30.01.2012 3441

Деловая женщина в современном обществе

 

Современные социокультурные процессы протекают в реформирующемся обществе и имеют глубокие исторические корни. Исследователи, рассматривающие проблему будущего развития нашей страны, вынуждены обращаться к историко-культурному наследию, так как развитие любого общества связано с его прошлым, настоящим и будущим.

Социокультурные изменения предполагают изучение связи времен, так как потеря идентичности ведет к «аномии - потере ценностей в масштабе общества, социальным патологиям, утрате смысла жизни и доверия к себе. А без последнего люди не могут жить и действовать». Так как социокультурный фактор не подвержен быстрым радикальным изменениям, изучение современного этапа развития российского общества необходимо начинать «с выявления господствующего... пласта, типа культуры, содержащейся в ней специфической программы синтеза культуры, реализуемой в любом акте осмысления, обеспечивающем выживаемость». Это проявляется в том, что процесс модернизации по существу сводится к вестернизации. Региональные особенности и локальные культурные установки вытесняются ценностями, целями и способами действия, присущими западной культуре и, прежде всего, его американской модели. Широкий размах получили ценности либерально-рыночного толка:

- ориентация на личный успех, условием которого является высокая степень индивидуальной свободы, высокий уровень экономических притязаний;

- накопление богатства и связанные с ним безграничные возможности потребления;

- господство экономической эффективности при забвении социальной эффективности;

- универсализация и унификация.

Специфическая самоидентификация российского общества делает весьма не эффективной попытку «привить» ценности западного общества. Россия - это страна, лежащая на стыке Востока и Запада. Как писал русский философ Бердяев Н.А.: «Русский народ есть не чисто европейский и не чисто азиатский народ. Россия есть целая часть света, огромный Востоко-Запад, она соединяет два мира». Поэтому в основе российского менталитета лежат совсем иные принципы, нежели в западной культуре. Одна из наиболее известных работ, направленных на выявление традиционных установок российской культуры принадлежит русскому философу XX века Н.О. Лосскому. В своей книге «Характер русского народа» автор выделяет следующие характерные черты русского народа:

- религиозность и связанное с ней искание абсолютного добра и смысла жизни;

- способность к высшим формам опыта: религиозный, нравственный, эстетический опыт, восприятие чужой душевной жизни, интеллект, интуиция, связанные с исканием абсолютного добра;

- открытость души к «чуткому восприятию чужих душевных состояний» и интуитивному постижению вещей; могучая сила воли и страстность, проявляемая в общественной и религиозной жизни;

- экстремизм и максимализм; свободолюбие, доходящее до склонности к анархии и требующее деспотической государственной власти для обуздания анархического своеволия;

- патриотизм и национальное чувство, соединяющее любовь к родине, народу и государству;

- презрение к мещанству, к буржуазной сосредоточенности на собственности, на земных благах;

- народолюбие, выраженное в признании высокой ценности всякой личности, в идеализации крестьянства интеллигенцией и ее самоотверженном служении народу;

- сочетание мужества с женской мягкостью, доброта, жалостливость, но вместе с тем жестокость.

И если попытаться обобщить и выделить установки, которые являются характерными для русской культуры, по мнению большинства исследователей, то получится следующее:

- соборность, которая, по мнению Н.А. Бердяева предполагает объединение людей общей целью и общим делом исходя из внутренних побуждений;

- бескорыстие, духовность, непрактичность, подразумевающие, что в культурном пространстве России до сих пор определяют «взгляд на свободу как на некое выстраданное состояние, как достижение справедливости среди людей и народов, когда в жертву приносятся свои личные интересы во имя свободы и счастья других»;

- фетишизация государственной власти, заключающаяся в наличии убеждения о зависимости жизни граждан от государственной власти.

Анализ культурных российских установок показывает, что традиционные российские ценности далеки от западных либеральных. Но это не означает, что необходимо ломать все без исключения жизненные установки и ценности духовной традиции. Важно суметь определить, что возможно и что невозможно осуществить в современном российском обществе.

Российские ментальные установки и западные ценностные тенденции сегодня сталкиваются друг с другом в культурном, экономическом и политическом пространстве России, порождая социальную напряженность. Вместе с тем, они взаимодействуют друг с другом, трансформируются, соединяясь в поведении людей. Поэтому задача политиков заключается в том, чтобы, учитывая эти процессы, выработать такие стратегии реформ, которые позволили бы наиболее эффективно и наименее болезненно продвигаться по пути к цивилизованному обществу. А без учета специфики российского менталитета невозможно решить такую задачу. Опыт Японии свидетельствует о том, что, двигаясь по современному рыночному пути развития можно сохранить культурную специфику страны.

Негативную оценку распространению западных ценностей дают даже европейские исследователи. Во всем мире усиливается протест против культурного, экономического и идейного стиля Запада. По мнению российского исследователя А.С. Панарина: «сегодня миру угрожает опасность нового тоталитаризма, проникающего во все поры общественной жизни, все подминающего и развращающего. Победивший либерализм на самом деле освободил не общество от рецидивов азиатской тоталитарной архаики, а освободил экономическую власть от сдержек и противовесов со стороны других типов власти - политической и духовной». Даже если и не разделять столь резкую оценку автора, необходимо признать, что западные либеральные ценности вызывают критику во многих странах.

Современная Россия стоит на перепутье. С одной стороны, она испытывает на себе сильное влияние западных ценностей, активно внедряемых СМИ. А с другой стороны, она еще не смогла полностью освободиться от своих традиционных культурных стереотипов, которые воспроизводились при советской власти, правда, в видоизмененной форме. Традиционные стереотипы были воссозданы в жизни производственных коллективов. В советское время эти коллективы были не только профессиональным объединением людей, но и особой формой общения (традиции совместного отдыха, взаимопомощь). Очень часто вне-производственная жизнь была тесно связана с производственной.

Социологические опросы, проводимые на протяжении 90-х годов XX века в России, показывали преобладание в массовых настроениях следующих негативных эмоций: страх, тревога, растерянность, подавленность, неуверенность в будущем. Многие исследователи считают, что «это тягостное для многих россиян состояние было вызвано не только резким падением уровня жизни, кризиса экономики и неблагоприятным положением на рынке труда. В не меньшей степени, а может быть, и в большей степени влияли на самочувствие россиян дискредитация привычных ценностей, утрата чувства общности и неопределенность перспектив развития страны. По сути дела, в течение всего периода 90-х годов российское общество находилось в состоянии мотивационного кризиса...». С одной стороны, в ценностной структуре сознания россиян на первый план стали выдвигаться такие ценности как свобода для реализации собственных потребностей и способностей, инициативность, независимость. Но с другой стороны массовые социологические опросы указывают на: «во-первых, недостаточное развитие культуры повседневного труда, срединной культуры вообще, во-вторых, нарушение структурной целостности российской культуры». Будет ли Россия копировать западный путь развития, или сумеет выработать свой собственный, учитывающий коллективистские и гуманистические ценности, присущие отечественному менталитету покажет время. Но уже сейчас понятно, что она нуждается в собственном пути развития еще и потому, что российскому обществу ближе восточные установки, ориентированные на общинность, восточные поведенческие и деятельностные стратегии, а не западные ценности индивидуализма.

Становление рыночного общества - долгий и тяжелый процесс, который приведет к формированию общества, отличающегося и от восточного, и от западного. И не последнюю роль в данном процессе будут играть деловые женщины, вносящие уже сегодня значительный вклад в формирование нового образа жизни делового человека.

А пока в ситуации социально-экономического кризиса, переживаемого российским обществом, человек вынужден самостоятельно адаптироваться в меняющихся условиях. Адаптация - процесс взаимодействия индивида (группы) с кардинально меняющейся социальной средой, в ходе которого постепенно согласуются требования и ожидания обеих сторон, так что индивид получает возможность выживания. Другими словами адаптация подразумевает приспособление человека к окружающим его условиям.

Адаптация человека включает в себя два спектра: биологический и психологический. Первый подразумевает под собой приспособление организма к устойчивым и изменяющимся условиям среды (например, температура, атмосферное давление и другие физические явления) и изменения в организме человека. Психологический аспект адаптации предполагает приспособление человека как личности к существованию в обществе, в соответствии с требованиями этого общества и собственными мотивами и интересами.

Для описания результата адаптационного процесса используются термин «адаптированность». Психическая адаптированность индивида включает в себя:

- уровень фактического приспособления человека;

- уровень его социального статуса;

- самоощущения удовлетворенности или неудовлетворенности собой и своей жизнью.

Главным механизмом адаптации человека к окружающей среде является культура. Не биологический пол, а социокультурные нормы определяют, в конечном счете, психологические качества, модели поведения, виды деятельности, профессии мужчин и женщин. Быть в обществе мужчиной или женщиной означает не просто обладать теми или иными анатомическими особенностями - это означает выполнять те или иные предписанные гендерные роли.

Никто не станет отрицать того факта, что работающая женщина уже стала нормой жизни. Однако не многим из них удается подняться вверх по служебной лестнице. На сегодняшний день картина численности женщин среди категорий работников в России такова:

- мелкие предприниматели - около 25%. В основном это владелицы «собственного дела» (в четырех из пяти случаев). Половина женщин этой группы занята в торговле, финансовой сфере и промышленности. Около 20% женщин, занятых мелким бизнесом, вынуждены его сочетать с управленческим трудом по найму;

- полупредприниматели - около 40%; Это, как правило, молодые женщины, в возрасте до 30 лет. Данная группа активно участвует в рыночных преобразованиях;

- руководители производств (менеджеров) - около 40%, работающих по найму. Каждая вторая из этой категории, обладает высоким уровнем благосостояния;

- администраторы социальной сферы - 83%. Эта самая феминизированная социально-профессиональная группа, в которой управленцы - специалисты среднего звена, руководители учреждений науки, культуры, образования, здравоохранения. При этом 80% женщин-руководителей возглавляют государственные учреждения, 12% - приватизированные, а 6% - частные организации;

- интеллектуалы (творческие профессии) - 57%;

- массовая интеллигенция - 70%; отличительной чертой данной группы является высокий уровень образования - 75% специалистов имеет высшее образование. При этом 50% из них работает в учреждениях социальной сферы, 40% - в промышленности; 80% - в государственном секторе, а остальные - на приватизированных предприятиях;

- рабочая элита - 16,6%. Эта социальная группа образовалась в результате расслоения рабочего класса, в состав которой входят высококвалифицированные рабочие;

- неквалифицированные работники - 70%, в этой группе каждая пятая женщина находится в пенсионном возрасте;

- работников массовых профессий (сферы торговли и обслуживания) - 80%; уровень жизни половины этих женщин находится ниже прожиточного, можно сказать, что они живут в условиях нищеты.

Эти цифры показывают, что, несмотря на широкое рекламирование ценностей индивидуализма, успешно адаптироваться к условиям социального кризиса смогло не более одной пятой части женского населения. Большинство из них оказалось просто неспособными адекватно воспринимать и оценивать происходящие в обществе качественные изменения. Хаотичность и стихийность социокультурной динамики привели к формированию такого состояния личности, которое можно определить, как «экзистенциальный кризис», проявляющийся в единстве двух его составляющих:

- социальный кризис, вызвавший социальный «шок» личности в результате разрушения устойчивой социальной структуры и социального статуса личности, позволяющего функционировать ей как полноправному члену общества;

- культурный кризис, определяющий на личностном уровне ситуацию «когнитивного вакуума» (как отсутствие объективной информации, позволяющей осмыслить индивиду, на что необходимо ориентироваться, каких социальных норм придерживаться, как реагировать на происходящие в стране изменения).

Следствием этого кризиса является проблематичность адаптации личности в изменяющейся среде, отсутствие возможностей для продуктивной самореализации. С другой стороны, «экзистенциальный кризис», переживаемый личностью создает условия для конструктивного самовоспроизводства и самовыживания, как поворотный момент в жизни человека, от которого зависит его дальнейшая судьба.

Для того, что бы ответить на вопрос, почему же инновационно-ориентированную модель поведения в современном российском обществе демонстрирует ограниченное количество женщин необходимо отреть основные этапы адаптации личности в новых социокультурных условиях.

В условиях нестабильного и противоречивого развития российского общества социальные группы проходят три стадии адаптации:

- Стадия социального шока

- Мобилизация адаптивных ресурсов

- Ответ на «вызов среды».

При этом одни социальные группы быстро осваиваются в происходящих изменениях и уходят вперед, а другие - начинают отставать.

Стадия социального шока в России пришлась на 1991 - 1994 года. Ее характерные особенности заключаются в следующем: высокий процент самоубийств, социальная распущенность, взлет преступности, стремление следовать стереотипам поведения, сложившемся в прежней системе, спад производства.

Данный период времени женщины в социологических опросах характеризуют как период страха и сильных тревог. Всего лишь 3,3% женщин отметили в числе важной характеристики 1991 - 1994 годов отказ от прежней системы ценностей и приобщение к новой.

Вторая стадия - мобилизация адаптивных ресурсов - характеризуется периодом переосмысления ситуации и концентрации усилий на сознательном поиске выхода из нее, активного поиска и освоения инновационных моделей поведения. Повышается значение невостребованных или частично используемых в советской системе ценностей трудовых навыков, профессиональных знаний и интеллектуальных способностей.

Именно на стадии мобилизации происходит корректировка или смена ценностей индивида. Адаптация женщины в России связана с преодолением множества барьеров: политическая и экономическая нестабильность в стране, отсутствие социальных гарантий со стороны государства, непоследовательность курса правительства в области рыночных реформ, отсутствие средств и связей, необходимых знаний.

Третья стадия - ответ на «вызов среды». К сожалению, концентрируясь в госбюджетной сфере с традиционно низкой заработной платой женщины, зачастую не имеют возможности укрепить свой материальный статус. А наличие домашних обязанностей ограничивает возможности для профессиональной переподготовки, дополнительных заработков. Поэтому требования реформирующейся среды к адаптивному порогу женщин оказались достаточно высоки, чтобы их преодолела большая часть женщин.

Кроме того, не все женщины стремятся к полной профессиональной самореализации: целая пропасть отделяет самоотдачу женщины-руководителя от мотиваций женщины-подчиненной. Для многих женщин, не имеющих квалификации, заработная плата является единственным стимулом для труда. Опираясь на профессиональные ориентации женщин, российский социолог Л.В. Бабаева сумела выделить четыре типа российских женщин:

1. Карьерные женщины, желающие профессионально расти и работать полный рабочий день (3,5% среди замужних и 5,8% среди незамужних женщин);

2. Профессионально ориентированные женщины, желающие делать карьеру, однако, предпочитающие работать неполный рабочий день (26,1% и 48% соответственно);

3. Работающие матери, не желающие делать карьеру и выбирающие режим неполного рабочего дня (35,3% и 38,5% среди замужних и незамужних женщин);

4. Домашние хозяйки, не желающие делать карьеру и предпочитающие вообще не работать (33,3% и 7,7% соответственно).

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

- характер социокультурной ситуации зависит от общего состояния культуры общества, государственного и политического режима, экономической модели развития общества, культурных традиций.

- современная социокультурная ситуация в России носит специфический характер, определяемый не только ее промежуточным положением между двумя типами культур (Востока и Запада), отмеченным патерналисткой организацией советского общества, но и сочетанием различных модернизационных программ.

- продвижение женщин по служебной лестнице зависит от тех стереотипов и ценностей, которые характерны для той социокультурной среды, в рамках которой формируется личность женщины.

- несмотря на широкое рекламирование ценностей индивидуализма, успешно адаптироваться к условиям социального кризиса смогло не более одной пятой части женского населения.

- трансформация социальной структуры российского общества, зачастую отсутствие объективной информации не позволяют осмыслить индивиду, на что необходимо ориентироваться, каких социальных норм придерживаться, как реагировать на происходящие в стране изменения, затрудняют процесс адаптации женщин в изменяющейся социокультурной среде.

 

АВТОР: Исаченко О.К.