21.01.2013 4116

Информация ограниченного доступа как объект правовых отношений в информационной сфере

 

В рамках проблемы правового регулирования отношений в информационной сфере особое место принадлежит юридической терминологии. Как справедливо по этому поводу отмечает И.Л. Бачило: «Важным участком является выработка терминологии. Точность и однозначность терминов и понятий позволяет наиболее корректно сформулировать содержание того или иного института и обеспечить культуру правового регулирования в определенной отрасли правовых отношений».

Одним из таких направлений является выявление соотношения различных правовых режимов информации, включая тайны. О тайне как явлении правовой действительности можно говорить в трех аспектах: тайна как конкретная информация ограниченного доступа, по поводу которой складывается определенное правоотношение; тайна как вид правового режима информации; тайна как совокупность правовых норм, регулирующих определенные отношения в информационной сфере (институт государственной тайны в административном праве, институт коммерческой тайны в гражданском праве и т.д.). П.Н.Панченко указывает: «Тайна - один из важнейших институтов, определяющих соотношение интересов личности, общества и государства, частного и публичного начала права, основания и пределы вмешательства государства в негосударственную сферу, степень информационной защищенности в Российской Федерации».

В настоящем исследовании тайна будет рассматриваться как одна из разновидностей правового режима информации.

Представляется, что отправной точкой в исследовании названой проблематики должны стать фундаментальные начала, пронизывающие всю отечественную правовую систему. Двумя компонентами любой правовой системы, принадлежащей к романо-германской семье, являются частное и публичное право. Подобное деление обладает принципиальным, общеправовым характером и имеет целый ряд конкретных проявлений в правовой действительности.

Если следовать индукции - от общего к частному, то логичным будет предположить, что данная дихотомия имеет значение и для информационной сферы. Так, определенное явление объективного мира, выступающее объектом правоотношений, далеко не всегда в равной степени испытывает на себе влияние всех без исключения отраслей права. В.И.Сенчищев приводит в пример земельные участки, которые «в целом ряде случаев являются объектами не гражданского (или не только гражданского), но административного или государственного права. При этом если правовое значение того или иного участка лежит в основном в области права административного или государственного, то гражданско-правовое воздействие на правовой режим данного участка может быть сведено вовсе к нулю»/ Данный пример демонстрирует, что определенное явление действительности может иметь правовой режим, закрепленный преимущественно (либо исключительно) нормами частного или, напротив, нормами публичного права.

На наш взгляд, это положение применимо к информации, и мы можем говорить о преимущественно частноправовых и преимущественно публично-правовых режимах информации. Данное обстоятельство позволяет предположить, что классификацию «публичное право - частное право» допустимо распространять на тайны, образуя дихотомию: 1) тайны частноправового характера (частноправовые тайны); 2) тайны публично-правового характера (публично-правовые тайны).

Так, в Гражданском кодексе Российской Федерации прямо упоминаются служебная и коммерческая тайна (статья 139), личная и семейная тайна (статья 150), банковская тайна (статья 857), тайна страхования (статья 946). Кроме того, служебная и коммерческая тайна, личная и семейная тайна законодателем непосредственно признаются объектами гражданских прав. Указанные тайны присутствуют в правовых отношениях, которые возникают на основе автономии воли, юридического равенства и имущественной самостоятельности сторон, то есть гражданских (частных) правоотношений. Это дает основания обозначить отмеченные виды информации как тайны частноправового характера.

В то же время существует второй элемент дихотомии - это тайны публично-правового характера. Они являются объектами правоотношений, которые возникают на основе власти и подчинения, одной из сторон которых всегда является орган власти, то есть публичных правоотношений. Например, не вызывает сомнения, что государственная тайна имеет публично-правовую природу.

Осмысление правового регулирования в этой сфере играет весьма важную роль в составлении целостной научной картины отношений в сфере информации, разработке принципов и методов их правового упорядочения. Рассмотрим подробнее совокупность частноправовых тайн. Многие исследователи, пишущие о коммерческой, банковской тайне, тайне страхования и других, рассматривают их как схожие, однородные объекты. Ответ на вопрос, насколько по своей правовой природе однородны или же неоднородны частноправовые тайны, также лежит в плоскости анализа соответствующих правоотношений.

Сравним правоотношения, которые возникают по поводу личной, семейной и коммерческой тайн. Критерием, на основании которого мы здесь их рассматриваем вместе, является идентичность теоретической модели правоотношения. Это положение имеет значение для перехода к систематизации правовых режимов информации.

Охарактеризуем в общих чертах правоотношение, которое складывается по поводу информации, составляющей личную или семейную тайну. М.Н.Малеина считает, что: «Тайну частной (личной) жизни составляют сведения об определенном человеке, не связанные с его профессиональной или общественной деятельностью и дающие оценку его характеру, облику, здоровью, материальному состоянию, семейному положению, образу жизни, отдельным фактам биографии, а также его отношениям с родственниками, знакомыми и т.п.». Рассматривая право на тайну личной жизни, А.Е.Шерстобитов обоснованно полагает, что: «С теоретической точки зрения право на тайну личной жизни представляет собой абсолютное право, в силу которого управомоченное лицо вправе требовать сохранения в тайне информации, полученной с его согласия либо в силу закона без его согласия, а также прекращения ее распространения». Вопросы неприкосновенности частной жизни, правовой охраны личной тайны рассматривались и в других работах/

Гражданский кодекс включает личную и семейную тайну в состав нематериальных благ, защищаемых гражданским правом. Этого признака уже достаточно для признания личной и семейной тайн объектами абсолютных правоотношений. Такого же мнения придерживается Т.А.Фаддеева, которая пишет, что: «Правоотношение, элементом которого является субъективное право лица на нематериальное благо, является абсолютным».

Не будем останавливаться подробно на рассмотрении правового режима коммерческой тайны, отметим лишь то обстоятельство, что субъективное право на коммерческую тайну исследователями признается исключительным, а значит, абсолютным гражданским правом. Правовое отношение, возникающее между управомоченным и другими лицами по поводу информации, составляющей коммерческую тайну, является абсолютным гражданским правоотношением.

Из сказанного следует, что личная и семейная тайны, коммерческая тайна устанавливаются в частных интересах какого-либо физического или юридического лица. Они опосредуют принадлежность некоего имущественного или неимущественного блага - соответствующих сведений - определенному лицу. Поэтому эти тайны можно условно обозначить как «тайны-объекты». Принадлежность этих сведений закрепляется наличием у их обладателя абсолютного субъективного права в отношении таких сведений. Это право реализуется действиями управомоченного субъекта, в рамках абсолютного гражданского правоотношения, сторонами которого являются сам управомоченный и неопределенный круг лиц. На другую же сторону правоотношения - неопределенный круг лиц - возложена обязанность воздерживаться от посягательств на информацию, составляющую такого рода тайну (то есть не предпринимать незаконных действий по получению такой информации без согласия обладателя). Тем самым можно сказать, что тайны-объекты обусловливают возникновение абсолютных правоотношений, правовая охрана названных тайн частноправового характера осуществляется в рамках абсолютных гражданских правоотношениях. Тайны-объекты - это первая группа тайн частноправового характера.

Однако к частноправовым тайнам также относятся и прямо названные в Гражданском кодексе банковская тайна и тайна страхования. Они представляют собой разновидность другого правового режима информации - режима профессиональной тайны.

Отметим, что по поводу профессиональной тайны возникает гражданское (частное) относительное правоотношение. Субъектами этого правоотношения являются две юридически равные стороны: а) лицо, профессионально осуществляющее определенную деятельность (например, банк, нотариус, адвокат), и б) клиент этого лица. Юридическое содержание правоотношения, складывающегося по поводу профессиональной тайны, состоит в том, что лицо, получившее соответствующие сведения (банк, страховая организация и др.), обязано в интересах охраны прав и законных интересов обратившихся к нему лиц сохранять в тайне эти сведения. Такая обязанность содержится в основном гражданском правоотношении (по договору банковского вклада, договору оказания медицинских услуг и т.п.), сопровождая и обеспечивая его должное протекание. Управомоченный же субъект имеет право требовать выполнения обязанности не разглашать сведения, при этом его право реализуется посредством действий обязанного лица.

Поскольку сущность профессиональных тайн выражается через обязанность хранить «чужую» информацию, то мы можем их условно обозначить как тайны-обязанности. Таким образом, становится возможным назвать вторую группу тайн частноправового характера - тайны-обязанности.

Вопросы терминологии нормативно-правовых актов должны базироваться на четком и однозначном представлении о сущности каждого из правовых режимов информации, о его целевом назначении и особенностях реализации этого правового режима в рамках конкретных правовых отношений. Вообще говоря, сегодняшнее состояние правовой доктрины по вопросам систематизации правовых режимов информации представляется совершенно неудовлетворительным. В частности, отсутствие ясного и научно обоснованного критерия для классификации частноправовых тайн является причиной неоднозначного подхода к вопросу соотношения банковской и коммерческой тайны.

Так, по мнению А.П.Сергеева, банковская, страховая, а также иные специальные виды тайн являются разновидностями коммерческой тайны. М.В.Гвирцман считает, что банковская тайна представляет собой специфический вид коммерческой тайны. В.Белых и М.Скуратовский прямо указывают, что банковская тайна - это «разновидность служебной и коммерческой тайны, а потому на нее распространяются общие положения ГК (ст. 139) о служебной и коммерческой тайне». А.В.Коломиец пишет, что «банковская тайна - это особая разновидность коммерческой, поскольку их правовая природа одинакова - деятельность их обладателей в сфере предпринимательства». Взгляд С.Э.Жилинского аналогичен: «Банковская тайна - разновидность служебной и коммерческой тайн, применяемой при осуществлении банковской деятельности».

К сторонникам единства коммерческой и банковской тайны можно отнести Л.Г.Ефимову. Банковская тайна, по ее мнению, представляет собой особую разновидность коммерческой тайны, и на основании этого на банковскую тайну следует распространять действие нормативно-правовых актов о коммерческой тайне (в частности, Постановление Правительства РФ № 5 от 5 декабря 1991г. «О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну»). В рамках коммерческой тайны рассматривают банковскую тайну А.Кибальник и И.Соломоненко (при этом вызывает недоумение ссылка указанных авторов на несуществующий (!) Федеральный закон «О коммерческой тайне» от 22 января 1999г.).

В то же время в литературе существует и противоположная точка зрения. Например, О.М.Олейник считает банковскую и коммерческую тайну различными объектами, отмечая, что «банковская тайна - это особый, не сводимый ни к одному известному правовому режиму информации. Было бы неправильно считать банковскую тайну разновидностью коммерческой тайны, поскольку уровень отнесения тех или иных сведений к тайне и правовое оформление этого действия совершенно различные». Эту обоснованную, на наш взгляд, точку зрения разделяют и другие авторы.

По нашему убеждению, коммерческую тайну следует отличать от банковской тайны. В этом следует согласиться со второй точкой зрения. Однако проблема заключается в другом: неудовлетворительна аргументация, приводимая представителями обеих точек зрения, поскольку она в действительности не позволяет разграничивать эти два разных правовых режима информации. Банковская тайна отличается от коммерческой тайны не сферой деятельности, по принципу «банковская тайна - это коммерческая тайна, но в области банковской деятельности», равно как отличает банковскую тайну (как, впрочем, и другую профессиональную) от коммерческой тайны далеко не «уровень отнесения сведений к тайне» и т.п.

На основании подобных признаков рассматриваемые правовые режимы информации невозможно различить, поэтому дискуссии с такого рода аргументацией малопродуктивны. В действительности различие заключено гораздо глубже - в неодинаковой правовой природе банковской и коммерческой тайны, в различии субъектного состава и типа правовых отношений, обусловливаемых этими правовыми режимами информации. Это подтверждает значимость изучения проблематики информационных правоотношений. Один вид правового режима информации от другого существенно отличается правоотношением, которое порождается тем или иным видом информации. Поэтому, исследуя правоотношение в информационной сфере, мы не только получаем знания об этом правоотношении, но и создаем прочную основу для систематизации различных правовых режимов информации.

Недоучет особенностей правоотношения, возникающего по поводу того или иного правового режима информации, приводит к тому, что как исследователи, так и законодатель некорректно соотносят различные виды правовых режимов информации. Сегодня крайне актуальна именно проблема систематизации правовых режимов информации, совершенствованию законодательства во многом препятствует стройная, внутренне согласованная номенклатура видов информации. Необходимо выявлять характер и тип правоотношений по поводу различных видов информации и, самое главное, сравнивать между собой эти правоотношения. Тогда будет наглядно представлена система правовых режимов информации, особенности каждого из них.

Для разграничения и систематизации всей совокупности правовых режимов информации особое значение приобретает рассмотрение особенностей того или иного вида (правового режима) информации в качестве объекта правоотношения. В.И.Сенчищев справедливо подчеркивает, что «связь объекта правоотношения с другими элементами правоотношения заключается и выражается в том, что объект испытывает (или должен испытывать) на себе некоторое воздействие или влияние со стороны других элементов правоотношения». Именно информация, наверное, как никакое другое явление, выступая в качестве объекта правоотношения, испытывает на себе столь сильное влияние со стороны правоотношения в целом (его типа, характера) и его элементов.

В литературе можно встретить примеры, когда тот или иной автор точно характеризует какой-либо конкретный вид правового режима информации, но в дальнейшем сам себе противоречит, рассматривая соотношение этого режима с другим режимом информации. Это обусловлено тем, что анализу подвергается лишь текст определения правового режима информации (например, банковской тайны), но при этом не сравниваются правоотношения, объектами которых являются сопоставляемые виды информации.

Так, уже приводившееся выше мнение Л.Г.Ефимовой справедливо основывается на рассмотрении правового режима банковской тайны через призму обязанности не разглашать информацию.2 Иначе говоря, речь идет об относительном обязательственном правоотношении между банком и его клиентом. Это вполне обоснованный подход. Однако при дальнейшем рассмотрении, сравнивая банковскую тайну с коммерческой, Л.Г.Ефимова приходит к выводу, что банковская тайна является разновидностью коммерческой тайны. Тем самым Л.Г.Ефимова сама себе противоречит, поскольку в этом случае надо признать, что по поводу коммерческой тайны тоже может складываться лишь относительное правоотношение.

Если банковскую тайну принимать за вид коммерческой тайны, то из этого вытекало бы, что их юридическая природа одинакова, а коммерческая тайна является обязанностью не разглашать информацию. Скажем, коммерческая организация в ходе своей деятельности произвела информацию, ставшую ее коммерческой тайной. Возникает вопрос: кто будет обязанной стороной в относительном правоотношении, если информация пока еще никому не передана ее обладателем? Разве мыслимо наложение на какое-либо третье лицо обязанности не разглашать информацию, если оно не обладает информацией. Кого же тогда считать обязанной стороной в относительном правоотношении? Саму организацию-обладателя информации? В чем же смысл возложения такой обязанности на обладателя информации, если для него самого экономически выгодно именно сохранение конфиденциальности? И можно ли тогда вообще считать коммерческую тайну объектом гражданских прав (статья 139 ГК РФ), если для его законного обладателя этот объект выражается не через право, а через обязанность.

Таким образом, следует сделать вывод, что для своего законного обладателя коммерческая тайна может быть выражена только через субъективное право, но не через обязанность. Охрана коммерческой тайны базируется именно на абсолютных, а не на относительных правоотношениях. Мысленный эксперимент, как способ доказательства «от противного», демонстрирует невозможность объединения коммерческой и банковской тайн.

В то же время сущность правового режима банковской тайны, как, впрочем, и других профессиональных тайн выражается через юридическую обязанность. Когда речь идет об относительных правоотношениях между конкретными субъектами (например, отношения, существующие на основании договора банковского счета), то охрана конфиденциальной информации организуется по такому принципу.

Конфиденциальная информация передается клиентом банку или создается в процессе исполнения данного договора (осуществление операций по счету), поэтому такая информация может быть точно определена (то есть известно, что именно надо охранять). Следовательно, несложно ко всем прочим обязанностям банка добавить обязанность хранить в тайне конфиденциальную информацию своего клиента. По своему характеру такая обязанность будет аналогичной остальным обязанностям по гражданскому договору.

Сказанное выше о банковской тайне будет относиться и ко всем другим профессиональным тайнам (тайне страхования, адвокатской тайне и др.).

Таким образом, следует сказать, что частноправовые тайны являются достаточно неоднородной совокупностью. Наиболее существенные различия заключаются в сущности охраняемых сведений, а также в типе и характере возникающих по поводу них правоотношений. По этому основанию частноправовые тайны предлагается классифицировать на:

- тайны-объекты, опосредующие принадлежность определенного блага (информации) конкретному лицу. К тайнам-объектам относятся личная, семейная и коммерческая тайны;

- тайны-обязанности, опосредующие законодательное ограничение социального движения реально существующей информации, юридическую фиксацию нахождения этой информации у определенного лица (группы лиц). К тайнам- обязанностям относятся профессиональные тайны.

Есть смысл использовать такую классификацию частноправовых тайн также и для обозначения двух целей, преследуемых публично-правовым режимом служебной тайны. В тех случаях, когда она направлена на обеспечение публичного (государственного) информационного интереса, служебная тайна является тайной-объектом. Здесь ограничение доступа к информации осуществляется государством, в лице соответствующего органа, в собственных интересах. Поэтому состояние господства государства над «своей» информацией выражается через субъективное право ограничивать доступ к информации, использовать ее и распоряжаться ею (в том числе путем снятия ограничения доступа). Примером является военная тайна, представляющая собой разновидность служебной тайны-объекта.

Если же установление режима служебной тайны осуществляется в интересах физических и юридических лиц, то следует вести речь о служебной тайне-обязанности. Поэтому состояние обладания государственным органом такой информацией выражается через его юридическую обязанность ограничивать доступ к находящейся у него «чужой» информации и не допускать ее разглашения без согласия лиц, у которых была получена данная информация.

Принципиальное отличие служебной тайны-обязанности от служебной тайны-объекта заключается в том, что служебной тайной-обязанностью государство (государственный орган) не вправе распоряжаться, поскольку это «чужая» информация. И, наоборот, со служебной тайной-объектом государство вправе поступать по своему усмотрению и в своих интересах, в том числе прекращать ограничение доступа. Примером служебной тайны-обязанности является налоговая тайна. Обязанность хранить в тайне информацию о налогоплательщике возлагается на налоговый орган в силу статьи 102 Налогового кодекса РФ

В качестве резюме к статье отметим, что прикладное значение теоретической конструкции правовых отношений в информационной сфере заключается, в частности, в том, что она является фундаментом для систематизации правовых режимов информации.

Необходимо целенаправленное разграничение публично-правовых и частноправовых режимов информации. Кроме того, следует четко различать тайны-объекты и тайны обязанности. Еще раз подчеркнем, что уяснение сущности правовых режимов информации невозможно без исследования сущности правовых отношений, складывающихся по поводу такой информации.

 

Автор: Огородов Д.В.