27.01.2012 23753

Гендерные стереотипы: понятие, сущность, содержание

 

Мотивы, цели, ценностные ориентации человека связаны с воздействием на него культуры и общества. Общество определяет средства и границы проявления активности организма. Культура представляет систему знаков, посредством которых человек обозначает свои природные качества, наделяет их определенным смыслом. Именно определение отдельных человеческих качеств и способностей, сформированных в культуре, выступают основанием для классификации мужских, женских или гендерно- нейтральных признаков. Поэтому адекватной методологией исследования тендерного стереотипа представляется социокультурный подход.

Впервые концептуальная идея единства социального и культурного была высказана П. Сорокиным. Он полагает, что структура социокультурного взаимодействия имеет три аспекта, неотделимых друг от друга.

1. Личность, как субъект взаимодействия.

2. Общество как совокупность взаимодействующих индивидов с его социокультурными отношениями и процессами.

3. Культура как совокупность значений, ценностей и норм, которыми владеют взаимодействующие лица, и совокупность носителей, которые объективируют, социализируют и раскрывают эти значения.

Ни один из членов этой неразделимой триады (личность, общество, культура) не могут существовать без двух других. Опираясь в нашем исследовании на этот фундаментальный синтез, будем понимать под культурой совокупность способов и результатов деятельности человека, а под социальностью - совокупность отношений каждого человека или иного социального субъекта с другими субъектами (экономических, социальных, идеологических, политических), формируемых в процессах деятельности.

Тендер - это сложный социокультурный конструкт, включающий в себя различия в ролях, поведении, ментальных и эмоциональных характеристиках между «мужским» и «женским», конструируемые обществом. Поэтому, уместно рассмотреть теорию социального конструирования тендера. Сторонники данной теории К. Уэст, Д. Зиммерман под тендером понимают «организованную модель социальных отношений между женщинами и мужчинами, конструируемую основными институтами общества».

Тендер строится на уровне сознания индивида (т.е. тендерной идентификации), принятии сформированных обществом систем тендерных ролей и подстраивания под них (в одежде, внешности, манере поведения и т.д.). Гендер конструируется в процессе социализации человека. Немаловажную роль играют семья, ближайшее окружение, средства массовой информации.

По мнению О.А. Ворониной «делать тендер» - означает «создавать такие различия между мальчиками и девочками, мужчинами и женщинами, которые не являются естественными, личностными или биологическими. Тендерная принадлежность индивида проявляется в том, что человек делает и делает постоянно в процессе взаимодействия с другими людьми».

Иначе говоря, тендер конструируется через определенную систему социализации, разделения труда и принятые в обществе культурные нормы, роли и стереотипы. С. Лобер, С. Фаррел указывают, что «гендер предполагает четыре группы характеристик: биологический пол; поло-ролевые (гендерные) стереотипы; поло-ролевые нормы; поло-ролевую идентичность»,

Под биологическим полом подразумевается биологические различия между людьми, определяемые генетическими особенностями строения клеток, анатомо-физиологическими характеристиками и детородными функциями. В то время как само понятие «гендер» указывает на социальный статус и социально-психологические характеристики личности, которые связаны с полом и сексуальностью? но возникают во взаимодействии с другими людьми. В тендерных исследованиях выделяется ряд терминов, которые непосредственно указывают на социокультурные аспекты в различии мужского и женского.

Тендерная социализация - процесс, посредством которого человек обучается моделям поведения в обществе, ценностям и т.д., соответствующим понятиям «мужское» и «женское».

Тендерная роль - набор ожидаемых образцов поведения (норм) для мужчин и женщин, вытекающие из понятий, окружающих гендер, а также поведения в виде речи, манер и жестов. Предписания относительно поведения, связанные с тендерными ролями, особенно очевидны в половом разделении труда на мужской и женский.

Тендерная идентичность - это особый вид социальной идентичности, сосуществующий в самосознании человека в единстве с представлениями о профессиональном, семейном, этническом, образовательном и т. п. статусе мужчины и женщины в обществе. О.В. Рябов полагает, что тендерную идентичность можно представить в виде системы, которая включает в себя различные элементы:

- когнитивный - представление о своем соответствии или несоответствии той или иной модели маскулинности или феминности;

- эмоциональный - переживание подобного соответствия или несоответствия тендерным нормам;

- волевой - готовность к активным действиям в плане создания модели собственного тендерного поведения.

Под тендерным стереотипом понимается упрощенный, устойчивый, эмоционально-окрашенный образ поведения и чет характера мужчин и женщин. Он проявляется во всех сферах жизни человека: самосознании, в межличностном общении, межгрупповом взаимодействии. Динамика тендерных стереотипов в любой культуре является наиболее ярким показателем глубоких внутренних изменений ценностно-смыслового ядра культуры, этнического сознания и самосознания ее представителей, так как сфера семейно-брачных отношений наиболее подвержена регуляции традиционными нормами культуры.

В исследованиях по тендерной проблематике под тендерными стереотипами принято понимать сформировавшиеся в культуре обобщенные представления (убеждения) о том, как действительно ведут себя мужчины и женщины.

Содержание тендерных стереотипов в различных культурах и в разные эпохи свидетельствует в пользу гипотезы о том, что тендерные стереотипы формируются культурой. Согласно теории Г. Хофстеда различия в тендерных стереотипах зависят от степени тендерной дифференциации в культурах или степени маскулинности (мужественности) или феминности (женственности) той или иной культуры. В своем исследовании Г. Хофстед показал, что люди маскулинных культур имеют более высокую мотивацию достижения, смысл жизни видят в работе и способны много и напряженно работать. В ряде кросс-культурных исследований установлено также, что феминные культуры с низкой дистанцией власти (Дания, Финляндия, Норвегия, Швеция) имеют личностно-ориентированные семьи, которые способствуют усвоению равенства в тендерных ролях. В то время как культуры с высокой дистанцией власти и ярко выраженной маскулинностью (Греция, Япония, Мексика) - влияют на формирование тендерных стереотипов соответствующего содержания. Такие семьи способствуют, в конечном итоге, жесткой дифференциации в тендерных ролях.

Важно отметить, что содержание стереотипов зависит не только от культуры, но и от исторической эпохи. И.С. Кон отмечает, что традиционная система дифференциации половых ролей и связанных с ними стереотипов феминности - маскулинности отличалась следующими характерными чертами: «женские и мужские виды деятельности и личные качества отличались очень резко и казались полярными; эти различия освящались религией или ссылками на природу и представлялись нерушимыми; женские и мужские функции были не просто взаимодополнительными, но и иерархическими, женщине отводилась зависимая подчиненная роль».

Психолог А. Адлер также указывает, что все психологические различия между полами являются непосредственным результатом культурных отношений. Он отвергал принятую в обществе концепцию согласно которой женщины рассматриваются как низшие существа, считая, что она создана для увековечивания культурных систем мужского доминирования и мужских привилегий. Он предполагал, что «...девочка приходит в этот мир с предрассудком, постоянно звучащим у нее веру в свою ценность, поколебать ее уверенность в себе и разрушить ее надежду сделать когда-либо что-либо стоящее…».

В своих работах о женской психологии К. Хорни уделяет большое внимание культурным факторам и рассматривает их в качестве источника женских проблем и вопроса идентичности женщины в целом. К. Хорни полагала, что женщины завидуют мужским привилегиям, и им нужно больше возможностей для развития общих для всех способностей и нормальных человеческих качеств. Патриархатный идеал женщины не обязательно должен совпадать с ее врожденным характером, однако культурная сила этого идеала такова, что она вынуждает женщин жить в соответствии с ним.

К.Хорни указывает «хорошо известно, что наша культура - это мужская культура и поэтому в целом неблагоприятна для раскрытия женской индивидуальности... неважно, что женщину могут высоко ценить как мать или возлюбленную, тем не менее, в духовном и общечеловеческом плане мужчина всегда будет оцениваться выше. Маленькая девочка развивается и растет, сопровождаемая именно таким впечатлением…».

Психолог Д.Б. Миллер в изучении структуры психологии женщины уделила особое внимание тому, каким образом на жизнь женщины влияет культурная среда. В патриархальном обществе женщины, как правило, вынуждены приспосабливаться к неравным и, в основном, не взаимным отношениям. Они страдают, чувствуя себя неспособными влиять на какие-либо важные события личной и общественной жизни. Особенно это касается, по мнению исследователя, представителей малочисленных культурных и этнических групп, которые вдобавок подвержены расовой дискриминации, притеснениям на почве сексуальной ориентации, социально-экономического положения и возраста.

Согласно исследованиям Д.Е. Вильямса и Д.Л. Беста существует значительная согласованность между мужчинами и женщинами в тендерных стереотипах во многих культурах. Мужчины воспринимаются как авантюристы, агрессивные, автократичные, дерзкие, доминирующие, изобретательные, сильные, независимые, грубые и мудрые. Женщины - как эмоциональные, мечтательные, чувственные, впечатлительные, покорные и суеверные, Д.Е. Вильяме и Д.Л. Бест, провели исследование в 14 культурах, проверяя самовосприятие - активное «Я», идеал «Я» и того, какими должны быть мужчины и женщины (своеобразная идеология пола). Ими были найдены незначительные культурные различия в активном и идеальном «Я», но довольно большие различия в идеологии пола. В странах с высоким социоэкономическим развитием идеологии пола - это равенство, в более традиционных культурах (особенно в мусульманских странах - Индия, Пакистан) идеология пола обосновывает желательность половых различий.

Что предопределено природой мужчине и женщине в различных культурах и субкультурах, является спорным вопросом. Например, древние греки не допускали женщину к участию в общественной жизни: «в Афинах времен Софокла... в этом культурнейшем центре Древней Греции, женщины были начисто выключенными из общественной и культурной жизни, они не получали никакого образования, они были некультурны (исключение составляли гетеры, но они все были иногородними, не афинянками)», В других обществах, например, у баллийцев (Индонезия), полоролевые различия почти незаметны и мужчины принимают участие практически во всех сферах деятельности. Есть и такие культуры, которые думают, что существует не два пола. К примеру, некоторые народы Новой Гвинеи, убеждены, что их три; мужской, женский и средний - нейтральный. Конечно, такие точки зрения взаимосвязаны с культурным развитием общества.

Что же касается России, то, как известно, дореволюционная Россия была страной с преобладающим сельским населением, бытовая структура которого основывалась на патриархальных отношениях.

Авторитарность мужчины в обществе и семье закреплялась через систему поло-ролевых установок, контролировавших все сферы жизни индивидуума. В упрощенном виде парадигма патриархата ости проявлялась в противопоставлении мужчины, основного кормильца, представлявшего семью в обществе, и женщины - матери, хранительницы очага. Приоритеты ее жизни - внутренний мир семьи. Ее жизнь не выходила за рамки семейных отношений. Женщине были закрыты все двери в общественную и культурную жизнь страны. Исходя из этого, предписываемый обычаем стиль поведения мужчины и женщины был различен, что характерно для любой традиционной культуры.

Однако нельзя не упомянуть, тот факт, что женщина в русской культуре занимала особое место, О.В. Рябов, изучая русскую философию женственности, указывает, что: «если мы русские, чем и можем хвалиться в нашей убогой жизненной среде, то только образом русской женщины, нигде никогда не бывало, да нигде и не может быть женского образа чище, проще, задушевнее, величавее и прекраснее».

На протяжении многих столетий образ женщины в русской историософии был довольно противоречив. С одной стороны, русской женщине приписываются такие качества, как сила физическая, психологическая, нравственная, С другой, - самопожертвование, нравственная стойкость, готовность пренебречь материальными интересами. Все эти качества фокусируются в такой грани русского женского образа, как верность супружескому долгу.

По мнению О.В. Рябова никакая другая женщина, по сравнению с русской, не может быть одновременно возлюбленной, матерью и спутницей жизни. Она объединяет в себе все преимущество своих западных сестер. С англичанкой она разделяет чувство женской свободы, не превращаясь при этом в «синий чулок». Русская женщина обладает тонким вкусом француженки, тем же чувством красоты и элегантности, не становясь жертвой тщеславного пристрастия к нарядам. Она обладает добродетелями немецкой домохозяйки, не сводя жизнь к кастрюлям; и она, как итальянка, обладает сильным чувством материнства, не доводи его до животной любви. К этим качествам добавляются еще грация и мягкость, свойственные только славянам.

Нельзя упускать из виду и то, что положение женщины в обществе закреплено в религиозных учениях, проповедуемых в той или иной культуре. Доминирование мужского видения сущего находит отражение в мировых религиях. В текстах мировых памятников культуры освещается доминация мужчин и закрепляется их приоритет в семье, социуме, жизни. Например, в индийских «Законах Ману» говориться, что в детстве женщина должна подчиняться отцу, в юности - мужу, после смерти - мужа - сыновьям и что женщина не должна быть свободна от подчинения. В Коране написано, что мужья стоят над женами за то, что Аллах дал первым преимущество над вторыми. В Библии можно прочитать: «Если бы Бог назначил женщине быть госпожой мужчины, Он сотворил бы ее из головы, если бы рабою, то сотворил бы из ноги; но так как он назначил ей быть подругой и равной мужчине, то сотворил ее из ребра».

Вот как пытается решить данную проблему отечественный религиозный мыслитель Т.М. Горичева. Она обращается к формуле «Женщина - это Другой». По мнению исследователя мужчина втянут в социальную жизнь, ангажирован в систему. Женщина в социальном плане - ничто, и это ее приближает к Богу, Мужчина постоянно в этом мире должен самоутверждаться, у него вечные претензии кем-то быть, В женщине этого меньше; она не действие, она бытие. Женщина не имеет субстанции, она существует лишь благодаря другому. Она - не монада, самодовольно замкнутая на самой себе. Она открытость, пустота и ничто, которое ждет Бога.

Интересно мнение по данному вопросу яркого представителя русской религиозной философии B.C. Соловьева. В его теологии и онтологии мужское начало (Бог) имеет первостепенное значение, а женское начало -вторичное, дополнительное. Теология пола B.C. Соловьева во многом повлияла на формирование взглядов таких представителей русской религиозной мысли как Н. Бердяева, В. Розанова, П. Флоренского. Для них Бог также имеет «половую» окраску.

Так, например, для Н. Бердяева эротическая энергия - это источник не только творчества, но и религии. Философ утверждает, что «настоящая религия, мистическая жизнь, сопряженная с половой полярностью, а половая полярность есть основной закон жизни и, может быть, основа мира».

Следует отметить, что ни в одной из рассмотренных теорий феминное начало никогда не оценивается как равное маскулинному и самостоятельное, а всегда только как дополнительное, то становится вполне очевидными глубинно патриархальные основы русской философии пола.

Таким образом, тендерные стереотипы формируются в зависимости от культурного контекста. Если культурный и религиозные контексты будут отличаться друг от друга, то и сформировавшиеся в рамках данных культур стереотипы маскулинности/феминности будут различны. Поэтому, русская и западная философия и теология имеют ряд отличий в трактовке моральных тендерных проблем.

Во-первых, в русской философии и теологии пола дифференциация мужского и женского начал рассматривается как метафизический или духовно-религиозный принцип; западная философия рассматривает данную дифференциацию, скорее как онтологический или праксеологический принцип.

Во-вторых, в русской философии культурно-символические акценты (божественное, духовное, истинное) ассоциируется через категорию любви с женским началом; в западном с мужским.

О.В. Рябов эти различия характеризует следующим образом. По его мнению, восприимчивость к ценностям и настроениям женственного свойства характерны для культур азиатских. В Европе женщине удалась эмансипация благодаря влиянию христианства, которое освободило и нравственно возвысило женщину. Так исследователь указывает, «и тут вновь проявляется особенность России как христианской части Азии. Когда инстинктивно азиатская склонность к женской сущности встречается с осознанно христианским уважением к ней, можно ждать удивительных результатов. Итогом такого совпадения, которое не повторяется никогда и нигде на земле, стала русская женщина. Это одна из немногих счастливых случайностей».

В течение большого периода времени западноевропейская традиция формировала культуру, в которой предпочитают людей сильных, удачливых, умеющих вовремя адаптироваться к изменяющейся ситуации. Такая культура - результат преимущественно мужской, новоевропейской традиции, когда человек стал надеяться больше на себя, чем на Бога, коллектив.

Культура и социум небезразличны к анатомии человека - с момента рождения отношение к новорожденному определяется принятыми в обществе правилами поведения пола. Игрушки и игры, которые предлагаются детям, поощрение одних черт характера и запрет на другие, приобщение к разным занятиям и обучение разным ремеслам и навыкам - все это имеет отчетливо мужскую и женскую окраску. В дихотомии понятий «мужское « и «женское» содержатся неявные ценностные ориентации и установки, сформировавшиеся таким образом, что все, определяемое как мужское или отождествляемое с ним считается позитивным, значимым и доминирующим, а определяемое как женское - негативным или незначимым и второстепенным.

О. Воронина полагает, что «доминирование мужского над женским разворачивается не только в общесоциальном плане. Многие не связанные с полом феномены (природа, культура, чувственность и рациональность, божественное и земное, духовное и телесное и т.д.) через определенный культурно-символический ряд отождествляется с «мужским» и «женским» таким образом, что внутри этих пар понятий создается своеобразная иерархия». Исследователь, занимаясь социокультурными детерминантами развития тендерной теории видит, что мужское и женское на онтологическом и гносеологическом уровнях существуют как элементы культурно-символических рядов: «мужское - рациональное - духовное - божественное -(...)- культурное; женское-чувственное-телесное - греховное - (...) - природное».

Встроенность мужского и женского как онтологических начал (т.е. первичных бытийных принципов) в систему других базовых категорий трансформирует и их собственный, первоначально природно-биологический смысл. Пол становится культурной метафорой, которая, как отмечает Э. Фи «...передает отношение между духом и природой. Дух - мужчина, природа -женщина, а познание возникло как некий агрессивный акт обладания; пассивная природа подвергается вопрошанию, раскрытию, человек проникает в ее глубины и подчиняет себе. Приравнивание человека к познающему духу в его мужском воплощении, а природы - к женщине с ее подчиненным положением было и остается непрерывной темой западной культуры».

Характер отношений между полами являются одним из детерминант развития общества. Картина мира социума коррелируется с тендерными нормами, идеалами, репрезентациями, стереотипами. Тендерная метафора включается в оценку самых разнообразных явлений социальной и природной жизни, оказывая на них постоянное воздействие. Культурно-символическая (наряду с биологической и социальной) составляющая пола, посредством которой многие непосредственно не связанные феномены и понятия отождествляются с «мужским» или «женским», позволяет предположить, что в каждой культуре существует «тендерная картина мира». О.В. Рябов под этим термином понимает «совокупность представлений, составляющих такое видение человеком реальности, где вещи, свойства и отношения категоризируются при помощи бинарных оппозиций, стороны которых ассоциируются с мужским или женским началами».

Чтобы обосновать правомерность использования термина «тендерная картина мира» необходимо обратиться к понятию общей картины мира, достаточно подробно разработанному в философской литературе. Общая картина мира является одной из подструктур мировоззрения - наряду с такими, как рациональное мирообъяспение, мироотиошение и самосознание. Среди свойств общей картины мира О.В. Рябов выделяет: «чувственную очевидность; целостность, согласованность, соотнесенность частей; заявку на безусловную достоверность». Общая картина мира претендует на идентичность с действительностью; она держится на убежденности, что мир именно таков, каким он предстает в этом обобщенном образе реальности.

Таким образом, метафора пола выполняет роль культурного символа и, следовательно, выступает как культурно - формирующий фактор. Иными словами гендерная асимметрия фигурирует как один из основных факторов формирования культуры, понимаемой как система производства знаний о мире. Специалисты по социологии знания показали фактически все противопоставления, которые функционируют в качестве принципов видения и деления, установления иерархий и оценок, в замаскированной форме отсылают к противостоянию мужской-женский, что способствует формированию тендерных стереотипов в общественном сознании.

П. Бурдье отмечает «когда вы слышите теоретический/практический, буржуазный/народный или господствующий/подчиненный, вы не думаете мужской/женский. Тем не менее, речь идет именно об этом». Первая часть оппозиции воспринимается как более сильная и чистая по отношению к слабой и нечистой. Первая - доминирующая, вторая - подчиненная. Именно последней явно приписываются качества женского.

В основании тендерных различий лежит иерархия, в которой «маскулинное» обозначается как доминирующее, а «феминное» - как подчиненное. В результате и женщины и мужчины оказываются «жертвами» традиционной системы норм и стереотипов.

XX век внес существенные изменения в культуру общества в том числе, и в культуру взаимоотношений мужчины и женщины. Иным стало экономическое, политическое положение женщины. Она теперь, более независима в экономическом отношении, что привело в экономически ориентированном обществе к значительным позитивным последствиям, например, возросли возможности женщины самостоятельно выбирать свою судьбу. Однако, сохраняется дискриминация женщин, хотя часто уже не в явной, а в скрытой форме, чему способствуют тендерные стереотипы, т.е. устойчивые представления о том, что положено, «дозволено» женщине в обществе. Они являются барьерами в сознании и поведении людей, причиной неравенства социальных позиций мужчин и женщин.

В современном мире в общественном сознании и практиках взаимодействия тендерные стереотипы рассматриваются как «истинные», как некий социальный консенсус, применяемый при решении проблем, для которых нет однозначных подтверждений и объективных критериев. По мнению Ф.Л. Джейс, тендерные стереотипы, являясь «истинными», трансформируются в ценности и формируют, нормативные образы «истинной» феминности, маскулинности». Таким образом, существующая норма поведения превращается в предписание. Тендерные стереотипы определяют статусные характеристики мужчин и женщин, закрепляя доминирующее положение мужчин и дискриминационные практики в отношении женщин.

И.А. Тупицина выделяет несколько групп тендерных стереотипов. Основными критериями, которыми руководствуется исследователь, классифицируя тендерные стереотипы, являются:

- конкретные социально - психологические качества и свойства личности женского и мужского пола;

- закрепление семейных и профессиональных ролей индивида в соответствии с полом;

- представления в общественном сознании связанные с половыми различиями в содержании труда;

Исходя из этого, автором выделяется три группы тендерных стереотипов.

1. Стереотипы маскулинности-феминности.

2. Тендерные стереотипы, включающие представления о распределении семейных и профессиональных ролей между мужчинами и женщинами.

3. Тендерные стереотипы, определяющиеся спецификой содержания труда.

На данную классификацию мы будем опираться в дальнейшем в нашем исследовании.

В первой группе тендерных стереотипов маскулинности приписываются активно-творческие характеристики, инструментальные черты личности, такие как активность, доминантность, уверенность в себе, агрессивность, логическое мышление, способность к лидерству. Феминность, наоборот, рассматривается как пассивно-репродуктивное начало, проявляющееся в экспрессивных личностных характеристиках, таких как зависимость, заботливость, тревожность, низкая самооценка, эмоциональность. Маскулинные характеристики обычно противопоставляются феминным, рассматриваются как противоположные, взаимодополнительные.

Можно выделить бинарные оппозиции, стереотипно приписываемые мужчине и женщине.

1. Логичность - интуитивность. Мужественность соотносится с логич- ностью, а женственность с интуитивностью. Согласно С.Н. Булгакову «мужчина деятелен, логичен, полон инициативы; женщина инстинк- тивна, склонна к самоотдаче, мудра иелогической и неличной мудро- стью простоты».

2. Абстрактность - конкретность- А.А. Логинов указывает «мужское мышление отличается склонностью к обобщению, абстрактностью... мужчина более рационален», В то же время А.А. Логинов полагает, что женщин интересуют конкретные вещи, они конкретны в своей мыслительной деятельности. Простор женскому интеллекту обычно открывают прикладные и близкие к практике науки.

3. Инструментадъность - экспрессивность. Бытует стереотипное мнение, что женская чувственность, эмпатичность, эмоциональная экспрессивность отличают ее от мужчины с его инструментальной размеренностью, ориентированной на цель и компетентность. Благодаря этим качествам, считается, что все женщины более гибки, отзывчивы. Мужчины же более тверды и властны, А. Шопенгауэр отмечает «...женщины более мужчин оказывают к несчастным сострадание, а потому они более человеколюбивы и участливы».

4. Власть - подчинение. Женским считается преданность, жертвенность, терпение, покорность. Мужчина рассматривается, как обладатель противоположных качеств. С.Н. Булгаков, рассматривая власть, выделяет в ней два начала: «Власть двойственна по природе, она знает активное и пассивное начало, слагается из властвования и подчинения... Власть представляет собой обособившееся, утвердившееся в оторванности свое мужское начало, которому присуща стихия насилия: она умеет только покорять и повелевать, но не любить и сострадать. А соответственно и повиновение властвуемых, пассивное начало власти принимает черты столь же отвлеченной женственности, угнетаемой и порабощаемой».

5. Порядок - хаос. Философский взгляд на тендерную дифференциацию формы и материи выражаются в противопоставлении порядка и хаоса. Так Н.А. Бердяев, говоря о мужском и женском началах, отмечает, «поскольку мужское начало есть начало оформления, внесения смысла, Логоса, строя, лада, поскольку мужественный дух оформляет, дисциплинирует, организует, постольку оно есть начало порядка». Беспорядок и хаос им рассматриваются как проявление женского начала: «дух женственно-пассивный погружает в бесформенный, недисциплинированный хаос». По мнению И.С. Клециной, женщина в психологическом и интеллектуальном смысле слабо развита, ей не присуще логическое мышление, поэтому она живет, руководствуясь бессознательными импульсами, отсюда ее несерьезность, ее безучастное отношение к мыслям.

6. Сила Я - слабость Я. Также стереотипно считается, что мужчин и женщин отличают проявления силы их личности. Психолог О. Вей-нингер считает, что «чувство тождественности в различных жизненных положениях совершенно отсутствует у настоящей женщины. Личность и индивидуальность, «Я» и душа, воля и характер - все это одноименные понятия, которые присущи мужской половине рода и чужды женской его половине».

7. Независимость (индивидуальность) - близость (коллективность). Данный тендерный стереотип состоит в том, что женщинам свойственно следить в первую очередь не за объектами и решением каких-то задач, а за благополучием людей, составляющих их круг общения.. В.В. Розанов, С.Н, Булгаков придерживаются того мнения, что женщины более осторожны, склонны к подчинению, отзывчивы и демократичны.

8. Активность-пассивность. Принято считать, что сила, активность, движение, жизнь, исходят из мужского начала, женщина же дает только пассивную материю. А. Шопенгауэр замечает, что «женщина по своей природе обречена на повиновение, это видно уже из того обстоятельства, что всякая из них попав в несвойственные ей противоестественное положение полнейшей независимости, тотчас же примыкает к какому-нибудь мужчине, которому она и предоставляет руководить и господствовать над собой, потому что ей нужен господин. Если она молода - им будет любовник, стара - духовник».

9. Непостоянство, радикализм - постоянство, консерватизм. Г. Зиммель отмечает привязанность женщин ко «всему бывшему, состоявшемуся» и рассматривает эту проблему в свете бинарных оппозиций: «верность» - «неверность». Ознакомившись с точками зрения философов, социологов, антропологов, психологов о различии мужчины и женщины мы не можем, однако, сказать, что в жизни нельзя встретить логичных женщин и чувственных мужчин; активных, властных, доминантных, агрессивных женщин и пассивных, подчиняющихся мужчин. Поэтому социологическое значение понятий мужской/женский получает свое содержание благодаря наблюдению над действительно существующими мужскими и женскими индивидами.

Ко второй группе тендерных стереотипов относятся представления о распределении семейных и профессиональных ролей между мужчинами и женщинами. Для женщины наиболее значимой социальной ролью считается роль домохозяйки, матери, женщине приписывается нахождение в приватной сфере жизни (дом, рождение детей), на нее возлагается ответственность за взаимоотношения в семье. В немецком языке существует поговорка о четырех «К», отражающее стереотипное представление о поведении женщины. Переводится она как: «кухня, кирха, ребенок, платье». Мужчинам предписывается включенность в общественную жизнь, профессиональная успешность, ответственность за обеспеченность семьи. Наиболее значимыми социальными ролями для мужчины являются именно профессиональные роли.

В силу того, что для женщин основной ролью считается семейная, а для мужчин - профессиональная, соответственно и оценка успешности личности связана с выполнением этой роли. Ю.Е. Гусева указывает: «бытует мнение, что сама природа позаботилась о том, чтобы половина населения - женщины - максимум своей энергии отдавали семье, а вторая половина - мужчины - высвобождала время и энергию для общественной деятельности, требующей не тела», а подлинно человеческих качеств, проявляющихся в политической, хозяйственной, военной, научной деятельности». Таким образом, в общественном сознании существует стереотип, что женщина должна реализоваться в микросреде (семья, быт), а мужчина в макросреде (работа, политика, наука).

Третью группу тендерных стереотипов определяет специфика содержания труда мужчины и женщины. Существует целый ряд наиболее распространенных стереотипов в этом отношении:

- женщина не может быть хорошим руководителем;

- если женщина работает, это оказывает негативное влияние на ее детей;

- женщина, работающая ради карьеры, заслуживает неодобрения (со стороны мужской части населения);

- женский труд должен носить исполнительский, обслуживающий характер, быть частью экспрессивной сферы деятельности и т.д.

Для мужчин напротив возможна творческая и руководящая работа, их труд определяется в инструментальной сфере деятельности. В научной практике подобное распределение тендерных ролей подтверждалось концепцией взаимодополняемости полов Т. Парсонса. Он утверждает, что один и тот же человек не может выполнять одновременно и инструментальные (требующие властности и жестокости) и экспрессивные (предполагающие мягкость и умение погасить конфликт) функции, поэтому заявляет он, разделение этих ролей глубоко функционально и существует во всех системах социального взаимодействия.

Соответственно, по Парсонсу, роль инструментального лидера в семье всегда принадлежит мужчине, а женщина - это экспрессивный лидер-Профессиональная деятельность мужчины имеет чрезвычайное значение для семьи не только потому, что является основным источником средств существования, но и потому, что величина дохода и престижность работы мужчины определяют социальный статус, стандарт и стиль жизни семьи в целом. Т. Парсонс указывает «единственный способ быть настоящим мужчиной в нашем обществе - это иметь престижную работу и зарабатывать на жизнь». Для женщин, согласно автору, основным является статус жены своего мужа, матери его детей и личности, ответственной за домашнее хозяйство. Такая сегрегация ролей интерпретируется им как механизм подавления возможного разрушительного для брака и семьи соревнования между супругами за власть, статус, престиж и объявляется глубоко функциональной,

Т. Парсонсу представляется, что профессиональный труд замужней матери не несет отрицательных последствий для супружества только в том случае, если он является не «карьерой», а просто «занятостью» и не вносит существенного вклада в бюджет, т.е. лежит за пределами «соревнования с мужем» и не подрывает экономических основ его самоуважения.

Довольно интересна марксистская позиция по вопросу содержания женского труда. Согласной ей эмансипация женщин - это своеобразная версия не философии, а политической (классовой) неопатриархатной идеологии. В этой идеологии женщины только по видимости играют роль субъекта действия. В реальности они - объект классового анализа и манипулирования. В соответствии с неопатриархатной идеологией (изложенной в работах К. Маркса, Ф. Энгельса, А. Бабеля, В. Ленина, А. Колонтай) класс является основной категорией, социального анализа. В то время как пол и гендер считаются не существенными. Утверждается, что у женщин нет никаких своих отдельных от мужчин интересов. Поэтому женщины должны выступать в роли «сообщника и помощника мужчин в их классовой борьбе».

Бондаренко указывает, что в Советской республике для женщин-работниц открывалась политическая деятельность, которая состояла в том, чтобы своим организаторским умением женщина помогала мужчине». Таким образом, изначально пролетариат отводил женщинам в качестве поля для самореализации социальную сферу: распределение продуктов питания, устройство столовых, детских садов и больниц.

Так начал конструироваться стереотип о равноправной советской женщине, для которой главной сферой применения сил продолжает выступать семья, ее жизнеобеспечение, а в общественной жизни отводится роль помощницы мужчины. Государство рассматривает женщину, прежде всего как средство достижения важной цели - воспитание молодого поколения советского типа. Именно для решения этой задачи предлагается дать женщинам образование и приобщить их к общественной деятельности.

В результате формируется образ женщины, как лица, несущего полную ответственность за деторождение, и образ матери, как господствующей фигуры в семье. О.В. Митина указывает, что официальное предпочтение модели семьи, сосредоточенной вокруг матери было подтверждено даже в Конституции СССР 1977 года, определяющей роль женщины в обществе в качестве труженицы, матери, воспитательницы своих детей и домохозяйки.

Вовлеченность женщины в профессиональную деятельность началось спорадически, и постепенно все шире и шире женщина стала сочетать семейно-домашнюю деятельность с вне семейной, служебной, трудовой - в общественном смысле этого вида занятия - в целях дополнительного материального обеспечения семьи. Доступ в сферу образования, профессионализация одновременно обогатили отраслевую ценность женщины, повысили шанс продвигаться выше, удостаиваться управленческой должности. На данный момент современная женщина - прежде всего работающая женщина, для нес это - экономическая независимость и самоактуализация- С этим появился огромный минус, вовлеченность женщин в работу привело к разрушению традиционных представлений о семье. Социолог И.Т. Филлипс отметил, что уменьшается, дезорганизуется авторитет мужчины в семье, поскольку каждый член семьи начинает вести борьбу за собственные интересы. Ученый также полагал, что «современная женщина, стремясь доминировать над мужем, не может не презирать его, если преуспевает в этом».

Результатом действия этих факторов становится невротизация мужской половины человечества. Общество заставляет мужчину строить свою жизнь как ситуацию постоянного поиска уверенности, независимости и контроля. Сама мужественность практически означает вид особого порабощения и зависимости. С точки зрения О.В. Рябова «патриархатно-извращенное понимание природы и интересов мужчины приводит к тому, что в настоящее время он даже больше, чем женщина, заинтересован в пересмогре оснований культуры». Он полагает, что патриархатная культура работает против мужчины так явно, как никогда. И чем грубее будет патриархат, тем в более глубокой яме окажется мужчина.

Но, тем не менее, когда дело касается специфики содержания труда мужчины и женщины в обществе все еще господствуют предрассудки и стереотипные образы, которые традиционно относятся к женщинам и их способностям. Согласно стереотипному взгляду, мужчина более, чем женщины, пригоден для руководящих постов в силу присущих им стилей лидерства. Считается, что мужчины более склонны к директивному и автократическому стилям, которые характеризуются участием в общей работе.

Согласно Докладу в рамках российско-канадской программы «Повышение конкурентоспособности женщин па российском рынке труда» в обществе сложилось два устоявшихся мнения относительно тендерных предпочтений работодателей.

1. Женская рабочая сила является менее «выгодной» и более затратной. Подобный стереотип, помимо глубоких социокультурных корней, базируется на действующих сегодня правовых льготах и гарантиях, предоставляемым женщинам. Это, естественно, снижает, привлекательность женщин как ценного кадра, и является причиной предпочтительного отношения к использованию мужской силы. Данный стереотип подкрепляется так же и тем, что обязанность по ведению домашнего хозяйства и воспитанию детей все-таки несет женщина.

2. Существуют «женские» и «мужские» профессии. Этот стереотип господствует среди профессионалов кадровиков и работодателей. Поэтому выбор работодателя предопределен требованием, предъявляемым рабочим местом.

Стереотипное мышление влияет на зачисление и отбор женщин не только на определенные должности, но и на служебное продвижение, и оценку результатов работы в фирме. Согласно исследованиям Э. Игли женщины - лидеры более эффективны, чем мужчины, в том случае, когда их поведение описывалось, как более маскулинное. Э. Игли утверждает, что женский стиль руководства - более гибкий, женщины - лидеры более открыты и общительны, оцениваются как более мягкие в межличностных отношениях, при первом контакте с подчиненными.

Однако Р. Фрейджер и Д.Фейдимен указывают, что лучшие должности на работе чаще всего достаются мужчинам, а не женщинам, даже если последние имеют такую же квалификацию. Дискриминация женщин имеет место и тогда, когда устанавливается заработная плата за одинаковый труд: у женщин она меньше. В США на 30-40 %; Великобритании - на 49 %; в Германии - на 38 %; во Франции - на 28 °/Л В отношении труда дискриминация женщин существует, в том числе и в России. По данным Госкомстата РФ, в 1993 году были уволены и стали безработными 30,7 % женщин и только 20,2 % мужчин. В тоже время уволились по собственному желанию только 32,2 % женщин и 43,4 % мужчин. Это объясняется тем, что шансов найти новую работу у женщин меньше, чем у мужчин. Поэтому они стараются работать даже там, где уровень заработной платы низок.

Можно выделить основные причины непропорционального представительства женщин среди руководителей. Они имеют глубокие корни в культуре и выражаются в целом ряде предрассудков, сложившихся у мужчин - руководителей по отношению к женщинам. К таким предрассудкам он относит следующие предположения:

- женщины, выходя замуж, покидают работу;

- женщины не будут работать, пока у них маленькие дети;

- женщины не уютно чувствуют себя в мире мужчин, а когда они в него попадают, мужчины начинают ощущать неудобства;

- женщины - ненадежные работники, они слишком эмоциональны и могут сорваться в кризисной ситуации;

- женщин - руководителей нельзя перевести в другой город, если их мужья имеют аналогичную или лучшую работу.

Исследователь И. Блумсма из Амстердамского университета, проводившая опросы в нашей стране в 1986 - 1991 годы, считает, что в России наблюдается тенденция перехода к традиционному разделению труда, когда мужчина зарабатывает деньги, а жена занимается семьей и семейными делами. В 1991 году по данным опроса И. Блумсма, 7,4 % женщин высказывали именно такое желание. Результаты социологического исследования Центра независимых социологических исследований Томского университета в 1995 году показал, что уже 19 % опрошенных женщин в подобном случае хотели бы стать домохозяйками.

Однако в условиях современного экономического состояния современные женщины вынуждены работать, и работа является важной жизненной ценностью наряду с традиционной для них ценностью - семьей. Роль и место женщины в обществе - это своеобразный камертон, улавливающий все нюансы и изменения, происходящие в сфере экономики, политики и идеологии государства. В связи с трудностями на рынке рабочей силы в 1995 году в нашем обществе постепенно возрождалась идеология о «естественном» предназначении женщин, которая была необходима для индустриализации страны. Таким образом, стереотипы полоролевой дифференциации формируются в зависимости от важности и нужности в обществе женского труда.

Например, в обществе распространен негативный стереотип, что женщина не может быть хорошим политиком. Для всего социума, мужчин и женщин, считается, пока ориентация на мужскую власть. Данный вывод подтверждают результаты социологического исследования, проведенного в 2001 году коллективом ученых ИвГу и ИГТА в рамках научной подпрограммы Министерства образования РФ в области гендерных исследований. Исследование показало, что в массовом сознании жителей городов России (мужчин и женщин), присутствуют стереотипы, основанные па тендерном измерении ценностных предпочтений в политике. Более 80 % респондентов обоего пола делят сферы деятельности на «мужские» и «женские». За мужчинами закреплены такие сферы, как военная, дипломатическая, управленческая деятельность и политика, за женщиной - социальная сфера, сфера услуг и культуры.

Анализ результатов данного исследования показал различную мотивацию ориентации мужчин и женщин на участие женщин в политике. Женщины в большей степени считают, что их участие в политике смягчит политический курс правительства в направлении достижения стабильности и согласия внутри страны. Вдвое больше женщин, чем мужчин, придерживаются мнения, что при осуществлении государственной политики должны быть учтены интересы всех членов общества. По мнению каждого третьего респондента женщина лучше знает социальные проблемы семьи, женщин и детей (причем так считает больше женщин, чем мужчин).

Таким образом, обозначенные тенденции осложняют формирование тендерной идентичности личности. Более того, женщины свыкаются с мыслью, что формирование государственной политики, участие в ней - не женское дело и начинают транслировать этот стереотип независимо от конкретной социокультурной ситуации. Женщины как социально-демографическая группа осознают свои специфические интересы преимущественно в семейно-бытовой, несколько меньше в профессиональной сфере, и гораздо реже - в сферах политики и социального управления.

Вместе с тем нельзя не сказать и о новых тенденциях в российской политической культуре - формировании эгалитарной политической культуры в среде женщин-политиков, ученых, активисток женского движения. Обозначенная социальная группа пока еще не велика по численности, но по своему интеллектуальному и энергетическому потенциалу она способна ввести в политическую, экономическую, социальную сферу новое поколение молодых женщин - государственных деятелей. Представляется возможным внести коррективы в социокультурные установки населения в отношении участия женщин в преобразовании и развития общества.

Тендерные стереотипы, как и любые другие социальные стереотипы, играют, существенную роль в оценке человеком окружающего мира, позволяя быстро, просто и достаточно надежно категоризовать, упрощать социальное окружение индивида. Однако, возникая в условиях ограниченной информации о воспринимаемом объекте, стереотип часто оказывается ложным и выполняет консервативную роль, формирует ошибочное знание людей, деформируя процесс межличностного общения. Выделим несколько негативных эффектов тендерных стереотипов:

- существующие тендерные стереотипы значительно искажают действительность, различия между мужчинами и женщинами выделяются в большей степени, чем в реальной жизни;

- происходит торможение развития тех качеств, которые не соответствуют данному поло-ролевому стереотипу;

- какое-либо событие оценивается и интерпретируется в зависимости от того, к какому полу принадлежит участник этого события.

Итак, в результате анализа понятия тендерный стереотип, уточним его содержание. Под тендерными стереотипами понимаются, сформировавшиеся в культуре стандартизированные наборы конкретных качеств и моделей поведения, свойственных определенному полу.

Изучение тендерного стереотипа в рамках социокультурного подхода предполагает, что различие в поведении и воспитании мужчин и женщин определяется не их физиологическими и психологическими особенностями, а социокультурной спецификой конкретного общества. Различия между полами являются непосредственным результатом социокультурных отношений. Тендерные стереотипы, господствующие в том или ином обществе, трансформируются в ценности и формируют нормативные образы феминности и маскулинности. Таким образом, сложившиеся в культуре модели поведения мужчин и женщин превращаются в предписание. Возникает необходимость следовать определенным социокультурным ожиданиям, предъявляемым обществом по отношению к индивиду, на основании принятых в этом обществе характеристиках пола. Динамика тендерных стереотипов в любой культуре является наиболее ярким показателем глубоких внутренних изменений ценносто-смыслового ядра культуры, этнического сознания общества и самосознания ее представителей.

Тендерный стереотип, как и социальный стереотип, часто порождает условное и упрощенное представление о людях, формирует ожидания и установки в отношении других и лишает выгод, связанных с познанием отдельной личности. Непосредственно в формировании и поддержании социальных и тендерных стереотипов участвуют средства массовой коммуникации. В последнее время они получили широкое распространение и оказывают влияние на стереотипизацию массового сознания.

 

АВТОР: Стасенко О.В.