22.01.2012 4112

Историческое развитие торговли и изменение статуса ее работников в российских условиях

 

Определить социальный статус - значит определить тип взаимодействия человека, с обществом, тип социальности.

Келле В. и Ковальзон М.Я. так определяли тип социальности: синтетическая характеристика совокупности условий, формирующих человеческого индивида и определяющих тип его взаимодействия с обществом. К.Маркс в свое время в «Экономических рукописях 1857-61 гг» дал следующую характеристику типов социальности: отношения личной зависимости (вначале совершенно первобытные) - таковы те первые формы общества, при которых производительность людей развивается лишь в незначительном объеме и в изолированных пунктах. Личная независимость, основанная на вещной зависимости, - такова вторая крупная форма, при которой впервые образуется система всеобщего общественного обмена веществ, универсальных отношений, всесторонних потребностей и универсальных потенций. Свободная индивидуальность, основанная на универсальном развитии индивидов и на превращении их коллективной, общественной производительности в их общественное достояние - такова третья ступень. Вторая ступень создает условия для третьей.

К.Маркс дает характеристики типов социальности, сменяющих друг друга в европейском времени и пространстве. И это - верная методологическая установка. Действительно пространство и время - это мощные типообразующие факторы социальности.

Нас интересует вопрос: «Каковы особенности социального статуса торговли в Российском пространственно-временном типе социальности?»

Торговля как самостоятельная сфера деятельности возникла в период разложения первобытнообщинного строя и возникновения рабовладельческого общества. В это время происходит отделение земледелия от скотоводства, ремесла от земледелия, выделение торговли в самостоятельную сферу. Разделение имело своей основой крупное разделение труда между массой, занятой простым физическим трудом, и немногими привилегированными, которые руководят работами, занимаются торговлей, а позднее также искусством и наукой.

Торговля как процесс, обеспечивающий обмен деятельностями и их результатами, объективно выполняла и будет выполнять необходимую для существования и развития общества функцию. Она необходима как для производства, так и для потребления - двух неотъемлемых фаз человеческой жизнедеятельности. Люди, специалисты по обмену, осуществляющие эту функцию на протяжении развития человечества занимали в обществе объективно важное положение. Как только городская промышленность как таковая отделяется от земледельческой, ее продукты с самого начала являются товарами, и, следовательно, для их продажи требуется посредничество торговли.

Развитие торговли развивает производства в направлении меновой стоимости, увеличивает ее размеры, делает его более разнообразным, придает ему космополитический характер, развивает деньги во всемирные деньги. Но развитие торговли и, вместе с ней общественный прогресс, зависит от внутреннего, сложившегося или установленного в стране способа производства, зависит прежде всего от прочности его внутреннего строя. Препятствия, которые ставят влиянию торговли внутренняя устойчивость и строй докапиталистических национальных способов производства не позволяют в полной мере развиваться торговле в обществах с господством азиатского способа производства. Слабо сказывается развивающее влияние в Индии, где разложение общества шло очень медленно. Еще медленнее в Китае, где непосредственная политическая власть не приходит на помощь. Характеризуя влияние торговли на русское общество, можно отметить, что в противоположность английской русская торговля оставляет незатронутой экономическую основу азиатского производства. Одной из черт азиатского способа производства, препятствующей процессу экономического развития, является непосредственное соединение земледелия и мануфактуры, которое дает видимую экономию и сбережение времени, чем оказывает самое упорное сопротивление продуктам крупной промышленности, в цену которых входят непроизводственные издержки повсюду пронизывающего их процесса обращения.

Торговля возникает как необходимая связка между земледельческой деревней и ремесленническим городом, обеспечивая становление и новой промышленности и нового земледелия. Переход от феодального способа производства совершается двояким образом. Производитель становится купцом и капиталистом в противоположность земледельческому натуральному хозяйству и связанному цехами ремеслу городской промышленности. Это действительно революционный путь. Или же купец непосредственно подчиняет себе производство. Как ни важно историческое значение последнего пути как переходной ступени, однако, он сам по себе не ведет к перевороту в старом способе производства, который скорее консервируется и удерживается при этом как необходимое для него самого предварительное условие.

На наш взгляд, фактором, препятствующим развитию торговли, является фактор географический, пространственно-территориальный. Европейским странам в этом отношении «повезло». Располагая не большими территориями, они были вынуждены решать свои проблемы сами и, как говорят, психологи, «здесь и сейчас».

Шарль Монтескье, один из европейских основоположников географического объяснения происхождения государства и природы законов, полагал, что географический фактор складывается из таких составляющих, как климат, почва, размер территории. Важно отметить также месторасположение того или иного общества: островное, побережное, или в большей степени материковое.

Способ образования общества в его территориально-поселенческом плане, способ расселения жителей, этническая их однородность, или разнородность влияют на соотношения экономических и политических структурных связей. Эти объективные природные условия жизнедеятельности европейцев способствовали становлению интенсивного типа развития земледелия, которое в свою очередь, побуждало развитие ремесел, возникновение городов, а с ними - и крупной промышленности. Катализатором развития интенсивного способа ведения хозяйства, а затем и процессом, разлагающим феодальное натуральное семейное хозяйство, цеховые ремесленные перегородки явилась торговля, а с ней - и купечество, осуществляющее эту функцию.

Итак, условия, способствующие развитию процесса обмена деятельностям, то есть торговли:

1) географические: малые территории, благоприятный климат;

2) как следствие первых - необходимость и возможность интенсивного ведения сельского хозяйства;

3) необходимость формирования городских поселений с развивающейся промышленностью и городской культурой;

4) превалирование экономической деятельности и отношений над политическими;

5) культура и идеология, развивающие материальные (в том числе и экономические) основы;

6) политическая власть надстраивающаяся, но не самодавлеющая, обслуживающая общественные процессы, но не задающая им свой порядок, свою волю.

Таким образом, европейский тип социальности, общественное устройство которого имеет внутренний источник развития - противоречие между земледелием (деревней) и ремеслом (городом), элементы которой занимают положение функционально необходимое для развития в первую очередь экономической, а уж затем - политической системы, такой тип системы складывается объективно в европейском типе цивилизованности, где политические отношения обслуживали экономические отношения, а не наоборот.

Азиатский способ воспроизводства общественной жизни складывался в виде пирамиды, где главное не «низ, а верх». Такое строение общества обеспечивает его сохранение в противоборстве с внешними разрушающими воздействиями (наводнения, неурожай, набеги кочевников). Внешние угрозы существования - главный фактор, формирующий общественное устройство - замедляет разложение земледельческой общины, которая долгое время и является прообразом государственного устройства. Вождь и его семья, надстройка, необходимая для соединения вождя с общиной, а затем, царя с боярскими вотчинами. Города в большей степени выполняют политическую, а не экономическую функцию. Связь различных частей страны осуществляется через центр и имеет административно-политический характер. Экономическая деятельность подчинена административно-политической. Жесткие вертикальные политические отношения ущемляют, даже рассекают естественно складывающиеся горизонтальные экономические отношения. Разделение труда между городом и деревней протекает вяло, а стало быть и слабо развивается основное внутреннее противоречие между производством средств производства и производством предметов потребления, между сельским хозяйством и промышленностью. Промышленность в городе и в городских отношениях имитирует принципы организации деревни. Господствует деревенская культура, а значит, и однотипные для всех людей социальные регуляторы повседневного поведения.

В силу значительной замкнутости сельской общины, в рамках которой протекала жизнь большинства людей, человек прошлого находился в непосредственном общении с односельчанами, с сельским «миром», под его постоянным надзором, был связан со всеми взаимной ответственностью, круговой порукой. В этих условиях главное в механизме социального управления человеческим поведением - внешний контроль, ориентация на неизменное повторение сложившихся образцов поведения, на сохранение фиксированного места человека в строго иерархизированной социальной структуре. Отсюда – социально-психологические черты человека, воспитанного в рамках традиционных деревенских отношений: неразвитость индивидуального начала в человеке, личность, растворенная в общине, низкая социальная и просто географическая мобильность, неприязнь к нововведениям, вера в незыблемость твердо установленного порядка и авторитета его хранителей - институциализированных представдаашй социальной иерархии - от главы семьи, «большака», до батюшки царя и т.д.

Человек-винтик в системе этих отношений, что до поры до времени воспринимается общественным сознанием как нечто естественное и закономерное, затем, в период всестороннего кризиса аграрных, сельских обществ, становится под сомнение. Так было у всех народов, развивающихся в рамках азиатской структуры общества, так было и в России. «Я стремлюсь погибнуть во благо общей гармонии, общего будущего счастья и благополучия, но стремлюсь потому, что лично я уничтожен. Благодаря нашей исторической участи, люди. выработали из себя не единичные типы, а «массы», готовые на служение общему благу, общему делу, общей гармонии человеческих отношений. Причем каждому в отдельности. ничего не нужно, и он может просуществовать хоть как. Лично он перенесет всякую гадость, даже согласится сделать гадость просто из-за куска хлеба, оботрется после оплеухи и отдохнет душой только в деле общем, совершенно поглощающем его личность».

Долгое время жизнедеятельность страны зависела от волеизъявления правителя, что исключало волеизъявление поданных. Поэтому и немного было людей отваживавшихся в этих условиях на новую для сельского жителя предпринимательскую, торговую деятельность. Однако, хотя и замедленными темпами, но происходило развитие ремесел, городов и в России, а стало быть, развивалась торговля, а с ней - и купечество. В свою очередь развитие торговли, становление русского купеческого сословия оказывало положительное влияние на промышленность и формирование городского населения, городской культуры через привнесение в нее товарно-денежных отношений. Ведь противоречие между количественной границей и качественной безграничностью денег служит как бы зеркальным отражением противоречия существования универсального человека в мире всегда небезграничных возможностей, стало быть, в мире постоянного выбора, а имеющий выбор человек может выработать в себе ответственность за свой выбор, стать «самостоятельно деловым» человеком, о котором писал Ф.М.Достоевский.

В России не жаловали людей, задействованных в товарно-денежных отношениях, купцов. Поэтому в общественных науках трудно найти исследования, посвященные этому социальному слою. Тем более приятно, что в 1988 году вышла в свет монография историка А.И.Аксенова «Генеалогия московского купечества ХVШ в. (Из истории формирования русской буржуазии)» - исследование о московском купечестве, занимавшем в русской хозяйственной жизни от Петра I до Екатерины II весьма заметные позиции. В центре внимания автора - происхождение, последующие исторические судьбы московских купеческих родов - гостей и членов гостиной сотни, купцов первой гильдии, именитых граждан. На примере этих купеческих «гнезд», «отрядов» прослеживается процесс формирования и дальнейшего развития русской буржуазии В частности, автор повествует о продолжительности и факторах устойчивости московских купеческих родов. 0н отмечает их общую генеалогическую краткость и неустойчивость. Причина тому - не физиологическая индивидная неспособность к самовоспроизводству, а социально-экономические условия. Наибольшей устойчивостью, приспособляемостью отличались, по мнению авторам представители довольно узкого круга купеческих фамилий, сумевшие с наибольшей для себя отдачей использовать возможности, предоставленные абсолютистским режимом. Но, несмотря на трудные и извилистые пути развития верхушки российского третьего сословия, на все феодальные деформации, оно, это развитие, явилось одним из факторов расширения капиталистического производства в России, усиления предпринимательства, инициативы русских торговых людей и промышленников, формирования из них русской буржуазии. Проходило все это трудно и противоречиво. «Мечта о дворянстве - типичное явление для русского купечества, - пишет А.И.Аксенов. - Оно идет от бесправности купцов, в сравнении с дворянами, деформирующего влияния господствующих феодальных отношений, и, наоборот, сравнительной слаборазвитости капиталистических отношений; и, наконец, как следствие - от неустойчивого положения купцов-предпринимателей при феодализме». В облике последних причудливо смешаны феодальные и буржуазные черты. Это не могло не наложить на молодую русскую буржуазию характернейшую печать. Да и впоследствии, вплоть до рубежа XIX и XX столетий, современники не раз говорили и писали о слабости русской буржуазии, что имело немаловажные последствия в эпоху российских революций начала века, когда она показала себя неспособной к серьезному политическому действию.

Сосредоточим внимание на объективных и субъективных условиях и факторах торговой деятельности как функции целого социального организма России на его переходной от аграрной и индустриальной стадии цивилизационного развития. К объективным, в большей или меньшей степени проявляющимся условиям разворачивания торговой деятельности относится тенденция роста производительности труда в сфере материально-вещественного производства. Проблема реализации растущего объема промышленной и сельскохозяйственной продукции требует для своего разрешения дальнейшего роста таких отраслей хозяйства как торговля, финансово-кредитная деятельность, реклама. Эта же тенденция создает условия и возможности для перелива рабочей силы в сферу торговли. Она свойственна всем типам общественных систем. Наблюдается лишь разница в темпах ее реализации. Какие же факторы противодействуют и  какие содействуют реализации этой тенденции в России после революции 1917 года.

Моноклассовая пролетарская идеология и политика советского государства явилась тем фактором, который противодействовал естественному процессу разделения труда и пропорциональному общественному воспроизводству. Но именно пропорции в соотношении промышленного и сельскохозяйственного, материального и духовного производства, с одной стороны, и потребления - с другой, определяют эффективность воспроизводства социального целого при условии, что оно нацелено на удовлетворение потребностей человека, а не на культивирование лишь класса пролетариата, признанного марксизмом в России передовым, движущим в союзе с крестьянством прогресс человечества, а потому и сфера, в которой он трудится, сфера материально-вещественного производства, физического труда, является главной, производительной, а все другие виды трудовой деятельности являются непроизводительными, а субъекты - «непроизводительным населением», отягощающим структуру общества.

Подчинение экономической жизни политическим целям, доминирование классового подхода в методологическом отношении, который можно определить как классификацию всех социальных явлений по одному признаку - отношению к власти - в ущерб систематизации, является основным деструктивным фактором расширенного воспроизводства советского общества. Этот фактор в начале выступал в качестве субъективного, но, многократно детерминируя деятельность государственной машины, породив конгломерат разрозненных «работающих» на себя производственных образований, реализовался в дальнейшем в качестве объективного фактора. Политическая субординация, как и до революции, опять стала основным способом упорядочивания социальных связей, задавала смысл существования.

В период иностранной интервенции, гражданской войны и «военного коммунизма» население снабжалось товарами через потребительские коммуны, по классовому пролетарскому принципу распределения. Необходимо отметить, что большевики отменили частную крупную помещичью собственность на землю, которая была передана в пользование крестьянам, поделившим ее внутри деревенской общины между семьями по принципу «по едокам». Это соответствовало общинному социалистическому уравнительному менталитету.

Аграрная реформа давала равные стартовые возможности хозяйствования на земле. В этом смысле она имела демократизирующее влияние на хозяйственную и социальную жизнь. Но ограничение отношений собственности лишь правом пользования землей при отсутствии прав и возможностей распоряжения и владения ею сдерживало развитие производственной активности, товарно-денежных отношений. В промышленности происходит переход к рабочему управлению фабриками, заводами, железными дорогами.

Таким образом, и в городе, и в деревне производители получили средства производства «в свои руки». Казалось бы внутреннее экономическое продуктивное противоречие между промышленностью и сельским хозяйством могло завязаться на демократической социалистической основе, но извечная, для России излишняя политизированность социальной жизни, экономических отношений не давала реализоваться этой возможности.

Устанавливается государственная монополия на процесс распределения продуктов, изымаемых продотрядами крестьян, что не позволяет возникнуть торговле - самовоспроизводящейся связке сельского хозяйства с промышленностью.

Торговля в послереволюционной России могла бы оживить разрушенную промышленность при условии ослабления политического прессинга в отношении единственного в 1919 году еще остававшегося в живых товаропроизводителя - крестьянина. Но национальная черта, о которой писал Н.А.Бердяев, - склонность к «шараханию» от одной крайности к другой, отсутствие у русских людей некой «серединной устойчивости», готовности к идейным и политическим компромиссам, заставляет буквально и до конца реализовать лозунг: «Социализм есть уничтожение классов» и уничтожить класс крестьянина - «собственника», «торгаша», «мешочника», «спекулянта», оставив лишь крестьянина - «работника», уничтожить разницу между рабочим и крестьянином. Что мешает этому? «Экономическая обстановка, обстановка товарного хозяйства неизбежно делают крестьянина торгашом и спекулянтом,- считал В.И.Ленин в 1919 году, - и с теми образованными людьми, которые не хотят понять этой разницы, мы будем обращаться как с белогвардейцами».

Таким образом, на пути развития торговли и после революции встает та же азиатская преграда: непосредственное соединение земледелия и промышленности, политическое стирание различий между ними.

Пять лет, обескровивших Россию, нужно было большевикам для того, чтобы понять, что крестьяне – «мелкие хозяева, собственники и торговцы» - не враги, а кормильцы. В 1922 году Ленин В.И., прочувствовав значимость торговли, в статье «О кооперации» пишет «с точки зрения цивилизованного (прежде всего гранитного) европейца необходимо заставить всех поголовно участвовать и участвовать не пассивно, а активно в кооперативных операциях для того, чтобы уметь быть торгашом, надо торговать по-европейски». Так реальность сотворила из азиата европейца.

Результаты новой экономической политики были описаны молодым М.А.Булгаковым, служившим некоторое время в «Торгово-промышленном вестнике». «Трудно понять, из каких таинственных недр обнищавшая Москва ухитрилась извлечь товар, но она достала его и щедрой рукой вытряхнула Зеркальные витрины. «магазины стали расти, как грибы, окрапленные живым дождем НЭПа. Государственные, кооперативные, артельные, частные. За кондитерскими, которые первые всюду загорелись огнями, пошли галантерейные, гастрономические, писчебумажные, пшшные, парикмахерские, книжные, технические, и, наконец, универсальные».

Сравнение многообразия форм торговли, содержания московских магазинов, ситуации с ценами времен НЭПа и сегодняшних обнаруживает большое сходство. Все это чудовищные цены. Но цены в Москве давно уже никого не пугают, и сказочные, астрономические цифры миллионов пропускают за день блестящие, неустанно щелкающие кассы».

Со смертью В.И. Ленина на место «новой экономической политики» И.В.Сталин водрузил знамя «старой» «политической» политики ужесточения классовой борьбы. Была поставлена задача вытеснения частной торговли из оживленного ею товарооборота. Произошло это вопреки объективной экономической необходимости восстановления товарооборота посредством его, - хозяйственного воспроизводства страны.

В оптовой торговле были созданы государственные синдикаты, организовавшие в плановом порядке сбыт продукции крупной промышленности. В розничной торговле сохранилась кооперативная торговля. К 1925 году доля государственного сектора в розничном товарообороте страны составила 56,6$ против 24,7$ в 1923 году.

Несмотря на трудности в обеспечении населения товарами к 1930 г. государственный сектор в розничном товарообороте страны почти полностью вытеснил существовавшие ранее формы торговли, а в 1932 году частные торговые предприятия были запрещены законом. С этого же года началось развертывание колхозной торговли, на долю которой в 1934 г. приходилось 18,5$ розничного товарооборота. Развивается система предприятий «общественного питания».

С начала Великой Отечественной войны товарно-денежные отношения сворачиваются и вводится карточная система снабжения населения товарами, обеспечение рабочих крупных заводов было передано промышленным наркоматам. За годы войны при производственных предприятиях создаются орсы (отделы рабочего снабжения).

В 1947 году карточная система была отменена и торговля по мере восстановления хозяйства стала интенсивно развиваться. В целях усиления воздействия торговли на улучшение качества и расширение ассортимента товаров народного потребления в 1953 году Министерству торговли СССР были переданы находившиеся в ведении промышленных министерств оптовые базы по торговле основными продовольственными товарами, тканями, одеждой и обувью.

В последующие годы идет дальнейшее наращивание объемов розничного товарооборота и улучшение его структуры. Ускоренными темпами развивается общественное питание, особенно на производственных предприятиях и в учебных заведениях.

Торговая и складская сеть, которой в годы Великой Отечественной войны были нанесены огромные потери, была в основном восстановлена к 1950 году.

В период сталинизма политизация взглядов, оценок во всех областях жизнедеятельности усилилась. Сталинское положение об обострении классовой борьбы в ходе развития социализма нацеливало на единственный критерий оценки действий и мыслей - соответствие или несоответствие «линии партии». Соответствие достигалось расстрелами и системой Гулага, которая людям, готовившим революцию, не могла присниться и в страшном сне. Живучесть того, что называют административно-командной системой, основывалась на существовании социальных слоев, восприимчивых к свойственной этой системе регулятивным воздействиям типа жесткого экономического. и внеэкономического давления, категорического приказа централизованно запрограммированного общественного мнения. Пока эти слои - оторванные от привычной почвы, плохо адаптировавшиеся к городским условиям «индустриализированные» крестьяне не имеющие жилья, лишенные элементарного материального достатка, - были многочисленными, административно-командная система находила в них надежную основу и была относительно эффективной, и герой повести А.Платонова Шмаков мог торжествовать, утверждая, что «бюрократия имеет заслуги перед революцией: она склеила расползавшиеся части народа, пронизала их волей к порядку и приучила к однообразному пониманию обычных вещей».

«Чрезвычайно важной предпосылкой и в то же время результатом становления городского человека служит развитие товарно-денежных отношений». У нас много пишется об ущербе, который недооценка товарно-денежных механизмов наносит экономике. Но при этом в тени оказывается их огромное социальное значение.

Сегодня необходимо дополнить и некоторые устоявшиеся теоретические положения, например, когда говорится о производительных силах, имеют ввиду человека и средства производства. Но, как показывает опыт нашей страны и индивидуальный опыт любого человека, производство средств производства не является конечной целью производства. Мы производим много машин, нефти, газа и т.д. Производственные отношения, которые возникают между людьми в процессе производства, сами по себе не стимулируют труд. Представление о производительных силах как о двухэлементной структуре «человек - средства производства» являйся неполным. Остававшийся ранее «в тени» экономической теории третий элемент детерминации человеческой деятельности - результат, продукт деятельности, удовлетворяющий потребность, обладает активнейшей стимулирующей функцией. Продуктивное противоречие - источник любого развития, возникает прежде всего между возникавшей потребностью и предметом, который в процессе деятельности приобретает свойства желаемого продукта деятельности или результата, удовлетворяющего потребность.

Конечные полюсы противоречия - «потребность - продукт». Все остальное лишь средства достижения цели - субъективного образа результата продукта. Потребность удовлетворяется в потреблении продукта. Если этого не происходит, потребность не развивается, не развивается в этом отношении и человек. Часто говорят, что не удовлетворяясь, потребность «угасает». Потребность в пище, например, долго не удовлетворяясь, «угасает» вместе о ее субъектом, независимо от существующих в обществе производственных отношений и средств производства. У нас было принято говорить: «Кто не работает - тот не ест», но с другой стороны, кто не ест, тот не только не работает, но и не живет».

Успех капитализма кроется не только в изобилии товаров и покупательной способности населения - наличии денег, но и в развитой способности потребления. В «превращении тех, кого он эксплуатировал в своих главных покупателей и потребителей».

Таким образом, противоречие в самом субъекте. Человек способен желать, производить и потреблять. Это противоречие и порождает общественные отношения, связывающие человека с самим собой. Через торговлю происходит связь интересов потребителя - спроса - с производством, а затем производства с потреблением, связь человека-производителя с самим собой, но уже в качестве потребителя. В этом заключается гуманитарный смысл, статус, торговли. В этом заключается критерий успеха ее экономической деятельности, что справедливо и по отношению ко всему обществу. «Чем объясняется жизнеспособность капитализма? Ведь недостатки налицо. Прежде всего, тем, - пишет Гэлбрейт, - что ему далось добиться отождествления экономического успеха и процветания с изобилием самых различных товаров личного потребления».

У нас же, экономические успехи были, а товаров, во всяком случае «экономических успехов» было больше, чем качественных товаров.

Одной из проблем, на которой «вспоткнулось» наше общество в начале переживаемого ныне кризиса, проблема, на которую не обратили внимания неконструктивные критики-публицисты, явилась, как ни странно, проблема роста производства товаров народного потребления. В середине восьмидесятых годов значительная доля этих товаров оказалась сосредоточенной в каналах розничной торговой сети. Произошло «затоваривание». Сумма товарных запасов в торговле в 1986 году достигла 97,6 млрд. руб., или на 118 дней розничного товарооборота . Суть проблемы в том, что эти товары были не нужны покупателю, а те что нужны были в большом дефиците. Сложилась ситуация «нехватки при избытке». Причиной ситуации явилась установка «Главное - произвести, а продать мы всегда сумеем». Не учтена была ситуация, которую можно определить так: первичные (основные; потребности населения страны во многих товарах были удовлетворены. На рынке страны сложился вторичный спрос, отличительная особенность которого - высокая избирательность и повышенная требовательность покупателей к потребительским и эстетическим параметрам поступающих в продажу товаров.

Внешними по отношению к торговой деятельности условиями, негативно влиявшими на ее развитие являлась постоянная ориентация общества на преобладание производства средств производства над производством предметов потребления в структуре экономики в целом, недостаточное внимание общества к процессу потребления, а стало быть и к торговле, которая находится к нему ближе всех других хозяйственных сфер.

Некоммерческий характер инвестирования приводит к постоянной властной разбалансированности экономики и хроническому тотальному дефициту как в производственной, так и в потребительской сфере. Ярким показателем являлись прилавки советских магазинов. Основной функцией советских руководителей торговли в этих условиях являлось «выбивание» завышенных планов, нормативов, «фондов» то одних, то других дефицитных товаров и распределение «дефицита». То есть, их активность была направлена не на рациональную организацию самого процесса торговли, а на создание внешних протекционистских условий через личные связи. Такой способ достижения успехов стал единственно возможным. Улучшение организации непосредственного торгового процесса, изыскание внутренних резервов, работа с покупателем в условиях хронического дефицита качественных товаров была неактуальной.

Выяснение социальной функции торговли в процессе воспроизводства является основой исследования конкретных задач ее организационного совершенствования и обоснованного подхода к оценке ее экономических результатов.

В работах советских экономистов 80-х годов различались понятия «обмен», «товарное обращение» и «торговля». Товарное обращение как следствие товарного производства связано с развитием товарно-денежных отношений и является развитой формой товарного обмена.

«Товарное обращение можно охарактеризовать как осуществляемый при посредстве денег товарный обмен между отдельными производителями, предприятиями, отраслями, подразделениями общественного хозяйства с целью удовлетворения общественных и личных потребностей».

Товарное обращение - это также сфера, в которой товар (совокупный общественный продукт) пребывает в промежуточной стадии между производством и потреблением и в которой происходит смена форм стоимости и реализация товара.

Разница между распределением и обменом была обоснована К. Марксом: «Производство создает предметы, соответствующие потребностям; распределение распределяет их согласно общественным законам; обмен снова распределяет уже распределенное согласно отдельным потребностям. Распределение определяет отношение (количество), в котором продукты достаются индивидуумам; обмен определяет те продукты, в которых индивидуум требует часть, доставшуюся ему при распределении».

Таким образом, распределение определяет долю производителя в созданном продукте, а обмен обеспечивает доведение его продукта до потребителя. Обмен выступает в форме прямого товарного обмена или в более сложной форме - товарного обращения - и отличается от распределения. Обмен в форме товарного обращения включает реализацию средств производства и предметов потребления.

Возникновение и развитие товарного обращения вызвало появление торговли как особого вида деятельности, обособившейся на основе общественного разделения труда и обслуживающей товарное обращение.

Понятия «торговля» и «товарное обращение» экономистами трактуются по-разному. Одни отождествляют эти понятия, называя сам процесс обращения торговлей, другие понимают под торговлей лишь отрасль, осуществляющую реализацию предметов потребления.

Во второй половине 80-х годов торговлей все чаще стали называть все существующие организационные формы товарного обращения.

Развитие оптовой торговли средствами производства, получившее официальную санкцию после июньского (1987 г.) Пленума ЦК КПСС и постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 17 июля 1987 года в значительной мере сблизило организацию процессов обращения средств производства и предметов потребления.

Функция торговли рассматривалась в двух аспектах: осуществления смены форм стоимости и возмещения при этом необходимых затрат общественного труда, доведение товаров как совокупности потребительных стоимостей до потребителей. Если товары не реализованы, производитель не имеет возможности начать новый цикл процесса воспроизводства.

Таковы взгляды экономистов второй половины восьмидесятых годов на торговлю, обмен, товарное обращение. Они представляют собой качественные «вытяжки» из марксовой концепции товарного обращения, характерной для капитализма второй половины 19 века.

Данные положения без поправок эмпирического характера, внесенных российской и советской реальностью, приняты быть не могут. В отечественных условиях товарный обмен еще не вырос в развитое товарное обращение, так как производство вряд ли можно было назвать товарным. Ведь импульсом для его развития была в большей степени политическая воля, и в меньшей - экономическая необходимость.

Долгое идеологическое и политическое блокирование развития товарно-денежных отношений, узкое понимание категории «товар» и, как следствие, преобладание распределительных функций торговли над функцией товарно-денежного обмена слишком долгое время воспроизводили дефицитность самой торговли в ее экономической и социокультурной функции.

Преобладание политических ценностей над экономическими в идеологии и социальной организации, диктат монополистов-производителей в форме навязывания торговле морально устаревшей продукции внутри экономической сферы, продажа покупателям залежалых товаров «в нагрузку» к дефитным товарам в торговле, - такова детерминационная зависимость, степень субъектности, в которой уменьшается в процессе продвижения с верху в низ. Рядовой единичный потребитель - человек - выступал самым зависимым объектом в этой надстраивающейся над ним и манипулирующей им социальной системе. Воспроизводство этой системы, но не воспроизводство человеческой жизни - являлось критерием целесообразности, социальной эффективности деятельности системы.

У Ф. Котлера - западного теоретика маркетинга - есть образные краткие характеристики стадий развития рынка по степени преобладания на рынке того или иного субъекта: «рынок производителя», «рынок продавца», «рынок покупателя». В России же в общесоциальном плане преобладает внеэкономический властный субъект. Современный «рынок» можно охарактеризовать в экономическом плане как переходный от «рынка производителя к рынку продавца».

После снятия идеологической, а затем ослабления политической блокады торговли государством произошел «торговый ренессанс» подобный НЭПовскому. В нее хлынули товары (к сожалению в основном заграничные) деньги, люди. Произошло перераспределение занятости населения между производством и торговле, в пользу торговли.

В отсутствие государственного заказа происходит сворачивание производства средств производства, тяжелой, оборонной промышленности. Скуден «пакет» бюджетных учреждений образования и культуры. В результате - мощный отток трудовых ресурсов из этих сфер в сферу торговли.

Привлекательным в торговом предпринимательстве является быстрая оборачиваемость денежных средств. Условием успеха в борьбе за выживание в России 90-х годов стало участие в торговом «хороводе», «торговый оборотень» - типичный образ «нового русского».

Однако, заметна тенденция сокращения средней нормы прибыли в торговле с 300-200$ в начале 90-х годов до 60-50$ в середине 90-х годов.

Пока ярко выраженного уменьшения числа торгующих и значительного повышения качества торгового обслуживания не наблюдается. Потенции экстенсивного, а, тем более, интенсивного развития торговли рыночного типа к середине 90-х годов еще не исчерпаны.

Лавинообразный рост числа торговцев-перекупщиков в начале 90-х годов автоматически привел к росту конечных розничных цен в условиях негибкой ценовой политики большинства государственных предприятий. По мере приватизации предприятий росла возможность их ценового маневрирования, приближения оптовых отпускных цен установленных производителем, к розничным потребительским ценам. Это способствует уменьшению нормы торговой прибыли посредников и сокращению опосредствующих звеньев, которые они образуют между производителем и потребителем.

В российской и советской истории прослеживаются циклы длительностью около 30 лет усиления и ослабления политических и экономических процессов. Чем слабее централизованный политический прессинг, тем оживленнее региональные и межрегиональные обменные процессы, выше товарооборот, здоровее социальное целое.

Новая экономическая политика середины 20-30-х годов, реформы середины 50-60-х годов, середины 80-90-х годов, и, возможно, 2010-2020 годов, таков ритм дыхания Российского социального организма, такова периодичность оживления и замирания торговли, а вместе о ней и хозяйственного воспроизводственного цикла.

Несомненный научный интерес представляет малоизученный опыт политического и экономического реформирования середины 50-60 годов. Эти годы прошли под знаком борьбы демократической и бюрократической тенденций социальной жизни.

Среди факторов, приведших к реформам, политически легализированным XX съездом КПСС, значительную роль играли жесткая централизация, отраслевая замкнутость, ведомственность, предельная бюрократизация аппарата, управления - типичный Российский (а, впрочем, и общемировой) синдром стагнации, требовавший перемен.

В соответствии с реформой основной организационной формой управления были признаны Советы народного хозяйства, просуществовавшие до 1965 года. Наряду с вертикальными отраслевыми организационными связями (а, скорее, вопреки им) в 105 экономических административных районах СССР начали действовать Совнархозы. В РСФСР было 70 таких районов. Предоставление территориям статуса субъектов экономических отношений способствовало налаживанию горизонтальных кооперативных обменных хозяйственных связей, что создавало возможность (правда не полностью реализовавшуюся) комплексного развития регионов, усиливало социальную направленность хозяйственной деятельности.

Реформа несла с собой локальные эволюционные изменения. Однако, критики ее требовали сиюминутных результатов, которых она дать не могла, но которые сказались во второй пятилетке 60-х годов, самой плодотворной из пережитых пятилетий Советской власти. Совнархозы были ликвидированы отраслевой аппаратной номенклатурой и в стране была восстановлена монополия вертикальной отраслевой структуры управления как более соответствовавшей воспроизводству политической командно-административной централизованной, более традиционной системы организации хозяйства и - шире – Российского общества.

Сопоставляя ход реформ середины 50-60 годов и реформ середины 80-90 годов можно отметить, что ныне решаются нерешенные тогда задачи. В условиях сегодняшних дезинтеграционных процессов опыт 50-60-х годов может помочь в деле территориально-экономического районирования страны, перспективного планирования центра, региона и местных, в будущем самоуправляющихся сообществ на уровне городских и районных поселений.

Властное насилие - характерная черта России, а принадлежность к власти - главный источник, называемый на Западе «теневой», а у нас в 90-е годы основной собственности. Мы согласны с мнением Радченко А.А., который считает: «Большинство культурных введений в России вносились сверху, а не снизу, правящая верхушка рассматривала культуру как часть политики, а ее активных деятелей как людей, находившихся на службе у государства». Та же проблема видна в отношениях власть - торговля.

Упомянутое нами июньское (1987 г.) постановление Пленума ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 17 июля 1987 года, разрешавшее оптовую торговлю средствами производства повлекло за собой мощный поток за границу скопившихся в стране за годы советской власти дешевых средств призводства и сырья (по причине дешевизны рабочей силы и несчитанных природных ресурсов) в обмен на валюту и, частично, на предметы потребления, отнюдь не дешевые, а дорогие, по причине их дефицитности на внутреннем рынке страны. Занимались крупным экспортно-импортным торговым оборотом посреднические, образованные совместно с зарубежными частными фирмами, предприятия, увидевшие свет о санкции правительственных чиновников, обеспечивающих им властное прикрытие и разделявших за это с ними «коммерческий успех». Таким образом, санкционированная негосударственная внешняя торговля осуществлялась через центр, направлялась и использовалась административно-политическим аппаратом СССР «перестроечного периода». Торговля явилась мощнейшим механизмом перераспределения государственной собственности, использовавшимся крупным чиновничим аппаратом в своих интересах. По мере создания могучих монопольных коммерческих структур, завладевших внешними экономическими связями настолько, что им не страшна была никакая конкуренция, была политически, идеологически и юридически санкционирована внутренняя кооперативная производственно-коммерческая деятельность ориентированная на прибыль. Причем, первые производственно-коммерческие кооперативы получили возможность развиваться в условиях налоговых льгот.

Этим была легализована деятельность околочиновничьих структур, занимавшихся, подобно мощному насосу, перекачиванием товарно-сырьевых ресурсов страны за границу, накоплением крупного оборотного капитала.

Как только число кооператоров «выскочек снизу» стало возрастать и они стали пытаться выходить на внешний рынок, налоговые льготы для них были анулированы тем же административно-политическим центром.

Второй крупный передел собственности произошел в процессе раздела СССР между республиканскими административно-политическими группировками, взявшими в свои руки каналы внешнеторгового оборота.

Третий передел - приватизация основных фондов производства. Передел собственности путем распределения между центральной правительственной, президентской политико-административной Российской олигархией и региональными административно-политическими и хозяйственно-управленческими группами. В отношении к переделу последние отличались от политических групп лишь меньшим масштабом употребления силы власти в рамках одного предприятия, а по направленности и стилю употребления власти представляющими такие же олигархически-мафиозные группировки, лишь, разве что, поменьше. Эти группы нацелены на наращивание монополистского, - защищенного властью от внутренней и внешней конкуренции - капитала путем присвоения государственной собственности.

Процесс приватизации был осуществлен в кратчайшие сроки и был скорее, символическим актом, нежели реальным процессом превращения миллионов государственных наемных работников в миллионы владельцев этой собственности. Реальными собственниками стали единицы. Миллионы наемных работников не изменили в результате приватизации своего статуса, разве что стали более бесправными наемными работниками у работодателей - частных лиц - тех единиц, которые в одночасье стали господами, а наемные - «лишними» людьми на этом «празднике жизни».

Происходит распределение собственности внутри группы управляющих, несмотря на то, что юридически собственниками являлись все граждане государства в доперестроечный и дореформенный периоды его существования.

Следует уточнить смысл понятия «собственность», соотнеся его с социокультурным критерием оценки эффективности деятельности. Здесь мы предлагаем следующие размышления, включая в их цепь торгово-производственный процесс, ведь торговля, кроме всего прочего - процесс соизмерения собственности разных субъектов жизнедеятельности.

Я, как естественное существо, индивид, имею соответствующие потребности и природные возможности их удовлетворения, я как социокультурное существо, индивидуальность, вижу социальные возможности их удовлетворения в качестве личности через мой труд - личностный процесс социальной самореализации, результатом которого является моя собственность - продукт. Этот продукт, включаясь в товарно-денежный обменный оборот становится товаром - удовлетворителем потребностей других людей, трудящихся над производством товара, удовлетворяющего мои жизненно важные потребности. Удовлетворители потребностей - товары - плоды нашего труда и предметы удовлетворения наших потребностей и есть наши «собственности» которыми мы обмениваемся в процессе производственно-товарно-денежного обращения и потребления.

С социокультурной точки зрения товары должны одновременно соответствовать потребностям и удовлетворять непротиворечивые, не исключающие, а дополняющие друг друга потребности, «необходимости», интересы: каждого из нас в его триединой ипостаси (индивид, индивидуальность, личность); актуального сообщества, которое мы образуем с другими; человечества, не ущемляя при этом возможность воспроизводства природы - прародительницы и кормилицы всего и всех.

Мною, как субъектом, претендующим на увеличение собственности должна увеличиться моя производительность товаров и услуг - удовлетворителей чужих потребностей. Причем производство, продажа и потребление этих товаров и услуг не должны препятствовать, а должны увеличивать возможность удовлетворения потребности воспроизводства жизни моей, других людей, сообщества, человечества и природы. Собственность моя возрастает пропорционально возрастанию удовлетворения потребностей перечисленных субъектов в виде получения мною от них товаров - удовлетворителей моих потребностей в процессе товарно-денежного обмена и потребления.

Концентрация в короткий период времени возрастающей собственности в руках меньшинства управляющих страной как процесс, коррелирующий с обнищанием подавляющего большинства населения, с понижением рождаемости до уровня ниже демографического провала нанесенного второй мировой войной, с ростом преступности, с ростом алкоголизма, с ростом безработицы, со спадом производства, с закрытием учреждений культуры, медицины, с резким ухудшением здоровья, уменьшением продолжительности жизни, с развязыванием локальных войн и массовыми убийствами, может быть определен как олигархически мафиозный политико-экономический произвол, творимый в конце 20 века, и называемый «демократическими экономомическими реформами», по степени цинизма, бездушия и жестокости не сравнимый с пережитыми в истории России и СССР прецендентами насилия. С экономической, социальной, цивилизационной, социокультурной точек зрения это не прогресс, а углубление кризиса.

Сельское хозяйство не в силах накормить горожан, т.к. находится в плачевном состоянии, без средств на приобретение техники.

Промышленность, «сидящая на голодном сырьевом пайке» деградировала и разложилась. Сфера нематериального производства и услуг в еще более плачевном состоянии.

Все это происходит при положительном сальдо внешнеторгового оборота России. В 1989 году по официальным данным, вывоз товаров превысил ввоз на 32,1 млрд. долларов, в 1991 - на 6,4 1992 - на 5,4, в 1993 году - на 16,1 млрд. долларов. Лидером среди стран, в которые вывозится наше сырье являются Германия и США - форварды западного мира. Наши победители. За ними следуют Великобритания, Италия, Китай, Турция. Россия - их сырьевой придаток. Об этом говорит анализ товарной структуры экспорта, подавляющая часть которого занята газом, углем, нефтью, черными металлами, драгоценными металлами и камнями. В структуре мирового лесного эксперта преобладают следующие российские товары: древесное сырье - 7 %, изделия из дерева 4 %, пиломатериалы - 13 %, фанера, древесные плиты - 6 %, бумага, картон, целлюлоза - 46 %, изделия из бумаги -9 %, мебель - 15 %. Лишь два вида экспортируемых товаров соответствуют статусу индустриального общества: средства механической обработки и автомобили.

В стране с высоким образовательным уровнем трудовых ресурсов парализована наука, сложные наукоемкие виды производства, что создает условия, выталкивающие высококвалифицированных специалистов за границу.

В мировом разделении труда, мировом товарообороте Россия является сегодня страной, принадлежащей к группе стран третьего уровня после стран развивающих информационные технологии, индустриальные технологии. Россия - крупнейший источник природных и трудовых ресурсов.

При положительном сальдо внешнеторгового оборота растет внешний государственный долг России.

В результате властного изъятия управляющими у граждан государства их собственности общество в России разделилось на сверхбогатых, имеющих власть, составляющих небольшую группу и обнищавших в плане возможностей самообеспечения, даже в сравнении с социалистическим уровнем жизни, огромным большинством людей. Россия не вступает в капитализм, а вернулась в свое феодальное прошлое. С одной стороны, - легко разбогатевшие, а потому праздные «новые русские», проводящие время за границей, имеющие там недвижимость. Целые поселения «новых русских» возникли в пригородах европейских и заокеанских столиц.

«Новые русские» внутри страны, начиная от «глав» администраций различного уровня с их чиновничьим окружением, используют свое служебное положение для обеспечения собственного уровня жизни на столько порядков выше, чем уровень жизни основной массы российских граждан, которым они «служат», на сколько ступеней выше их служебное положение, и едва ли пропорционального их служебным окладам, «директорской корпус» со своим теневым окружением, с дочерними фирмами - «пиявками», отсасывающими капитал из основных предприятий.

Как и повелось на Руси, административные центры «во главе» с первостольной - средоточение власти и денег.

Это новое дворянство «демократической» России уже обзавелось «челядью» разного назначения и разного уровня. К нижнему уровню принадлежит, например, гувернантка. Так сейчас называют дам, которые встречают детей «новых русских» из школы или элитного дошкольного учреждения, проводят с ними 3-4 часа до возвращения домой родителей, за что получают 200 долларов в неделю, сумму, в 25 раз превышающую минимальную месячную зарплату, установленную для граждан Тульской области и в 3 раза превышающую месячную зарплату доцента ВУЗа в начале 1994 года.

Бессильны против произвола властей массы населения, вынужденные заниматься ручным трудом - и горожане и жители деревни - на крохотных земельных наделах, латать дыры в семейном бюджете по субботам, воскресеньям, в выходные дни.

Все эти явления сегодняшней действительности оказывают угнетающее воздействие на общественное сознание, сознание неокрепшей гражданской личности россиянина.

Существует и противоположное, успокаивающее общественность мнение: «Запад тоже прошел этот болезненный варварский грабительский этап первоначального накопления капитала. Это неизбежная ступень вхождения в капитализм». На наш взгляд, этот прием оправдания историей, причем чужой историей, не дает достаточного оптимизма для активной жизненной позиции личности, живущей в Российских условиях. В этих условиях и с нашей историей возникают другие, обозначенные нами выше исторические аналогии: не с капитализмом, а с феодализмом.

Однако, есть два явления, придающие некоторую долю оптимизма, ассоциирующиеся с капитализмом, но, конечно же, отягощенным социокультурной спецификой России.

Явление первое: провозглашена политическая независимость, свобода личности. Но ей противоречит экономическая зависимость нищего большинства от богатого меньшинства и, соответственно, политическая пассивность.

Явление второе: происходит постепенное изживание патриархальных иллюзий личности в восприятии государства, президента как отца, заботящегося о своих гражданах - детях. Россиянин, в личности которого преобладают ювенильные черты, становится взрослым человеком, надеющимся только на самого себя, не ждущим великодушия и благосклонности ни от государства, ни от государственных мужей.

«Не жди, не бойся, не проси» - так определил позицию народа во взаимодействии его с властями писатель Б.Васильев.

Опыт России говорит о том, что революционными бунтами, убийством, рывками в развитии, вообще жертвой даже одного человека нельзя достигнуть счастья и справедливости. Насилие рождает лишь насилие. Горбачев М.С. совершил ошибку, определив «перестройку» как продолжение революции 1917 года, идеологически санкционировав, тем самым, сам того не желая, чрезвычайщину, ужесточение политической борьбы, кровавые столкновения противоборствующих сил. Он сам стал жертвой джина «революции», ожесточенной борьбы за власть. Следствием революционности стал развал Союза, сепаратистские центробежные стремления субъектов Российской федерации, что угрожает целостности государственности России.

Целостности «социального здания», политическому, экономическому, профессиональному, культурному единству необходимо уделять много внимания и усилий.

П.Сорокин, изучая экономическую и социальную стратификации, установил, что при нормальных социальных условиях конус развитого общества колеблется в определенных пределах. Его форма относительно постоянна. При чрезвычайных обстоятельствах эти пределы могут быть нарушены и профиль стратификации может стать или очень плоским, или очень вытянутым, высоким.

Если «плоское» общество не погибнет, то «плоскость» быстро вытесняется усилением социальной стратификации. Если неравенство становится слишком сильным, достигает точки перенапряжения, то верхушке общества суждено разрушиться и быть низвергнутой.

Таким образом, в любом обществе в любые времена происходит борьба между силами стратификации и силами выравнивания. Первые работают постоянно и неуклонно, последние - стихийно, импульсивно, используя насильственные методы.

Специфическим для этно-культурного статуса России является то, что это молодой, бурлящий, не сложившийся в своем многообразии локальных миров в целое единство этнос, в жизни которого сталкиваются западный и восточный способы социализации.

Ахиезер А.С. пишет о перманентном социокультурном расколе, о существовании в российском обществе не только различных, но и прямо противоположных систем смыслообразования. В российском горниле сплавляются архаичные, патриархально-авторитарные, общинные, соборные, православные традиционные, чувственно-эмоциональные, уравнительные, изоляционные, неформальные, непосредственные деревенские мотивы, основания действия и мышления, и модернизационные, западные, опосредованные государством, товарно-денежные, утилитарно-прагматические, политические, цивильные, опосредствованные социальными институтами большого общества рассудочно-четкие, частно-собственнические, личностные, технологичные, разумные, либерально-демократические, городские социокультурные составляющие.

Конкретно-историческую, пространственно-временную меру обращения этих ценностей в социокультурном процессе воспроизводства жизнедеятельности призвана найти торговля как социокультурный процесс, соединяющий два начала: производственное и потребительское.

Главная социокультурная проблема переживаемого ныне периода российской истории - создать условия для возможности взаимодополняющего, взаимообогащающего сосуществования всех вышеперечисленных начал, начал новой полифункциональной, полисмысловой, синтетической социальности, стремящейся к гармонически, соразмерному взаимоотношению с природой, человечеством и человеком как индивидом, личностью и индивидуальностью.

Для этого необходимо остановить процесс социокультурного раскола российского общества по названным основаниям, а, главное, по основаниям экономико-политическим.

Для этого россиянам необходимы не только абстрактно-теоретические интеллектуальные усилия познающего разума, не только чувственно-эмоциональные эмпирические оценки, но и рассудочно-волевые действия, ориентированные на эволюционный процесс конструктивного партнерства социальных групп, основанного на трудовой этике, социокультурном смысле возрастания собственности. Необходимо формировать власть ориентированную на решение задач социокультурного порядка, юридически оформленных в законах, для последовательной волевой реализации которых и необходима государственность, а для стабильности которой, в свою очередь, необходим мощный средний класс - хребет, опора, субъект каждодневных усилий по жизнеобеспечению человека, общества, усилий, нацеленных на сохранение природы.

Именно торговля есть процесс, чутко каждодневно улавливающий и соизмеряющий запросы потребителя и возможности производителя. Идя от потребительских запросов, она будет стимулировать воссоздание структуры производства, соответствующей потребностям жизнеобеспечения человека, общества, а если в торговле будет применена «концепция социально-этичного маркетинга», то она будет решать социокультурную проблему гармонизации взаимоотношений природы, общества и человечества.

Роль торговли в формировании рассудочно-деятельной активности формирующегося среднего класса, да и всех россиян, на наш взгляд, будет значительной и уже дает о себе знать.

 

АВТОР: Петров Ю.П.