14.01.2012 9406

Ценностные основания корпоративной культуры

 

В современном мире система ценностей как определенный набор непреложных идеальных образований, социальные нормативы и трудовые традиции оказывают существенное влияние на деятельность человека. Ценности определяют структуру общества, принципы его организации, играют роль стабилизирующего фактора, определяют возможность его успешного существования. По мнению О.И. Шкаратана, система ценностей представляет собой универсальную мотивационную структуру.

Ценность - это то, что чувства людей диктуют признать стоящим над всем и к чему можно стремиться, созерцать, относиться с уважением, признанием, почтением. Ценность является не свойством какой-либо вещи, а сущностью и одновременно условием полноценного бытия объекта.

По мнению Н.З. Чавчавадзе , ценности, к которым относиться лишь то, что имеет позитивный характер, способствует прогрессу общества, выступают субстанциональной основой культуры. Ценностные ориентации являются отражением в сознании человека тех ценностей, которые признаются им в качестве стратегических жизненных целей и общих мировоззренческих ориентиров. Воплощая в себе отношение к формам человеческого бытия, человеческого существования, ценности выражают человеческое измерение культуры. Ценностные ориентации рассматривают как индивидуальные формы репрезентации надындивидуальных ценностей. Ценностная система стягивает все духовное многообразие к разуму, чувствам и воле человека.

И.Р. Пригожий рассматривает ценности как коды, которые используются для удержания социальной системы на некоторой линии исторического развития. Системы ценностей, по мнению исследователя, всегда противостоят дестабилизирующим эффектам флуктуации, которые порождаются самой социальной системой.

О.В.Салтыкова дает следующее определение ценностей - как аспекта мотивации, а ценностных ориентации - как субъективных концепций ценностей или разновидностей социальных установок, занимающих сравнительно высокое положение в иерархической структуре регуляции деятельности личности. Следовательно, ценности - это не только «осознанное» и жизненно прочувствованное бытие, они характеризуют человеческое измерение общественного сознания, поскольку пропущены через личность, через ее внутренний мир. Сами ценности имеют идеально-духовную природу, но находят свою объективацию, реализуются лишь в деятельности людей. Если идея - это прорыв к постижению отдельных сторон бытия, индивидуальной и общественной жизни, то ценность есть скорее личностно окрашенное отношение к миру, возникающее не только на основе знания и информации, но и собственного жизненного опыта человека, его субъективности.

Степень социализации личности определяется степенью освоения ценностей, норм, идеалов общества. Человек не может совершить действие с предметом, минуя чувственное взаимодействие с ним. Как подчеркивал В. Дильтей, «собственные ценности, который узнаются в переживании настоящего и только в нем, - это первично постигаемое, однако эти ценности ослаблены друг от друга. Если мы приписываем предмету объективную ценность, то это говорит лишь о том, что в отношении к нему переживаются различные ценности. Ведь соотношение целей друг с другом - это лишь отношение возможности, выбора и субординации» .

По мнению Э. Дюркгейма, общество - творец и хранилище всех ценностей, причем каждое общество имеет набор самых разных, порой совершенно противоположных ценностных представлений, и лишь одна определенная аксиологическая модель образует конкретный тип социальных отношений данного общества. Такая модель отражает цели и направленность общества, создает его внутреннюю основу.

Всей системе ценностей, по утверждению М. Шелера, присущ особый порядок, который состоит в том, что ценности в отношениях друг к другу образуют некую «иерархию», в силу которой одна ценность оказывается «более высокой» или «более низкой», чем другая. Эта иерархия, как и разделение на «позитивные» и «негативные» ценности, вытекает из самой сущности ценностей и не относится только к «известным нам ценностям».

Рассуждая о сущности ценностей, М. Шелер приходит к выводу, что более низкие ценности - это ценности материальные, и наоборот, ценности духовной культуры, например, являются неделимыми, к ним приобщаются и их переживают многие индивиды. «Ибо сущность ценностей этого вида определяет то, что они могут передаваться неограниченно, не подвергаясь какому-либо разделению или умножению. Но ничто не объединяет существа столь непосредственно и тесно, как общее поклонение и почитание «святого», которое согласно своей сущности исключает необходимость «материального» носителя - но не материального символа».

Фундаментальными ценностями, по М. Шелеру, могут быть только «высокие» ценности, которые являются неделимыми и объединяющими.

Для отечественной философии характерны следующие представления о ценностях:

- ценность есть то, что значимо для человека и общества, она представляется как свойство, функция объекта по отношению к субъекту;

- ценность есть то, что человек оценивает как значимость для себя, которая может выражаться как процесс удовлетворения интереса, потребностей и т.д.;

- ценность - одна из форм моральных отношений;

- ценность есть ценностное отношение, выражающее ту или иную актуальную значимость для человека: потребности, мотивы и т.д.;

- ценности есть идеалы общественной деятельности - особый тип мировоззренческой ориентации людей;

- ценности есть психологические качества человека, являющиеся предметом ценностного отношения.

Изначально ценности в отечественной философии обосновываются как явления объективного порядка - объективные ценности, и как явления субъективного порядка - субъективные ценности. Следовательно, объективные ценности выражают ту или иную ценностную значимость для человека и общества и проявляются как свойство, функция объекта по отношению к субъекту. Названные ценности, существуя объективно, предметно воздействуют на субъект, вызывая у него ту или иную (предметную) активность, стремление к освоению или потреблению предмета ценностного отношения. В функциональном для субъекта проявлении ценности объективного порядка рассматриваются как предметные ценности.

О.Г. Дробницкий, считает, что предметные ценности являются объективными оценками и предписаниями, а объективные - способом и критерием этих оценок. По мнению Ю.М. Смоленцева, ценностная предметность - это ценность в потенции, а не сама ценность. Это понятие отражает феномен проблематичности, который связан с реализацией ценности как способа человеческого отношения к миру. Следовательно, предметные ценности и ценности как таковые не следует отождествлять.

К объектам, несущим в себе предметные ценности для субъекта, принято относить: различные естественные богатства; различные виды профессиональной деятельности; предметы культуры; эстетические свойства природных и общественных предметов и явлений; общественные отношения; состояние морали как объективное выражение (для личности) добра и зла и т.д. Иначе говоря, предметные ценности в конечном итоге можно представить как «ту сторону любых объектов человеческой деятельности, которая вызывает субъективное отношение к ним человека». По мнению В.В. Крюкова, это то, что субъективируется, переживается человеком как часть самого себя, и человек в процессе своей деятельности относится к этому миру как к «своему иному», тем самым, распространяя на вещи и явления свое, человеческое качество.

Соответственно, к субъективным ценностям чаще принято относить цели, идеалы, интересы, потребности субъектов; различные общественные (правовые, этические, эстетические, религиозные и т.п.) императивы, нормы и запреты; представления о смысле жизни, труда, той или иной профессии, о красоте, добре, зле, безобразном, духовном и т.д. При этом субъективное «от общества» может рассматриваться в качестве объективного для личности: в таком смысле могут, например, выступать общественные идеалы, цели, этические и другие нормы и правила поведения.

Исследование ценностей в проявлениях объективного и субъективного, особенно в аспекте их предметности для субъекта, позволило расширить представления о возможностях ценностей, механизмах их влияния на жизнедеятельность общества и личности, на их активность в творческом преобразовании самих себя и окружающего мира. Вместе с тем размышления о ценностях «от субъективного» или «от объективного» в конечном итоге ведут к слиянию ценностей с оценкой, от которой зависит, что интерпретировать в качестве ценного. А в ряде случаев - к утверждению оценки как всеобщей доминанты.

При сведении сущности ценностей к условиям и факторам утрачивается их объективный смысл, а точнее - их объективное основание. На практике это ведёт, например, к упрощению понимания сложного и актуального процесса, каким является переоценка ценностей. Он может, по мнению Н.П. Медведева, например, рассматриваться как более или менее быстрые революционные по существу процессы в общественном сознании, связанные с заменой одной ценностной системы другой, как правило, альтернативной. Переоценка предполагает отрицание старых ценностей, замену их новыми, причем эта замена сопровождается ломкой традиционных установок и ориентации, фактическим разрушением традиций. Исторические эпохи отличаются друг от друга не столько набором ценностей, их составом, сколько их трактовкой, характером связей между ними, их методом в ценностных системах.

Впервые вопрос о воздействии системы ценностей на человека в профессиональной деятельности поставил М. Вебер. В результате проведенных исследований, он вычленил в мировых религиях этический компонент, т.е. коренящиеся в психологических и прагматических религиозных связях практические импульсы к действию.

В современном мире, по мнению Л.А. Мясниковой, М.И. Фрида и А.В. Сенкевича, энергия развития, особенно в экономической сфере, в значительной мере определяется человеком в контексте ценностей, которыми он руководствуется в своих действиях, его менталитетом. Этот менталитет, в частности, определяет склонность людей к кооперации и сотрудничеству, качествам, часто объединяемым понятием «экономика солидарности». В этом же плане важны моральные традиции как механизм самосохранения и развития общества. В условиях современного экономического развития индивидуальное сознание не способно рационально оценивать ситуацию, и моральные ценности становятся компасом, позволяющим принимать решения, отражающие интересы не только индивида, но и общества в целом.

А.В. Назарчук отмечает, что никакие институциональные инновации не возникнут в обществах, если они не найдут резонанс и поддержку в прежде реформированных ценностных ориентациях их населения, при анализе которых необходимо учитывать следующее важное обстоятельство. С одной стороны, новая система ценностей - реальна, ее элементы, присутствуют в настоящем, оказывают существенное влияние на современную социальную действительность и корпоративную культуру. С другой стороны, по мнению А. Шаффа, новая система ценностей - «только возможность, ее реализация в настоящее время более вероятна, чем ранее», научно-технический прогресс выступает в этом плане мощной движущей силой, но, в конечном счете, определяющую роль в этом процессе будет играть сознательная деятельность человека.

Важнейшим социальным фактором, обусловившим изменения в ментальной и ценностной сфере людей, а также оказавшим влияние на переход организационной культуры к корпоративной, является повышение уровня жизни в странах Запада. В индустриальном обществе абсолютное большинство индивидов руководствуется утилитарными стимулами, порожденными необходимостью удовлетворения материальных потребностей. Такой характер мотивации вполне адекватен его структуре, что обеспечивает как определенное равновесие между интересами классов и социальных групп, так и поступательный прогресс производства.

К середине XX века, в развитых странах Запада сложились высокие стандарты потребления. Развитие наукоемких технологий потребовало от персонала, не только первоклассного образования, но и творческих способностей для повышения инновационности производства, что явилось основой формирования процесса модификации системы мотивации и стимулирования производственной активности.

Основополагающим стал постепенный переход от доминирования материальных ценностей к ценностям этическим, общечеловеческим. Этот процесс протекал в двух сферах деятельности общества: моральной и социально-политической. По мнению А. Шаффа, в моральной сфере он открыл дорогу к установкам альтруизма и филантропии, так как узкий эгоизм, часто встречающийся у людей сегодня, вызывается, в первую очередь, страхом впасть в нищету. В социально-политической сфере это изменение открывает пути эгалитаризму и социальной ангажированности личности. Фактически мы имеем дело здесь с позитивной перестройкой системы ценностей человека; если в качестве системы отсчета принять широко понимаемый гуманизм.

Следствием отхода на второй план материальных ценностей становится их гуманизация, наиболее ярко выразившаяся в постепенном преобладании альтруизма и активности каждой личности. В связи с этим, важнейшей задачей корпоративной культуры современного общества становиться, по мнению В.Л. Иноземцева, развитие способностей человека, экспансия субъект - субъектных взаимодействий, замещение трудовой деятельности проявлениями творческой активности.

Другим следствием роста уровня жизни в развитых странах явилось постепенное вытеснение из сознания личности ценностей «экономического» характера «неэкономическими». Впервые элементы «неэкономического» поведения промышленного персонала были отмечены в годы Второй мировой войны. П. Дракер утверждает, что напряженная, изматывающая производственная деятельность принесла рабочему удовлетворенность своим трудом, ощущение важности того, что он делает, чувство выполненного долга, самоуважения и гордости, чего он никогда ранее не испытывал. Подобные явления никак не коррелировали ни с материальным благополучием работников, ни с их профессиональным ростом и отмечались во всех участвующих в войне странах.

Возникшие после второй мировой войны явления экономического чуда вместе с государствами благосостояния открыли новый этап истории и, в конечном счете, проложили путь возвышения ценностей постмодерна. Глубокие перемены в опыте личностного формирования способствовали складыванию особой системы ценностей среди тех, кто вырос в передовых индустриальных обществах в послевоенный период.

В результате, с конца 60-х годов прошлого столетия в развитых странах Запада зарождается процесс изменения шкалы жизненных ценностей человека, причем возможность самореализации в профессиональной деятельности становиться лидирующей в шкале ценностей среди представителей среднего класса США, а уровень заработной платы занимает лишь пятое место. Последующие исследования, констатирует Р. Инглхарт, Г. Мкртчан и ряд других исследователей, выявили усиление этой тенденции.

Для анализа основ корпоративной культуры крайне важно исследование «неэкономических» ценностей индивида, их эволюции в рамках современного общества.

В первую очередь, необходимо отметить тенденцию изменения роли образования в системе ценностных мотиваций человека. В индустриальный период капиталистического общества диплом колледжа или университета рассматривался как средство, позволяющее добиться получения высоких доходов и достойного социального статуса. Высокопрофессиональное образование рассматривалось как наиболее удачное, долгосрочное инвестирование средств, так как, по мнению П. Дракера, не существовало другой формы вложения капитала, способной окупить себя в десятикратном размере, принося в среднем 30 % годового дохода в течение тридцати лет.

Ситуация изменилась во второй четверти XX века, когда стоимость профессионального обучения, необходимого для работы в высокотехнологичном производстве, в пять раз превзошла все прочие затраты осуществляемые до достижения работником совершеннолетия. В середине 80-х годов XX века размеры ежегодного накопления «человеческого капитала» в США по «усеченным» подсчетам более чем в три раза превышали накопление в материальной сфере. В тот же период стоимость подготовки специалиста с высшим образованием превысила 1 млн. долларов .

В то же время, как отмечает В.Л. Иноземцев, лица с высшим образованием с конца 80-х годов прошлого столетия постепенно становятся вполне ординарными работниками и уступают пальму первенства носителям уникальных знаний об определенных производственных процессах и технологиях, т.е. обладателям докторских и иных ученых степеней.

Следовательно, инвестиции в человека выходят на первый план в структуре капиталовложений современного общества, качество профессиональной подготовки становиться наиболее принципиальным фактором, определяющим как эффективность работника, так и уровень оплаты его труда.

Степень профессиональной подготовленности работника, широта его кругозора, наличие специальных навыков и способностей - фактически однозначно определяет его будущее социальное положение. Получение образования, его престижность, становиться доминирующей ценностью для всех представителей современного общества.

Социальное развитие человека на доиндустриальной и индустриальной стадиях определялось исключительно производственной деятельностью. Круг лиц, не участвующих непосредственно в материальном производстве, был ограничен. Четкая дифференциация труда и досуга является выдающимся цивилизационным достижением, где оно не сформировалось, например, в странах Латинской Америки, Азии, Африки, там не удается создать феномен трудовой дисциплины и корпоративной культуры, т.к. работники работают спонтанно, по настроению и желанию, не способны реально воспринимать границы позволенного и непозволенного на фирме. В итоге, отсутствуют структурные связи в организации, механизмы идентификации работника с фирмой, корпоративная и моральная дисциплина. В современную эпоху благодаря четкой дифференциации труда и досуга человек приобретает более широкие возможности для свободного, творческого использования имеющегося времени. Досуг и возможность самореализации вне рамок производства, наряду с высокопрофессиональным, качественным образованием, становиться наиболее престижной жизненной ценностью индивида в социуме. Наиболее точно сформулировал суть происходящего процесса А. Маслоу, который подчеркнул, что человек должен быть тем, чем он может быть; он должен соответствовать своей внутренней природе.

Эволюция социальных ценностей повлекла за собой формирование новой, корпоративной мотивационной системы в рамках современного производства. В 60 - 70-е годы прошлого столетия ценность самореализации в производственном процессе занимала второстепенное значение, так как индустриальная система хозяйствования и присущая ей организационная культура, были не в состоянии адекватно удовлетворить потребности творческой личности. В данный период первое место по шкале ценностей занимали элементы социального и коллективного признания тех или иных достижений работника.

Информационно-компьютерная революция и рост высокотехнологичного производства 80-х гг. XX в. сократили рутинные производственные операции, расширили поле приложения творческих, индивидуальных способностей каждого работника, усилили проявление «неэкономических» мотивов и ценностей в масштабах всего современного общественного производства.

С одной стороны, человек глубже втягивался в производственные процессы, с другой - его деятельность на рабочем месте предполагала рост объемов потребляемой информации, усвоения знаний, полученных предшественниками. В итоге произошло размывание грани между свободным и рабочим временем, рабочим местом и рекреационным пространством. Возник переход от «чистого» производства к процессу, в котором важную роль играет потребление, от «чистого» потребления - к производительной деятельности, воспринимаемой в качестве своеобразного «досуга».

Необходимо отметить, что речь идет не только о стирании границ между свободным и рабочим временем. Подразумевается гораздо более сильная системная трансформация, проявляющаяся в возникновении, постоянном расширении хозяйственной деятельности такого типа, который изначально предполагает, что производство неотделимо от потребления некоторых субъективированных факторов производства (информационных продуктов), невозможно без активной, деятельной позиции потребителя.

Мир современного человека как субъекта современного производства не противостоит его самосознанию как потребителя или как развивающейся личности. Данный феномен, по утверждению А. Тоффлера, квалифицируется как развитие «прозьюмера» (термин образован из английских слов production - производство и consumer - потребитель), не разделяющего производственную деятельность и активное потребление благ и услуг.

Феномен прозьюмеризма проявляется в таких сферах общественного производства как высокие информационные технологии, научно-исследовательская деятельность, образование, культура и искусство. В этих областях преобладают субъект - субъектные взаимодействия, в которых и производитель, и потребитель благ в сопоставимой степени определяют процесс его использования. Специалисты данных отраслей формируют корпорацию, социальную группу, которая обладает повышенной восприимчивостью к новым мотивационным факторам. Как отмечает Дж.К. Гэлбрайт, служение целям нации, государства или общества, стремление максимально использовать возможности, предоставляемые занимаемым положением для достижения намеченных целей, - таковы единственно приемлемые для этих людей мотивационные факторы.

В динамике ценностных норм индивидов в современном обществе произошли следующие изменения. Основополагающими ценностями стали: образование; доверие людей друг другу как базовое основание поддержания социального порядка. В.В. Ильин в ценностях современного общества видит ориентацию на «безусловное и непреходящее гуманитарных константах - социальных, моральных абсолютах». Демократизм, цивильность, персональная автономия, независимость, всесилие права, а так же этико-гуманистические идеалы достаточного существования как, альтруизм, человеколюбие, взаимопомощь, представляют собой образы оптимальной жизни человека современного общества.

Последние имеют специфические формы выражения на каждом из уровней социального развития. В материальном производстве преобладает максимальная мотивированность, стимулированность продуктивной деятельности. В духовной сфере - максимальная самореализуемость; в политико-гражданской - максимальное участие, вовлечение, волеизъявление; экзистенциональной - максимальная самоудовлетворенность, полнота, глубина существования. В итоге, констатирует В.В. Ильин, ценности современного общества выступают как оптимальная стратегия бытия, связанная с воплощением принципа минимакса, предписывающего участникам исторического процесса стремиться к «максимально достижительным, гарантийным, успешным и выигрышным линиям поведения».

Следовательно, для постматериалистов характерен поиск способов самовыражения вне традиционных стереотипов поведения, выдвигая на первый план развитие духовных потребностей, стремление к саморазвитию, уважению личного достоинства и самостоятельности. Что касается материальных потребностей, то они сохраняются и развиваются, но уже в новом качестве, не как условие существования человека, а как необходимое условие его духовного развития, как замечает Э. Вильховченко, представляют собой символ признания и статуса в обществе, как источник самооценки и удовлетворенности жизнью и профессиональной деятельностью.

Особое место среди характеристик ценностей человека культуры «постмодерна», по мнению, Р. Инглхарта, занимает самовыражение, свободное развертывание способностей и творческих сил, другими словами -игра. Игра в жизни человека «постмодерна» (в отличие от рационального, ориентированного на внешние цели человека «модернити») охватывает не только чрезвычайно развившуюся сферу досуга, но и саму профессиональную деятельность, в том числе и предпринимательскую, научную и т.д. Если в эпоху становящегося и классического капитализма трудовая и предпринимательская деятельность трактовалась через понятия долга, то сейчас она рассматривается как личностное проявление, способ самовыражения.

Происходящие в современном обществе изменения связаны с возрождением и переосмыслением индивидуализма, в котором Дж. Нэсбитт и П. Эбурдин видят одну из основных «мегатенденций» развития человечества в последнем десятилетии XX - начале XXI столетия. По их оценкам, этот современный индивидуализм отличается от традиционного западного индивидуализма акцентом на ответственность личности, это не индивидуализм типа «каждый за себя», когда удовлетворяют собственные желания, а до всех остальных нет никакого дела. Это этическая философия, возвышающая личность до мирового уровня; мы все в ответе за сохранение окружающей среды, предотвращение мировой войны, уничтожение нищеты. При этом индивидуализм признает, что важное значение имеет энергия каждого конкретного человека. Когда люди удовлетворяют подлинную потребность в свершении, в искусстве, деловой сфере или науке, то выигрывает общество.

Новому индивидуализму, соответствуют и новые формы общности людей: на место коллективу, где личность растворяется в массе, не имеет возможности для проявления творческой инициативы и не несет всей полноты ответственности, приходит корпорация современного типа, «свободная ассоциация отдельных людей», дающая возможность каждому своему члену развернуть свои способности и получить соответствующее им вознаграждение.

Сложившаяся ситуация с доминированием неэкономических ценностей приводит к тому, что корпорации современного типа выступающие как «свободные ассоциации отдельных людей» стремятся заслужить лояльность по отношению к себе со стороны высококвалифицированных специалистов. В индустриальную эпоху наблюдалась противоположная тенденция в отношениях между работодателем и наемным персоналом.

Особо значимое место на шкале социальных ценностей современного общества и соответственно корпоративной культуры занимают ценности обозначенные понятием «доверие». По утверждению Ф. Фукуямы, доверие есть возникающее в рамках определенного сообщества ожидание того, что члены данного сообщества будут вести себя нормально и честно, проявляя готовность к взаимопомощи в соответствии с общепризнанными нормами.

Общепризнанные нормы могут относиться к сфере «фундаментальных ценностей» - о природе Господа или справедливости, охватывать вполне светские понятия, такие, как профессиональные стандарты и кодексы поведения.

По мнению X. Закссе, доверие это органическая черта ментальное любых индивидов, выступающее как антропологически заданное дорациональное достижение человека, которое было дискредитировано лишь в недавнее время в результате прогресса техники, а так же из-за сложности и анонимности отношений. Следовательно, возрождение взаимного доверия людей это не только их личная, но и государственная задача.

Ценность доверия для корпоративной культуры современного общества заключается в следующих положениях. Во-первых, повышение качества жизни, морально-психологический комфорт в корпорации. Во-вторых, повышение надежности, прочности отношений. В-третьих, развивает самостоятельность человека (сотрудника), его чувство ответственности. В-четвертых, повышает чувство собственного достоинства человека (сотрудника).

Происходящие в современном обществе процессы объективно ведут не к ограничению материальных благ, а к вытеснению материальных стимулов их производства мотивами самореализации личности, наращивания интеллектуального потенциала, его максимального раскрытия в общественно значимой деятельности. А. Шафф , подчеркивает, что когда общество будет располагать всем необходимым для жизни человека, причем на высоком уровне потребления, накопление богатства и подчинение жизни этому как цели станет не только излишним, но и попросту смешным.

Следует выделить два социальных феномена:

во-первых, носителями новых «постматериальных» ценностей являются, в основном, представители поколения вступившего в самостоятельную жизнь в 70-80-е годы прошлого столетия. Характерные черты этой группы: высокий уровень материального достатка; качественное образование; стремление к деятельности, обеспечивающей общественное признание. Представленный социальный феномен социологами объясняется следующим фактом: «постматериалистами становятся чаще всего те, кто с рождения пользуется всеми материальными благами», а однажды усвоенные ценности меняются лишь в исключительных случаях. Отсюда личность, с юности стремившаяся к экономическому успеху, не воспринимает «неэкономические» ценности и «постматериалистические» идеалы;

во-вторых, противостояние в социуме представителей материалистических и постматериалистических ценностей это завуалированное и довольно сложное явление социокультурной реальности. С одной стороны, мотивы деятельности выступают наиболее глубинными ее основаниями и не всегда проявляются в поверхностных, эмпирических формах. С другой, неэкономическая мотивированность деятельности наблюдается в корпорациях, формально подчиненных экономическим целям. Экспансия творческой деятельности подрывает основы индустриального производства, отрицает политический строй, в основе которого преобладает рыночная природа, преодолевает отношения частной собственности, формирует условия для последующего устранения общественных антагонизмов сложившихся в рамках рыночной экономики.

Наблюдаемые социальные феномены требуют объяснения не только на эмпирическом, но и на теоретическом уровне. По мнению Д.В. Иванова гуманитарное познание изменило свой объект исследования, так как вместо социальных процессов изучает эволюцию системы ценностей человека. В соответствии с этим объяснение новых тенденций строится из представления об обществе не как о системе институтов, а как о процессе реализации ценностей. Следовательно, из стадий развития данной системы выводились и изменения в общественном развитии: реализация ценностей свободы и прогресса ведет к беспрецедентному в истории человечества росту материального производства.

Другие исследователи не констатировали определяющее влияние неэкономических ценностей на социальные трансформации, а стремились выявить их специфические черты. Например, П. Дракер, в рамках теории управления, приступил одним из первых к рассмотрению экономических и неэкономических ценностей в системе ментальных ориентиров человека. По его мнению, потребность в чем-либо в равной степени выражает как экономические, так и неэкономические потребности и желания.

Р. Инглхарт охарактеризовал формирующуюся мотивационную систему как «постматериалистическую», для которой приоритетными являются не экономический рост и физическая безопасность, а качество жизни, самовыражение, максимизация выживания и благополучия через изменение образа жизни. Данное определение, в настоящее время, является наиболее популярным.

А. Тоффлер разработал понятие «постэкономической системы ценностей». Современные нематериальные мотивы деятельности человека А. Тоффлер расценивал как элемент преодоления прежней экономической системы мотивации, проявление постэкономических потребностей. С этой позиции, современная мотивационная система впитывает общечеловеческие моральные ценности и гуманистические стандарты.

Следовательно, культура «постмодерна» характеризующаяся распадом единства, плюрализмом ценностей, культурных форм и стилей, контекстуализмом оказала фундаментальное влияние на формирование системы ценностей корпоративной культуры современного общества. В теориях постиндустриального общества обращается внимание на растущую гетерогенность и мозаичность социума, деидеологизацию в смысле утраты центральных, базовых ценностей и смыслов, а самое главное - на новое изменение сути общественного богатства: это уже не производственный капитал эпохи «модернити», а знание, информация, информационные технологии, «ноу-хау» и т.п.

По мнению К. Безольда, Р. Карлсона и Ж. Пека, в 80-х годах XX века в научный оборот было введено понятие «экспрессивизма», которое включает такие ценности, как творчество, автономность, отсутствие контроля, приоритет самовыражения перед социальным статусом, поиск внутреннего удовлетворения, стремление к новому опыту, тяготение к общности, принятие участия в процессе выработки решений.

Д. Белл указывает на противоречия между основными структурными составляющими культуры «постмодерна»: с одной стороны, современное высокотехнологическое наукоемкое производство ориентированно на рациональность и эффективность, рост производительности труда, который обретает новый культурный смысл как форма творческого самовыражения личности, с другой - принципиальный уход от ценностей аскетизма и рационализма, ориентация на гедонизм, «этика демобилизации», приходящая на смену аскетическим ценностям протестантской этики и рационализму «модернити».

Т.О. Соломанидина, отмечает, что в рамках современной системы производства из культуры управления и внутрикорпоративных отношений исключаются общепризнанные ранее ценности как дисциплина, послушание, иерархия, достижение результатов, карьера, достаточность, власть, централизация. На смену им приходят ценности ориентированные на потребности самоопределения, раскрытия личности, творчество, способность идти на компромиссы, участия в деятельности коллектива.

Следовательно, деятельность, обусловленная именно такими побуждениями, имеет результатом развитие, совершенствование личности. Исследователи акцентируют свое внимание на доминирование в мотивационной системе трудовой деятельности современного человека факторов внутреннего развития, рост значения межличностного взаимодействия, снижение определяющей роли высокой заработной платы в странах Запада и другие неэкономические ценности производственной деятельности.

На цивилизационный прогресс оказывает влияние не только рост объемов информации и знания, но и характер восприятия человеком окружающего мира, его отношение к себе, другим людям. Наблюдаемое эпохальное изменение - главный итог трансформаций современного общества. В его рамках, как утверждает А. Шафф, появляется «Homo Autocreator» -человек-творец своей судьбы. Правда творец, действующий не произвольно, а в определенных условиях и в соответствии с ними, но, свободный в своем выборе в рамках стоящих перед ним альтернатив.

Следовательно, в современном обществе изменилось понимание сущности человека. Человек воспринимается как иррациональный, мотивированный не всегда осознанными эмоциональными и психологическими побуждениями, не изолированный, а включенный как в социальную, так и в коммуникативную, смысловую, экологическую и т.д. среду, ориентированный не только на выгоду и прибыль в прагматическом аспекте, но и на удовлетворение психологических, иррациональных потребностей.

Форма и содержание системы ценностей корпорации формируются под влиянием многих факторов, наиболее значительными из которых, являются специфика конкретного бизнеса, политические и социальные традиции страны и личные взгляды и устремления руководящего звена. Разнородность факторов не создает неразрешимые противоречия на пути выработки единых, универсальных для любой компании принципов. В настоящее время практика преуспевающих компаний демонстрирует немало общих черт, как в системах ценностей, так и в культурах корпораций. Значительно усилившаяся в 80-е годы XX столетия тенденция интернационализации бизнеса постепенно уделяет большее внимание национальным различиям. Для каждой преуспевающей компании пропуском на международный рынок теперь является не только высокий уровень развития ее бизнеса, но и степень соответствия определенным культурным и этическим нормам.

Система ценностей корпоративной культуры обязательно включает в себя трудовые ценности, то есть те ценности, которые являются особенно важными для трудовой деятельности в компании. А также необходимым и негласным условием любой компании является провозглашение общечеловеческих ценностей, необходимых для жизни и плодотворной деятельности.

Т. Тозова отмечает, что трудно постоянно сохранять рабочий дух и доброту, находясь в гуще бесконечных перемен, - если только этот дух не поддерживается соответствующей системой ценностей. Когда все вокруг нас так стремительно меняется, мы крайне нуждаемся в чем-то надежном и неизменном, чтобы ухватиться за это, опереться, найти свою линию поведения и успокоиться. Система ценностей, сложившаяся на предприятии и разделяемая всеми сотрудниками организации, является неким ориентиром поведения в той или иной ситуации. Система ценностей, одинаково разделяемая и руководством и сотрудниками, выступает в роли основополагающего и определяющего элемента корпоративной культуры.

Следовательно, основу корпоративной культуры составляют ценности, имеющие долговременное значение и задающие смысл деятельности членов корпорации. Именно ценности являются ядром, определяющим корпоративную культуру в целом. Необходимо отметить, что система корпоративных ценностей формируется в соответствии с базовыми ценностями конкретной культуры, присущих большинству сотрудников. Заданные ценности определяют и стили поведения, и стили общения с коллегами и клиентами, уровень мотивированности, активность. Их значение острее всего проявляется в критические моменты, когда особую роль играют морально-нравственные факторы.

Система ценностей определяет корпоративное поведение современного работника как осуществление им целей и задач, поставленных руководителем в рамках культуры корпорации. Как отмечает М. Армстронг, управление культурой корпорации зачастую основывается на предположении, что формулирование общих корпоративных ценностей приведет к соответствующему типу поведения. Однако внимание корпорации должно быть сосредоточено не на формировании ценностей, а, напротив, на формировании типа поведения, которое впоследствии приведет к появлению соответствующих ценностей. В корпоративном поведении проявляется степень осознания личных интересов, соотнесенных с интересами и ценностями корпорации и других работников. Специфика корпоративного поведения раскрывается в таких его основных свойствах, как функциональная определенность, временная заданность, самоорганизация и мотивационная осмысленность. Основу корпоративного поведения составляет его соответствие системе ценностей корпорации. В связи с этим, в ряде корпораций сама система ценностей формулируется как стандарты корпоративного поведения, или кодекс корпоративного поведения.

Широко известны следующие положения кодекса корпоративного поведения Т. Коно построенного на анализе 269 японских корпораций:

1.Отношение к компании: преданность; благодарность;

2.0тношение к работе: усердие; ответственность, исполнение долга; бережливость, аккуратность, терпеливость; чувство гордости за свою работу;

3.Отношение к старшим, коллегам и подчиненным: сотрудничество; приязнь и учтивость;

4.0тношение к себе: здоровье; прилежание; бодрость; моральная устойчивость.

Исследователи считают, что носителями ценностей корпоративной культуры, прежде всего, являются руководители предприятия, которые своим примером как бы «прививают» корпоративную культуру остальным работникам. В последние десятилетия происходят существенные изменения в шкале ценностей работников. Е.Д. Короткина, А.А. Колобова отмечают, что такие ценности, как например долг, дисциплина, повиновение постепенно утрачивают свое значение, но приобретают новый смысл ценности, связанные с самовыражением индивида. Руководству предприятия следует учитывать творческую деятельность, свободу действий и ответственность, расширение контактов с руководством и коллегами, повышение квалификации и т.п. и в соответствии с этими элементами формировать стиль управления и методы мотивации персонала. Корпоративная культура играет очень важную роль в жизни корпорации, поэтому необходимо уделять особое внимание ее созданию и развитию.

Как отмечает в своей статье М.И. Магура, принадлежность и преданность работников своей корпорации являются элементами особого психологического состояния, которое определяет ожидания, установки работников, специфику их поведения на рабочем месте и т.д. Приверженность работника к корпорации является таким фактором, в котором отражаются трудовые ценности, трудовая этика работников, их мотивация и удовлетворенность трудом. В ней содержатся соответствующие установки, определяющие отношение к работе, к клиентам, к руководству и к корпорации в целом.

Уровень приверженности работников корпорации и стоящие за этим понятием установки и трудовые ценности в значительной мере определяют степень восприимчивости персонала как к внешним стимулам - заработная плата, льготы, рабочие условия, так и к внутренним - содержание выполняемой работы, возможности профессионального роста, признание и оценка достижений. Преданные работники в большей степени склонны к проявлению творчества и инициативы, что часто имеет решающее значение для сохранения конкурентоспособности корпорации на рынке.

Опыт ведущих мировых компаний показывает, что добиться высокой приверженности и преданности персонала можно в том случае, если руководство организации придерживается таких принципов управления, при которых учитываются цели и интересы работников, когда обеспечивается широкое их вовлечение в процесс решения корпоративных проблем. Работникам необходимо почувствовать, что они являются частью общей команды, что их привлекают к решению сложившихся проблем, прислушиваются к их мнению, что для работников специально создаются условия для развития карьеры внутри компании и т.д. Персоналу предприятия очень важно чувствовать к себе внимание со стороны руководства и знать, что они являются неотъемлемой частью «общего организма», «общей семьи».

Следовательно, модель управления человеческими ресурсами, основанная на жестком контроле и на послушании, заведомо формирует низкий уровень приверженности работников к делу предприятия и, как правило, не дает высоких результатов. Люди чувствуют себя лишь инструментом для достижения хорошего результата. Рыночный успех определяется уровнем эффективности производительности, который в значительной степени зависит от участия работников в делах предприятия, от их приверженности и преданности общему делу. При выборе средств мотивирования огромное влияние оказывают ценностные ориентации руководителя, которые, в свою очередь, могут соответствовать или не соответствовать принятым ценностям в организации, то есть корпоративной культуре.

Таким образом, основными ценностями корпоративной культуры современного общества являются:

- во-первых, доверие, как ценность, представляющая собой базовое основание поддержания социального порядка в корпорации и определяющая позитивные ожидания индивида в отношении среды обитания и сфер профессиональной деятельности;

- во-вторых, ценность квалификации и способности каждого индивида, возможности для его профессионального саморазвития в корпорации;

- в-третьих, ценность творчества, автономности, приоритета самовыражения перед социальным статусом;

- в-четвертых, ценность качества жизни и соучастия в деятельности коллектива.

Они сформированы:

- во-первых, новыми приоритетами личности и социума культуры «постмодерна», означающее переход от максимизации материального потребления к «качеству жизни»: гуманистическим, экологическим и вообще «немонетарным», «постэкономическими» критериям бытия;

- во-вторых, процессами интеллектуализации экономики подорвавшими основы техногенной цивилизации - тех мотивов, целей, которые сформировали ее целостность, выступали движущей силой поступательного развития. На смену императива максимизации материального благосостояния пришло осознание возможности самоутверждения через обладание и умение воспользоваться знаниями.

 

АВТОР: Аверин А.В.