21.01.2013 19425

Нормативно-правовые акты в информационной сфере

 

Несмотря на то обстоятельство, что процесс научного осмысления сущности общественных отношений в информационной сфере и характера их правового регулирования еще далек от своего завершения, в законодательстве данные отношения уже находят свое отражение.

Так, в статье 2 Рекомендательного законодательного акта СНГ «О принципах регулирования информационных отношений в государствах-участниках Межпарламентской Ассамблеи» (далее по тексту - Рекомендательный акт) в качестве информационных отношений признаются отношения по поводу сбора, накопления, хранения и использования информации. Как видно, информационные отношения определены через их объект, то есть как такие отношения, которые возникают по поводу сбора, накопления, хранения и использования определенного объекта, а именно информации. Обратим внимание на то, что в данном определении не указаны отношения по предоставлению, получению и распространению информации.

Часть 4 статьи 29 Конституции Российской Федерации предусматривает право каждого свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Хотя в Конституции данные отношения прямо не названы отношениями в информационной сфере, по существу речь идет о тех же отношениях, что и в Рекомендательном законодательном акте. Одна из особенностей названной нормы Конституции состоит в том, что субъектами отношений назван человек, физическое лицо.

Следует отметить, что отношения по поводу поиска, получения, передачи, производству и распространению информации, указанные в части 4 статьи 29 Конституции Российской Федерации, являются динамичными отношениями. В то же время Конституция содержит нормы, регулирующие отношения, связанные с информацией, в их статике. Например, часть 1 статьи 23 Конституции устанавливает право каждого на личную и семейную тайну.

В пункте 1 статьи 1 Федерального закона № 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации», принятого 25 января 1995 г. (далее по тексту - закон «Об информации»), определено, что данный закон регулирует отношения, возникающие при:

- формировании и использовании информационных ресурсов на основе создания, сбора, обработки, накопления, хранения, поиска, распространения и предоставления потребителю документированной информации;

- создании и использовании информационных технологий и средств их обеспечения;

- защите информации, прав субъектов, участвующих в информационных процессах и информатизации.

В пункте 2 статьи 1 специально подчеркивается, что данный закон не затрагивает отношений, регулируемых Законом Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах».

Отметим, что в статье 1, с одной стороны, говорится о регулировании отношений по созданию, сбору, обработке, накоплению, хранению, поиску, распространению и предоставлению документированной информации, то есть только информации, зафиксированной на материальном носителе, с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать. С другой стороны, там же указывается на защиту информации, прав субъектов, участвующих в информационных процессах и информатизации.

В статье 2 закона «Об информации» информационные процессы определены как процессы сбора, обработки, накопления, хранения, поиска и распространения информации, то есть любой информации, включая и ту, что не зафиксирована на материальном носителе. Таким образом, когда речь идет о защите информации и прав субъектов, участвующих в информационных процессах, объектом таких отношений может выступать любая информация. В связи с этим возникает вопрос: почему во втором случае речь идет только о защите субъективных прав, а не об охране и защите? Ведь, как известно из общей теории права и теории отраслей права, защита субъективного права и охраняемого законом интереса может идти лишь в случае нарушения или оспаривания субъективного права. Охрана же субъективного права подразумевает собственно позитивное регулирование, наделение правами и возложение обязанностей, установление правовых режимов определенных объектов. Можно сказать, что охрана субъективных прав есть выражение регулятивной функции отрасли права, отрасли законодательства, а защита субъективных прав - выражение охранительной функции.

Таким образом, из буквального толкования статьи 1 закона «Об информации» вытекает, что данным законом регулируются отношения по поводу только документированной информации, но при этом защищаются субъективные права в отношениях по поводу любой информации. Иначе говоря, круг защищаемых субъективных прав шире, чем круг регулируемых отношений. Такую логику законодателя объяснить весьма сложно.

Федеральный закон № 85-ФЗ «Об участии в международном информационном обмене» (далее по тексту - Федеральный закон «Об участии в международном информационном обмене»), принятый 5 июня 1996 г., содержит нормативное определение понятия «информационные процессы», то есть процессы создания, сбора, обработки, накопления, хранения, поиска, распространения и потребления любой (документированной и недокументированной) информации. Это определение отличается от определения информационных процессов в законе «Об информации» дополнительным указанием на процессы создания и потребления информации.

Кроме того, в Федеральном законе «Об участии в международном информационном обмене» присутствует еще одно понятие, которое не совпадает с приведенным, это понятие «информационной сферы (среды)», под которой понимается сфера деятельности субъектов, связанная с созданием, преобразованием и потреблением информации любой (документированной и недокументированной). При этом собственно «международный информационный обмен» в Федеральном законе «Об участии в международном информационном обмене» определен как передача и получение информационных продуктов, а также оказание информационных услуг через Государственную границу Российской Федерации. Информационными услугами являются действия субъектов (собственников и владельцев) по обеспечению пользователей информационными продуктами (то есть документированной информацией, подготовленной в соответствии с потребностями пользователей и предназначенной или применяемой для удовлетворения потребностей пользователей).

В Доктрине информационной безопасности Российской Федерации, утвержденной Президентом РФ 9 сентября 2000 г. № Пр-1895, информационной сферой названа совокупность информации, информационной инфраструктуры, субъектов, осуществляющих сбор, формирование, распространение и использование информации, а также системы регулирования возникающих при этом общественных отношений. Хотя Доктрина информационной безопасности не является нормативно-правовым актом, в научных целях имеет смысл сопоставление ее содержания с законодательными актами.

Сравним описания общественных отношений в информационной сфере, закрепленные в вышеназванных источниках.

Среди трех приведенных наиболее широкий перечень видов деятельности зафиксирован в законе «Об информации», поскольку он включает в себя: поиск и распространение информации (упомянутые в Конституции); сбор и накопление информации (упомянутые в Рекомендательном акте). Однако необходимо учитывать принципиально важный нюанс: закон «Об информации» направлен только на документированную информацию (информацию, зафиксированную на материальном носителе, с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать). В то же время ни в Конституции, ни в Рекомендательном акте такого ограничения не накладывается. Поэтому анализируемый перечень в законе «Об информации» в действительности не больше, а, наоборот, значительно меньше по объему, чем аналогичные перечни Конституции и Рекомендательного акта.

Резюмируя, следует сказать, что законодатель признает существование подлежащих правовому урегулированию общественных отношений в информационной сфере.

Несмотря на различия в текстуальном выражении, во всех рассмотренных нами актах имеется в виду одна и та же область общественных отношений - общественные отношения в информационной сфере.

Как видим, законодатель идет по пути выделения регулируемых правом отношений в информационной сфере по признаку их объекта. К этому выводу нельзя не прийти в результате анализа указанных источников, так как в них не называется по сути никаких иных признаков отношений в информационной сфере, кроме указания на деятельность с информацией (поиск, получение, распространение и др.).

На наш взгляд, была бы желательна гармонизация официальных терминов, относящихся к отношениям в информационной сфере («информационные отношения», «информационные процессы», «информационная сфера»). Причем более удачным представляется охват всего многообразия таких отношений - отношений по поводу как зафиксированной, так и не зафиксированной на материальных носителях информации.

 

Автор: Огородов Д.В.