21.01.2013 5822

Исследования правовых отношений в информационной сфере в рамках отечественной правовой науки

 

Правовое регулирование отношений в информационной сфере характеризуется новизной. Система правового регулирования данных отношений сегодня находится на этапе своего становления, соответственно, правовая наука также еще формирует концептуальное воззрение на эту область правового регулирования.

Хотя в новейшей литературе имеются работы по ряду аспектов правового регулирования отношений в информационной сфере (прежде всего по вопросам информационной безопасности и правового режима информации ограниченного доступа), выходят новейшие учебные пособия по информационному праву, тем не менее специальному рассмотрению проблема правовых отношений в информационной сфере еще не подвергалась.

В настоящей работе анализируются как работы отечественных ученых специалистов, касающиеся проблем правоотношений в информационной сфере, так и нормы права, моделирующие, предусматривающие возникновение тех или иных правоотношений в информационной сфере, так как мы исходим из гипотезы, что на сегодняшний день в действующем российском праве присутствуют такие правовые нормы.

С одной стороны, правоотношения являются результатом регулирующего действия норм права, с другой - система норм права, регулирующих определенную группу общественных отношений, не может не учитывать существенные признаки этих отношений. Поэтому рассмотрение вопросов правового регулирования отношений в сфере информации может начинаться как с рассмотрения системы соответствующих правовых норм, так и с рассмотрения правоотношений, явившихся результатом реализации этой системы норм.

Поскольку сегодня не имеется развернутого научного представления о правовых отношениях в информационной сфере (их природе и видах), то разумеется, что законодатель также не имеет возможности отразить в нормах права внутренне согласованное представление о таких отношениях.

Кроме того, помимо существования связи «нормы права => правоотношение», то есть правоотношение является реализацией нормы права, существует и обратная связь: «общественное отношение => нормы права». Иными словами, законодатель должен учитывать особенности характера и элементов регулируемого им общественного отношения - правовые нормы должны быть адекватны регулируемым отношениям. Волюнтаризма со стороны законодателя здесь нет и быть не может, неслучайно в правовой науке разрабатывается проблема пределов правового регулирования.

Кроме того, анализируя правоотношения, можно видеть, каков результат действия норм: каковы правоотношения, порождаемые той или иной совокупностью правовых норм, являются ли они именно тем результатом, которого добивался законодатель; насколько адекватны и эффективны правовые средства, избранные законодателем для упорядочения той или иной группы общественных отношений.

Несмотря на то обстоятельство, что на сегодня в правовой доктрине пока еще нет единого мнения о том, что обозначать понятием «информационное право», и правомерно ли вообще использование этой категории, мы полагаем, что необходимо исследование правовых отношений в информационной сфере («информационных правоотношений»). Вне зависимости от признания или непризнания факта существования информационного права и от его места в правовой системе на сегодня мы исходим из предположения, что:

а) существуют общественные отношения, возникающие в связи и по поводу информации (ниже мы будем использовать также в качестве синонима понятие «отношения в информационной сфере»);

б) существуют действующие нормы национального права, а также нормы международного права, регулирующие отношения в информационной сфере.

В частности, И.Л.Бачило справедливо указывает: «Понятно, что сфера отношения по поводу информационных ресурсов, упрощенно - по поводу информации - является сферой применения правовых регуляторов». Следовательно, существуют правовые отношения в информационной сфере. Опираясь на данное предположение, рассмотрим вопросы правовых отношений в информационной сфере.

Дискуссии, споры относительно правоотношений в информационной сфере идут, главным образом, вокруг самостоятельности данных правоотношений: имеют ли они самостоятельный характер по отношению ко всем иным правоотношениям или не имеют. Однако научную значимость проблематика правоотношений в информационной сфере имеет вне зависимости от исхода дискуссии об информационном праве. В любом случае необходимо изучение особенностей этих правоотношений, их видов и структуры.

Проблема информационных отношений имеет достаточную историю в науке: она обсуждалась в отечественной юридической литературе еще в 70-е годы XX века. В тот период дискуссии по этой проблематике главным образом были вызваны использованием автоматизированных систем управления (АСУ). Известный исследователь в этой области, начавший одним из первых в отечественной науке изучать правовое регулирование информационной сферы общественных отношений, А.Б.Венгеров считал, что информационными отношениями являются отношения, которые складываются в сфере управления народным хозяйством между работниками в процессе регистрации, сбора, передачи, обработки и анализа информации, выдачи предложений для принятия решений, передачи решений для исполнения. Причем важнейшими среди таковых являются отношения по поводу регистрации информации (носителей информации) и передачи информации (информационных потоков).

В монографической работе, посвященной правовым аспектам информации в условиях автоматизации управления, А.Б.Венгеров также отмечал, что информационные отношения возникают «в связи с информационными процессами, сопровождающими функционирование всех элементов социального управления, и в первую очередь в сфере государственного управления народным хозяйством можно определить как информационные те отношения, которые складываются в сфере управления народным хозяйством между работниками, их коллективами в процессе регистрации, сбора, передачи, хранения и обработки информации.

Таким образом, содержание информационных отношений - это различные виды операций с информацией - регистрация, сбор, передача, хранение, обработка».

Возникновение информационных отношений А.Б.Венгеров увязывал лишь с использованием средств автоматизации управления народным хозяйством. Он писал, что: «Информация, разумеется, присутствует во всех видах социально-экономической и духовной деятельности человека. Однако информационные отношения не следует смешивать с информационными процессами. Только в сфере управления, прежде всего в сфере управления народным хозяйством, на этапе автоматизации возникают информационные отношения как определенный, относительно самостоятельный вид общественных отношений». Важно отметить, что А.Б.Венгеров отграничивал информационные отношения от управленческих (административно-правовых) и имущественных правоотношений (гражданско-правовых).

В.Н.Монахов рассматривает информационные отношения с участием граждан. Эти отношения определяются им как «отношения, возникающие в различных сферах общественной и личной жизни в связи с регистрацией, сбором, передачей, хранением и обработкой различных видов социальной информации». После урегулирования правом они, соответственно, становятся информационными правоотношениями. Как можно видеть, В.Н.Монахов конструирует информационные правоотношения как динамичные правоотношения, правоотношения активного типа. Таким образом, из приведенного определения вытекает, что критерием для выделения информационных отношений является объект, на который они направлены - информация.

В.Н.Монахов полагает, что обмен социальной информацией так или иначе присутствует практическим в любых правоотношениях. Причем в неинформационных отношениях «информационная сторона, - как считает В.Н.Монахов, - присутствует лишь в связанном, необособленном виде представляет собой лишь информационное условие воздействия иных средств (в случае правовых воздействий: правообеспечительных, правовосстановительных или правоохранительных)». Поэтому, по мнению В.Н.Монахова, следует отличать специфические информационные отношения, в которых «доведение необходимой и достаточной информации до их субъектов является необходимым компонентом побуждения, как основной характеристики информационного способа воздействия, присущего юридической форме взаимоположения субъектов информационных отношений» В.Н.Монахов, таким образом, считает, что обмен информацией оказывает настолько значительное влияние на характер правовой связи между субъектами правоотношения, что делает эту правовую связь в информационных правоотношениях отличной от правовой связи в других правоотношениях.

В.А.Юсупов выделяет возникающие в процессе исполнительно-распорядительной деятельности органов государства отношения, которые опосредуют поиск, сбор, систематизацию, обработку и передачу информации. По его мнению, такие отношения являются неотъемлемой частью исполнительно-распорядительной деятельности государства и его органов.

В литературе 1970-1980-х гг. можно проследить и несколько другой подход к рассматриваемой проблеме. Так, М.И.Брагинский отмечает, что при принятии обязательных решений возникают потоки информации в двух основных направлениях: информация для принятия решения (до момента, когда решение принято), и информация о принятом решении (то есть после момента принятия решения, информация о самом факте принятия решения и информация о содержании приятого решения). Он пишет, что «сферу действия информационных правоотношений должно составлять управление в широком его понимании». Предлагаемая М.И.Брагинским концепция содержит положения о наличии в рамках гражданско-правовых отношений информационных правоотношений, причисляя к ним лишь те виды гражданских правоотношений, где присутствует элемент обязательного для одной из сторон решения («команды»). Следует иметь в виду, что данные строки опубликованы в 1976 году, когда существовала иная экономическая система и правовое регулирование хозяйственных отношений строилось, главным образом, на административных методах. Отсюда избран именно управленческий критерий для выделения гражданских информационных отношений.

Важно отметить, что, по мнению М.И.Брагинского, «права и обязанности, связанные с движением информации, по общему правилу, входят составной частью в содержание более общего правоотношения Будучи тесно связанным с основным правоотношением, информационное правоотношение обладает его важнейшими структурными особенностями, которые определяют отраслевую принадлежность информационного правоотношения». Исходя из этой посылки, М.И.Брагинский высказывает мнение о существовании: административных информационных, гражданских информационных и иных отраслевых информационных правоотношений.

Определяя информационное отношение, М.И.Брагинский высказывает свое мнение о том, какое место в системе права должны занимать правовые нормы, регулирующие такие отношения. Он полагает, что: «Информационные отношения обычно не составляют самостоятельного объекта правового регулирования нормы, которые их регламентируют, входят в состав той отрасли права, которая регулирует основные отношения». Таким образом, по мнению М.И.Брагинского, информационное отношение представляется вторичным по отношению к основному отраслевому. В таких отношениях информация не выступает тем благом, ради которого собственно и возникают правовые отношения. Информационное правоотношение существует не само по себе, а лишь внутри основного отраслевого, обеспечивая его реализацию.

Интересным является взгляд на информационные отношения в трудовом праве.

В.И.Савич рассматривает роль информации в трудовых правоотношениях, отмечая, что: «Анализируя содержание элементарных правоотношений, составляющих сложное трудовое правоотношение, можно заметить, что многие из них, помимо основных прав и обязанностей, содержат дополнительную обязанность одной из сторон информировать, осведомлять о чем-либо другого участника правоотношения и соответствующее право другой стороны на получение той информации ». При этом В.И.Савич подчеркивает, что такое информационное правоотношение не может мыслиться самостоятельно, в отрыве от основного правоотношения.

Подвергая анализу лишь трудовые правоотношения, В.И.Савич тем не менее справедливо подчеркивает, что обязанность информировать может присутствовать не только в содержании трудового правоотношения. В развитие этой мысли отмечается, что «поскольку в любом правоотношении права и обязанности по поводу передачи информации имеют много общего, и, главное, - одинаковое содержание (одна сторона обязана передать информацию, а другая имеет право на ее получение), - то представляется возможным эту правовую связь по поводу информации обозначить как информационное правоотношение, не отрывая его от отраслевого, так как информационное правоотношение может существовать только в рамках отраслевого, являясь его неотъемлемой частью, его элементом ». Таким образом, данная позиция, как и позиция М.И.Брагинского, опирается на признание информационных правоотношений неотъемлемой частью определенного отраслевого правоотношения, существующей внутри него.

Сходные мысли обнаруживаются в работах других авторов. В частности, А.Е.Шерстобитов высказывался о существовании информационных отношений при заключении гражданско-правовых договоров. Он указывает на наличие информационных отношений, имеющих место в стадии заключения гражданско- правовых договоров, однако эти отношения «не имеют самостоятельного значения, тесно увязаны с отношениями сторон по его заключению, целиком и полностью базируются на нормах, регулирующих заключение договора, хотя и оказывают определенное влияние на него».

В современной литературе исследование проблематики правоотношений в информационной сфере получило новый импульс. Так, И.Л.Бачило пишет, что: «В процессе осуществления информационной деятельности возникают общественные отношения, часть которых неизбежно регулируется правом, и они на этом основании становятся правовыми отношениями (выделено нами - Д.О). Условно их стали называть информационными отношениями, хотя это и не совсем адекватное определение. Более точно было бы употреблять их определение как «правовые отношения в информационной сфере (среде)». На наш взгляд, данное понятие - «правовые отношения в информационной сфере» - является более удачным и корректным, нежели понятие «информационные правоотношения».

И.Л.Бачило обращает внимание на то, что: «Информационный продукт и процессы, связанные с правилами его создания в определенной защищаемой форме, с его распространением и использованием, а также права и интересы субъектов права затрагивают очень широкий фронт правовых отношений». В другой работе И.Л.Бачило рассматривает особенности информационных ресурсов как предмета правовых отношений.

В.Н.Лопатин полагает, что структуру правоотношений в информационной сфере «следует определять, исходя из стандартного цикла обращения информации, который можно представить в виде простейшей формулы; производство - распространение - потребление - производство».

В то же время А.Б. Агапов считает, что: «В дефиниции объекта информационного правоотношения выделяются два аспекта - сфера информационной деятельности, а также совокупность организационно-правовых форм функционирования объектов организационной средой для возникновения правоотношения являются аккумуляция, аналитическая обработка и распространение данных ».

По мнению О.А.Гаврилова, на сегодня «имеется достаточно оснований для использования в законодательной деятельности концепции и термина «информационные отношения». Он предлагает для этого понятия следующее определение: «Информационное правовое отношение - это такое урегулированное правом отношение, при котором один субъект (физическое или юридическое лицо) вправе требовать от другого субъекта получения определенной информации, а второй обязан передать первому определенный вид информации».

Как можно видеть из данного определения, О.А.Гаврилов строит концепцию информационного правоотношения по критерию объекта такого отношения - информации, причем по модели динамичного отношения, фактическим содержанием которого являются различные действия с информацией. Критика этого определения В.А.Севериным на основании того, что якобы «рынок регулируется исключительно договорными отношениями, в рамках которых субъекты информационных отношений наделяются равными субъективными правами и обязанностями», не достигает цели. Во-первых, из определения О.А.Гаврилова отнюдь не следует, что все информационные отношения строятся только на рыночных, гражданско-правовых основах. Они могут быть любыми. Главное, чтобы у них было соответствующее фактическое содержание: передача информации одним лицом и ее получение другим лицом. Во-вторых, даже если вести речь только о гражданско-правовых информационных отношениях, юридическое равенство субъектов правоотношения вовсе не означает, что субъекты обладают одинаковыми правами и обязанностями. Очевидно, что у одной из сторон любого правоотношения есть субъективное право, у другой стороны - обязанность. Наличие у одного из субъектов гражданского правоотношения обязанности передать информацию, а у другого - права требовать предоставить ему информацию никак не может быть признаком юридического неравенства сторон.

Для целей настоящего исследования важно подчеркнуть, что, по мнению О.А.Гаврилова, в качестве объекта информационных отношений выступают информация и информационные ресурсы. В другой своей работе О.А.Гаврилов пишет, что объектом правовых информационных отношений является правовая информация.

Подход П.В.Ефимова близок позиции О.А.Гаврилова. Он считает, что: «В процессе своей деятельности субъекты могут взаимодействовать друг с другом, в том числе по вопросам получения, хранения, обработки, распространения и использования определенной информации. Такие отношения между субъектами будем называть информационными отношениями»

И.Д.Тиновицкая полагает необходимыми для выделения относительно самостоятельной группы информационных отношений два признака: «Первый признак выражается в том, что объектом этих отношений является информация как таковая, независимо от того, в каком виде, на каких носителях она создается. Вторым признаком является их независимость от отношений, в ходе которых эта информация будет использоваться».

Таким образом, И.Д.Тиновицкая называет два признака отношений в информационной сфере: а) особый объект отношений - информация, б) независимость таких отношений от отношений, где используется информация.

В литературе представлены мнения и других исследователей. В частности, В.А.Дозорцев не без основания замечает, что: «С появлением права информационные отношения стали подвергаться правовой регламентации. Информационные отношения чрезвычайно разнообразны, они имеют очень много объектов, каждому из которых соответствуют свои методы регулирования. Представления о возможности единой системы их правового регулирования ошибочны и даже опасны». Такие опасения не случайны и вполне обоснованы.

В.А.Дозорцев обоснованно указывает на комплексный характер всей совокупности отношений в информационной сфере. Он пишет, что юридической регламентации одной группы этих отношений присущ публичный характер, в то время как рыночное обращение информации обусловило создание гражданско-правового регулирования отношений в информационной сфере.

При этом в других своих работах В.А.Дозорцев рассматривает информационные отношения, регулируемых гражданским правом. Среди них он выделяет две группы отношений - к первой группе он относит гражданские правоотношения по поводу конфиденциальной информации (коммерческой тайны): «Из всей массы информационных отношений выделилась группа, отличающаяся несколькими основными чертами. Во-первых, объектом являются сведения, информация как таковая, в обособленном виде. Во-вторых, они представляют собой особый товар, передаваемый другим лицам через рынок, как объект экономического оборота, и в этом качестве имеющий коммерческую ценность. В- третьих, сведения должны быть необщедоступными, иначе отсутствовал бы объект передачи, объектом передачи были бы не сведения Подборки материалов, даже опубликованных, могут относиться к числу необщедоступных».

Ко второй группе регулируемых нормами гражданского права информационных отношений В.А.Дозорцев относит отношения, «содержанием которых является ознакомление с какими-то сведениями, их познание, которое в процессе углубляющегося разделения труда выделилось в самостоятельную стадию.

Суть информационных отношений обусловлена тем, что их непосредственная цель заключается не в традиционном для экономического оборота использовании результата, а в его познании»} Иными словами, здесь В.А.Дозорцев ведет речь об информационных отношениях, возникающих на основании гражданско-правовых договоров об оказании информационных услуг. В.А.Дозорцев увязывает такие информационные отношения с развитием новых технологий передачи, обработки и предоставления информации, с образованием информационного рынка.

На основе проведенного анализа высказанных в литературе точек зрения можно констатировать, что в отечественной науке существует два основных подхода к характеристике сущности правоотношений в информационной сфере. В одном случае они рассматриваются как особый, отличный от каких-либо отраслевых вид правоотношений. В другой трактовке они характеризуются лишь как разновидность отраслевых правоотношений (например, гражданские или административные информационные правоотношения). Причем некоторые авторы говорят не об информационных правоотношениях в полном смысле, а об их элементах, существующих внутри отраслевых правоотношений, в частности, в виде права на получение информации.

Правоотношения в информационной сфере характеризуются в литературе, главным образом, посредством указания на то, что такие правоотношения возникают в связи и по поводу действий с информацией, включая сбор, получение, хранение, обработка, распространение информации и т.д. Другими словами, большинство авторов считают информационные правоотношения (правоотношения в информационной сфере) юридическим опосредованием различных социальных информационных процессов.

 

Автор: Огородов Д.В.