помощи своим членам. В 1913 г. было приобретено плановое место под санаторий - дача в г. Анапе, площадью в 600 кв. сажень. Неоднократно поднимался вопрос об открытии собственной лечебницы, но, к сожалению так и не был реализован. Некоторые врачи города принимали членов общества бесплатно или на льготных условиях.

26-27 декабря 1912 г. по инициативе Армавирского общества взаимного вспоможения приказчиков проходил Кубанский областной съезд приказчиков, на котором наиболее деятельное участие приняли члены Общества взаимного вспоможения приказчиков и служащих в частных коммерческих учреждениях г. Екатеринодара. Проблемы, поднятые на этом съезде, привели к тому, что теперь важным делом общества стала забота «о создании сносных условий труда и отдыха служащих». Члены общества организовали при правлении наблюдательную комиссию, в обязанности которой вменялось следить за исполнением постановлений «О нормальном отдыхе служащих». Обстоятельства, вызвавшие необходимость создания названной организации следующие. По ст. 11 закона 15 ноября 1906 г. «О нормальном отдыхе служащих в торгово-промышленных предприятиях» надзор за исполнением правил, и обязательное постановление возлагалось на земские и городские управы, участковых попечителей, избираемых земскими собраниями и городскими думами, а равно и полиции. Между тем, в г. Екатеринодаре как и в большинстве других городов, городская управа не стремилась следить за исполненным торговцами закона «О нормальных условиях труда служащих», не создала никакой организации по надзору. Городская полиция также не уделяла времени для преследования нарушений этого закона. При таких условиях торговцы практиковали на своих предприятиях 11-ти часовой рабочий день для служащих, доходивший зачастую до 13 и более часов. Постоянные, настойчивые жалобы членов общества на произвольное удлинение хозяевами рабочего дня, поощряемое полной безнаказанностью побудило правление общества принять меры к защите прав служащих на отдых. Члены общества обратились к полицмейстеру г. Екатеринодара с просьбой о воздействии на торговцев. 12 сентября 1912 г. правление общества избрало «комиссию по наблюдению за нормальным отдыхом служащих», членами которой были Д.И. Подчищаев, A.JI. Юркевский, А.Н. Крылов, П.П. Дьячков. Они же, совместно с участковой полицией совершали осмотры торговых заведений после 19.00 часов и выступали в суде Мировых судей свидетелями нарушений закона торговцами.

В начале 1912 г. деятельность комиссии прекратилась из-за отсутствия свободного времени у членов общества. Однако, всего за шесть месяцев (с сентября 1911 г. по 1 марта 1912 г.) состоялось 20 судебных процессов, с определением штрафов виновных - от 5 до 25 руб. С 22 мая 1912 г. состав наблюдательной комиссии обновился избранием С.Н. Кабаненко, А.Н. Крылова и П.П. Заболотского. Наблюдательная комиссия нового состава не ограничивалась участием в осмотрах вместе с полицией, а добилась разрешения на именные карточки, так называемые предписания участковой полиции «об оказании содействия в преследовании нарушений судебным порядком». Эти удостоверения позволяли производить осмотр самостоятельно, не привлекая полицейских чинов. С августа началась интенсивная планомерная деятельность наблюдательной комиссии - введена регистрация обнаруженных членами комиссии нарушений, назначен день ежемесячных заседаний, велись их протоколы, был выработан определенный план ежедневной деятельности. Всего в отчетах общества, по книге протоколов, зафиксировано 10 заседаний наблюдательной комиссии, послано 40 сообщений полиции о составлении протоколов, сделано 7 предупреждений, вынесено 9 обвинительных приговоров. Деятельность наблюдательной комиссии встретила неприязненное отношение к себе со стороны значительной части торговцев, а равно и со стороны городской управы и мировых судей. Нарушения продолжались, особенно упорны в этом деле были такие торговцы, как С.Д. Запорошец, Т.Д. Мерцалов, братья Арзумановы, товарищество братьев Яременко, на предприятиях которых рабочий день составлял 9-11 часов.

Выступления общества в защиту нормальных условий труда служащих не смогли, да и не могли изменить ситуацию в городе в отношении беззаконий торговцев. Однако, то, что члены общества стремились путем ежедневного наблюдения заставить торговцев уважать закон и права служащих на отдых, свидетельствует о демократических устремлениях средних городских слоев населения.

Открытое 27 апреля 1894 г. Общество вспоможения приказчиков и служащих административных учреждений в Екатеринодаре оказывало материальную помощь нуждающимся приказчикам и служащим выдачей пособий, ссуд, обеспечивало заболевших и их семьи медикаментами по более дешевым ценам.

Майкопское общество взаимного вспоможения приказчиков и частного профессионального труда открыло свои действия 1 марта 1898 г. В обществе состояли Н. Просянкин, М. Комисаренко, П. Зарубин, Ф. Суражский, Г. Г рублевский.

Общество находилось на ул. Бульварной, 2 в собственном здании. Количественный состав членов общества колебался от 80 чел до 100 чел.

Благотворительная деятельность общества выражалась в выдаче ежемесячных и единовременных пособий, в помощи желающим вернуться на родину, в содержании стипендиатов, в приискании работы нуждающимся в этом и т.д. В 1901 г. денежной помощью общества в поиске работы воспользовался всего один человек, помощью в оплате за обучение - 5 человек, а вне заведений общества - 2 чел. Если в 1901 г. было выплачено единовременных пособий на сумму 25 руб., то в 1904 г. - 35 руб., а постоянных - в размере 115 руб. В 1903 г. общество выдавало стипендии пяти ученикам при Майкопском городском Александровском 6-ти классном училище памяти А.С. Пушкина в размере 30 руб., а в 1904 г. уже шести ученикам, выплатив им - 36 руб. Деятельность общества зависела от наличия средств. Со дня открытия общества - с 1 марта 1898 г. по 1 января 1905 г. в его кассу поступило 13459 руб., а затрачено обществом на различные нужды -12991 руб.

27 июля 1909 г. в г. Ставрополе было учреждено Ставропольское общество взаимопомощи председателем которого был В. Зубов. Учредителями общества выступали старший акцизный контролер А.А. Фон-Нонтбек, присяжный поверенный Г.Н. Прозрителев, инспектор мелкого кредита Ставропольского отделения Государственного банка В.А. Зубов, потомственная дворянка А.Н. Можарова, дочь дворянина Н.П. Войнова. Находилось общество на ул. Мариинской в доме № 38.

Целью организации служило «обеспечить своим членам права получать ссуды, когда это будет кому-либо из них нужно» (§ 1). Из средств общества, его члены получали ссуды на 6 месяцев (§ 8). Уставом был определен и наивысший размер ссуды - в 100 руб. (§ 9). За год с 7 августа 1909 г. по 31 июля 1910 г. в общество вступило 466 чел. К началу 1911 г. в обществе числилось 892 члена.

Число вкладов за год составило 1696 на сумму 1755 руб., погашение ссуд - в количестве 319 на сумму 1884 руб., а выдано 199 чел. на сумму 3300 руб. Более всего в обществе было ремесленников - 125 чел., чиновников - 119 чел., торговцев - 38 чел, приказчиков - 30 чел., учителей - 24 чел., прислуги - 21 чел., лиц, не имеющих определенных занятий - 54 чел., коммерсантов - 14 чел., фельдшеров - 6, остальных 17 чел. Наименьший размер вклада на человека составлял 30 коп., наибольший - 58 руб., средний - 3-4 руб. Наибольший размер ссуды на заемщика был определен 50 руб., наименьший - 3 руб., а средний - 13, 7 руб.

Деятельность общества проявлялась в сборе денег, членских вкладов, в выдаче ссуд тем или иным из членов, которым это было нужно, а также в наблюдении за своевременным погашением ссуд. Выдача ссуд производилась в порядке заявлений о ссудах, выдавались ссуды и вне очереди, сначала размером не более 10 руб., затем, когда эти внеочередные ссуды стали слишком ослаблять ресурсы для выдачи очередных ссуд, то размер уменьшили до 5 руб.

Главным делом общества было наблюдение за срочным погашением ссуд и забота о мерах к регулярному поступлению погашений ссуд. После напоминаний о просрочках, были приняты комиссии по просроченным ссудам, которые посещали несознательных заемщиков. Что касается сбора денег, то несколько членов бесплатно работало в качестве сборщиков. Прием и выдача денег производились правлением ежедневно с 16.00 до 18.00. и по праздникам с 12.00 до 14.00 часов. Кроме того, прием денег производился в Народном доме с 16.00 до 18.00 часов вечера по будням и с 10.00 до 12.00 часов дня по праздникам.

Просветительская работа общества заключалась в проведении чтений и лекций. Так, например, В. А. Зубов прочитал четыре лекции в школах Алексеевской, Александровской и Полтавской научно-популярного характера, которые собирали 20-25 чел.

Число членов возросло за 1911 г. с 211 до 688 чел., что объясняется существенным интересом и доверием населения к деятельности общества. Все вклады членов велись под запись на их счет и выдавались им, когда было нужно ссуды, размером в пять раз превосходящие сумму их ежемесячных вложений.

Служащими торгово-промышленных предприятий г. Ставрополя было учреждено в 1912 г. Общество взаимопомощи коммерческих служащих г. Ставрополя. Председателем общества был Н.А. Ермолов. Членами общества были известные врачи, учителя, поверенные и т.д. Девизом общества служили слова: «Пусть каждый из нас убедит своего товарища, что в единении сила, что только подобный тебе может понять твою нужду и помочь в ней».

Первоначальный состав общества насчитывал 70 чел. Спустя год в его рядах уже числилось 120 чел. Однако, при наличии в г. Ставрополе более 500 чел. служащих в коммерческих предприятиях, число членов в обществе было небольшим, т.е. всего 25% из них записались в члены общества, которое ставило себе цель «обслуживать» их же интересы. Кроме того, в отчетах отмечалось индеферентное отношение самих членов к деятельности общества, что выражалось в «неаккуратной уплате членских взносов и в нечастых посещениях собраний общества», на которых присутствовала всего % часть членов. Ярким фактом, показывающим отсутствие у приказчиков желания самообразования, свидетельствовали «пустые аудитории на бесплатных лекциях» по разным вопросам, устраиваемых для членов общества при лекторах - членах «Общества распространения грамотности». Тем не менее, общество провело в 1913 г. 43 заседания. По примеру Екатеринодарского общества взаимопомощи приказчиков и служащих в частных коммерческих учреждениях, члены Ставропольского общества взаимопомощи также следили за правильной организацией труда и условий труда служащих. В интересах профессиональных нужд членов общества ими был организован Институт попечителей, в обязанности которых входило «следить за точным исполнением обязательных постановлений городской управы». Этот институт успешно функционировал только в течение года, после чего был закрыт. Однако, в отчете была отмечена проделанная работа попечителя Ковалева, который «один представил уездному члену около 50 протоколов нарушений постановлений».

В течение года Общество наладило отношения со столичными и провинциальными обществами, подобными ему. Что касается материальной взаимопомощи, то в течение года было выдано 17 ссуд на сумму 380 руб. Однако в виду того, что многие не вернули в срок ссуду - в кассе иссякли ресурсы, и выдача таковых была приостановлена.

В сентябре 1913 г. правление ходатайствовало об открытии бухгалтерских курсов, на что было дано разрешение и с 8 января 1914 г. курсы начали функционировать. Ежегодно от 18 до 25 человек сдавали экзамены и получали удостоверения. В течение года проводились лекции грамотности, которые посещались, в основном, подростками, служащими в магазинах, число которых колебалось от 15 до 25 чел. Кроме того, в 1914 г. обществом было открыто Тарифное бюро и бюро для приискания занятий.

Общество оказывало помощь и пострадавшим от стихийных бедствий, например, в 1914 г. пострадавшим от урагана выделило 50 руб.

В 1915 г. в обществе насчитывалось 100 членов. В том же году приход общества составил 2720 руб., что позволило выплатить лекторам 1400 руб., заплатить за квартиру 540 руб., оплатить расходы по классу грамотности - 200 руб. и выдать различных пособий на сумму - 170 руб.

Учредителями Общества взаимного вспомоществования в с. Александровском Ставропольской губернии были М.Г. Есманский, А.С. Колесников, Н.Ф. Щедрин, усилиями которых 2 сентября 1895 г. было открыто общество. Организаторы общества намечали следующие цели: «выдачу пособий нуждающимся членам общества и их семействам, содействие в приискании занятий членам, лишившимся таковых, попечение об улучшении быта своих членов». Общество состояло из членов: действительных, почетных и соревнователей. Действительными членами общества, наравне с приказчиками, также могли быть лица служащие по вольному найму в правительственных и общественных учреждениях и у должностных лиц, а также агенты торговых фирм и разного рода ремесленники, за исключением лиц иудейского вероисповедания (§ 5 устава). Средства общества пополнялись из единовременных и членских взносов (§ 6,7,9 устава), из процентов на капитал общества (§3 устава), из процентов сумм раздаваемых членам общества в виде заимообразных пособий (§27 устава), из пожертвований в пользу общества и других случайных поступлений (§ З). К участию в обществе не допускались лица, не достигшие совершеннолетия, воспитанники учебных заведений, состоящие на действительной службе нижние воинские чины и юнкера, а также сектанты. Общество предоставляло отчеты в Хозяйственный Департамент МВД. На 1898 г. в составе общества числилось: действительных членов - 12 чел., соревнователей -13, почетных - 9, а всего - 34 чел. Председателем правления общества был избран П.А. Завадовский, тов. председателя А.А. Попов, член правления Г.К. Сенюшкин, казначей А.С. Колесников. Правление общества занималось приемом и рассмотрением разных просьб и заявлений, поступающих от действительных членов и разных учреждений, налаживало отношения с другими подобными обществами, занималось организацией различных мероприятий для пополнения средств. Общество имело библиотеку, в капитал которой поступали пожертвования от «Любителей драматического искусства» со спектаклей (68 р. 71 к.), от устройства новогодней елки (6 руб. 70 коп.). Ко второму году существования (1898г.) капитал общества составлял 1457 руб. 99 к., по сравнению с 1897 г. он увеличился на 490 руб.

Правление постоянно привлекало новых членов. В 1899 г. членов общества насчитывалось уже 50 чел. Деятельность общества заключалась в выдаче заимообразных и безвозвратных пособий, разрешало поступающие от членов просьбы. Выдача различных пособий зависела, как и во всех обществах, от наличия имеющихся ресурсов. Так, в течение 1899 г., имея в наличии 514 руб., общество выдало безвозвратных пособий - на уплату за право обучения 10 руб. одному чел, в пособие при пожаре - 25 руб., одному чел., на страхование процентных бумаг, на наем квартиры, выдало в ссуду 230 руб. В 1906 г. общество выдало в ссуду членам - 50 руб., безвозвратных пособий - 50 руб. Кроме того, общество перечисляло суммы за обучение детей членов общества. Члены общества участвовали во всероссийских акциях, например, в 1906 г. на усиление военного флота ими было перечислено 150 руб., на полевые лазареты действующей армии - 50 руб.

В 1901 г. Общество открыло женское одноклассное училище, где первоначально обучалось 25 девочек, из которых 9 человек были детьми членов общества, остальные внешние. Одна из девочек была принята в 1-й класс в одну из женских гимназий г. Ставрополя. В 1906 г. в училище общества числилось 32 девочки, из которых 23 были приняты с оплатой по 3 руб. в год за обучение, а одна состояла стипендиаткой им. Г.К. Синюшкина - члена общества. Инспектор народных училищ А. Твалчрелидзе характеризовал работу училища общества с положительной стороны. Заведующей по училищу была М.А. Руднева. При обществе была открыта ученическая библиотека, где были пожертвованы книги А.Ф. Дон-Дудиным, С.В. Борисовым, С.И. Поповым, П.А. Вишняковым. В 1906 г. расход по училищу общества выразился в сумме 425 руб. В 1906 г. общество возглавил П.А. Нечаев. В отчете за этот год указывалось, что «деятельность общества была парализована».

Второй крупной группой организаций взаимопомощи являлись учительские общества. Широкое их распространение стало возможным после издания в 1894 г. «нормального устава для обществ взаимного вспоможения учащим и учившим». В 1902 г. таких обществ в России насчитывалось 80. В них большой процент составляли учителя начальных школ.

27 декабря 1902 - 6 января 1903 гг. в г. Москве проходил Всероссийский съезд представителей учительских обществ взаимопомощи. Официально было зарегистрировано 438 делегатов, из которых 137 (31%) - учителя, 301 (69%) - прочие. Были представлены 76 обществ взаимопомощи, другие всевозможные просветительско-педагогические организации, действовавшие на территории 36 губерний и областей. Учительский съезд превратился в массовое собрание представителей широких кругов либеральной демократической интеллигенции. Темы докладов «Правовое положение учителя», «Об общественном положении народного учителя, вышедшего из крестьянской среды», «Об организации постоянного союза учительских обществ взаимопомощи» и др. На съезде выступала с докладом делегат от Общества взаимопомощи учащих и учивших в народных училищах Кубанской области Е.Д. Вагнер, которая в своем выступлении показала полное бесправие учителей и их тяжелое положение. В своем сообщении докладчица затрагивала проблемы уничижительного положения учительства, о низкооплачиваемом труде, о несправедливом отношении к людям этой профессии, о том, что необходимо освободиться от «печального права быть нищим и голодным, которое толкает учительницу в няни, кухарки, а учителей - в винные лавки». Выход из этой ситуации она видела в объединении всех учащих, считая, что только «объединение даст возможность законным путем отстаивать свои права», только союз «даст каждому уверенность, что за случившиеся с ним беды придется считаться не с ним одним, а с целой организацией, имеющей до 80000 до 100000 членов, а это твердая опора».

В 1907 г. в с Армавир было учреждено общество взаимопомощи учащих и учивших Лабинского и Биталпашинского отделов это общество объединило деятельность учителей Юго-Восточной Кубани. На регулярно проводившихся обществом учительских съездах (2 раза в год) педагоги обменивались опытом, проводили открытые уроки, знакомились с новой учебной литературой, обсуждали насущные нужды и проблемы школы, определяли задачи и направления своей работы. На этих собраниях обязательно выступали специально приглашавшиеся из Москвы и Санкт- Петербурга известные лекторы, такие как педагог Д.И. Тихомиров, писатель и этнограф В.Г. Богораз-Тан, публицист В.А. Поссе и др. Таким образом, Армавир приобретал значение центра повышения квалификации преподавательских кадров обширного региона. Данное общество было тесно связано с Обществом попечения о детях.

В.И. Лунин председательствовал на съездах педагогов. Деятельность Армавирского общества взаимопомощи учителей Лабинского и Баталпашинского отделов была известна далеко за пределами Кубанской области. Доказательством важной координирующей роли Армавира в организации профессионального движения педагогов стало проведение в селении в феврале 1909 г. многолюдного съезда делегатов учительских обществ взаимопомощи всего северного Кавказа. В 1909 г. в Армавире была образована еще одна профессиональная организация местных педагогов - Судосберегательная касса учащих и служащих в учебно-просветительских учреждениях Армавира. Преподаватели и работники учебных заведений могли получать из кассы денежные ссуды и пособия.

Не отставало от учительского движения и Ставрополье. В г. Ставрополе при учреждении Ставропольского учительского института открылось Общество соревнователей Ставропольского Учительского Института в мае 1913 г. Целью организации было «изыскивать средства для содействия учебному начальному относительно лучшего удовлетворения учебно-воспитательных потребностей Ставропольского учительского института в Ставрополь-губернском». Для этого предусматривалось: устройство общежития для приходящих учеников; развитие ремесленных и других технических занятий; организации для учеников научных прогулок и вообще привлечение различных способов для преуспевания заведения по учебно-воспитательной части. Общество состояло и действительных, почетных и пожизненных членов. Причем действительные вносили в кассу общества не менее 300 руб.

ежегодно. (§ 4), почетные сделавшие в пользу общества значительные пожертвования и оказавшие особые услуги (§ 5), пожизненные - внесшие в кассу общества единовременно не менее 50 руб. (§ 6). Управление делами общества возлагалось на общее собрание его членов и исполнительный орган - комитет. Отметим низкую материальную сторону общества, которое для пополнения своих средств устраивало вечера, спектакли, концерты. Так например, 29 мая 1914 г. был дан благотворительный спектакль в летнем театре М.С. Пахалова, который принес прибыли 924 руб. 68 коп. Вследствие недостаточности средств общества пособия не выдавались, а ссуды выплачивались лишь заимообразно под стипендии очень нуждающимся воспитанникам. Для этого была назначена комиссия, которую возглавляли Г. Дир, С.А. Колосова и А.М. Хавнсу. В протоколах заседаний общества зафиксированы случаи выдачи ссуд из средств общества в счет летних стипендий наиболее нуждающимся воспитанникам института. Собственно говоря, по имеющимся данным об обществе, в этом и заключалась основная работа его членов. В помещении института проводились бесплатные лекции для членов общества соревнователей Ставропольского учительского института. За неимением средств своей библиотеки общество не имело.

В 1905-1907 гг. наблюдалось активное учительское движение в стране. Бесправие, тяжелое материальное положение, политика самодержавия в области народного просвещения, деятельность политических партий объективно способствовали вовлечению многих учителей в общественное движение. В условиях революции их уже не удовлетворяла работа в легальных обществах взаимопомощи. Выдвижение профессиональных, а затем экономических требований, создание нелегальных союзов и активное участие в политической борьбе - такова эволюция взглядов демократической части учителей России. Однако, значительное большинство педагогов на Кубани и Ставрополье не имели революционных взглядов и убеждений, не стремились к революционному переустройству общества в целом и школы, в частности. Это объясняется тем, что специфика профессиональной деятельности учителей, была направлена на созидание, формирование знаний, воспитание молодежи - будущего страны. Во-вторых, для интеллигенции в целом, где учительство было неотъемлемой частью, была характерна приверженность к эволюционным формам и методам реформирования общества.

Среди медицинских работников создавались свои общества взаимопомощи. Одним из направлений в работе медицинских обществ взаимопомощи было оказание различной помощи врачам, фармацевтам, фельдшерам. Первая их организация - Общество Самопомощь возникла в Одессе в 1882 г. В 1890 г. образовалось Московское общество фельдшеров, фельдшериц и акушерок. В 1905 г. таких обществ насчитывалось 17 по стране.

Неспособность и нежелание государства, местных властей решать проблемы здравоохранения, бесправие большинства медицинских работников, тяжелое материальное положение фармацевтов и фельдшеров, пример коллег в столицах - все это влияло на умы и настроения медиков. По аналогии с общероссийскими обществами было создано и в Ставропольской губернии свое общество фельдшеров. После медико-санитарной реформы 1897 г. Ставропольская губерния стала быстро покрываться сетью фельдшерских волостных пунктов, и к 1900 г. в сельских обществах состояло на службе 49 волостных фельдшеров, а заработная плата их составляла от 120 до 360 руб. в год. Учитывая расходы, с которыми сталкивались фельдшера в своей работе, такая заработная плата была очень низкой. Вследствие этого, группой фельдшеров и фельдшериц, проживающих в г. Ставрополе в ноябре 1915 г. был выработан устав Ставропольского общества взаимопомощи помощников врачей. Общество преследовало цель: организоваться фельдшерскому персоналу Ставропольской губернии в одну «корпоративную семью» для завоевания себе лучших условий труда, жизни и деятельности. По мнению учредителей, образование губернского общества взаимопомощи, дало бы возможность улучшению служебного и материального положения фельдшерского персонала и внесло в его духовную жизнь столь необходимые для каждого человека идеи «общественности». С этой целью члены общества провели свой съезд в июле 1916 г., на котором ими были обсуждены ряд насущных проблем, касающихся непосредственно улучшений условий их труда.

Однако главное достижение представителей этого общества заключалось в том, что они смогли раскрыть свои нужды и изложить их требования перед местными властями.

Общества взаимопомощи создавались и среди врачей. В 90-е годы XIX в. все более актуальным являлись организации взаимного страхования членов общества на случай смерти. Необходимость эта была обусловлена крайней необеспеченностью большинства врачей, что неоднократно подтверждалось фактами в общей и медицинской прессе. Врачи, проработав много лет в земстве или занимающиеся частной практикой оставляли свои семьи без всяких средств к существованию, так что хоронить их приходилось за счет земства, города или товарищей. Даже сравнительно обеспеченных при жизни врачей часто хоронили на товарищеский счет вследствие отсутствия в момент смерти каких-либо наличных средств. В Петербурге в 1890 г. образовалось Санкт-Петербургское врачебное общество взаимной помощи, которое располагало сетью местных филиалов. В начале 1896 г. среди некоторых врачей, членов Кубанского медицинского общества возникла мысль об открытии в г. Екатеринодаре филиального отделения Санкт-Петербургского врачебного общества взаимной помощи. По их предложению вопрос этот впервые был внесен на обсуждение Медицинского общества и на заседании 20 марта 1896 г. почти единогласно было высказано мнение о необходимости учреждения в г. Екатеринодаре такого общества. Учредителями общества являлись 26 врачей: И.В. Автандилов, П.А. Агапов, С.Г. Атлас, B.C. Грицай, И.Г. Залесский, С.Н. Калиновский, Д.А. Колпаченко, В.И. Колесников, П.А.Красников, М.г. Крацбаршт, М.И. Мирович, Ф.А. Мигдалло, А.Ф. Миловидов, Г.К. Михайлопуло, С.Г. Михалев, Н.Я. Михельс, Н.В. Николаев, В.М. Платонов, Г.А. Робинсон, А.Г. Розмаинский, А.Я. Рохлин, А.А. Соколов, Н.А. Сырмакешев, Н.Х. Франгопуло, И.Б. Шварц, П.Л. Эйнис. Председателем был избран известный врач А.Я. Рохлин. К 1898 г. в обществе насчитывалось 31 чел., в том числе проживающих в г. Екатеринодаре - 22 чел. и 9 чел. из станиц и городов Кубанской области.

В 1898 г. Правления Санкт-Петербургского Врачебного общества взаимной помощи обратилось с призывом к членам Екатеринодарского отделения, принять денежное участие в издании «Вестника» общества. Члены общества активно откликнулись на это предложение, постановив ежегодно высылать по 15 руб. на это издание Санкт-Петербургскому правлению Врачебного общества взаимной помощи.

Деятельность Екатеринодарского отделения Санкт-Петербургского врачебного общества взаимной помощи было направлено в основном на организацию взаимного страхования членов общества на случай смерти. Члены общества обращались к существующим кассам и обществам взаимного страхования на случай смерти с просьбой прислать свои уставы. После их анализа на заседании 12 ноября 1899 г. председатель А.Я. Рохлин ознакомил собрание с основными пунктами проекта устава похоронной кассы при Санкт-Петербургском обществе взаимной помощи, и отметил, что «одной из самых существенных задач нашего общества взаимной помощи должна быть организация взаимного страхования членов общества на случай смерти» поэтому, члены отделения должны присоединиться к организуемой в г. Екатеринодаре местной кассе взаимного страхования жизни.

Другим направлением деятельности общества была работа профессионального характера, заключающаяся в эффективной и своевременной помощи населению в медицинской помощи. В этой связи на заседании общества в 1900 г. обсуждался вопрос об организации в г. Екатеринодаре ночных дежурств врачей, что было одобрено Санкт-Петербургским правлением врачебного общества взаимной помощи. Остановились на аптеке г. Шик как наиболее удобной, расположенной в центре г. Екатеринодара. На разосланных всем врачам приглашениях принять участие в дежурствах изъявили согласие врачи: С.Д. Орлов, М.А. Хацкелевич, А.С. Кольф, А.Г. Тер- Оганьянц, И.М. Ингал, И.Б. Шварц, JI.A. Красников, М.Н. Верховский. 20 апреля состоялось заседание дежурных врачей и председателем правления Екатеринодарского отделения Санкт-Петербургского врачебного общества взаимной помощи были выработаны правила, по которым должны были работать дежурные врачи. Предполагалось установить ежедневное ночное дежурство по одному врачу. На этих началах ночные дежурства начали функционировать с 1 мая 1900 г. Членам общества выдавались краткосрочные ссуды - 30 руб. на год. Однако публика редко обращалась в дежурство за помощью врачей. По предложению Е.Н. Суриной дежурства были устроены не в аптеке, а на дому у каждого врача. При этом во все аптеки были разосланы списки с расшифровкой в какой день, кто из врачей дежурит и с указанием домашних адресов докторов. Этот способ оказался наиболее продуктивным и оправдал ожидаемые результаты.

В условиях наступления реакции в 1906-1907 гг. общественная активность медиков в обществах взаимопомощи шла на спад, и их деятельность ограничивалась сугубо профессиональными проблемами.

К началу века распространилась социально-правовая помощь, так называемые «суды чести». Они были организованы с целью «рассмотрения взаимных недоразумений и разбора обвинений со стороны», в частности в екатеринодарском отделении врачей, в обществе учителей. В обязанности «судов» входило «давать нравственную оценку», практическая же сторона была намного результативной.

Взаимопомощь и страхование оставались основными методами помощи врачам, учителям, приказчикам. Кратковременные субсидии, скидки, страхование (пенсионные, похоронные кассы) - подобные методы практиковались профессиональными благотворительными организациями. В обществах екатеринодарских приказчиков скидки составляли 5-25 % от стоимости товара и распространялись среди 20 торговых фирм города. Члены Екатеринодарского отделения Санкт- Петербургского врачебного общества получали 5 % скидку в торговле Риккера в Петербурге и магазине хирургических инструментов в Москве.

3 февраля 1912 г. было открыто Общество взаимного вспомоществования в церковных школах Ставропольской епархии. Духовенство епархии активно поддерживало деятельность этого общества. Состав общества был элитарным. Так, почетными членами являлись: архиепископ Ставропольский и Екатеринодарский Агафодор, который состоял и покровителем общества, архиепископ Херсонский и Одесский Назарий, епископ Ейский, 1-й викарий ставропольской епархии Иоанн, епископ Александровский, 2-й викарий ставропольской епархии Михаил, ставропольский губернатор Б.М. Янушевич, ставропольский вице-губернатор Д.Г. Шервашидзе, ставропольский губернский предводитель дворянства B.C. Бурсак, председатель уездных земских управ строитель и попечитель ставропольской Троицкой церковно-приходской школы Н.С. Лабанов, жена его Е.А. Лабанова, ставропольский купец Т.Ф. Демин и жена его - попечительница ставропольской Евдокиевской школы А.И. Демина. На общем собрании общества 30 августа 1914 г. был избран состав правления. Председателем стал учитель Образцовой школы при Ставропольской Духовной семинарии Г.М. Корешков, кандидатами к членам Правления учительница Ф.Р. Беликова и Л.Р. Кистер.

Деятельность общества выражалась в выдаче ссуд. В кассе общества к 1 января 1913 г. значилось наличными - 1513 руб. В этот год Общество выдало ссуду девяти учительницам - К.З. Капраловой (55 руб.), М.А. Губных (50 руб.), Л.В. Минасовой (10 руб.); учителям - П.В. Евглевским (30 руб.), А.Е. Ершовым (30 руб.), А.И. Кривопустом (30 руб.), Г.А. Акуловым (10 руб.), Н.И. Лавровым (5 руб.), С.А. Бондаренко (5 руб.). Всего на сумму - 225 руб. В начале 1914 г. общество имело наличными уже 3522 руб., соответственно увеличились и выдача пособий и ссуд.

В десятые годы XX в. среди профессиональных благотворительных организаций получило распространение устройство санаториев. Они были созданы на Черноморском побережье (Анапа, Бета, Геленджик, пос. Широкий) и в Теберде. Общество взаимного вспомоществования в церковных школах Ставропольской епархии не было исключением и занималось улучшением условий отдыха своих членов. Так, с первых же дней работы общества, на его заседаниях рассматривался вопрос о принадлежащем Епархиальному Училищному Совету санатории в Теберде близ озера Кара-Кель для учащих в церковно-приходских школах епархии, и о его нуждах. По этой проблеме выступали с докладами председатель правления общества И.П. Зилитинкевич и член-казначей В.А. Баженов. Член общества, ставропольский уездный наблюдатель священник Тихон Фоменко также выступил с сообщением «О Тебердинском курорте и о желательности расширения и улучшения учительского санатория». Вследствие заинтересованности многих лиц в этом вопросе, правление постановило возможным пребывание на Теберде большему числу учащих и для этого решило «устроить новое здание санатория, или, если позволят средства - два небольших здания для помещения отдельно учителей-учительниц и семейных учащих». Члены правления выступили с ходатайством перед Епархиальным Училищным Советом о разрешении произвести на принадлежащем Совету Тебердинском дачном участке постройку одного или 2-х зданий учительских санаториев для членов общества и оказать денежное пособие на эту постройку. Правление общества обратилось к духовенству епархии с просьбой о пожертвованиях на это мероприятие. Была организована лотерея для сбора средств на эту постройку и на оснащение санатория. Член общества священник Тихон Фоменко, проживши летом некоторое время на Теберде, и близко ознакомившись с условиями жизни на этом курорте, с находящимся здесь церковно-учительским санаторием доставил правлению общества сведения о тебердинском курорте. Он указал на значительное увеличение количества приезжих сюда с каждым годом, число которых в 1913 г. доходило до 600 чел. Оплата за проживание на квартирах была высокой - 20-30 руб. за комнату в месяц. Дороговизна квартир была обусловлена высоким обложением дачных поместий, где каждый дачевладелец уплачивал от 100 до 350 руб. в год в аренду. При открытии обществом санатория, проживающие здесь отдыхающие находились в лучших условиях. При отличном помещении, прислуге, бесплатном пользовании хлебом, чаем и сахаром, - содержание каждого в санатории обходилось около 10 руб. в месяц. Обществом решались вопросы продовольственного снабжения отдыхающих. Ввиду того, что здесь было трудно достать что-либо из продуктов питания, - то обед состоял в основном из двух блюд и стоил 50-60 коп. Овощи и фрукты привозились за 100 верст из Баталпашинска. Товары продавались на 30-50% дороже по сравнению с другими местами. Поэтому членами Общества было организовано хорошее питание отдыхающих. Обед и ужин, состоящие из 2-3-х блюд в санатории обходились в день всего около 30-35 коп. на чел. В отчете указывалось, что отдыхающие здесь учителя и учительницы были более чем довольны условиями своей жизни, что многие «значительно прибавили в весе, чувствуют себя великолепно и бесконечно благодарны строителям санатория, давшим им такую возможность с такою пользой провести лето». Кроме того, общество организовало для отдыхающих в санатории собственную купальню. Обществом решался вопрос об автомобильном транспорте между Невинкой и Тебердой. С весны 1914 г. этот вопрос был решен. Здесь же функционировали почтовое отделение, постоянный, командированный областным начальством врач, открыта аптека, амбулаторная больница. После приезда летом 1914 г. члена государственного совета Ермолова, по его совету здесь организовалось Общество благоустройства Теберды.

Таким образом, деятельность общества в основном выражалась в заботе об организации правильного отдыха лиц преподавательского состава.

На принципах взаимопомощи решалась проблема дешевого и бесплатного проживания. Оплата за квартиру в Ставрополе была довольно высокой - от 2000 до 2500 руб. в год. Единственным обществом, пытавшимся разрешить проблему проживания в г. Ставрополе было Общество взаимопомощи квартиронанимателей, учрежденное 27 июля 1909 г. (с 21 января 1912 г. по измененному уставу - Общество борьбы с жилищной нуждой). Председателем общества был отставной есаул В.А. Зубов. В общество входили М.К. Брызгалов, К.И. Кампус, И.М. Сергеев и др. В цели общества входило урегулирование отношений между квартиронанимателями и владельцами квартир, улучшение условий найма и пользования квартирами. Кроме того, общество добивалось оздоровления и улучшения санитарно-гигиенического состояния жилья, осуществляло найм квартир на артельных началах, выступало посредником при найме прислуги, покупке дров и т.д. при найме квартир общество взаимопомощи защищало права своего члена-нанимателя, не допускало неправомерного завышения квартирной платы или ее повышения в дальнейшем, пресекало выселение, следило за выполнением владельцем условий договора. Общество имело собственный строительный фонд, но он был настолько мал, что не позволял ему строить жилье. По возможности оно оплачивало проживание неимущих, но это было крайне редко. Деятельность общества включала также посредничество при найме жилья, торговых, складских помещений, предоставляя сведения о состоянии рынка недвижимости. Сведения предоставлялись всем желающим за определенную плату, тем самым увеличивая доходы общества. Для увеличения средств, члены общества организовывали вечера, гулянья, проводили лекции и т.п.

Кроме того, широко в стране были распространены общества взаимопомощи художественной интеллигенции, литераторам и ученым. Немного организаций было среди ремесленников, к которым примыкали кассы и общества типографов, печатников. Однако на Кубани и Ставрополье подобных обществ не выявлено. Организации фабрично-заводских рабочих, в которые входили слесари, электрики, токари, кузнецы, столяры, работники железнодорожных мастерских также имели место в России. Однако на Ставрополье и Кубани лицами этих профессий организовывались в основном потребительские общества.

Организации взаимопомощи, возникшие на рубеже XIX - XX вв. на Ставрополье и Кубани, несомненно, несли в себе элементы профсоюзных организаций. Главной целью организаций была, прежде всего, социальная защита определенной профессиональной группы. На первый план в их деятельности выступали различные формы материальных пособий, пенсионное обеспечение и др. Не случайно подобная форма организаций наблюдалась у многих профессиональных групп: учителей, врачей, ремесленников, служащих, рабочих. Непременным условием была недостаточная обеспеченность. Среди высокооплачиваемых профессий таких организаций не возникало.

По сведениям автора в Ставропольской губернии действовало около 8 обществ взаимопомощи, а в Кубанской области - 14.

Главным видом деятельности организаций региона стала выдача безвозвратных пособий. Обычно их предоставляли по болезни, на похороны, обучение детей. Некоторые объединения оказывали бесплатную медицинскую помощь. Некоторые организации уделяли большое внимание образованию своих членов и их детей. У отдельных объединений были свои библиотеки.

Практически все общества взаимопомощи занимались трудоустройством безработных. Наряду с универсальными организациями (оказывающими разные виды помощи), существовали специализированные общества.

Среди профессиональных благотворительных организаций, наиболее заинтересованных в оказании помощи получения начального образования следует выделить общества приказчиков.

По мере развития профессиональных союзов, форм страхования отпала необходимость в подобных методах работы со стороны обществ взаимопомощи. Методы социальной помощи стали осуществлять профессиональные организации.

Высокую компетентность ряда организаций региона подтверждало участие в съездах и совещаниях российского масштаба по проблемам взаимопомощи.

Возникнув как организация социальной защиты, общества взаимопомощи тем не менее имели широкий диапазон как декларируемых задач, так и деятельности непосредственно: от чисто материальной помощи (чаще это наблюдалось у обществ взаимопомощи лиц неинтеллигентных профессий) через отстаивание своих профессиональных интересов (общества взаимопомощи врачей, фельдшеров) - к попыткам влиять на положение дел в стране в целом (общества взаимопомощи учителей).

В целом рассматриваемые общества как и благотворительные организации, выполняли важную функцию социальной защиты населения, смягчая тем самым напряженную обстановку в Ставропольской губернии и Кубанской области. Другое дело, что активные действия некоторых объединений по отстаиванию прав своих членов вызывали неудовольствие властей и приводили к обратному результату.

Бурный рост сети благотворительных, национальных обществ и обществ взаимопомощи в России рубежа XIX - XX вв., продиктованный вступлением страны на капиталистический путь, - когда высшей государственной ценностью декларируется развитие свободной личности, не стал исключением и для Ставрополья и Кубани. Общественные организации из числа данных категорий играли в этих регионах ключевую роль в системе социального обеспечения, обслуживая интересы групп населения, обделенных заботой и вниманием административных и самоуправленческих структур.

Основным мотивом возникновения таких обществ было нелегкое положение бравшихся под защиту людей (среди привилегированных слоев подобных учреждений не встречалось), что лишний раз доказывает обусловленность складывания организаций жизненным спросом, жгучей необходимостью, отсутствие в них атрибутов пустой «декоративности» и формализма.

Главная особенность обществ сферы взаимопомощи - образование по профессиональному принципу; в своем роде они представляли собой аналог сословных органов, но только на новом качественном уровне и буржуазного типа, являясь более открытыми, независимыми, добровольными, а значит, и крепче сплоченными: «цеховая» солидарность позволяла решать, наряду с бытовыми нуждами, серьезные проблемы в отношениях с хозяевами предприятий, выражать коллективное мнение на предмет событий и процессов в масштабах Империи, а наличие во вспомогательных учреждениях «демократического элемента» (учителя, врачи, пролетариат), бесспорно, влияло на радикализм и резкость оценок и требований, временами острую оппозиционность политическому режиму. Последний фактор порой оплачивался довольно дорого - вплоть до упразднения обществ властями и арестов активных членов.

Напротив, рассуждения о неугодности, политизированности благотворительных организаций абсолютно беспочвенны, что легко объяснимо: филантропические общества, хотя и имели идейным оплотом интеллигенцию, характеризовались социальной разрозненностью контингента, часто создавались и, соответственно, контролировались близкими к властям и богатыми людьми (это тоже понятно - заниматься благотворительностью безденежный человек или люмпен просто не могут). Впрочем, в подчеркнутом обстоятельстве усматривается очень позитивный момент - обычно реноме возглавлявших организаций губернаторских жен либо сановных персон привлекало массу сил (в первую очередь отметим купечество), не вызывало у меценатов опасения за нецелевое использование жертвовавшихся средств, и в итоге дело помощи обездоленным лишь выигрывало.

С учетом затрагивания начинаниями и проектами обществ всех категорий населения региона, в плане и сотрудничества, и покровительства, благотворительные организации, несомненно, следует признать местными центрами филантропии.

В общественной жизни обоих регионов не менее продуктивной была деятельность национальных общественных организаций. Особенность этих обществ заключалась в том, что в отличие от повсеместного жесткого контроля царской власти над этими организациями, национальные общества продолжали открываться, добиваясь реализации своих прав через благотворительные и просветительские общества.

Помимо описанных различий, общества обеих сфер обладали и совершенно идентичными чертами - параллели между ними хорошо иллюстрируются на примере схожих видов работы и призрения подопечных, как в материальном, так и в «духовном» аспектах - от пособий деньгами и одеждой, медицинского и юридического страхования до оборудования квартир, столовых, больниц, библиотек, школ, инициирования зрелищных мероприятий, заполнения досуга.

И, строго говоря, по сути благотворительные и общества взаимопомощи выдвигали и добивались реализации единой цели - утверждения человека в обществе, воспитания высоконравственных, с верной жизненной ориентацией граждан, нужных государству. В этом смысле учреждения векового прошлого - неплохая модель, конструктивная парадигма социальной поддержки, терпимости им альтруизма (не хватающих стране сегодня) для России в начале XXI века.

 

Автор: Любушкина Е.Ю.