27.01.2012 8554

Влияние семьи на ценностные ориентации современных детей

 

Современные тенденции общественной жизни в России характеризуются глубинными трансформациями, одним из признаков которых является потеря социальными институтами своей устойчивости или частичная утрата ими своих функций.

Рассматривая социализацию ребенка как длительный процесс становления личности, обратимся к анализу воспитательных приемов, с помощью которых родители стремятся достичь наилучших результатов в этом процессе.

Основные воспитательные методы, используемые родителями при подготовке ребенка к самостоятельной жизни, включают триаду: родительские контроль, поддержка и власть (авторитет). Концептуализация родительского контроля как воспитательного метода в процессе социализации детей производится в социальной педагогике по следующим направлениям.

Во-первых, контроль рассматривается как метод дисциплинарного воздействия на детей: для принуждения, ограничения удовольствий, применения силовых методов к ребенку. В ряде случаев этот тип контроля предлагается исследователями в более конкретизированном виде:

а) принуждение посредством применения физического наказания или его угрозы;

б) командный стиль, категорическое требование, но без применения физического наказанияи угроз.

Во-вторых, родительский контроль может быть инструментом наказания ребенка в ситуации его сопротивления требованиям со стороны взрослых и выражается в форме демонстративного отторжения ребенка, имитации лишения его родительской любви.

В-третьих, контроль может выполнять функцию побуждения ребенка к действию (индукция), мягко корректируя направленность его поведенческих проявлений. В этом случае также возможны разные варианты индукции в рамках родительского контроля:

- индукция, ориентированная на самого подростка - когда родители, информируя ребенка о возможных последствиях для него того или иного поступка, готовят его к самостоятельному выбору,

- индукция, ориентированная на других - когда родители напоминают ребенку о социальных нормах, принятых в обществе и предлагают сделать выбор в соответствии с правилами поведения личности в социуме;

- индукция как совет - когда родители предлагают наиболее предпочтительный и эффективный с их точки зрения способ решения проблемы, стоящей перед ребенком;

- родственная индукция - родители предлагают себя в качестве эталона, примера для подражания. В социальной психологии этот тип деятельности именуется как «имитационная модель поведения» или «внутренняя модель внешнего мира», когда дети перенимают поведение и внутренние жизненные стандарты родителей.

Первые два типа контроля (принуждение и наказание) носят насильственный характер, связаны с подавлением личности ребенка и с точки зрения социальной педагогики могут рассматриваться как приемы жестокого обращения с детьми. Третий тип контроля (индукция) представляет наиболее предпочтительную форму воздействия родителей как субъектов воспитания и социализации. Родители в этом случае стремятся повлиять на личность ребенка, не деформируя ее, не прибегая к силовым методам, а последовательно формируя качественно иную мотивацию к деятельности

По мнению А.И. Антонова, функции семьи перестают сегодня соответствовать общественным потребностям; ослаблены возможности семьи в обеспечении преемственности поколений, в передаче социокультурного и экономико-профессионального капитала.

Советскими социологами функции семьи подразделялись на основные и дополнительные, материальные и духовные. А. Г. Харчевым и М. С. Мацковским в 80 - х гг. были выделены следующие функции семьи: репродуктивная, воспитательная, хозяйственно-экономическая, рекреативная, первичного социального контроля, эмоциональная, коммуникативная.

В качестве основных рассматривались функции воспроизводства населения и социализации молодого поколения. А также ряд других функций: поддержания физического и психологического здоровья, духовного общения, досуговая, социально-статусная, сексуальная).

3.А. Янковой и М. И. Панкратовой выделялись функции эмоционального контакта, организации повседневной жизни, супружеско-гедонистическая, организации досуга.

А.А. Магомедовым рассматривается функция защиты, которая актуализировалась в нашем обществе в современных условиях.

Таким образом, насчитывается 16 функций. Для рассмотрения трансформации современной российской семьи остановимся лишь на некоторых функциях, которые позволят увидеть характер изменений семьи. Для диагностики семьи в целом, всегда недостаточно статистики, поэтому прибегают к косвенным оценкам. Средством статистической оценки реализации семейных функций является использование данных о семейном цикле с момента заключения брака и до его распада.

Так, на протяжении последних 20-ти лет показатели разводимости в России существенно возросли: если в 70 - е годы на 1000 человек приходилось 3,0 развода, в 90 - е годы этот коэффициент поднялся до 4,59, то сегодня он сохраняется на уровне - 3,7 на 1000 человек. Ежегодно 470 тысяч детей страдают от развода родителей. Социологические исследования показывают, что наличие детей в семье не является препятствием для расторжения брака. Количество разводов в семьях, не имеющих общих детей, держится на одном уровне (215 - 230 тысяч разводов в год, что составляет 34 - 39% от общего числа разводов), в то время как доля разводов в семьях с детьми значительно больше (от 350 до 450 тысяч разводов в год, что соответствует 61- 66% от общего числа разводов).

Серьезное воздействие на трансформацию семьи оказывает урбанизация. Число семей, ведущих городской образ жизни, постоянно увеличивается. Изучение жизнедеятельности городских семей важно с двух основных точек зрения. С одной стороны, все современные проблемы - низкий уровень рождаемости, разводы, внебрачные дети, распространение одиночества - в первую очередь присущи этим семьям. С другой стороны, прежде всего в образе жизни молодых горожан можно заметить черты и тенденции развития будущих ценностных ориентации. Конечно, все это не означает, что образ жизни сельских семей не подвержен изменению. Процесс трансформации внутрисемейных отношений наблюдается и в ней: наряду с характеристиками, которые были присущи традиционной семье, такими как многопоколенностъ, значимость социального контроля, родства, главенство мужа, функционирование как производственной единицы и т. д., появились и утверждаются в закрепление равноправных внутрисемейных отношений, в повышении требований женщины к супругу, рост национально - смешанных браков, снижение рождаемости, стремление молодоженов жить отдельно от родителей и т.д. Все это свидетельствует о пестроте и вариабельности современного образа жизни семей в селе. Налицо сосуществование различных форм и образцов поведения. Мы уже отмечали, что в семье не только происходят структурные и функциональные сдвиги, но и существенно меняется значимость личностных качеств и отношений.

Так, в настоящее время в среднем в мире на 100 браков приходится от 40 до 60 разводов. Неполных семей в разных западных странах - от 10 до 30 % и больше и матрифокальных 21 %. Внебрачных рождений - от 10 до 50% (в Швеции более 50%). Число неполных семей и внебрачных рождений в России колеблется от 20 до 40 процентов - по отдельным территориально-этническим регионам страны».

Об этом пишет Т. А. Гурко, отмечая факт «разделения родительства и семьи, точнее - родительства и супружества, когда в семье отсутствует муж/супруг и, стало быть, - отец / родитель.

По данным выборочной переписи 1994 года, в Российской Федерации 20 % семей с детьми несовершеннолетнего возраста были «неполными», преимущественно материнскими. Растет и число родителей (отчимов, мачех, приемных), не связанных с воспитываемым ребенком биологическими узами. Вследствие увеличения разводов и внебрачных рождений (19, 6 % всех детей в 1994 году рождены вне брака) многие отцы (иногда матери) не проживают с детьми, причем некоторые из них являются «эпизодическими», а другие, не поддерживая никаких контактов с ребенком, так и остаются только биологическими родителями. Как результат снижения рождаемости увеличивается число однодетных родителей; в то же время некоторые отцы и матери сознательно ориентированы на большее число детей. Рассматривая возраст первородящих матерей, можно видеть расширение диапазона как за счет юных матерей (удельный вес детей, чьи матери не достигли совершеннолетия, составляет 4 % в общем числе родившихся), так и позднородящих - обычно среди тех женщин, кто ориентирован в большей степени на профессиональную карьеру, нежели супружество.

Фиксирование сегодня таких тенденций в семейно-брачной практике, как падение уровня рождаемости, увеличение числа рождения детей вне брака, одиночество, рост числа разводов, распространение добрачных и внебрачных сексуальных отношении, асоциальных форм общения в семье и т.д. привели к тому, что «пробные браки», неполная семья, «материнская семья», одиночество как предпочитаемый образ жизни стали распространенным явлением.

Эти тенденции подтверждаются статистическими данными 2002 года. Число супружеских пар составило 34 миллиона, в 1989 году- 36 миллионов. Впервые были собраны сведения о числе незарегистрированных брачных союзов. Из общего числа супружеских пар 3 миллиона состояли в незарегистрированном браке.

Брачная структура населения характеризуется следующими данными: из 1000 человек в возрасте 16 лет и более 210 - никогда не состоявшие в браке (в 1989 Г.-162); 572- состоящие в браке (в 1989 г. - 653); 114 - вдовые (в 1989 г. -110); 94 - разведенные (в 1989 г. - 72).

Число женщин, указавших, что они состоят в браке, превысило число состоящих в браке мужчин на 65 тыс. человек (в 1989 г.- на 28 тыс. человек).

Разведенные, на сегодняшний день составляют одинокое брачное население (на 1000 человек в возрасте 16 лет и более) - 208 (в 1989 г. - 182 человека). Данных о наличии детей не имеется.

Численность женщин на 10 млн. превысила численность мужчин (77,6 млн. чел против 67, 6 млн. человек). На 1000 мужчин приходилось 1147 женщин (в 1989 г. - 1140). Преобладание численности женщин над численностью мужчин отмечается начинается с 33-летнего возраста.

Для оценки основной функции семьи - репродуктивной пользуются: статистикой рождаемости, данными бюджета семьи.

В современном обществе молодое поколение не спешит связывать себя брачными обязательствами, потому, что супруги с детьми упускают возможности для других радостей (17,3 %), что дети отнимают очень важную часть жизни взрослого (30,4 %) и что уход за детьми требует слишком больших усилий, отвлекая от профессиональной карьеры (68, 7 %). Именно поэтому девушки планируют замужество после 25 лет - после достижения «независимости и стабильности положения в обществе», а юноши - еще позже: 27-30 лет.

Если в 1990 г. среди всех мужчин, вступивших в брак, на группу до 18 лет приходилось 1,0 % всех браков, на группу 18-24 года-52,5 %, на группу 25 - 43 года - 29,5 %, то к 2000 г., соответствующие показатели уже были 0,4 %, 45 %, 33,8 %. Среди женщин аналогичная динамика: в 1990 г. среди всех вышедших замуж 5,4 % вступили в брак в возрасте до 18 лет, 59,1 % - в возрасте 18-24 года, 20,7 % - в возрасте 25-34 года, к 2000 году соответствующие показатели составили: 3,3 %, 57,0 %, 23,7 %.

При этом видят себя бездетными 10 %, более четверти опрошенных хотели бы иметь только одного ребенка. Следует отметить еще одну тенденцию изменения репродуктивных установок - это положительное отношение к возможному отказу от рожденного ребенка вне брака или до совершеннолетия. Так, лишь 7,1 % боятся морального осуждения в случае отказа от ребенка.

Процесс уменьшения потребности в детях продолжается. Все меньшая часть населения испытывает потребность иметь в семье то число детей, которое обеспечивает нормальное воспроизводство населения и социализацию социально компетентных личностей.

Так, в семьях старшего поколения у бабушек и дедушек подростка среднее число детей равно 4,37, у родителей - 2,03, а установка его самого-1,99. Это данные исследования 1981 г., а в 1994 г. число детей у супругов (бывших подростков) равно 1,25, а репродуктивная установка на детей равна 1,60. Результаты исследования с очевидностью позволяют предполагать, что в ближайшем будущем не произойдет повышения уровня рождаемости и что малодетность становится органической чертой российского общества.

По расчетам российского демографа В. А.Борисова в среднем при 1,5-детной семье население страны уменьшится наполовину через 50 лет, при однодетности - через 24 года.

И в самом деле, в 1992-2000 годах естественная убыль населения РФ составила 5,8 млн. человек, а численность населения сократилась на 2,8 млн. человек.

В России наблюдается старение населения. По сравнению с переписью 1989 года средний возраст жителей страны увеличился на 3 года и составил 37,7 лет, мужчин - 35,2 лет, женщин - 40,0 лет (по данным переписи населения 1989 г. средний возраст населения составлял - 34,7, мужчин - 31,9 лет, женщин - 37,2 лет).

Приведенные статистические данные об изменении интегральных показателей семейного образа жизни свидетельствует в целом, о серьезных трансформациях в ценностных ориентациях молодого поколения. Так, на фоне общего падения рождаемости в последнее десятилетие уменьшились во всех молодежных возрастах матерей возрастные коэффициенты рождаемости (число родившихся живыми на 1000 женщин данного возраста): в группе с 15 до 19 лет с 55,6 до 28,1 с 1990 по 2000 гг., в группе 20 - 24 лет с 156,8 до 93,1 с 1990 по 1999 гг., в группе 25-29 лет с 93,2 до 65,2 с 1990 по 1999 гг.. И только с 1999 по 2000 гг. в двух последних возрастных группах наметилось небольшое повышение показателей соответственно до 95,3 и 68,7г.

Следует отметить, что двухдетность воспринимается с осторожностью и опасениями со стороны однодетных родителей, а трёхдетность - двухдетными. Между тем материально-экономические трудности испытывают семьи разных типов и в похожей степени ввиду наличия одной общей проблемы - низкого уровня заработной платы и, соответственно, невысокого уровня жизни в российском обществе. При этом неоспоримым является тот факт, что в азиатских странах СНГ, уровень жизни в которых значительно уступает уровню жизни в России и в других европейских государствах содружества, рождаемость остаётся по-прежнему высокой, как и в государствах подобного типа на других континентах.

Эффективность следующей социализационной функции семьи трудно измерить в сравнении с влиянием на детей школ и дошкольных учреждений, а также других агентов социализации. Нет общепринятых критериев «хорошего» воспитания или «социальной компетентности» личности. Эффективная социализация функции социализации и семьей и другими институтами предполагает наряду с полноценной социализацией и девиантную. Так по данным всероссийского опроса, проведенном в 2001 году Центром социологических исследований Министерства образования Российской Федерации по теме «Девиация подростков и молодежи: алкоголизм, проституция, наркомания», в составе учащейся молодежи курят в среднем 55 %, в том числе среди учащихся школ-45,5 %, учащихся ПТУ- 79,3 %, техникумов-69 %,студентов вузов-61,2 %. Так как российские законы курить не запрещают, в том числе детям и подросткам (а табачные производители это лишь приветствуют, закладывая в дешевые сигареты вещества, способствующие быстрому и устойчивому привыканию к табакокурению) количество молодых курильщиков неуклонно увеличивается, а возраст, в котором они приобщаются к этому «увлечению», становится все моложе. Так, если в 1991 году, накануне развала СССР, средний возраст начинавших курить составлял 15,2 года, то к 2001 году он «омолодился» до 10,1 года.

Потребление алкогольных напитков, равно как и курение сигарет, давно стали нормой, неотъемлемым элементом субкультуры учащейся молодежи. Согласно данным исследования Министерства образования Российской Федерации по теме «Девиация подростков и молодежи: алкоголизм, проституция, наркомания», подростки начинают потреблять алкоголь лишь немногим позже, чем курить - в среднем в 13,8 лет. Сегодня 75 % учащихся потребляет пиво, 28,3 % - вино, 29,5 % - водку, 7,8 %- коньяк, 8,9 % - ром, виски, джин и т.п., 7 % - самогон и спирт, в то время как являются «трезвенниками» всего 12,9 %, в том числе в школе- 20,7 %, в ПТУ - 8,5 %, в техникуме - 3,2 %, в вузе - 2,4 %, Потребляет учащаяся молодежь алкоголь в среднем раз в неделю, в том числе почти 5 % - ежедневно, а каждый десятый школьник, каждый пятый-четвертый учащийся ПТУ, техникума, вуза потребляет каждые два-три дня. Каждый второй опрошенный учащийся, в том числе школьник, в качестве разовой дозы выпивает в среднем от одной до двух бутылок пива. С 1998 года неуклонно растет заболеваемость алкогольными психозами, увеличивается количество случаев от отравления алкоголем и алкогольными суррогатами. Только за 2001 год количество подростков, состоящих на учете с диагнозом алкогольного психоза, увеличилось в полтора раза. В 2001 году в органы внутренних дел были доставлены 277 тыс. несовершеннолетних за распитие спиртных напитков или появление в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения, а 31,1 тыс. несовершеннолетних были арестованы за убийство или умышленное причинение тяжких телесных повреждений, совершенные в состоянии алкогольного опьянения.

Среди учащейся молодежи не менее распространено другое не менее опасное девиантное явление - проституция. Согласно полученным ответам, проституцией занимается в целом 5,7 % всей молодежи, в том числе в 3,6 % учащихся, в том числе в составе учащихся школ - 1,6 % (профессионально 0,3 %),учащихся ПТУ - 9,7 % (профессионально 2,4 %), студентов техникумов - 5,6 % (профессионально 2,4 %), студентов вузов - 4,9 % (профессионально 0,9 %).

Последнее, уже можно считать закономерным, ибо профессия проститутки реформированной России не является уже чем-то чрезмерно зазорным. Периодически поднимается вопрос о легализации проституции, расширении прав сексуальных меньшинств и т. д. В глазах все большего числа юношей и девушек «секс за деньги» выступает как одна из разновидностей труда, подчас рискованного, но несомненно более высокооплачиваемого, нежели абсолютное большинство профессий интеллектуального профиля, особенно связанных с бюджетной сферой.

Из состава опрошенных юношей занимаются сексом за деньги с разной регулярностью 6,1 %, из состава девушек - 5,3 %. По - видимому, это следствие активизировавшихся в России педофилов и гомосексуалистов.

Профессионально занимаются проституцией из состава опрошенных юношей 1,8 %, из состава девушек - 2,5 %.В это занятие включаются начиная примерно с 6-го класса, то есть с 13 лет.

Современная учащаяся молодежь во все более возрастающих масштабах переходит в стадию знакомства с наркотиками, первоначально в форме проб. За последние 10 лет (с 1991 по 2001 годы) возраст первой пробы наркотиков снизился в среднем с 17 до 11 лет. Доля «пробовальщиков» в составе всей учащейся молодежи составляет 22,1 %, в том числе среди школьников - 16,6 %, учащихся ПТУ - 24,4 %, учащихся техникумов - 25,4 %, студентов вузов - 30,6 %. В группу риска, в составе учащейся молодежи 13,7 %, в том числе школьников - 8,3 %, учащихся ПТУ-25,6 %, техникумов-14,3 %, студентов вузов-20,5 %. Доля тех, кто в итоге уже стал наркозависимым в составе учащихся школ - 3,1 %,учащихся ПТУ - 4,8 %, техникумов - 7,2 %, студентов вузов - 4,8 %.

Образовательное учреждение, как место первой пробы наркотиков, играет значительную роль начиная с 12-летнего возраста, «тусовка» и дискотека - начиная с 15-летнего возраста, место отдыха- с 16-летнего возраста.

По данным Минздрава РФ, в период с 1991 по 2000 годы количество подростков, страдающих наркоманией, увеличилось в России в 18 раз, значительно опередив по темпам прироста количество больных наркоманией в составе всего населения. Число смертей от употребления наркотиков среди несовершеннолетних выросло в 42 раза (а в составе всего населения - в 12 раз).

За последние 10 лет рыночных трансформаций и реформ число детей и подростков в возрасте от 0 до 17 лет уменьшилось в Российской Федерации на 7,5 млн. человек (в 1991 году их насчитывалось 40,1 млн. чел, в 1995 году - 38,3 млн. чел., в 2000 году - 33,9 млн. чел, в 2001 - 32,8 млн. чел, в 2002 году - 31,5 млн. чел.).

Характеризуя социализацию подрастающего поколения в семье, важное место играет наличие в семье доверительных отношений детей и родителей, высокий авторитет последних обеспечивают успешность воспитательных воздействий, эффективность реализации воспитательного потенциала семьи. Если мы обратимся к обычным семьям, то обнаружим, что в большинстве своем дети чаще общаются с матерью, чем с отцом. При обращении за советом к родителям 72 % выбирают мать и только 31 % - отца. Следствия такого положения дел также весьма плачевны. Что подтверждено клиническими испытаниями М. Мид.

В традиционных семьях авторитет родителей, особенно отца, был «вне критики», дети вырастали в условиях жесткой дисциплины и весь процесс их социализации шел по накатанной дороге: жизненный путь человека был заранее предопределен.

Значение отца имеет важнейшее значение для развития с самого момента рождения ребенка: он является первым внешним объектом для ребенка и играет роль модели при ранней идентификации. Отцы поощряют процесс отделения ребенка от матери, ускоряя тем самым процесс социализации. Но сегодня отцы не справляются со своей ролью и именно поэтому у многих детей наблюдается затянувшийся инфантилизм. Затягивание учебы и ученичества ставит подростков и юношей в положение социально не признаваемых взрослыми людей,- не говоря уже об отсутствии финансового подтверждения полноценности. Результаты опроса молодежи в 2001 году показали, что 62 % опрошенных молодых людей в возрасте 16-23 лет находятся на полном обеспечении родителей. По результатам всероссийской переписи населения 2002 года подавляющая часть иждивенцев (свыше 80 %) - дети и молодежь до 25 лет.

Как показывают социологические исследования не уменьшается помощь детям и в более старшем возрасте. В результате в 46% случаев родители помогают своим взрослым детям материально, 55,7 % - в уходе за детьми, 42,6 % - в бытовых делах, 33, 3 % - в покупке продуктов и 62,0 %.-.советами.

С функцией социализации тесно переплетаются хозяйственно-бытовая, направленная на поддержание физического здоровья членов общества, уход за детьми и престарелыми членами семьи; экономическая, ориентированная на получение материальных средств одними членами семьи для других, финансовую поддержку несовершеннолетних и нетрудоспособных ее членов.

Эта функция очень сильно изменилась в российском обществе. В недалеком прошлом семья была не только первичной ячейкой воспроизводства населения, но и первичной экономической единицей, так как обеспечивала средствами к существованию своих членов.

Только за период с 1998 по 2000 г. реальная среднемесячная зарплата работающих снизилась в полтора раза. Важным фактором снижения уровня и качества жизни россиян является рост цен. Индекс потребительских цен возрос с 1991 по 1998 г. почти в 6,5 тыс. раз. По показателям уровня жизни, используемым экспертами ООН, Россия входит лишь в восьмую десятку стран. Исследования показывают, что у 60 % населения произошло значительное падение реального уровня жизни. Всероссийские опросы (1999 -2001) демонстрируют, что около 50 % населения имеют доход ниже прожиточного уровня, 30,1 % являются малообеспеченными, доходы которых находятся в промежутке между прожиточным минимумом и минимальным потребительским бюджетом.

По самооценкам опрошенных к очень бедным себя отнесли примерно 40 %, к умеренно бедным - более 20 %, к «золотой середине» - почти 33 %, и к богатым - 4,0 %.

Эти процессы неизбежно повлияли на выбор трудовой деятельности молодежи. По характеру труда в материальном производстве молодежь распределилась на начало 2000 года следующим образом: 85,4 % работают по найму, 2,3 % владеют бизнесом с наемным трудом, 4,1 % работают по найму и имеют собственный бизнес, 3,9 % заняты индивидуальной трудовой деятельностью, 4,3 % - другими видами деятельности (мелкая коммерция, работа в личном подсобном и домашнем хозяйстве).

Если раньше семья зачастую прибегала к услугам службы быта, сферы обслуживания (прачечные, ателье, мастерские по ремонту и др.) то сегодня, в связи с резким вздорожанием различных услуг, семьям приходится от них отказываться и надеяться только на себя, а их членам нести повышенные нагрузки (в том числе и детям). Особенно это характерно для многодетных семей и семей с низким уровнем дохода.

Именно поэтому, не ущемляя себя материально можно иметь 1,37 ребенка ответили имеющие 1,88 детей, т.е. вопреки всякой экономической выгоде.

Следующая функция семьи - это функция первичного социального контроля, задачей которой являются моральная регламентация поведения членов семьи в различных сферах жизнедеятельности, а также регулирование ответственности и обязательств в отношениях между супругами, родителями и детьми, представителями старшего, среднего и младшего поколений. В прошлом данную функцию семья осуществляла крайне жестко, и в этом помогало все ее окружение. И. В. Бестужев-Лада пишет: «Каждый человек в деревне, да и малом городе при господстве там семьи старого типа, был ежедневно с утра до вечера на виду у всех окружающих. При этом его труд, быт, досуг, вся его жизнь до мельчайших деталей были строжайше регламентированы, можно даже сказать, ритуализированы вековыми традициями. Нравами, обычаями теми неписанными законами, которые сильнее всех писаных. Поведение, даже образ мыслей человека оценивались всецело по тому, соответствуют ли они этим законам или нет».

Сегодня же в результате отсутствия родителей рядом с детьми приводит к тому, что лишь 46 % родителей знают всегда, где и с кем их дети проводят свободное время, 47 % - не всегда точно знают, и 7 %, как правило, не знаютПо общественному мнению пребывание матери дома повышает социальный контроль за детьми, они растут более здоровыми, ухоженными, мать уделяет больше внимания их образованию и воспитанию и т. д. Но как показывают социологические исследования жены бизнесменов постоянно пребывают в домашней среде и это сужает их кругозор, замыкаются их интересы на домашних делах. В результате мать перестает быть авторитетом для детей, которые не обращаются к ней за советом и помощью, считая неспособной дать компетентные рекомендации.

Помимо всего, семья выполняет функцию духовного общения, направляя личностное развитие ее членов, их духовное взаимообогащение, а также функцию эмоциональную, обеспечивая получение психологической защиты, эмоциональной поддержки её членов. Говоря об общении, обычно имеют в виду процесс передачи и приема сообщений с помощью вербальных и невербальных средств, включающий обратную связь, в результате чего осуществляются обмен информацией между участниками общения, ее восприятие и познание ими, а также их влияние друг на друга и взаимодействие по достижении изменений в деятельности. Именно с момента рождения, ребенок через общение воспринимает от родителей социальный опыт, подражая родителям, потом идентифицируя себя от окружающих его людей. В результате общения между ребенком и родителями возникает эмоциональная близость, которая психологически основана на мотивации аффилиации. Мюррей в 1938 году описывал мотив потребность в аффилиации следующим образом: «Заводить дружбу и испытывать привязанность. Радоваться другим людям и жить вместе с ними. Сотрудничать и общаться с ними. Любить. Присоединяться к группам...» Содержание таких взаимодействий заключается в общении, которое приносит удовлетворение, увлекает и обогащает обе стороны.

Для нормального психологического состояния ребенка очень важно, чтобы именно в семье общаясь с родственниками, он чувствовал себя открытым, эмоционально раскрепощенным, защищенным, не метался между своими эмоциональными побуждениями и противоречивыми требованиями, исходящими от окружающих. В семейных отношениях наиболее легко реализуется важная потребность, которую ребенок испытывает, вступая в общение: получить от родителей «поглаживание», т.е. сочувствие, одобрение как подтверждение общего расположения к себе. Именно семья является основным источником сочувствия и поддержки и может оказать их своевременно, тонко и ненавязчиво. В первое время жизни чрезвычайно важна роль матери. Мать удовлетворяет первичные потребности ребенка, ласкает его, стимулирует, общается с ним, дает ощущение защищенности, эмоционального тепла и уюта.

В подтверждение важности проявления тепла и заботы приведем также мнение самих детей, которые думают, что хорошие дети чаще вырастают в семьях, где родители просто любят своих детей (75 %).

Естественно, что для элементарного проявления своей заботы и любви родителям и детям необходимо время. Согласно результатам социологических исследований за последние 10 лет наблюдается тенденция к уменьшению времени общения родителей и детей, неизбежно сказывающееся на привязанностях членов семьи друг к другу, на общении, заботе о другом и во внимании к себе.

Так, в 90-х годах родители максимально стремились общаться с детьми. Например, в настольные игры (шахматы, шашки, лото и др.) играли с детьми достаточно часто родители в 54 % семей, а в 16 % семей это не практиковалось вообще. Ходили с детьми на лыжах, катались на коньках 52 % родителей. Чтение родителями вслух книги помнят 71 % подростков. 59 % детей почти каждый год проводили каникулы с родителями.

Ухудшение условий для проведения совместного отпуска отмечены в 1995 г. И.Ф. Дементьевой, которая констатирует, что немногим более 4 % семей могут проводить отпуск в учреждениях организованного отдыха семейного типа.

В это же время социологические исследования показывают, что в рабочие дни родители тратили 0,7 часа, т.е. чуть более 40 минут на уход и воспитание детей. В нерабочие дни время, уделяемое воспитанию детей возрастало в 2 раза. Понятно, что за такой короткий промежуток общения невозможно полноценно провести время и пообщаться между собой всем членам семьи. В итоге, почти треть (29 %) родителей в официальном браке занимается детьми от случая к случаю.

Немаловажное влияние на эмоциональную и духовную функцию семьи оказало изменение отношения супругов на совместное времяпровождение в кругу семьи.

Существуют в нашем обществе и такие семьи, где у детей вообще отсутствуют доверительные отношения, как с отцом, так и с матерью. Чаще всего это бывает в семьях, где не установились близкие духовные контакты, как между супругами, так и между родителями и детьми.

Поэтому неудивительно, что неудовлетворенность отношениями в семье с родителями компенсируется отношениями в неформальной группе сверстников, которая постепенно становится референтной для подростка. Последний активно усваивает нормы и ценности, зачастую асоциального свойства.

Таким образом, социологические исследования подтверждают возникновение негативных качеств личности при дефиците родительской любви, когда дети обделены и не получают необходимого заряда положительных эмоций, лишены родительской привязанности.

Именно поэтому, при отсутствии полноценных отношений дети ищут другие источники общения и информации. Согласно социологическим исследованиям А. Г. Харчева и В. Алексеевой, проведенным в конце 70-х годов, основными источниками информации о половой жизни для подростков выступали литература (61,1%), друзья - одногодки (49,4 %), старшие по возрасту товарищи (35,8 %), а затем родители (10 %) и учителя (8,2 %). В конце 90-х картина несколько иная, родители и школа теряют свои позиции в вопросе сексуального просвещения молодежи. Подростки 90 - х в первую очередь информацию о сексе получают в общении с друзьями и из личного опыта половых контактов. Тем не менее, дети из благополучных семей чаще обсуждают с родителями проблемы секса, по сравнению с другими, и чаще других говорят на эти темы с отцом (в 3 раза больше, чем дети из конфликтных семей). Больше половины детей из конфликтных семей никогда не говорят о сексе с матерью и 78% - с отцом.

Таким образом, мы видим, что на сегодняшний день дети испытывают недостаток общения с родителями. В результате, среди подростков лишенных общения с родителями неадекватная самооценка встречается в 87,9 % случаев. У подростков, имеющих доверительные отношения с родителями только 8,3% имели неадекватную (заниженную) самооценку.

Вследствие чего ослабляются эмоциональные и психологические связи между членами семьи, не происходит духовного взаимообогащения и нарушается личностное развитие детей. О слабости внутрисемейных контактов, отсутствии эмоциональной близости и разобщенности детей и родителей во многих семьях свидетельствуют и следующие данные: 14 % подростков предпочитают решать возникающие перед ними проблемы самостоятельно, 16 % делают это с помощью друзей.

Таким образом, мы можем сделать вывод, что если личность ребенка, его психологическое и социальное становление, развитие и раскрытие творческого потенциала становятся целью родителей, тогда только в этом случае можно говорить о надежном фундаменте отношений между поколениями, которое реализуется через общение в семье. В этом плане семья незаменима. Она имеет приоритеты перед другими социальными общностями в области воспроизводства и совершенствования социального механизма, направленного на удовлетворение потребности в коллективе, которое первоначально осуществляется через общение с близкими людьми.

Для характеристики текущего этапа современной семьи произошли изменения в столь важной для семьи функции, как сексуальная.

Патриархальная семья не допускала добрачных связей женщин и в то же время не осуждала за них мужчин. Мужчина мог требовать от женщины нежности и теплоты чувств, а она не всегда могла рассчитывать на взаимность.

Для современной семьи эмоциональная поддержка должна быть взаимной. Возросли требования женщин к половым отношениям, усилилась автономизация матримониального, сексуального и прокреативного поведения. В сознании людей, особенно молодых, изменился взгляд на добрачные половые связи. Добрачное половое поведение становится более свободным. Отчетливо просматривается тенденция перехода к единой половой морали, с более динамичными оценками у женщин. Тем не менее, следует отметить, что традиционной «двойной» оценки полового поведения мужчины и женщины придерживается немалая часть населения. Степень данной свободы зависит от региональных и национальных особенностей, уровня урбанизации региона и интенсификации миграционных потоков.

В начале прошлого века П. А. Сорокин отмечал, что «семья как священный союз мужа и жены, родителей и детей будет разрушаться, разводы и расхождения будут увеличиваться». При этом компонент семейной дезорганизации видел в плохой брачной приспособляемости (неудовлетворительная адаптация личности к условиям семьи). Внутрисемейная дезорганизация определялась им «конфликтностью ролевых отношений, исходящая из демагогии равенства и фактического неравноправия мужчины и женщины, а внесемейная - разрушением системы родства и трудностью приспособления семьи к другим общественным институтам (школа, церковь и т.д.)».

Вслед за П. А. Сорокиным американский социолог и демограф У. Гуд дезорганизацию семьи определяет как разрыв семейного единства, нарушение структуры социальных ролей, т. е. когда ее члены не выполняют свои ролевые функции. И предлагает следующую типологию форм семейной дезорганизации:

- неполная семейная группа (неполная семья с детьми, семья с детьми вне брака);

- уход из семьи одного из супругов;

- отсутствие контактов в семье и неспособность ее выполнять ролевые обязанности в области эмоциональной поддержки, дезорганизация семьи вследствие внешних событий (война, тюрьма, депрессия);

- дезорганизация семьи, связанная с внутренней катастрофой, которая является причиной невыполнения ролевых функций не по своему желанию (умственная или физическая патология детей или родителей).

В качестве одной из причин семейной дезорганизации выделяется ослабление действия внешних регуляторов брачно-семейных отношений (общественное мнение, экономическая зависимость и подчиненность женщин и т. д.), и, как правило, неспособность внутренних сил, внутренних регуляторов (чувства любви, долга, заинтересованности) обеспечить стабилизацию семьи.

Трансформационные процессы современной российской семьи привели не только к смещению семейных функций, но и повлекли за собой изменения в ценностных ориентациях подрастающего поколения

История человечества не знает примера, когда ценностные ориентации формировались бы без участия семьи. Ценностные ориентации подрастающего поколения и стиль воспитания детей зависят не только от социальной структуры общества, но и социокультурной среды, которую создает семья.

Анализ социального влияния семьи на личность показал, что на 40 % людей в их жизни повлияла семья, на 30 % - средства массовой информации, на 20 % повлияла школа, на 10 % повлияла улица.

Особая роль семьи заключается в функциях, выполняемых в отношении молодого поколения: социализирующей, релаксационной, досуговой, которые приобретают особую значимость именно в современных условиях эмоциональных перегрузок и психологических стрессов. Из истории известно, что когда в обществе и государстве происходят существенные перемены, то большинство людей как бы замыкаются в семье, вероятно, стараясь «переждать» события. Так же значимость семейных отношений в жизни человека определяется тем, что у основного большинства людей (85%) достижение жизненного благополучия ассоциируется с успехом в семейной жизни. Таким образом, семья является одной из главных составляющих человеческого счастья.

Изменения в жизни не столько затрагивают состав, сколько структуру ценностей, т. е. их иерархическое соотношение друг с другом. Изменение брачной структуры общества сказывается на ценностных ориентациях молодежи.

В связи с эти выделяют три фактора влияния семьи на личность ребенка. Во-первых, это социальная микросреда семьи, в которой осуществляется приобщение детей к социальным ценностям и ролям. Во-вторых, внутри- и внесемейная деятельность, по преимуществу работа по дому. В-третьих, семейное воспитание (как комплекс целенаправленных педагогических воздействий).

В ходе проведенного в 2003-2004 годах в г. Ставрополе исследования были исследованы ценностные ориентации молодежи. Согласно квотной выборке по параметрам пола, типа учебного заведения, уровня образования было опрошено 500 учащихся колледжей и институтов в возрасте 17-22 лет. Среди опрошенных мальчики составили 42,2%, девочки - 57,8%.

В качестве цели исследования была выдвинута гипотеза о влиянии трансформаций функций семьи на ценностные ориентации молодежи. Опрос проводился путем самозаполнения анкеты в аудитории в присутствии интервьюера. Условия анонимности были соблюдены максимально. Исследование предполагало анализ демографической и медицинской статистки, статистики правонарушений и школьных программ, анкетного опроса учащейся молодежи и интервьюирования экспертов. В результате исследования были проанализированы особенности ценностных ориентации молодежи.

В ходе исследования было подтверждено, что молодое поколение ориентировано на одиночный образ жизни, не спешит связывать себя брачными обязательствами, потому, что супруги с детьми упускают возможности для других радостей (12 %), что дети отнимают очень важную часть жизни взрослого (30 %) и что уход за детьми требует слишком больших усилий, отвлекая от профессиональной карьеры (58 %).

Именно поэтому девушки планируют замужество после 25 лет - после достижения «независимости и стабильности положения в обществе», а юноши - еще позже: 30-35 лет.

При этом видят себя бездетными 15 %, более 30 % опрошенных хотели бы иметь только одного ребенка. Следует отметить еще одну тенденцию изменения репродуктивных установок - это положительное отношение к возможному отказу от рожденного ребенка вне брака или до совершеннолетия. Так, лишь 10 % боятся морального осуждения в случае отказа от ребенка.

Результаты исследования с очевидностью позволяют предполагать, что в ближайшем будущем не произойдет повышения уровня рождаемости и что малодетность становится органической чертой российского общества.

Неэффективность социализационной функции и семьей и другими институтами подтверждается проведенными ниже исследованиями.

Сегодня 85 % учащихся потребляет алкогольные напитки: 78,3 % -пиво, вино - 9,1 %, водку - 7,8 %, «трезвенниками» являются всего 15 %. Среди учащейся молодежи не менее распространено другое не менее опасное девиантное явление - курение. Курят постоянно юноши - 87 %, девушек - 25 %, в компании юношей-11 %, девушек-49 %, никогда не пробовали: юношей - 2 %, девушек - 26 %.

Характеризуя социализацию подрастающего поколения в семье, важное место играет наличие в семье доверительных отношений детей и родителей, высокий авторитет последних обеспечивают успешность воспитательных воздействий, эффективность реализации воспитательного потенциала семьи.

Повышение роли материнского участия в жизнедеятельности семьи на фоне утраты отцом своего традиционного авторитета приводит к потере родительского авторитета в целом. Возрождается «матриархальная» семья на совершенно новой основе, фигура отца занимает «зыбкое» положение. Мы имеем, что в большинстве своем дети чаще общаются с матерью, чем с отцом. При обращении за советом к родителям 82 % выбирают мать и только 10 % -отца, бабушек - 8 %.

Для современной семьи главными воспитательными мерами стали убеждение и личный пример родителей, причем их эффективность зависит от мнений и интересов детей.

В традиционных семьях авторитет родителей, особенно отца, был «вне критики», дети вырастали в условиях жесткой дисциплины и весь процесс их социализации шел по накатанной дороге: жизненный путь человека был заранее предопределен.

Значение отца имеет важнейшее значение для развития с самого момента рождения ребенка: он является первым внешним объектом для ребенка и играет роль модели при ранней идентификации. Отцы поощряют процесс отделения ребенка от матери, ускоряя тем самым процесс социализации. Но сегодня отцы не справляются со своей ролью и именно поэтому у многих детей наблюдается затянувшийся инфантилизм. Затягивание учебы и ученичества ставит подростков и юношей в положение социально не признаваемых взрослыми людей,- не говоря уже об отсутствии финансового подтверждения полноценности. Результаты опроса показали, что 98 % опрошенных молодых людей находятся на полном обеспечении родителей.

Хозяйственно-бытовая функция очень сильно изменилась в российском обществе. В недалеком прошлом семья была не только первичной ячейкой воспроизводства населения, но и первичной экономической единицей, так как обеспечивала средствами к существованию своих членов. Динамика общественного развития труда привела к тому, что семья перестала быть производственной единицей, за ней сохранилась лишь организация домашнего быта и потребления. Все это оказывает свое влияние на другие функции семьи, на весь образ жизни и ценностные ориентации молодого поколения.

«Трудовые заслуги» родителей могут вызвать уважение у молодежи и готовность брать пример, если дом и быт снабжены всеми атрибутами высокообеспеченного существования. В противном случае старшие будут ловить на себе жалостливо-снисходительные и полупрезрительные взгляды детей, считающих родителей, особенно отца, «неудачниками», «аутсайдерами» в этой жизни. Деформирмация трудовой мотивации связано, на наш взгляд, и с ослаблением «трудовой ауры» в семье, с прекращением воспитания подрастающего потомства на примерах трудовых достижений семьи и рода. Размытой оказалась трудовая этика - с ее традициями, нормами, праздниками, даже «посвящениями» и обрядами. Раньше в семье гордились полученными наградами за труд, присвоенными «почетными званиями», врученными от «товарищей по труду» (а не выигранными в «Поле чудес») подарками; молодые старались «держать марку», чтобы не уронить и не запятнать трудовую честь семьи. Можно представить эффект «социализации» молодежи, когда с 1992 года, воспользовавшись президентским Указом «О свободе торговли», и подогреваемая общей антисоциалистической истерией часть граждан (преимущественно молодого возраста) стала делать бизнес на открытой продаже с уличных лотков «символов советского строя». В ход пошли «переходящие вымпелы и знамена», «знаки трудового отличия», ордена «Трудового Красного Знамени», наконец, золотые звезды «Героев социалистического труда».

Только три года спустя в упомянутый Указ были внесены поправки, запрещающие открытую продажу наград (трудовых и боевых), атрибутов форм и знаков отличия вооруженных сил советского времени, а также всех материальных изделий, отражающих символику «социалистических соревнований» и «коммунистического труда».

Тревогу вызывает, главным образом, молодежь: традиционные ориентации на «честный и плодотворный труд во благо обществу» или на «отличную учебу» не находят у большинства отклика. Слово «труд» вообще не нравится.

Видимо, трудовая мотивация у большей части молодежи деформирована. Сыграли свою роль «быстрые и легкие деньги» в челночном бизнесе, посредничестве, «приработке» в ночных клубах и казино, а тут еще СМИ зазывают: «играйте, угадывайте - и вы разбогатеете!» Не случайно в числе первых жизненных ценностей «труд» не значится. Если и признается труд в качестве ценности, то только высокооплачиваемый

Разумеется, к ориентации молодежи на труд и учебу следует подходить дифференцированно: есть немало тех, кто настроен хорошо учиться и получить профессию. Среди молодых россиян, заметна доля тех, кто имеет желание и возможности следовать западному стилю «яппи» - молодых бизнесменов, обладающих подчеркнуто деловым имиджем и «набором достижительных признаков» - образованием, доходом и престижем. Характер отношений в сфере труда абсолютно зеркально отражает характер потребностей. Как деформирование трудовой мотивации породило устойчивую дефиницию «нетрудового образа жизни», так и заметный перекос, разбалансирование потребностей прочно увязываются с понятием «потребительского образа жизни». Сама работа должна стать разновидностью развлечения, отдыхом, «не обременять» человека. Словом, люди смогут продемонстрировать «равенство с элитой» не в обладании «вещами», а в ставших доступными для них престижными видами развлечений, отдыха, времяпрепровождения и возможностью небрежно заметить при случае, что они заняты на «непыльной, но хорошо оплачиваемой работе»

Эти процессы неизбежно повлияли на выбор трудовой деятельности молодежи. По характеру труда в материальном производстве молодежь планирует: работать по найму - 55,4 %, владеть бизнесом - 41 %, работать по найму и иметь собственный бизнес - 3,4 %.

По самооценкам опрошенных к очень бедным себя отнесли примерно 40 %, к умеренно бедным - более 20 %, к «золотой середине» - почти 33 %, и к богатым - 4,0 %.

Не удивительно, что на вопрос «Хотели бы вы уехать в другую страну?»-утвердительно ответили 56 % студентов, 7 % заявили, что собираются сделать это в ближайшее время. Большинство нынешних студентов (82 %) относятся к эмиграции как к естественному явлению, вызванному невостребованностью творческого потенциала ученых, недооценкой их труда, и рассматривают «утечку умов» как ответную реакцию на отношение к ним со стороны общества. Ежегодные суммарные потери России в результате «утечки умов» оцениваются в 3 млрд. долларов, а с учетом упущенной выгоды - 50-60 млрд. долларов.

Трансформация следующей функции семьи - первичного социального контроля приводит к тому, что лишь 46 % детей говорят родителям, где они находятся и с кем проводят свободное время, 47 % - не всегда говорят, и 7 %, как правило, не считают нужным говорить результатом ослабления ее в городах.

С функцией первичного социального контроля тесно связана социально-статусная функция семьи, которая предоставляет её членам определённый социальный статус и воспроизводство социальной структуры. Сегодня роль семьи в продвижении индивида «наверх» сводится на нет; не родственные связи, не «знатность» происхождения, а умение окружить себя соответствующими вещами считают 89,9 %, принятыми в данной страте, обеспечит адекватное отношение к личности со стороны окружающих. Требуется только личное умение закрепиться в выбранной социальной орбите.

Например: посещение «тусовки» является местом отдыха и решения деловых проблем, установления связей и новых знакомств. Такой образ жизни широко пропагандируется средствами массовой информации, а реклама пива атрибутируется такими понятиями, как сила, хорошая жизнь, удовольствие и пр.

Стремление постоянно «соответствовать стандарту» чревато охлаждением родственных отношений и даже разрывом семейных уз, так как заботы о членах семьи, участие в их повседневных делах рассматриваются как «пустая трата времени» - 46 % или «скучное, неприбыльное» занятие - 35 % на фоне усилий, направляемых на поддержание имиджа «благополучного, состоятельного человека».

Помимо всего, семья выполняет функцию духовного общения, направляя личностное развитие ее членов, их духовное взаимообогащение, а также функцию эмоциональную, обеспечивая получение психологической защиты, эмоциональной поддержки её членов.

В подтверждение важности проявления тепла и заботы приведем также мнение самих детей, которые думают, что хорошие дети чаще вырастают в семьях, где родители просто любят своих детей (85 %).

Естественно, что для элементарного проявления своей заботы и любви родителям и детям необходимо время. Согласно результатам социологических исследований. Немаловажное влияние на эмоциональную и духовную функцию семьи оказало изменение отношения супругов на совместное времяпровождение в кругу семьи.

Если в прошлом традиционно дом (семья, родственники) и церковь были основными пунктами, где проводилось свободное время и удовлетворялись духовные интересы, то в последнее время общение происходит вне доме, не с семьей или родственниками. Супруги, вполне допускают проведение времени отдельно друг от друга и от детей. Муж и жена проводят досуг вне дома, где общение происходит по интересам, общение же с родственниками, детьми и соседями не обязательно. Возможно, поэтому 43 % детей ездили с родителями на отдых несколько раз за свою жизнь, 14 % - не ездили никогда.

В сознании людей, особенно молодых, изменился взгляд на добрачные половые связи. Добрачное половое поведение становится более свободным. Отчетливо просматривается тенденция перехода к единой половой морали, с более динамичными оценками у женщин. Тем не менее, следует отметить, что традиционной «двойной» оценки полового поведения мужчины и женщины придерживается немалая часть населения. Степень данной свободы зависит от региональных и национальных особенностей, уровня урбанизации региона и интенсификации миграционных потоков.

Подростки в первую очередь информацию о сексе получают в общении с друзьями 75%, СМИ-14 и из личного опыта половых контактов 11 %.

Говоря о ценностных ориентациях необходимо сказать, что анализ показал, что семья остается вербально одобряемой ценностью. При этом, однако, было установлено, что значительное число респондентов считает наиболее значимой самореализацию в сфере профессиональной деятельности. Таким образом, результаты проведенного опроса подтвердили ценностные ориентации на семью с несколькими детьми, семейный образ жизни, родительство становятся менее значимыми, чем ценностные ориентации на профессиональную деятельность и статусные характеристики. Значительная часть опрошенных, имеющих несовершеннолетних детей, ориентирована на продолжение профессиональной деятельности даже в случае достижения высокого уровня материального благосостояния. Вероятно, это можно объяснить возникновением определенных трудностей в процессе воспитания ребенка. Последнее, в свою очередь, осложняет, делает более напряженной семейную жизнь, на фоне которой внесемейная деятельность представляется более предсказуемой и захватывающей.

В группе молодежи как из полных так и из матрифокальных семей доминируют современные ценностные ориентации. Как видим семья, дает молодежи не модель будущего поведения в браке, а установку на поступление в институт, ориентацию на престижную работу и должность.

Поэтому на первом месте - материальный успех и семья, здоровье и образование делят вторую и третью позиции, четвертое место делят карьера и работа, на последнем месте оказывается свобода и независимость. Здесь явно просматривается приоритет достиженческого комплекса ценностей, хотя и с российской спецификой.

Т. А. Гурко пишет о том, что вопреки устоявшемуся мнению и некоторым данным, полученным в предыдущие годы, в исследовании не было обнаружено значимых отличий в личностных особенностях подростков из материнских семей, что, вероятно, объясняется изменением социального «статуса» этого типа семей. Отношение общественного мнения стало более лояльным не только к разведенным женщинам с детьми, но и к тем, кто рожает ребенка вне брака. Можно считать, что данные о повышенной социальной девиантности и детей из материнских семей - это лишь результат социальных ожиданий относительно «девиантности» семей этого типа.

В результате того, что общество не регламентирует многие стороны деятельности семьи, всеобщие нормы заменяются на индивидуализированные нормы-соглашения, обеспечивая неформальное взаимодействие между супругами, родителями и детьми. Семья увеличивает свою автономию, а влияние традиций, норм и ценностей со стороны общества становится менее значимым по сравнению с индивидуальными нормами и ценностями.

Если раньше традиционным было противостояние таких ценностей, как работа-семья, то сейчас антитеза в позициях молодых людей выглядит иначе: жизнь для себя, своего удовольствия, с одной стороны, и семья параллельно с работой, с другой. Семья, кроме того, становится жизненной целью, достижение которой возможно только в результате достижения финансовой независимости посредством стабильной и хорошо оплачиваемой работы. Иначе говоря, молодое поколение с определённым фатализмом смотрит на семью и работу, стремясь достичь баланса, как между ними, так и между жизнью для себя и для других.

Впервые при переписи населения зафиксировано превышение доли женщин, имеющих высшее образование, по сравнению с мужчинами.

Это, по-видимому, является примером в матрифокальных семьях и из-за отсутствия другой альтернативы, дети из этих семей в большей степени ориентированы на получение образования, что подтверждается нашими данными.

Полученные в ходе эмпирического исследования результаты позволяют говорить о том, что:

- В иерархии жизненных ценностей подростков наблюдается относительное единообразие: материальный достаток, здоровье, семья, образование.

- Семья в оценках молодого поколения остается важной формой в жизни людей.

- Оценка семейной и брачной мотивации подростков показала некоторые отличия в зависимости от типа родительской семьи. Сложные отношения между родителями способствуют увеличению дистанции и отчужденности между родителями и детьми.

- Оценка сексуальных установок и норм полового поведения не выявила существенных различий у подростков из разных типов семей, наиболее существенными оказались различия по полу.

- Подтверждается тенденция. сведения к минимуму роли отца в реализации воспитательной функции в полной семье. Результаты нашего исследования показали, что отношения к сексуальным связям различаются статистически незначимо.

В ценностных ориентациях молодежи современного российского общества произошли значительные качественные изменения. В ценностном сознании утрачены позиции традиционных ценностей, преобладают пассивность и потребительство. Вместе с тем обнаруживаются и положительные тенденции, связанные с формированием и распространением новых ценностных ориентации, раскрывающих возможности карьерного роста, самосовершенствования, образования. Сегодняшние юноши и девушки смотрят на жизнь прагматично, полагаясь больше на себя, своих родных и близких, нежели на оказавшиеся призрачными идеи, а также властные структуры, не способные создать молодому поколению условия для достойного существования, что зачастую определяет массовый характер ценностных ориентации подрастающего поколения.

Подобные изменения обусловливаются не только общей социокультурной ситуацией, которая выступает как фактор формирования ценностных ориентации современной молодежи. Они детерминированы и таким субъективным фактором, как формирование новых ценностей под воздействием современной российской семьи.

Именно изменение ценностных ориентации под воздействием семьи и современных социокультурных условий обусловливает трансформацию старых и формирование новых ценностных ориентации, содействуя в достижении молодежью формирующихся у нее своих новых целей.

Семья, несмотря на ее структурно-функциональные преобразования сохраняет, в условиях нестабильности относительно устойчивый набор ценностей. Это неизбежно отражается на процессе формирования ценностных ориентации молодежи. В системе ее ценностных ориентации приоритет сохраняют те ценности, которые являются социально значимыми для семьи, например: семья как психологический образ дома, образование, материальный достаток, здоровье.

Современное российское общество трансформируясь в сторону рыночных отношений, актуализирет ценностные ориентации, отвечающие требованиям общества с рыночной экономикой, а именно: работа как карьера, диплом о высшем образовании, деньги, свобода. Эти ценности нередко вступают в противоречия с теми, которые были традиционно характерны для российской семьи: взаимопомощь, дружба, забота.

Значимость семьи для подрастающего поколения как фактора, определяющего ее ценностный мир актуализирует проблему защиты семьи и повышения ее престижа.

 

АВТОР: Часовская Л.А.