30.01.2012 4537

Женщина-политик как модель поведения в политической сфере

 

Проблемы политической самоорганизации российских женщин, женского общественного движения, а также их стратегии в борьбе за увеличение женского представительства в структурах власти привлекают к себе внимание зарубежных (М. Баклей, К. Даскалова, С. Гейл, Г. Клигман, В. Спирлинг и др.) и российских исследователей (С.А. Айвазова, Л.Ф. Безлепкина, Н.А. Бережная, Н.А. Бычкова, Е.В. Кочкина, Е.Ф. Лахова, М.М. Малышева, Т.А. Мельникова, С.В. Поленина, Н.М. Степанова, Н.А. Шведова и другие).

По-прежнему, политическое представительство женщин в органах власти остается чрезвычайно низким. По мнению российских исследователей для России характерны мировые барьеры. Во-первых, это гендерные различия в политической социализации, создающих слабую мотивацию женщин к социальной активности. Во-вторых, неравномерность распределения ресурсов ограничивает возможности женщин-политиков. В-третьих, это традиционная ответственность женщин за ведение домашнего хозяйства и воспитание детей. В четвертых, наличие традиционных стереотипов, диктующих недоверие к политикам женского пола. Г.Г. Силласте пишет: «Ситуации, сложившейся в России в перестроечный и постперестроечный периоды, присуще противоречие между теорией и практикой демократизации общества, предусматривающими предоставления женщинам России широких политических свобод, реальную (а не формальную) ликвидацию дискриминации по полу во всех сферах общественной жизни - с одной стороны, и целенаправленным отчуждением женщин от политики, власти, от участия в принятии политических решений и ответственности за их осуществление - с другой». Зарубежные исследователи подчеркивают, что в современной России мужчины занимают ведущие позиции в общественной жизни и для обозначения этого явления ввели в научный оборот термин «патриархальный ренессанс». Английская исследовательница пишет по этому поводу следующее: «Создание гражданского общества и рыночной экономики в Восточной Европе влечет за собой построение «мира мужчин» и доминирование мужественности в общественной жизни. Принуждение женщин вернуться к домашней жизни, коммерциализация женственности, принижение женской идентичности - неизбежные составляющие данного процесса». По данным Госкомстата на 2003 год федеральные государственные должности занимали 69,5% женщин. Из них:

- 50,4 % в органах законодательной власти;

- 70,7 % в органах исполнительной власти;

- 65,6 % в органах судебной власти и прокуратуры.

На региональном и муниципальном уровне женщин еще больше. В органах государственной власти субъектов РФ женщины составляют 70,1%. Из них:

- 58,5 % в органах законодательной власти;

- 69,6 % в органах исполнительной власти;

- 83 % в органах судебной власти и прокуратуры.

При этом женщины занимают должности, далекие от непосредственного участия в политике и связанные с исполнительскими и техническими функциями. Наибольшее число женщин представлено среди работающих в центральном аппарате:

- Комитет санитарно-эпидемиологического надзора (93 %);

- Комитет по политике цен (78 %);

- Министерство финансов (77 %);

- Комитет РФ по пищевой и перерабатывающей промышленности (более 70 %);

- Комитет химической и нефтеперерабатывающей промышленности (69 %);

- Министерство здравоохранения (66 %).

Если коснуться представленности женщин в исполнительных органах власти, то нужно отметить, что в Российской Федерации с 1990 года Правительство менялось десять раз, однако, в его состав входило всего восемь женщин: И. Гребешкова, Э. Памфилова, Л. Безлепкина, Т. Дмитриева, Н. Дементьева, О. Дмитриева, В. Матвиенко, Г. Карелова.

В 1995 году среди 74 руководителей федеральных органов исполнительной власти было всего две женщины - Л. Безлепкина и Т. Регент (руководитель Федеральной миграционной службы). Вообще никто из женщин не входил в Президиум правительства. На тот период времени ни одна женщина не была первым заместителем ни одного из 24 министерств. Всего лишь две женщины были заместителями министра образования. По данным российского социолога Кочкиной Е.В., женщины в 1995 году составляли 1,4% среди высшего руководящего состава министерств и правительства.

Только лишь к концу 1997 года увеличивается число женщин в правительстве. По данным на октябрь 1997 года, из 365 постов исполнительных органов власти женщины занимали 14.Не лучше обстоит ситуация и на региональном уровне. В 1994 году ни в одном из субъектов Российской Федерации женщина не была во главе администрации. Не значительным является число женщин - глав администраций городов, сельских районов.

По данным за 1998 год в региональных органах власти женщины составляли всего лишь 2,16%. В октябре 1997 года из 322 политических и ведущих должностей регионального уровня (президенты республик, председатели правительств республик, главы администраций краев и областей, представители Президента в субъектах федерации) было всего лишь семь женщин. Из 17 президентов республик не было выбрано ни одной женщины, так же не было ни одной женщины и среди 16 председателей правительств республик.

Не было женщин и среди 88 председателей законодательных собраний краев, областей и автономных округов. Среди 67 глав администраций краев, областей и автономных округов субъектов Российской Федерации всего лишь одна женщина - В. Броневич (Корякский автономный округ). К февралю 1998 года 4 женщины представляли президента на местах.

На сегодняшний день в правительство Ставропольского края входят всего две женщины:

- Алла Федоровна Золотухина - заместитель председателя правительства Ставропольского края

- Татьяна Александровна Погорелова - министр финансов Ставропольского края.

В городе Ставрополе есть ряд женщин, входящих в состав администрации:

- Хоменко Наталья Николаевна - глава администрации Ленинского района;

- Маслова Антонина Михайловна - заместитель главы администрации Ленинского района;

- Горгома Любовь Ивановна - заместитель главы администрации Октябрьского района;

- Федоренко Лариса Васильевна - заместитель главы администрации Промышленного района.

Естественно, что все они тоже принимали самое активное участие в нашем исследовании, оказывали помощь. Особенно хотелось бы отметить неоценимый вклад Аллы Федоровны Золотухиной, которая не просто сама приняла участие, но и помогла договориться со многими деловыми женщинами Ставрополья.

Ставропольским деловым женщинам мы предложили ответить на вопрос: «Что могут и чего не могут женщины в высших эшелонах власти?». 63,8% респонденток вообще ничего не написали, так как не знают. Такой ответ был характерен в основном для предпринимательниц, которые мотивировали это тем, что они не имеют доступа к высшим эшелонам власти. Остальные опрашиваемые уверены, что женщины могут все, что и мужчины, просто у них нет доступа.

Наши женщины не могут объединяться по половому признаку (13,1%), не могут влиять на принимаемые управленческие решения (11,5%), победить коррупцию (10%), не могут оставаться женщинами (6,9%). То есть сами деловые женщины демонстрируют наличие в российском обществе элементов маскулинной культуры. Большинство из них уверены, что женщины не могут влиять на управленческие решения, объясняя это ограниченным доступом женщин к власти.

И это несмотря на то, что эти женщины имеют высокий уровень образования: 88,5%о респонденток имеет высшее образование, 7,7% - ученую степень и 3,8% - средне-профессиональное.

Согласно Конституции Российской Федерации назначение на высшие должностные посты осуществляется Президентом и приведенная нами статистика свидетельствует о существовании механизма тендерного ценза, который ограничивает численность женщин на должностных постах РФ. В докладе «О выполнении в РФ Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин» малочисленность женщин на руководящих постах в государственных органах объясняется «наличием элементов по признаку пола». Мы не согласны с выводом, сделанным на четвертом периодическом докладе в 1993 году. Статистические данные свидетельствуют о том, что женщины далеки от принятия политических решений не только в России. Так, в секретариате Организации Объединенных наций в Нью-Йорке работает всего лишь 50 женщин, примерно столько же и в Секретариате международных организации в Женеве, как правило, на технических должностях. Может быть, проблема заключается не в половой дискриминации российских женщин, а в их стремлении уделять большое внимание своей собственной семье и детям. По мнению российских социологов (Здравомыслова Е., Кочкина Е., Константинова В., Темкина А.) низкое политическое участие женщин связано не только с тендерными различиями в политической социализации, но и с особенностями женского жизненного пути, связанными с ответственностью женщин за воспитание детей и ведение домашнего хозяйства.

А ведь именно женщины в условиях социокультурной трансформации способны придать социальную направленность российским реформам, сместить общественные приоритеты в сторону решения проблем, связанных с улучшением положения социально уязвимых категорий населения. Это объясняется тем, что основаниями мужского и женского типов поведения являются две соответствующие этики. Теоретики западного феминизма сумели показать, что мужчины в своих политических и деловых стратегиях опираются на этику справедливости и права, а женщины - на этику заботы. Этика справедливости, основанная на индивидуализме, автономии личности, не может быть воспринята женщиной полностью, ибо она никогда не может стать «законченной» индивидуалистской. Для нее значимы императивы этики заботы с чувством сопричастности другому, и ответственности за него. Если коснуться ментальности русской женщины - именно этика заботы является основой ее жизненного мира, а специфические формы женской коллективности опять-таки выводят на какое-то новое измерение существование женщины в политике. Мужчины, кстати, в политике тоже играют «командами», но основа создания этих команд и стиль отношений в них несколько иные. Женщины объединяются не по принципу «против кого дружим», что часто бывает у мужчин, а по иным, созидательным мотивам. Уникальной формой и опытом соединения творчества и дела-заботы были женские студенческие строительные отряды, последняя из специфических форм русской женской коллективности. Это была практическая модель школы современной русской деловой женщины.

Необходимо выделить еще одно различие в ориентациях мужчин и женщин. Мужчины тяготеют к универсалиям и абсолютам, женщины же более «контекстуальны», скажем, при принятии решения мужчины склонны апеллировать к нормам и принципам, а женщины чаще исходят из контекста и ситуации. При всей мечтательности женщины всегда живут «здесь и теперь», проявляя, быть может, больший реализм в политике и бизнесе.

В структуру мотивации политического поведения входят средства реализации поставленных целей. Проблема морального выбора индивида связана с соотношением цели и средств. Еще итальянский мыслитель Н. Макиавелли утверждал, что для достижения цели можно применять любые действия (ложь, предательство, обман). Основным критерием для выбора средств является их эффективность.

Однако, не все согласны с данной точкой зрения. Л.Н. Толстой, М. Ганди и А. Швейцер убеждены, что не цель оправдывает средства, а средства должны оправдывать нравственность цели. По их мнению, можно использовать только безупречно нравственные ценности, несущие «добро» без «зла» (теория «непротивления злу насилием»).

Очевидно, что обе эти концепции не играют большой роли в сфере социального управления. Поэтому целесообразнее использовать диалектический подход. Цель, как результат, зависит от использующихся средств и определяется ими. Но в то же время, оценка средств зависит от цели как достигнутого результата. Нравственным мы можем считать то средство, которое является необходимым для достижения нравственной цели, без искажения моральной ценности. Таким образом, средства должны быть нравственными и эффективными, а цели - реальными и достижимыми.

Любая управленческая деятельность должна сочетать в себе нравственность и законность. Мораль и право выполняют общую социальную функцию: регулируют взаимоотношения людей в обществе и служат для гармонизации личных и общественных отношений.

В качестве основных причин безнравственного поведения индивида в современном российском обществе можно выделить:

- общую безнравственность, царящую в стране;

- слабую правовую базу и низкую эффективность деятельности правоохранительных структур;

- низкую общую культуру;

- тяжелые материальные условия жизни в России;

- отсутствие контроля со стороны общества.

Женщины по своей биологической и социальной природе менее склонны к насильственным и незаконным действиям. Зарубежные исследователи вообще убеждены, что чем выше уровень образования женщин, тем более для них характерно миролюбие. В ходе проведенного социологического исследования в Ставропольском крае было установлено, что даже в случае отсутствия контроля 36,2% деловых женщин никогда не отступают от этических принципов, при этом 10% респонденток уверены, что в России невозможно придерживаться этики, а 53,8% респонденток стараются не нарушать моральных принципов. Сопоставление нравственных принципов предпринимательниц и управленцев показало, что вторые больше придерживаются этических взглядов, чем первые. Если среди управленцев 41,2% респонденток указали, что они никогда не отступают от принятых норм, то среди предпринимательниц их число составило 35,5%. Еще 11,8% предпринимательниц убеждены, что у нас в стране вообще невозможно придерживаться нравственных принципов. А когда женщин-руководителей попросили подтвердить или опровергнуть суждение о том, что «Именно стремление добиться успеха любой ценой приводит к жизненному краху» с этим суждением согласились 46,9% респонденток, а выразили несогласие 20% респонденток. 33,1% респонденток затруднились ответить.

В условиях нестабильности социального и имущественного положения женщины, а не мужчины, отличаются более устойчивыми социокультурными, эстетическими и этическими взглядами. В.Н. Константиновна смогла установить, что женщины-политики в большей мере - в сравнении с коллегами мужчинами - осуществляют в своей профессиональной практике свои ценностные установки. Духовно-нравственные представления женщин менее подвержены резким изменениям и выражают заинтересованность в сохранении и развитии культурных достижений.

Яркой иллюстрацией участия женщин в политической жизни может служить состав Государственной Думы и Федерального Собрания РФ. После перехода к альтернативным выборам доля женщин резко сократилась. Женский избирательный корпус оказался организационно раздробленным. Показательными являются сравнительные данные о женском представительстве в парламентах России и других странах посткоммунистической Центральной и Восточной Европы.

Переход к демократии, как в России, так и в ряде стран Центральной и Восточной Европы привел к вытеснению женщин из политики на всех уровнях.

Конституция Российской Федерации, принятая 12 декабря 1993 года, учредила двухпалатный парламент (Федеральное Собрание), который имел существенные отличия от бывших представительных органов Российской Федерации.

Впервые на выборах в Государственную Думу 1993 года был официально закреплен принцип сочетания мажоритарной и пропорциональной систем. Мажоритарная (от фр. majorite - большинство) система предполагает такой порядок определения результатов голосования, при котором избранным считается кандидат, получивший большинство голосов. Пропорциональная система предполагает такой порядок определения результатов голосования, при котором распределение мандатов между партиями, выставившими своих кандидатов в представительный орган, производится в соответствии с количеством полученных ими голосов.

Выборы в Федеральное Собрание 1993 года проводились по «Положению о выборах депутатов Государственной Думы» (Указ Президента от 1 октября 1993 года) по смешанной системе и по «Положению о выборах депутатов Совета Федерации 1993 года» (Указ Президента от 11 октября 1993 года) по мажоритарной системе сразу за двух депутатов. Согласно результатам выборов в Федеральное Собрание 1993 года депутатами стали 9% женщин. В Совете Федерации женщины составляли 5%, а в Государственной Думе - 13,6%. При этом в Государственную Думу по одномандатным округам прошло 26 женщин (11,9% от общего числа депутатов), по федеральному округу - 21 депутат от блока «Женщины России» и еще 13 женщин от других 5 избирательных объединений.

В этот период времени можно отметить повышение интереса избирателей к женщинам-кандидатам. Но пребывание женщин на политическом Олимпе было недолгим и весьма непродуктивным.

Выборы 1995 года осуществлялись по закону «О выборах депутатов Государственной Думы» (Указ Президента от 21 апреля 1995 года) тоже по смешанной системе, обеспечивающей сохранение баланса ведущих политических интересов. В результате выборов в Государственную Думу второго созыва (1995 -1999) из 450 депутатов 46 были женщинами, что составило всего лишь 10,3%.Этот процент был ниже, чем на предыдущих выборах. При этом, хотелось бы подчеркнуть, что на этапе предвыборной компании среди кандидатов в депутаты женщин было в 3 раза больше, по сравнению с итогами выборов. На выборах в Государственную Думу 1995 года самостоятельно выступили уже четыре женских политических движения, правда, так и не сумевшие набрать на выборах нужного количества голосов:

- «Женщины России» (А. Федулова) - 4,6%;

- «За гражданское достоинство» (Э. Памфилова) - 1,6%;

- «Общее дело» (И. Хакамада) - 0,68%;

- блок «Джуны» (Е. Давиташвили) - 0,47%.

В конце 1995 года был принят Закон «О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации» отменяющий прямые выборы членов Совета Федерации. Теперь в состав верхней палаты парламента каждый субъект Российской Федерации автоматически делегировал двух представителей - главу местного законодательного собрания и главу местных исполнительных органов государственной власти. В результате этих изменений в состав верхней палаты российского парламента, Совет Федерации вошла всего лишь одна женщина из 178 членов.

Президент Б.Н. Ельцин предпринял попытку расширить представительство женщин в органах исполнительной власти. 30 июня 1996 года Президент подписал Указ «О повышении роли женщин в системе федеральных органов государственной власти Российской Федерации». Этот закон, к сожалению, не был реализован на практике.

Выборы в Государственную Думу третьего созыва (1999 - 2003) осуществлялись на основе обновленного Федерального закона «О выборах Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», принятом в июне 1999 года. Закон сохранил основные принципы выборов депутатов Государственной Думы - смешанную избирательную систему, равное число депутатов, избираемых по общефедеральному округу и одномандатным избирательным округам, 5% барьер, предотвращающий участие маловлиятельных партий и движений в распределении мандатов.

В итоге в Государственную Думу третьего созыва прошли всего 41 женщина из 441 депутата. Это - 7,7% от общего числа депутатов. 14 из них прошли в парламент по партийным спискам. Представительницы женских объединений: «Женщины России» и «Российская партия защиты женщин», получили поддержку 2,04% и 0,8% избирателей, и соответственно, опять не попали в парламент. В государственной Думе четвертого созыва (7 декабря 2003 - 2008) из 447 депутатов опять 41 женщина-депутат. Из них 21 прошла по федеральному избирательному округу, а еще 20 женщин прошли по одномандатным избирательным округам.

Число депутатов законодательных органов государственной власти субъектов Российской Федерации на 1 марта 2000 года составляло 3338 депутатов, из них только 325 женщин, то есть 10 % от общего числа депутатов. Причем, в разных регионах доля участия женщин различна. Так, например, в 2000 году не было ни одной женщины в законодательном органе в Курской, Новосибирской, Тюменской областях, а так же в республике Ингушетии. Больше, чем в половине субъектов федерации, в законодательных органах мужчины составляют от 80 до 99%.

По представительству женщин в парламенте Российская Федерация занимает 46 место после Филиппин, Барбадоса и Сальвадора. Для сравнения: женщины в парламенте Швеции составляют 42,7%, в Дании, Норвегии, Нидерландах - 36-37%, в Финляндии - 33,5%, а в Германии - 30,9%.

Представляется неоправданным отчуждение женщин от политической жизни, управления государственными делами. Прежде всего, с практической точки зрения. Доказано, что чем больше женщин в политике, тем чаще принимаются решения социального характера (например, совершенствование системы образования и культуры, социальная защита населения, охрана материнства и т.д.), а вот чем больше мужчин, тем больше решений милитаристкого характера (например, расширение функций правоохранительных органов, увеличение расходов военного бюджета и т.д.).

Еще более важную роль играет женское участие в управлении с позиций демократического развития, когда к политической жизни привлекаются все силы общества и, в частности, те, которые были в стороне от активного политического процесса. Участие женщин в политической жизни страны расширяет кругозор женщины, развивает навыки управления, которые содействуют профессиональному росту и самостоятельному решению возникающих жизненных проблем.

По мнению доктора политических наук Н.А. Шведовой существуют 3 основных фактора, способных увеличить представительство женщин в высших законодательных органах:

1. Политическая партийная квота или наличие цели увеличения женщин-кандидатов в парламентах, избираемых пропорциональной избирательной системой;

2. Наличие законов, требующих соотношения полов в списках кандидатов от партий;

3. Изменение избирательной системы с одномандатного на пропорциональное представительство.

В Ставропольском крае в деятельности Государственной Думы за период 1994 - 2004 годов приняли участие всего 3 женщины-депутата. Татьяна Дмитриевна Габитова возглавляла комитет по социальной политике в Государственной Думе первого созыва.

Татьяна Дмитриевна родилась в 1951 году в г. Ревда Свердловской области. В 1970 году она закончила Свердловский монтажный техникум и приехала работать на Всесоюзную комсомольскую стройку - строительство невинномысского химкомбината. Потом Габитова возводила корпуса «Кванта», затем - профсоюзная, партийная и депутатская работа.

На профсоюзной работе - почти четверть века. Она начинала с должности заместителя председателя профкома в тресте «Ставропольхимстрой» города Невинномысска. И вот уже 16 лет возглавляет городскую организацию профсоюзов.

Четыре года Татьяна Дмитриевна жила между Невинномысском и Ставрополем. Нагрузка была колоссальной, если учесть, что председателем комитета Габитова работала не на постоянной основе. Ей предлагали быть освобожденным работником Госдумы, но она не хотела оставлять семью и профсоюзную работу.

По мнению Татьяны Дмитриевны, успешная карьера невозможна, если нет любимой семьи. Только лишь поддержка семьи помогает выстоять в трудную минуту.

Татьяна Дмитриевна Габитова - победительница краевого конкурса «Женщина года», заместитель председателя краевого совета женщин. Она стояла у истоков всероссийской встречи женщин «Мир на Кавказе - безопасность России», краевого конкурса «Лучший отец Ставрополья», бесед с женщинами всех поколений, всероссийской акции «Напиши письмо маме», посещений воинских госпиталей и т.д.

Оксана Евгеньевна Мелихова вошла в состав Думы второго созыва. Профессия журналиста привела Оксану Евгеньевну в политику. Когда она баллотировалась в краевую Думу, люди воспринимали кандидата, прежде всего, как редактора «Кисловодских вестей». Принять предложение участвовать в предвыборном марафоне Мелихову, по ее собственному признанию, подтолкнуло желание помочь людям. В стране накопились многомиллионные задолженности по зарплате, женщины не получали детские пособия.

Сейчас Оксана Евгеньевна является консультантом Уполномоченного по правам человека в Ставропольском крае.

И, наконец, в состав сегодняшней Государственной Думы входит Любовь Николаевна Волошина. Весной 2002 года она бросила вызов 11 мужчинам и 1 претендентке на вакантное место и одержала блестящую победу. У Любови Николаевны значительный опыт руководящей работы, высокий авторитет.

Любовь Николаевна родилась в семье потомственных железнодорожников в Мурманской области. А вот школу она окончила уже в г. Кисловодске, куда переехала ее семья. У нее диплом с «отличием» Пятигорского педагогического института иностранных языков. Но еще до получения диплома Волошину пригласили работать в горком комсомола. Вскоре она стала первым секретарем Кисловодского горкома ВЛКСМ. В 27 лет Волошина стала самым молодым в СССР секретарем по идеологии.

Сегодня Волошина регулирует деятельность двух комитетов - по государственному строительству, местному самоуправлению, правопорядку, а также -по социальной политике, науке, курортам, работе с общественными организациями и казачеством. Кроме того, Любовь Николаевна еще является первым заместителем председателя Государственной Думы Ставропольского края.

За умение отстаивать интересы родного г. Кисловодска Любовь Николаевна в числе первых получила юбилейную медаль «200 лет КМВ». Кроме того,

Волошина награждена орденом «Знак Почета», медалью ордена «За заслуги перед отечеством». В Кисловодске она признана «Женщиной года - 2003».

При этом ей удается в себе сочетать и успешного политика и заботливую хозяйку, жену, мать.

По данным на 2004 год в Ставропольском крае насчитывается всего 27 женщин-депутатов. Например, В. Волкова является председателем совета депутатов г. Новопавловска.

По мнению большинства опрошенных в Ставропольском крае деловых женщин (49,2%) пол влияет на реализацию деловых отношений. Но в то же время (40,8%) не чувствуют когда заняты важным делом, что их воспринимают как женщину. Здесь мы можем только согласиться со словами одной из респонденток: «У меня нет другого варианта. Есть плюсы, есть минусы, иногда помогает, иногда мешает».

Здесь важно умение руководителя создать команду и организовать работу подчиненных. Результаты нашего исследования позволяют сказать, что женщины способны эффективно управлять не вопреки, а благодаря наличию «женских качеств». Сами деловые женщины (78,5%) подчеркивают различия между мужским и женским стилем управления.

По мнению Дж. Роузнер, мужчины-руководители в большей степени используют так называемый «деловой» стиль. Рабочие отношения с подчиненными они строят в виде дел, сопровождаемых наградой за выполненную работу или наказанием за невыполнение задания.

Женщины же стремятся к более активному взаимодействию с подчиненными, делятся с ними властью и информацией, пробуждают интерес у подчиненных к выполняемой работе и позволяют им вносить вклад в общее дело. Групповое решение всегда лучше индивидуального, так как группа обладает большим объемом соответствующих знаний и опыта. Большинство опрошенных ставропольчанок привлекает своих подчиненных к принятию решений. Так, 53,7% респонденток указали, что постоянно и активно привлекают своих подчиненных, еще 42,5% - иногда советуется со своими заместителями и коллегами, только 3,8% опрашиваемых признали, что не привлекают своих подчиненных. Подчиненные женщин-руководителей также подчеркивают свое привлечение к принятию решений. Но здесь получается совсем иная ситуация: 68,4%) респондентов признают, что руководитель иногда учитывает их мнение, 23,4% - что руководитель всегда привлекает их к принятию решений.

Подчиненные, вовлеченные в процесс принятия решений, чаще соглашаются с этими решениями, чем в тех случаях, когда решения опускаются сверху. В результате, совместно принятые решения выполняются более эффективно. Но не стоит забывать и об отрицательных моментах коллегиальных решений. Прежде всего, это отсутствие персональной ответственности за принимаемые решения.

Несмотря на коллегиальный характер принятия решений для большинства ставропольских женщин-руководителей они не отрицают того факта, что наказывают своих подчиненных. 62,3% респонденток заявили, что вынуждены иногда наказывать, 22,3% респонденток делают это постоянно и только лишь 15,4% предпочитают не наказывать, а искать другие методы воздействия. Эти данные отрицают вывод Роузнер, что женщины не используют командный стиль управления. Используют, но не так часто, как мужчины.

Для достижения успеха в любом деле женщины должны уметь строить свои взаимоотношения с конкурентами. И женщины прекрасно с этим справляются. Из 130 ставропольских женщин-руководителей 55,6% респонденток ищут модели сотрудничества со своими конкурентами, еще 26,4% убеждены, что конкурента можно сделать доброжелателем и только 18% считают, что конкуренция - это борьба. Как мы видим, большинство деловых женщин пытаются искать компромиссы, идти на сотрудничество, а не бороться со своими конкурентами.

Примечательно, но для 70% респонденток абсолютно все равно, к какому полу принадлежит их деловой партнер. Лишь бы был порядочным и надежным человеком. А вот сравнение точек зрения по этому вопросу предпринимательниц и управленцев позволило нам нарисовать следующую картину: никто из предпринимательниц не считает женщину надежным деловым партнером, а 29,4% из них уверены, что это мужчины. А вот у женщин-руководителей вырисовывается совсем иная картина. Надежным деловым партнером могут быть как мужчины (23,5%), так и женщины (23,5%).

Российский исследователь Р.Л. Кричевский связывает низкое участие женщин в управленческой жизни страны с разным пониманием риска у мужчин и женщин. Если для мужчин риск означает потерю или прибыль, победу или поражение, то для женщин риск принципиально отрицательный момент. Для женщин риск означает потерю, боль, опасность и поэтому, они стремятся избегать риска. С такой точкой зрения вряд ли можно согласиться. Согласно результатам социологического опроса деловые женщины идут на риск при принятии управленческого решения: 51,5% респонденток убеждены, что без риска невозможно достичь успеха, 40% иногда идут на риск и лишь 8,5% респонденток предпочитают не рисковать, так как это опасно. Сравнение степени риска среди предпринимательниц и управленцев дало весьма неожиданные результаты. Оказалось, что женщины управленцы чаще принимают рискованные решения (58,8%), чем предпринимательницы (52,9%). Иногда рискуют 41,2% предпринимательниц и 35,3% управленцев.

Проводя исследование по Ставропольскому краю, и в частности, в г. Ставрополе нельзя обойти вниманием деятельность Краевого Совета женщин. В Президиум данного Совета входят: Базикова Раиса Филипповна (заместитель председателя Ставропольского краевого Совета женщин), Бережная Ирина Феликсовна (директор студии «Молодые люди», ТВ СГТРК, г. Пятигорск), Габитова Татьяна Дмитриевна (председатель городских организаций профсоюзов г. Невинномысска), Головерова Татьяна Петровна (директор «Маслосырзавода» Александровского района), Григорьева Валентина Семеновна (директор ЗОА «Маслосыродельного завода «Кугультинский», Грачевского района), Золотухина Алла Федоровна (председатель Ставропольского краевого Совета женщин), Ермолова Любовь Степановна (директор косметической фирмы «Лик», г. Ставрополь) Кузякова Людмила Михайловна (директор НПО «Пульс», г. Ставрополь), Новикова Валентина Ивановна (начальник управления образования города Ставрополя). Главная цель женщин, среди которых немало экономистов, учителей, юристов, финансистов и предпринимателей - возродить женское движение Ставропольского края, объединиться и отстаивать свои права на всех уровнях власти.

Женсоветы воссозданы во всех городах и районах края. И это можно считать достижением краевой общественной организации. Своей первоочередной задачей «слабый пол» считает привлечь внимание общества к так называемой категории малообеспеченных граждан. Им оказывается адресная помощь вещами и продуктами. Не забывают и о женщинах-труженицах. Ведь зачастую многие из них не знают своих прав на рабочем месте. Для этих целей Краевой совет женщин открыл общественную приемную в здании Правительства Ставропольского края. Сюда обращаются женщины с самыми разными вопросами, и им по возможности оказывается помощь. Юридическая помощь женщинам оказывается совместно со Ставропольским Государственным университетом (юридическая кафедра).

Но, вернемся вновь к России. Так как основным мостом входа в политику являются политические партии и движения, то важно понять, в какой мере они способствуют продвижению женщин во властные структуры.

В 1999 году было зарегистрировано 141 общественно-политическое объединение, из них только 6 женских, 17 объединений возглавляли женщины. Но среди руководителей крупнейших политических партий женщин почти нет. Исключение составляет Ирина Хакамада, входившая в тройку лидеров объединения «Союз правых сил». На сегодняшний день Ирина Мосуовна является лидером партии «Наш выбор».

Наиболее широко женщины представлены в списках следующих блоков: «Мир, труд, май» (30%), «За гражданское достоинство» (лидер Элла Памфилова - 29%), «Партия мира и единства» (лидер Сажи Умалатова - 22%), экологическое объединение «Кедр» (22%), «Блок генерала Андрея Николаева и академика Святослава Федорова» (20%), блок «Социал-демократы» (19%).

Самый низкий показатель участия женщин в списках националистических, великодержавных объединений: «Блок Жириновского» (2,5%), объединение «В поддержку армии» (3%), блок «За веру и отечество» (5%).

Хотелось бы подробнее осветить деятельность блока «Женщины России». Он был специально создан в ноябре 1993 года для увеличения представительства женщин в парламенте и включал в себя три женские организации:

- Союз женщин России (А. Федулова);

- Союз женщин военно-морского флота (М. Добровольская);

- Ассоциация женщин предпринимателей (Т. Малютина).

Если в декабре 1993 года движение «Женщины России» получило 21 место в парламенте, то уже в декабре 1995 года было избрано лишь 3 кандидата по одномандатным округам. Вот как характеризует падение численности женщин в Государственной Думе депутат Е.Ф. Лахова: «Политические конкуренты на ходу перехватывали у нас оригинальную «женскую» тему в политике и одновременно лили на нас потоки грязи и откровенной лжи. Во многом, поэтому на парламентских выборах 1995 года мы проиграли. Это было шоком для нас. Предварительные социологические опросы, аналитические выкладки, общественное мнение - все гарантировало женской фракции победу на этих выборах. Но пришлось испить горечь поражения. Со временем стало понятно, что среди его основных причин - отсутствие прочной, хорошо выстроенной, устроенной в регионах женской организации, которая была бы способна обеспечить поддержку своим представителям в период избирательных компаний, как на местном, так и на федеральном уровнях». Отсутствие четкой партийной структуры и организационная несогласованность привели в 1997 году к расколу движения. Были созданы две организации:

- «Женщины России» (лидер Екатерина Филипповна Лахова)

- «Женщины России» (лидер Алевтина Васильевна Федулова)

Естественно, что эти события не способствовали упрочению положения женщин в сфере политических отношений. Движение «Женщины России» было создано на основе объединения различных женских организаций, так оно и осталось лишь собранием независимых организаций.

Слабость движения «Женщины России» заключается в отсутствии единых идеологических позиций, наличии внутренней борьбы за власть. Им некогда решать проблемы государства из-за наличия личных амбиций.

Кроме того, по мнению Андреенковой А.В. проблемой движения «Женщины России» являлось несоответствие выдвигаемых лозунгов, потребностям и интересам собственного электората, что, скорее всего, является следствием неверного представления и понимания своих избирателей. Основными проблемами «Женщины России» считали модернизацию экономики и рост отечественного производства. В то время как, другие политические партии считали важным решение экономических проблем, но они не забывали и о существующих проблемах неэкономического характера: формирование демократических институтов («Яблоко»); борьба с преступностью и реформа налоговой системы (ДВР); зависимость от Запада (ЛДПР). А «Женщины России» только лишь в 1993 году затрагивали проблемы семьи, детей и социального обеспечения. Блок не смог выразить интересы тех избирателей, которые были обеспокоены положением женщин в России. И в результате, уже на выборах 1995 года «Женщины России» не смогли преодолеть даже 5% барьер, набрав всего 4,16% голосов. На выборах 1999 года они получили поддержку всего 2,04%. В предвыборной компании 1999 году «Женщины России» имели поддержку среди женщин в возрасте старше 40 лет, имеющих неполное среднее и среднее образование, а также среди работников торговли и сферы услуг, служащих, инженерно-технической интеллигенции, безработных в Северном, Дальне-Восточном, Западно-Сибирском и Поволжском районах. Накануне 1999 года прошли перерегистрацию в качестве политических объединений и могли принимать участие в выборах следующие женские организации:

- Всероссийский общественный политический союз «Движение женщин за здоровье нации» (Э.Г. Глубоковская, Л.Н. Маркина). Целью данного движения являлась «консолидация и координация деятельности общественных объединений женщин в направлении повышения статуса женщин, реализации ими равных с мужчинами конституционных прав и свобод»;

- Общероссийское общественно-политическое движение «Женский объединенный союз» (Е.Г. Листопадова) выступало за «создание необходимых условий для равноправного участия женщин в деятельности органов государственной власти и местного самоуправления»;

- Политическая общественная организация «Российская партия защиты женщин» (Т.Н. Рощина) заявила о стремлении к более полному и общественно-справедливому представительству женщин в органах законодательной и исполнительной власти всех уровней во всех субъектах Российской Федерации;

- Общероссийское общественно-политическое Движение Женщин России (Е.Ф. Лахова);

Общероссийское общественно-политическое движение «Женщины России» (А.В. Федулова). Две последние партии требовали обеспечения равного участия женщин и мужчин в общественно-политической жизни России, достижения их паритетного представительства в органах власти, на всех уровнях принятия решений. При этом в избирательных бюллетенях 1999 года значилось всего четыре женских политических движения:

- «Женщины России» (лидер А.В. Федулова)

- «Партия мира и единства» (лидер Сажи Умалатова)

- «Российская партия защиты женщин» (лидер Т.Н. Рощина) - «Движение за гражданское достоинство» (лидер Э.А. Памфилова).

Как отмечалось выше, два из этих женских объединений - «Женщины России» и «Российская партия защиты женщин» - вообще не попали в парламент. Мы можем только согласиться с выводом профессора Г.Г. Силласте о том, что женский электорат терпит поражение из-за разочарования избирателей в женских лидерах, в их программах и в деятельности их избирательных объединений.

Впервые в истории России на президентских выборах 1996, 2000 и 2004 годов выдвинули свою кандидатуру на пост президента женщины: депутат Государственной Думы, лидер партии «Демократическая Россия» Галина Васильевна Старовойтова, Элла Александровна Памфилова - лидер партии «Движение за гражданское достоинство» и бывший сопредседатель партии «Союз Правых Сил» Ирина Мосуовна Хакамада. Правда, ни одной из них не удалось войти в тройку лидеров.

В исследованиях политической активности женщин, проведенных Силласте Г.Г., Айвазовой С.Г., Кертманом Г.Л., Кочкиной Е.В., Варданян Р.А. выделяются неоднозначные закономерности становления политического сознания. Еще в 1996 году российский социолог Силласте Г.Г. констатировала факт снижения политической активности женщин. По ее мнению: «Если в 1990 году устойчивую позитивную поведенческую установку на личное участие в политической жизни проявляли 21% опрошенных, то спустя 4 года их число составило только 13%. В то же время, число женщин, имеющих негативную установку, выросло за это время в 2,5 раза и составило около 60%.

Вслед за Г.Г. Силласте, проследим мотивы снижения политической активности женщин.

Главной причиной политической пассивности опрошенные назвали отсутствие продуманной политики государства в отношении женщин. Во-вторых, отсутствие свободного времени. Тяжелое и продолжающее ухудшаться материальное положение семей ведет к еще большему отчуждению женщин от сферы политики. Помимо того, что в обществе существует недоверие к женщинам, как политикам, так и сами женщины не верят в свои собственные силы.

Женщины не верят женщинам - политическим лидерам. Россиянки, по-прежнему, связывают представления о лидере с «сильным» мужчиной. Женский электорат предпочитает поддерживать харизматического лидера. По данным мартовского 1999 года мониторинга ВЦИОМ, на вопрос, о том, кто будет следующим президентом России - мужчина или женщина, признали этот пост за женщиной 19,4% женщин и 14,3% мужчин, а за мужчиной - 53,1% женщин и 56,6% мужчин.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

- социокультурные изменения российского общества не привели к увеличению числа женщин, участвующих в общественно-политической жизни страны.

- причинами сокращения числа женщин в законодательных органах власти и политических партиях является как само общественное отношение к женщине-политику, которое носит патриархальный характер, так и бытовая загруженность женщины, которая еще более усилилась в период трансформации социально-политической системы.

- требования социокультурной среды современного российского общества часто превышают возможности адаптации женщин в сфере политического управления.

- в условиях социокультурной трансформации женщины способны придать социальную направленность российским реформам, сместить приоритеты в сторону решения проблем, связанных с улучшением положения социально уязвимых категорий населения.

 

АВТОР: Исаченко О.К.