30.01.2012 10771

Понятие, теории, структура и функции гражданского общества в России

 

Современные представления о гражданском обществе - результат их длительной эволюции в истории социально-философской и политической мысли, чем объясняется их многообразие и противоречивость. Термин «гражданское общество» впервые встречается в античности в трудах Платона, Аристотеля, когда получили развитие идеи и общественные институты, способствующие становлению личности. Конечно, античное общество не было гражданским в нынешнем понимании: речь идет о рабовладельческом строе, изначально несущем неравенство. Гражданство рассматривалось неразрывно с политикой, существовал примат государства, отождествление личности с обществом, а общества - с государством; равенство граждан было номинальным и т. д. Но именно этот опыт сыграл решающую роль в становлении гражданских институтов в Европе.

В эпоху Возрождения заметное развитие получили гуманистические идеи, утверждение самоценности человека, хотя личность и общество все еще растворены в государстве. В 17-18 веках в Западной Европе происходило становление буржуазных отношений, а с ними и развитие положений о естественных правах человека и общественном договоре. Этот период связан с именами Г. Гроция, Т. Гоббса, Дж Локка, Б. Спинозы, Ж.Ж. Руссо, Ш.Л. Монтескье и других мыслителей, защищающих интересы зарождающейся буржуазной демократии в борьбе с абсолютной монархией.

Идея государства, как результат общественного договора, уже подразумевала два базовых элемента гражданского общества: равенство людей и их участие в законотворчестве и управлении государством. Концепция естественного права и социальных отношений нашла отражение в трудах выдающихся мыслителей либерализма Т. Джефферсона, И. Бентама и других, заложивших основы современного понимания прав человека, его самоценности, идеи свободы личности, равенства людей перед законом и другие нормы и императивы отношений между людьми. С конца 18-го и в течение 19-го веков идет осмысление проблем гражданского общества, которое из теоретической постепенно превращается в сферу социальной реальности. В немецком просвещении Г.Ф. Гегель впервые разграничил государство и гражданское общество, которое возникает «посредине» между семьей и государством. В его понимании гражданское общество - это опосредованная трудом система потребностей, основывающаяся на господстве частной собственности и всеобщем формальном равенстве людей; это система связей и интересов, обеспечивающая свободную реализацию каждым человеком его естественных прав на жизнь и достойное существование, семью, свободу делать то, что не вредит другим, на собственность, равенство перед законом, т.е. устройство общества с точки зрения интересов каждого его члена. Жизнеспособность этой концепции обеспечивают основные моменты: удовлетворение потребностей единичного через всеобщее; наличие свободы в этом всеобщем опосредовании; правосудие, гарантирующее свободу и защиту собственности; защита интереса индивидуального и общего с помощью полиции и корпораций.

Толкование гражданского общества как особой внегосударственной сферы социума получило распространение в Европе благодаря А. де Токвилю. Его становление он связывал с формированием общины, обладающей собственной силой и независимостью от государства, где воспитывается привычка к свободе, равенству, формируется чувство гражданственности. На ее основе создаются гражданские ассоциации, охватывающие почти все сферы социальной деятельности. Помимо своих непосредственных функций они выполняют и другие: являются институтами, защищающими нравственные ценности, свободу мысли, самостоятельность решений от вмешательства со стороны государства; людей от посягательств внешних политических сил, а социальную сферу и политические институты - от чрезмерных амбиций и эгоистических интересов самих людей; в них продолжается работа по формированию гражданской культуры. А. Токвиль подчеркивал плодотворность взаимодействия государственных и гражданских институтов при условии, что государство является демократическим, в связи с чем указывал на роль политических партий, независимой прессы в формировании гражданского самосознания и расширении пространства гражданского общества. Э. Дюркгейм развивал идею создания профессиональных корпораций, которые должны выполнять широкий круг функций - от производственных до морально-культурных, вырабатывать и внедрять в жизнь новые формы, регулирующие отношения между людьми, способствующие развитию личности и общественной солидарности.

К. Маркс и Ф. Энгельс видят гражданское общество как «форму общения на всех существовавших до сих пор ступенях, обуславливаемую производительными силами и, в свою очередь, их обуславливающую», а его содержание сводят к материальным отношениям, отождествляя с базисом, детерминирующим надстройку - государство. Таким образом, в девятнадцатом веке было завершено формирование основных содержательно-функциональных параметров гражданского общества. В дальнейшем его исследование развивалось в рамках гегелевской, локковской и токвилевской традиций. Гегелевская способствовала формированию общеметодологических подходов; локковская - политическому и юридическому анализу; токвилевская служила основой для исследования конкретной структуры гражданского общества, т.е. придает проблеме социологическое измерение. Позднее А. Грамши высказал положение о том, что между принудительными государственными учреждениями и экономической сферой пролегает область гражданского общества - обыденной социальной жизни. Она воспринимает и преобразует «сигналы», посылаемые экономикой, делая их внятными для государства, опосредует, устанавливаемые им «правила игры», является гарантом целостности социума даже в условиях государственного кризиса. В широком же смысле гражданское общество это сфера культуры, среда, где обсуждаются цели и ценности.

Выделяют три корня развития теории гражданского общества. Первый - европейско-средиземноморский с зародышами гражданского общества в итальянских городах-республиках времен Ренессанса. Другой связан с континентально-европейской цивилизацией, формировавшейся под влиянием немецкого культурного круга. Третий - либеральный англо-американский (Дж. Локк, отстаивавший собственность на основе естественного права и свободу; А. Смитт, признающий модернизацию и саморегуляцию необходимыми компонентами гражданского общества; Т. Пейн с концепцией минимального государства, как необходимого зла и самостоятельного гражданского общество; А. Токвиль, анализирующий демократию в Америке; Д.С. Миль, очертивший образец отношения государства и гражданского общества, не зависящего от него).

Дальнейшее развитие это понятие получило в двух традициях. Одна, опираясь на германскую культуру, характеризуется приматом политического и требованием институционального порядка, коллективисткой ориентацией, высшей ценностью принципов равенства и справедливости и находит продолжение в социал-демократической традиции. Другая - либеральная - центр тяжести переносит на свободу, ставя ее превыше всех ценностей, на саморегулятивную функцию гражданского общества как важнейшую сокровищницу индивидуальных прав и свобод и защиту от посягательств государства. Центральной фигурой здесь является свободная личность. Свое место отводится гражданскому обществу в концепциях коммунитаризма, анархизма и консерватизма.

В первой половине 20-го века интерес к проблематике гражданского общества заметно ослаб и снова возродился после II Мировой войны, в первую очередь в среде критиков авторитаризма, «...выступая под такими названиями, как «независимая культура», «параллельные структуры», «альтернативное общество», «независимое общество», «параллельный polis», «самоуправляемая республика» («samorzadna rzeczpospolita») и т.д.». Позднее - в трудах современных исследователей гражданского общества, где теоретическое осмысление требований экономической и политической свободы личности дополняется реальными предложениями по расширению поля этих свобод. Особую актуальность эта категория приобрела в связи с возросшим влиянием либеральной демократии, прежде всего, на Европейском континенте, где в 70-80-ых годах народы Греции, Испании, Португалии, а в конце 80-ых - начале 90-ых годов - восточноевропейских стран и СССР вступили на путь демократических преобразований. В 80-е годы В. Гавел, Дж. Кин и другие ученые начали разработку концепции социалистического гражданского общества.

Во многих западных странах с развитым гражданским обществом ныне развернулась широкая дискуссия, в которой внимание сосредоточено на поиске новых направлений его совершенствования. Гражданское общество из теоретической конструкции становится достоянием обыденного сознания, глобальная тенденция к демократизации, информационная революция расширяют возможности его развития во всем мире. В России оно присутствует не только на уровне идей, а формулируется в виде концепций, этот термин прочно входит в категориальный аппарат историков, философов, правоведов, социологов, политологов.

Можно выделить теоретико-аналитический и нормативный параметры этого понятия. Теоретико-аналитический используется как теоретическая категория для анализа и объяснения явлений социальной реальности. В этом смысле гражданское общество - это агрегированное понятие, обозначающее специфическую совокупность общественных коммуникаций и социальных связей, институтов и ценностей, главными субъектами которых являются: гражданин со своими правами и гражданские организации. Нормативный имеет преимущественно статус нормативной концепции, способствующей мотивации и мобилизации социальных субъектов на развитие гражданской активности, что особенно важно для обществ, находящихся в состоянии трансформации, каковым и является Россия. Анализ научно-практических работ позволяет сформулировать три основных подхода к пониманию гражданского общества. Первый - отражает состояние всего общества (включая государственную сферу), сложившегося в результате экономических и политических изменений в большинстве развитых стран Запада. Это «система, характеризующаяся наличием рыночных отношений, демократического общества, правового государства, и главное - социальных слоев, имеющих независимые от государства источники существования». В целом, такое определение фактически совпадает с понятием демократии, его использование не добавляет нового понимания гражданского общества.

Вторая трактовка связана с представлением о гражданском обществе как сфере негосударственных связей и институтов. Здесь, обычно, имеется в виду или весь негосударственный сектор, или его неполитическая сфера, или же только «третий» - неполитический некоммерческий сектор. Т.Ю. Иванова отмечает, что данный подход имеет более глубокое методологическое значение, дает возможность отделить это понятие от смежных, таких как: «открытое общество», «правовое государство», «демократическое общество», а также поставить вопрос о специфических функциях гражданского общества.

В третьей трактовке гражданское общество обычно толкуется как состояние культуры или сознания граждан (социокультурное пространство, в котором реализуются различные интересы индивида, совокупность людей, объединенных морально-духовной солидарностью, сфера, которая несет на себе цивилизованность и образованность данной эпохи). Эта трактовка недостаточно отражает социологический аспект его измерения.

Мы рассматриваем гражданское общество как совокупность социальных связей и институтов, действующих в демократическом обществе в рамках правового поля независимо от государства, но взаимодействующих с ним.

Демократическая система характеризуется, прежде всего, наличием в ней инфраструктуры гражданского общества и правового государства, т.е. разветвленной внутренней структуры общественных организаций и управленческих государственных органов, гарантирующих соблюдение прав и свобод человека. «Идеальная демократическая система призвана трансформировать возможность самоорганизации гражданского общества в возможность его самоуправляемости... Само существование правового государства оправдано лишь в той мере, в которой оно гарантирует свободное развитие гражданского общества».

Включение в гражданское общество всей негосударственной сферы обусловлено следующими причинами. Во-первых, после длительного периода этатизма общество нуждается в позиционировании себя вне государственной сферы на основе противопоставления ей. На определенном историческом этапе подобный процесс происходил во всех странах старой демократии. Он же отмечается и в странах бывшего реального социализма. «...Идея гражданского общества появилась в Восточной Европе, прежде всего, как идея антигосударственная. Явись она в ином обличье - она не была бы востребована, поскольку практическая задача заключалась в создании такой сферы общественного взаимодействия, которая не имела бы ничего общего с государством». В России это находит выражение в недоверии населения государственной власти всех уровней, за исключением Президента. Таким образом, на первом этапе гражданское общество определяется как противоположность этатизму, как вторая составляющая бинарной оппозиции, так что все, что не есть огосударствленное общество, является обществом гражданским. И только затем возникли идеи и практика сотрудничества гражданского общества с государством, которые доказали свою эффективность.

Во-вторых, включение в данное понятие негосударственных экономических, политических институтов, третьего сектора, средств массовой информации (СМИ), местного самоуправления (МСУ) обусловлено тем, что все они представляют из себя внутренние факторы его становления и развития.

Партии являются посредниками между обществом и государством, берут на себя формулирование коллективных ценностей и целей для гражданского общества, предлагают различные идеологии, стратегии общественного развития, средства реализации намеченных целей через участие в государственном управлении, обеспечивают проведение политики большинства, защиту интересов меньшинства. В федеральном законодательстве понятие «партия» трактуется как «общественное объединение, созданное в целях участия граждан в политической жизни общества посредством формирования и выражения их политической воли, участия в общественных и политических акциях, в выборах и референдумах, а также в целях представления интересов граждан в органах государственной власти и местного самоуправления». Это основной орган политического синтеза и транслирования укрупненных социальных интересов на государственный уровень, который осуществляет критическую, контролирующую функции, оппозиционную деятельность по отношению к правящей партии (административной, исполнительной власти), обеспечивает естественного пополнение и обновление властных структур, интеграцию различных уровней общества (местного, территориального, регионального) по вертикали, а социальных, конфессиональных, этнических и иных групп - по горизонтали.

«Экономика свободного предпринимательства остается главным направлением эволюции». Поэтому состояние частного бизнеса - важный показатель экономической свободы - основы рыночной экономики и гражданского общества. Большое влияние на эту сферу оказывают профессиональные союзы и различные объединения представителей частного бизнеса - новообразования, связанные со становлением рыночных отношений. Профсоюзы - добровольные и независимые от нанимателя и государства объединения граждан - представляют собой наиболее крупные и хорошо организованные группы интересов по роду работы, играют важную роль в гармонизации отношений между гражданским обществом и государством. Они создаются и функционируют в целях представительства и защиты экономических прав наемных работников, прежде всего в отношениях с работодателем, путем переговоров и подписания коллективных договоров.

Сила профсоюзов основывается на двух базовых факторах. Роль, которую они играют в системе социального партнерства, при котором обеспечивается согласование их важнейших социально - трудовых интересов. В социальном государстве, которым является РФ, система социального партнерства функционирует в режиме трипартизма - трехстороннего представительства. В его основе лежит не только идея разделения ответственности между тремя самостоятельными сторонами - профсоюзами, работодателями и органами власти за результаты принимаемых и реализуемых решений, но и механизм ослабления монополии последних на управление экономикой. Партнерство выступает альтернативой диктату и является цивилизованным методом решения социальных конфликтов на различных уровнях. И второй фактор, определяющий реальное влияние профсоюзов, - право объявления забастовки. Возможность дестабилизировать социально-экономическую ситуацию протестными действиями наделяет профсоюзы наибольшей потенциальной силой, чем любую другую группу интересов.

В соответствии с Конституцией РФ каждый гражданин имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом экономической деятельности. Для защиты, лоббирования своих интересов, их законодательного оформления представители бизнес класса объединяются в различные ассоциации. Социокультурную сферу представляет «третий сектор» - независимые от государства неполитические общественные объединения, которые создаются гражданами для реализации инициатив некоммерческого характера и направлены как на самореализацию, так и на достижение социальных изменений, значимых для общества в целом. Синонимичными «третьему сектору» являются понятия, незначительно отличающиеся друг от друга: неприбыльный, некоммерческий (НКО), общественный, филантропический, неправительственный (НПО), добровольческий и сектор ассоциаций, социальные корпорации и т.д.

В мировой практике выделяют четыре поколения добровольных организаций. Первое - благотворительные организации, направленные на решение проблем, связанных социально-бытовыми условиями. Второе поколение ставило задачи поддержания и поощрения местных инициатив с преимущественной опорой на собственные силы. Как правило, эти общественные организации действуют в рамках идеологии «грасс-рутс». Практика «грасс-рутс» наиболее эффективна для решения местных проблем; она облегчает включение в общественную и политическую жизнь широких масс, воспитывает у них солидарность, умение бороться за свои права. Третье поколение представлено организациями, выступающими за проведение реформ в политической и социально-экономической сферах. Добровольные организации четвертого поколения, сохраняя основные направления деятельности организаций предыдущих поколений, стоят на позиции альтернативного (зеленого) подхода к развитию, связанного с укреплением самоуправляющихся общин, где роль государства постепенно сводиться на нет. НКО выполняют функцию артикуляции интересов групп граждан. В их среде формируются навыки демократического контроля власти, накапливается опыт социальных новаций, стажируются и приступают к общественной деятельности молодые кадры. Отстаивая интересы различных слоев населения, они осуществляют общественную приватизацию политики, выстраивают механизмы влияния общества на власть, осваивают технологии правозащиты, лоббирования общественных интересов, формирования общественного мнения, проведения социального маркетинга, что служит консолидации и активизации населения.

Средства массовой информации являются одной из форм взаимодействия гражданского общества с государством, выполняют функции формирования общественного мнения, достижения социального консенсуса. Соединяя между собой отдаленные и разнообразные по характеру ячейки общества через единое информационное пространство, способствуют идентификации человека с референтными группами, тем самым, формируя структуру гражданского общества. Конституция РФ гарантирует гражданам свободу мысли и слова, право искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, цензура запрещается. «Именно через СМИ реализуется право на получение полной и достоверной информации, возможность выбора источника информации, что позволяет гражданам взвешено судить о событиях. СМИ обеспечивают органическую связь граждан и власти, повседневный диалог между ними, способствуя реализации принципа прозрачности и отчетности деятельности властей». Тем самым они содействуют осуществлению контроля за проводимой государством политикой, регулированию системой стабильного развития общественных отношений, участию населения в достижении социального согласия. СМИ формируют культурное пространство, общественное настроение граждан, активно влияют на ценности, цели и мотивы поведения целых слоев и структур социума. «Без действительно свободных СМИ, - отмечает В. Путин, - российской демократии просто не выжить, а гражданское общество - не создать».

Местное самоуправление (МСУ) - самая близкая к человеку власть, призванная решать его повседневные проблемы. «Местное самоуправление в Российской Федерации - признаваемая и гарантированная Конституцией РФ самостоятельная и под свою ответственность деятельность населения по решению непосредственно или через органы МСУ вопросов местного значения, исходя из интересов населения, его исторических и иных местных традиций». «В 1998 г. Россия ратифицировала Европейскую хартию местного самоуправления, в соответствии с которой органы МСУ, обеспечивающие одновременно эффективное и приближенное к гражданам управление, признаны одной из базовых основ демократического строя». Его нормативное регулирование фиксирует три момента: местное самоуправление признается и гарантируется; в пределах своих полномочий оно самостоятельно; не входит в систему органов государственной власти. МСУ обеспечивает самостоятельное и под свою ответственность решение вопросов местного значения, владение, пользование и распоряжение муниципальной собственностью. Согласно Основному Закону РФ «народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и МСУ». Он предусматривает демократический механизм выборов и принятия решений на локальном уровне, самостоятельное определение населением структуры органов МСУ. Эти положения нашли развитие в федеральном законодательстве, например, в законах: «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ», «О финансовых основах местного самоуправления в РФ», в конституциях и уставах субъектов Федерации. Самым массовым звеном самоуправления является общественное территориальное, функционирующее на уровне сел и поселков в сельской местности, округов, кварталов, улиц, домов и т.д. в городах, на общественных инициативных началах.

МСУ является неотъемлемой частью общегосударственной системы сдержек и противовесов, обеспечивает баланс интересов государственного и местных уровней. Воплощение институтов гражданского общества в органах местного самоуправления указывает на их двойственный характер, так как помимо сугубо собственных функций, они осуществляют на своей территории полномочия, делегированные им государством и является, одновременно, как элементом, так и институтом формирования гражданского общества.

МСУ содействует развитию общественной активности населения через участие в выборах в органы местного и территориального общественного само-управления, в местных референдумах, приучая людей к ответственности за ведение дел. Оно способствует формированию гражданской политической культуры, инициативной личности в большей степени приверженной ценностям свободы. Работа в органах МСУ может стать механизмом отбора новой генерации российской политической элиты. Уровень развития местного самоуправления показывает степень реального участия граждан в жизни общества, в принятии решений на местах, обеспечения защиты интересов граждан, проживающих на определенной территории, баланс интересов личности и общества.

Обобщая роль различных институтов гражданского общества, выделим его основные функции: создание условий для формирования общественно активного индивида, расширения сфер его самостоятельности, саморазвития, в которых индивидуальное существование становится доминирующей ориентацией; селекция и отбор наиболее жизнеспособных образцов поведения путем свободной конкуренции программ деятельности и соответствующих им стилей жизни; продуцирование норм и ценностей, поддержание многообразия жизненных практик; введение социальных конфликтов в цивилизованные рамки; социальная интеграция; самоорганизация и саморегуляция (осуществление нерегулируемой извне спонтанной активности субъектов, направленной на упорядочивание их отношений посредством согласования целей, интересов, установок); сдерживание вмешательства государства в жизнь граждан; воздействие на государство, формирование его в соответствии с демократическими норами и интересами граждан, поддержание и уточнение границ его деятельности; гомогенизация экономических, политических, культурных, информационных условий жизни независимо от государственных рубежей.

Принципами функционирования гражданского общества являются: верховенство права; равенство прав и свобод граждан; гарантированная их юридическая защита на основе законов, имеющих юридическую силу во всем мировом сообществе; гарантированная законом возможность граждан объединяться в независимые от государства общественные объединения, где роль государства по отношению к ним должна сводиться к установлению самых общих рамок в виде закона, регулирующего правила игры, которых все должны придерживаться, чтобы не ставить под угрозу такие же права и свободы других членов общества; экономический, социальный политический и культурный плюрализм; экономическая независимость индивидов, основанная на праве каждого иметь собственность или получать справедливое вознаграждение за честный труд; свобода деятельности средств массовой информации вне рамок государственной цензуры, ограниченная только законом; существование механизмов, стабилизирующих отношения между государством и гражданским обществом, обеспечение безопасности функционирования последнего со стороны государственных органов. Признаки гражданского общества: открытость системы; экономический, социальный, политический и культурный плюрализм; независимая от государства институционализированная деятельность граждан и их организаций во всех сферах общества; разноуровневая система горизонтальных связей; сформированность механизмов саморегуляции, самоорганизации, достижения общественного согласия, а также реального влияния на деятельность государства и защиты от него. Можно выделить внешние и внутренние факторы формирования гражданского общества. Внутренние факторы непосредственно участвуют в его становлении, их развитие и есть само его становление.

1. Субъективный или личностный фактор - характеристики личности, особенности социального поведения индивидов, способствующие формированию гражданского общества. Критерии: нормативно - ценностный, когнитивный, деятельностный. Основой развития личностного фактора является гражданская культура. Возникновение адекватной времени экономической и политической моделей в большей степени должно произрастать из глубоких экзистенциальных и моральных перемен в обществе.

2. Структурно-функциональный фактор - система институтов гражданского общества, их функционирование и взаимосвязи.

Существуют различные подходы к изучению структуры гражданского общества. А.П. Кочетков рассматривает слои невластных отношений, обеспечивающие жизнедеятельность общества: экономические, выражающие многообразие форм собственности; социокультурные, включающие семейные этнические, религиозные и прочие устойчивые связи; связанные с индивидуальным выбором, политическими и культурными различиями групп по интересам. Е.М. Стариков выделяет институты, сложившиеся естественно-исторически (семья, нация); в результате социального развития, выражающие интерес человека в политике - классы, партии, клубы и т.д.; институты, отражающие экономический интерес - собственность, кооперативы, профсоюзы; выражающие духовные потребности - творческие союзы, общества, религиозные организации; личность с ее типом мышления как отдельный институт. Структура, предложенная А.Ю. Сунгуровым, включает: политическое общество - партии, движения; экономическое общество - профсоюзы, бизнес-ассоциации; сообщество «третьего сектора». На наш взгляд, среди названных структур гражданского общества отсутствуют такие базовые институты как СМИ, местное и территориально-общественное самоуправление.

Таким образом, в качестве критериев структурно-функционального фактора рассмотрим структуры политической (партии, общественно-политические движения), экономической (объединения, представляющие интересы наемных работников и предпринимательского класса, развитие малого и среднего бизнеса), социокультурной (организации «третьего сектора»); информационной (СМИ) сфер и сферы «гражданской» власти (органы местного и территориального общественного самоуправления). Показателями этих критериев будут наличие соответствующих структур, динамика изменения их численности и степень выполнения ими своих функций.

Внешние факторы создают необходимые условия для формирования гражданского общества.

3. Правовой фактор - это совокупность общеобязательных правил поведения (норм), установленных или санкционированных государством, позволяющих гражданам и их ассоциациям осуществлять свои цели, а также институтов, обеспечивающих реализацию этих правил и норм.

Его критериями являются:

- развитость законодательной базы. Показатель: соответствие между потребностями и ценностями граждан и возможностью их реализации в рамках данного правового поля;

- реальная возможность реализации гражданами своих прав. Показатель - эффективность судебной системы, деятельности правоохранительных и других государственных органов, осуществляющих охрану прав человека и гражданина.

4. Позиционный фактор - позиция структур государственного и муниципального управления по отношению к гражданскому обществу. Государство может содействовать, быть нейтральным или противодействовать становлению гражданского общества Критерии, отражающие позицию властных структур:

- организационный - отражает взаимодействие управленческих структур с гражданами и их организациями. Показатели: поддержка граждан и их институтов, сотрудничество, готовность делегировать им свои полномочия, ориентация на интересы населения; открытость, прозрачность деятельности, положительное отношение к системам общественного контроля, конструктивное отношение к критике со стороны общественности, ответственность перед народом, наличие официально декларируемой цели формирования гражданского общества, программ, направленных на ее достижение;

- субъективный - выявляющий адаптивную готовность управленческих кадров работать в условиях формирования гражданского общества. Показатели: нормативно-ценностный, когнитивный, деятельный и социально-технологический.

На основе этой модели проанализируем процессы формирования гражданского общества в России.

В России развитие гражданского общества шло отличным от Запада путем. Н.А. Полевой особенностью российской истории считал отсутствие древней гражданственности из-за постоянных внешних и внутренних войн, например, в Киевской Руси, лишь чуть смягченной с приходом христианства. Исключение составляют Новгород, Псков, несколько других городов, где значительный политический вес имели вече. В России на характер взаимоотношений индивида и власти глубокую печать наложило монгольское нашествие и завоевательные походы немцев и скандинавов. Первое принесло деспотизм, тотальное подавление личности, усиление государственности по восточному типу, второе - немецкое право, западноевропейские стандарты того времени. В целом в социальной организации общества утвердилось сословное устройство. В Московском государстве институты, связанные с влиянием общественных сил на деятельность власти, были представлены Земскими Соборами, которые появились в середине 16 века и просуществовали почти 120 лет. Этот орган «об устроении земском, отчинах, судах и управах земских», выражающий мнение земель по принципиальным вопросам, не был ни совещательным, ни законодательным, ни выборным, власть царя не ограничивал. С возникновением опричнины на смену сословно-представительной монархии пришло самодержавие, которое подавляет всяческое самоуправление. Позднее формируется абсолютная монархия.

Дальнейшая история России - чередование отдельных шагов по пути формирования элементов гражданского общества с откатами назад и новым наступлением на права и свободы населения. Петр I разрушил все институты представительства территорий, механизмы взаимодействия государства и общества, значительно ухудшил фактическое и юридическое положение крестьян. А.Н. Радищев, основоположник освободительной традиции России, одним из первых задается вопросом: «Может ли государство, где две трети граждан лишены гражданского звания и частию в законе мертвы, называться блаженным?» Екатерина II впервые ставит вопрос о «хранилище законов» (Сенате), «состоянии всех в государстве живущих» (равенстве и свободе граждан перед законом). Хотя в ее правление еще более окрепли сословные привилегии дворянства, система крепостничества, проводимые ею реформы в тех условиях все же можно рассматривать как относительно либеральные. Император Павел уничтожил ее реформаторские начинания, значительно ухудшил положение крестьян. Александр I пытался смягчить крепостничество и политический режим, но позднее отрекся от своих намерений. Его советник М. Сперанский развивал идеи о воле народа как источнике власти, совершенствовании законодательства, губернского управления, которые не были реализованы. Николай I, подавив восстание декабристов, ужесточил крепостной строй, борьбу с инакомыслием. С его смертью заканчивается целый период отечественной истории, характеризующийся подневольным трудом, сословным разобщением общества, отсутствием свободной политической деятельности.

Александр II Манифестом 19 февраля -1861г. отменил крепостное право, позднее провел судебную и административную реформы, преобразования в области образования и культуры, расширил границы свободы слова, при нем возник институт земства, начинают действовать органы городского самоуправления, носящие бессословный характер. Эти новации исчезают при Александре III, который ограничил земство, фактически ликвидировал мировые суды и т.д. И все же интерес к проблематике гражданского общества можно найти в трудах Н.М. Карамзина, В.О. Ключевского, философии революционных демократов.

В России, хотя и непоследовательно, развиваются некоторые предпосылки для его формирования. Так, многие века традиционно существовала крестьянская община - административная единица и форма поземельной организации, которая была не только экономическим, но и социальным организмом. Еще один самоуправляющийся институт в России - ремесленные, профессиональные артели - добровольные товарищества равноправных работников. К подобным системам можно отнести и казачество - полувоенную социальную организацию, которая руководствовалась как специальными государственными, так и собственными нормам, традициями и обычаями. К началу 20-го века функционировали и другие самоуправленческие структуры: национальные, конфессиональные, производственные, культурные, благотворительные организации. Несмотря на определенную дистанцию от государства, все они входили в сферу влияния последнего. Советы, родившиеся в 1905 году как органы самоуправления, после 1917 года превратились в институты власти.

Николай II под давлением широкого общественного движения Манифестом 17 октября 1905г. «Об усовершенствовании государственного порядка» был вынужден даровать населению свободы, обещание Конституции. Им провозглашено, кроме прочего, участие в выборах широких слоев населения, обязательный порядок утверждения представительным органом издаваемых законов. Весной 1906г. в России начала работу Государственная дума, просуществовавшая с перерывами до 1917 года. Неограниченная самодержавная власть превращается в конституционную монархию, впервые в истории страны появляются легально действующие ассоциации граждан, в том числе - партии. И все же, пропасть между обществом и властью сохраняется, результатом чего становится нарастание революционной ситуации.

К началу 20-го века в России был накоплен и осмыслен определенный либеральный опыт, часто прерываемый властями в силу присущей им авторитарной традиции, возникли зачатки демократических институтов. Но, идеи автономии и уважения личности не получили развития и реализации в общественной жизни. К Октябрьской революции гражданское общество в России было на начальной стадии развития и этот медленный 150-летний процесс обретения народом прав и свобод был насильственно прерван в 1917 году. Были разрушены и без того слабые горизонтальные системы связей, исчезла частная предпринимательская деятельность, запрещена любая независимая форма самоорганизации.

1917- конец 80-х гт. XX века - время отсутствия частной собственности и частного интереса, повсеместного господства государственной, коллективной собственности, последовательной этатизации гражданских институтов, начатой с ликвидации после Октябрьской революции многопартийной системы, идеологического плюрализма. Хотя на ее волне первые десятилетия были периодом довольно высокой общественной активности. Возникают многочисленные ассоциации трудящихся: в сфере профессиональной деятельности, детские и молодежные организации, творческие союзы, общества взаимопомощи и т.д. В 1930-50-е г.г. многие из них прекратили свое существование из-за репрессий в годы культа личности Сталина, либо утратили добровольный характер. Политика монопольно правящей партии была направлена на поглощение государством всей общественной жизни. Еще более сузилось поле деятельности общественных объединений в годы Великой Отечественной войны, в послевоенный период. До середины пятидесятых годов они оставались вспомогательным придатком партийно-государственного аппарата.

В период «хрущевской оттепели», критики культа личности и его последствий, общественная жизнь стала более раскованной, массовой, возникло около 40 новых объединений (союзов, обществ, фондов). В 60-е годы в связи с объявленной компартией задачей построения коммунистического общества наметилась тенденция передачи части функций государственного управления общественным организациями, что, однако, не означало ослабление партийного руководства ими. В 70-х-первой половине 80-х г.г., времени, получившем название «застой», практически каждый человек в сознательном возрасте состоял как минимум в нескольких общественных объединениях.

По цели деятельности, сфере и степени влияния, охвату социальных групп можно выделить такие из них: единственная партия - КПСС, верхний слой которой через аппараты в центре и на местах практически осуществлял руководство всей государственной и общественной жизнью Советского Союза; ВЛКСМ, представляющий интересы молодежи, под опекой которого находились детские объединения; женские, ветеранские и другие организации, охватывающие различные социальные слои населения; профсоюзы, организованные по отраслям народного хозяйства; различные формы кооперации, включая колхозы и потребительские кооперативы, которые также рассматривались в качестве общественных объединений; творческие, спортивные союзы; объединения, прямо или косвенно выполняющие идеологические функции в стране и за рубежом (например, общества «Знание», Красного креста и полумесяца, Фонд защиты мира, комитеты дружбы с различными странами); многочисленные общества, осуществляющие конкретные практические задачи (охраны природы, ДОСААФ, спасения на водах и т.д.); религиозные организации, действующие в ограниченных рамках. Все эти объединения в разной мере выполняли идеологические задачи. Многие из них, в конечном счете, выродились в бюрократические структуры, собирающие финансовые средства для реализации узких хозяйственных или воспитательных задач.

Таким образом, советский период характеризуется господством государственной, коллективной собственности, существованием административно-командной системой управления, этапизацией гражданских институтов и общественной жизни, идеологической и политической монополией партии. Внешне в это время присутствовали многие конституционные закреплены атрибуты гражданского общества: выборы, разделение властей, органы местного и общественного самоуправления, многочисленные ассоциации населения и т.д. Но считать их элементами гражданского общества нельзя. И не только потому, что само это понятие отсутствовало в научном обороте. В отсутствии реальных гражданских прав и свобод, экономической и политической демократии, конкуренции, общественная сфера деятельности людей была огосударствлена. Ассоциации населения не являлись результатом самоорганизации, строились, в основном, «сверху», без учета реальной потребности общества, часто носили обязательный, формальный характер, были экономически зависимы от государства, сильно идеологизированы, направлялись партийными органами, не могли осуществлять контроль за деятельностью властей, влиять на их политику. Возможности самореализации личности были относительно равными, но ограниченны, в массовом сознании сформировалась патерналистская ориентация. Правовое поле не регламентировало важные стороны общественно-политической жизни (право на создание партий, свободных профсоюзов, независимых СМИ и т.д.), а многие формально существующие права невозможно было реализовать в полном объеме (свобода слова, совести, на митинги и собрания и т.п.).

Проблемы гражданского общества в современной России Во второй половине 80-х годов, с начала перестройки, стали набирать силу добровольные общественные формирования, получившие названия «неформальные самодеятельные объединения». Вырвавшийся из-под партийной опеки всплеск гражданских инициатив в начале 90-х годов привел к революционным по своему характеру переменам в политической и социально-экономической сферах. Распался СССР, ликвидирована монополия КПСС на власть, право других организаций единолично представлять интересы соответствующих категорий населения, возникли многопартийная система, парламентаризм на федеральном и местном уровнях, свобода слова, независимая пресса, идеологический плюрализм и многое другое. В России появились правовые условия для создания и функционирования общественных добровольных объединений, сужения сферы государственного влияния, снятия контроля за личной жизнью и общественно-политической деятельностью граждан. Но, системный кризис, в котором оказалась страна из-за некомпетентного проведения реформ, создал трудности на пути развития институтов гражданского общества. Непродуманные «шоковые» преобразования привели к обнищанию значительной части населения, породили колоссальную дифференциацию в нем, политическое противостояние, сузили возможности демократизации общества, участия населения в его делах.

В современной отечественной науке подвергается анализу как принципиальная возможность создания гражданского обществ в России, так и особенности его формирования. Одни исследователи, не отрицая многочисленных трудностей, не видят препятствий для достижения этой цели. Другие - пессимистически оценивают возможности его возникновения и развития в ближайшее время.

А.Н. Аринин полагает, что гражданское общество в России есть, неизмеримо более сильное, чем вчера, хотя и не похожее на сложившееся в других странах. И.А. Бутенко, ссылаясь на особенности геостратегического положения России, географического и экономического разнообразия ее регионов, подчеркивает особую роль государства, в котором-население традиционно видит своего покровителя и защитника, что накладывает свой отпечаток на процесс становления гражданского общества сегодня'. М.Н. Кузьмин считает, что Россия социально, ментально и культурно еще не выбралась из полутрадиционного состояния. Становление гражданского общества идет, но темпы и содержание этого процесса в различных регионах заметно разнятся. В.В. Витюк, З.Т. Голенкова, Ю.В. Гридчин, Л.М. Романенко, А.И. Черных полагают, что его формирование происходит наиболее губительным для любой общественной системы конфликтным образом.

О.В. Попова отмечает, что движение по направлению к гражданскому обществу осложняет ряд обстоятельств, среди которых: несоответствие целей и действий межэлитных группировок, отсутствие общей цели, идеологии и программы действий по развитию страны, нестабильность системы управления, недостаток социальных и политических свобод, которые бы осознавались гражданами как необходимые и активно использовались в повседневной жизни. Кроме того, гражданское общество в его единственно известном западном воплощении в принципе не подходит России, так как там оно стало результатом иного, нежели у нас типа исторического развития. Повторение данной модели обречено на неудачу, а российской - пока не создано. Поэтому автор считает утверждение о формировании гражданского общество в России спорным.

А.В. Волкова полагает, что наличие формального набора демократических институтов не обеспечит эффективного демократического управления в отсутствии политической культуры граждан. Российские реформы оказались мало связанными с массовым распространением ценностей, свойственных «гражданской культуре». Были восприняты лишь некоторые базовые элементы из системы демократических ценностей (выборы, разделение властей, многопартийность, местное самоуправление и т.д.), что со временем может привести к возникновению демократических привычек и навыков, но процесс этот не носит обязательный и необратимый характер.

Е.В. Держивицкий отмечает, что все поворотные моменты в отечественной истории воспринимались, скорее как времена безвластия и распада государственности, а не как подходящий случай реализации чего-то нового. «Надежды большинства населения на сильное государство всякий раз перевешивали обращенные к нему редкие доводы зарезервировать для себя какие-то свободы. Такая позиция прочно ассоциировалось с изменой, стремлением если не уничтожить, то ослабить государство, а не, скажем, ограничить произвол верховной власти». Поэтому, «...было бы фарисейством утверждать, что российская политическая элита ставит своей задачей формирование гражданского общества». В настоящее время отсутствует какая-либо внятная программа на этот счет, следовательно, его становление не является ближайшим приоритетом российской власти. Отсутствие правового воспитания, подтверждает бесперспективность данного направления на нынешнем этапе развития общества.

И.Б. Левин полагает, что даже само понятие «гражданское общество» пребывает на периферии массового сознания, не имеет укорененности среди россиян, как минимум вызывает прохладное отношение к нему правящих кругов. Поэтому, его создание сегодня не актуально, так как является помехой с огромным трудом воздвигаемому зданию российской государственности.

В.А. Гуторов пишет: «..Долгие десятилетия россияне не могли отожествлять свои интересы ни с одной из ассоциаций - церковью, профсоюзами, политическими партиями и т.д. В настоящее время такие организации еще не выступают в качестве авторитетных референтных групп... Социум слабо структурирован, гражданское общество отсутствует на уровне обычного человека».

Низкий уровень гражданской культуры, отсутствие опыта реального участия россиян в общественно-политической жизни, длительное отчуждение народа от собственности и власти, психология социального иждивенчества, отмечает А.П. Кочетков, привели к тому, что государственные структуры, оказались единственным соединяющим общество основанием. В стране, особенно в ее центральных районах, в последние десятилетия разрушены вековые органичные связи общественной жизни, во многом утрачены народные традиции. В то же время связи иного типа (гражданского общества) только начинают складываться.

В обществе - продолжает он, - где в течение длительного времени была подорвана мотивация к труду, уровень и качество жизни в значительной мере были оторваны от его конечных результатов, понятен страх перед рыночной экономикой. С одной стороны - это вопрос активной позиции и ответственности, с другой - связан с возникновением «дикого» рынка, который чреват резким повышением цен, ослаблением социальной защищенности простых тружеников, ростом имущественной дифференциации. При этом к наименее обеспеченной части общества относится одновременно как большая часть интеллигенции, особенно в провинции, сотрудники правоохранительной системы, так и алкоголики, и наркоманы; к наиболее обеспеченной - административная элита, лидеры мафиозных группировок.

По мнению Т.И. Заславской гражданское общество в России находится «на очень низкой, фактически эмбриональной стадии своего формирования». В. Пастухов утверждает, что вообще говорить о гражданском обществе в нашей стране «могут только люди с сильно развитым воображением». Эти мнения не разделяют лидеры российских независимых общественных организаций, которые говорят об их бурном развитии.

Такая противоречивость оценок имеет несколько причин. Первая – отсутствие единого понимания сущности гражданского общества. Вторая - различие референтных моделей, с которыми сравнивается современная российская действительность. Если сопоставлять ее с неким идеальным типом общества, сконструированным на основе западного опыта, выводы будут негативные, при сравнении же с обществом периода Л.И. Брежнева - прогресс несомненен. Исходя из последнего посыла мы полагаем, что его становление в современном российском обществе началось.

Если иметь в виду, что формирование гражданского общества в большой мере процесс эволюционный, то 15ти лет даже радикальных перемен недостаточно для его становления. По статистике, 55% россиян вообще ничего не слышали о гражданском обществе, 22% не берутся объяснить, что это такое, и лишь 12% связывают это со словами «права», «свободы», «интересы», «инициативы граждан» и т.д. Менталитет народа, формируемый веками, обладает прочными инерционными стереотипами. Для России - это ощущение бессилия человека перед государством, которое лежит в основе российской государственно-патерналистской политической культуры. Комплекс социальной слабости влияет на политическое сознание и поведение, оказывает воздействие на всю структуру личности, на ее самосознание и мотивационную сферу.

Как показывают данные мониторинга РНИСиНП, к концу 1990-х гт. 53% россиян являются носителями «патерналистского» сознания. По их убеждению государство в праве и обязано регулировать большую часть экономики и поддерживать все социальные группы за исключением самых обеспеченных.

Патерналистское сознание не только ставит его носителей в психологическую зависимость от государства и властных структур, но и значительно снижает способность к самоорганизации, развитию независимых ассоциаций, что является непременным атрибутом гражданского общества. Сказывается и то обстоятельство, что в целях модернизации используется кадровый потенциал в большинстве своем не склонный к этому, пользующийся средствами, привычными для авторитарного режима. Поэтому новые ценности не органично вплетаются в существующие, а накладываются на устоявшиеся, сохраняя черты предшествующей эпохи, что ведет к деформации общества.

И все же институциональной предпосылкой происходящих перемен явилось реальное право граждан на формирование самодеятельных независимых объединений, закрепленное Конституцией РФ. Оно развивается и в текущем федеральном законодательстве. В соответствии с ними все граждане имеют « право создавать на добровольной основе общественные объединения для защиты общих интересов и достижения общих целей...», закрепляются организационно-правовые формы общественных объединений, которые определяется как «добровольные самоуправляемые некоммерческие формирования, созданные по инициативе граждан, объединившихся на основе общности интересов для реализации общих целей, указанных в уставе объединений». Прогресс в этой сфере в первую очередь заметен в возникновении многочисленных объединений третьего сектора, партий, СМИ, появившихся на волне перемен последнего времени. Но анализ их деятельности дает возможность говорить о построении только «каркаса» гражданского общества в России.

В.В. Путин отмечает: «корни многих наших неудач в неразвитости гражданского общества и в неумении власти говорить с ним и сотрудничать. Власть все время бросает в крайности - то она не замечает, то чрезмерно опекает общество». Надо иметь в виду, что у нас формирование гражданского общества осуществляется параллельно с укреплением государственности, совершенствованием федеративных отношений - сложного и противоречивого процесса последнего десятилетия, который предполагает, с одной стороны, укрепление вертикали исполнительной власти, с другой, активизацию институтов гражданского общества. Пока же результатом административной реформы этих лет явилось заметное усиление исполнительной власти в ущерб представительной, федеральной - местному самоуправлению и т.д.

Г.О. Павловский отмечает, что в России так и не сложилась «сцепка государственных институтов с обществом, не возникла система эффективного влияния последнего на власть». В связи с чем он считает необходимым найти некую форму мирной мобилизации общества. Ю.Н. Афанасьев обращает внимание на слабое развитие института права. Соизмеряя соотношение сфер регулируемых в России обычаями, договоренностями и законами, он приходит к выводу, что в настоящее время договоренности являются приоритетной формой решения вопросов на всех уровнях. По-прежнему традиции унитарного государства определяют жизнь регионов, что находит отражение в нарушении принципа разделения властей, неразвитости местного и территориального общественного самоуправления, отсутствии необходимой для этого законодательной базы.

Также следует иметь в виду, что активная личность - фактор становления гражданского общества - формируется в условиях удовлетворения его базовых потребностей, создающих почву для появления нового уровня ценностей, а также свободного времени, в которое она может развиваться культурно, нравственно, духовно, участвовать в политических или общественных событиях. Нынешнее же материальное положение большинства россиян нельзя считать для этого достаточным. Более того, в силу названных моментов нынешняя ситуация в стране, кроме отдельных периодов резкого взлета общественной активности на заре реформ, характеризуется устойчивым безразличием населения. Сейчас это особенно заметно по его низкому участию в выборах, массовых движениях, редкому проявлению общественных инициатив.

Сказанное в полной мере относится к существующим в России партиям, профсоюзам, предпринимательским и другим организациям, которые еще не обладают чертами подлинно гражданских ассоциаций. Они отчуждены от основной массы населения и формально представляемых ими социальных групп, не доверяющих им и не видящих в них защитников своих интересов. В конце 1990-х гг. до трех четвертей избирателей выражали недоверие партиям, до 90% наемных работников - профсоюзам. В 2001 г. в ходе общероссийского опроса населения, большинство респондентов заявили, что партии приносят больше вреда, чем пользы. Российские политические партии - особенно вышедшие в последние годы на передний план, так называемые «партии власти» - действуют больше в собственных интересах (то есть своего руководства, парламентариев, аппарата), чем в интересах какой-либо из групп избирателей.

По существу в России еще нет полноценных политических партий. Они не отражают интересов большинства населения, нередко создаются сверху, не принимают участия в формировании исполнительной власти, их роль минимальна в выработке идеологии и практики государственной политики. Из их недр не вышла ни одна из известных серьезных программ общественно-экономических преобразований. Партии не играли первостепенной роли на всех прошедших президентских выборах, носивших сугубо персонифицированный характер. Во взаимодействии различных государственных институтов -и по горизонтали, и по вертикали - партийные каналы также не имеют практического значения. Утвердившаяся в стране модель беспартийной власти лишает партии возможности играть роль связующего звена между гражданским обществом и государством. Отсюда, слаб, не самостоятелен институт парламентаризма, он лишен серьезных представительских функций.

Принижена роль органов МСУ, они не обладают финансовой самостоятельностью, источниками саморазвития территорий. По данным на 1999 г. отсутствуют полноценные органы местного самоуправления в Республиках Алтай, Коми, Тыва, Ингушской Республике. В республиках Башкортостан, Саха, Татарстан, Хакасия и некоторых других они созданы не на всей территории. С нарушением требований федерального закона избраны отдельные органы местного самоуправления. За отсутствием МСУ на данных территориях не могут собираться местные налоги и сборы, поэтому они практически повсеместно налоги взимаются по решению органов государственной власти, что прямо противоречит Конституции РФ, ведет к нарушению принципа разделения властей.

Предпринимательские организации в лучшем случае представляют лишь ограниченный слой собственников и директоров наиболее крупных компаний и предприятий. Профсоюзы ФНПР, формально объединяющие большинство работников государственных и приватизированных предприятий и организаций, в значительной мере сохранили свою подчиненность их руководству, слабо защищают интересы наемных работников перед лицом работодателей. Отмечается низкий профессионализм кадров малого и среднего предпринимательства.

В России деятельность некоммерческих организаций все еще остается на периферии общественного сознания. Подавляющее большинство россиян продолжают видеть в них номинальные структуры, а не реально действующие социальные институты. 70% респондентов, по данным ФОМ, или вообще ничего не знают, или лишь «что-то слышали» об этих организациях; 73% ответили отрицательно на вопрос о желании работать в одной из них. Даже те, кто осведомлен об их деятельности, часто не верят ъ ее эффективность. Значительная часть организаций продолжает добиваться получения ресурсов «в коридорах власти» и в виде международной помощи. Если контакты с бизнесом носят более или менее равноправный характер, то связи с государственными органами, скорее, односторонние: у некоммерческих организаций чаще роль просителя, чем партнера. К наиболее развитым организациям можно отнести предпринимательские, ветеранские, фонды поддержки различных социальных групп. Правозащитные организации в России относительно немногочисленны, с точки зрения перспектив они оказались в наиболее уязвимом положении. Экологические НКО, в значительной степени связанные с западной помощью, сами оказались не в состоянии инициировать широкое движение.

В.Н. Якимец выделяет проблемы, препятствующие развитию третьего сектора: разрыв во взаимодействии центра и регионов, попытки обуздания общественных инициатив со стороны политических и политизированных объединений, методическая и технологическая неоснащенность инфраструктурных организаций и их недостаточность, доминирование в обучении кадров некоммерческих организаций теориям и заимствованиям из зарубежного опыта, который часто не отвечает реальным нуждам россиян. М. Соболь констатирует следующие причины, препятствующие развитию «третьего сектора»: незнание своих прав, неумение строить отношения с официальными структурами, вовлекать население в общественную жизнь и в свою деятельность, отсутствие информационного обеспечения, скоординированности действий, слабое владение технологиями, обеспечивающими успешность деятельности, неумение работать со СМИ, сложности при решении кадровых вопросов. По данным К.И. Соколова в 90% организаций нет людей, ответственных за связи со СМИ, отсутствует работа по связям с общественными объединениями, властными и предпринимательскими структурами. Лишь незначительное число общественных организаций обеспечивает «обратную связь» с ними. Отсутствие реального интереса большинства СМИ (прежде всего - телевидения) к конкретной практике гражданского общества Б. Дубинин связывает с общим вектором эволюции массовой информации в России - растущей их коммерциализацией и ориентацией на развлечения и сенсационность в ущерб осмыслению происходящего. И тем не менее «...в настоящее время - считает О.Н. Полухин - члены ассоциаций приходят к пониманию того, что для эффективной работы и расширения возможности быть услышанными властью им необходимо активнее консолидироваться...».

Резюмируя сказанное, можно выделить три блока проблем формирования «третьего сектора»: внутреннее развитие сообщества некоммерческих организаций; реформа социальной сферы, перераспределение социальной ответственности между государством, бизнесом, третьим сектором и семьей; изменение отношений государство - общество.

Независимость СМИ находится пока в стадии становления. Не выработаны четкие правила, гарантирующие подлинную свободу «четвертой власти», уязвимую в силу экономической неэффективности значительной части СМИ, зависимости от коммерческих и политических интересов хозяев и спонсоров. Не созданы правовые и экономические условия для цивилизованного функционирования информационной сферы, не сформирована профессиональная культура журналистов.

Практически отсутствует такой важный компонент гражданского общества как массовые социальные движения. Из исторического опыта известно, что они обычно являются решающим фактором крупных макросоциальных и политических перемен. Так, без возникших в период перестройки демократических движений не смогла бы быть ликвидирована власть КПСС. В России конца XX -начала XXI века никакие действия властей, ущемляющие жизненные интересы населения, не вызывают сколько-нибудь масштабных массовых акций. Неразвитость институтов гражданского общества ведет к тому, что они крайне слабо влияют на действительность.

С данным обстоятельством тесно связано торможение демократической модернизации российской политической системы после реформ начала 1990-х годов: при отсутствии сильных импульсов со стороны гражданского общества, практика власти приобретает авторитарно-бюрократический характер. Если к этому добавить расцвет криминала и правового нигилизма, высокий уровень социальных разочарований и ценностных дезориентаций, отсутствие политической или религиозной идеологии, национальной или государственной идеи, то сложности становления гражданского общества станут еще более очевидными.

Трудности формирования гражданского общества в России в последнее десятилетие усугублены, по мнению практически всех исследователей, отсутствием научного подхода к социальному реформированию. Ю.М. Резник полагает, что «...опыт проведения социально-экономических реформ в нашей стране демонстрирует нежелание и неумение отдельных реформаторов руководствоваться в своей деятельности принципами научного управления социальными изменениями». Руководствуясь социоинженерным подходом он отмечает, что эффективные преобразования должны происходить в следующей последовательности: культура - личность - социальная организация, тогда как в российской реальности она такова: социальная организация - культура - личность.

Среди ошибок реформаторов авторы отмечают традиционное отношение к ментальности народа не как к реальности, обладающей весьма жесткой структурой, глубоко укорененной системой ценностных ориентации и значительной сопротивляемостью к посторонним влияниям, а к чему-то случайному, что следует игнорировать. В идеологии реформ господствует тоталитарная по своему смыслу установка: отношение к населению как к пластическому материалу, взгляд на человека как на чистый лист бумаги. Люди с их проблемами рассматриваются как объекты нормативного регулирования, а не как субъекты собственной жизни - субъекты самоорганизации, самозанятости и взаимной поддержки.

Резкий разрыв с прежней традицией путем бездумного и поспешного внедрения в общественную ткань умозрительного социального проекта привел к исчезновению у россиян чувства защищенности и уверенности в поддержке государства. Затяжной кризис, возросшая атомизация и дезориентация общества стимулируют стратегию индивидуального выживания и крайне затрудняет целенаправленное социальное действие, в силу чего, полагает М. Слободская, «в целом народ не понимает дальнейших жизненных перспектив...».

Из-за грубых просчетов политиков в России не только не сформировалось осознанное, выстраданное всем предыдущим опытом новое, демократическое мировоззрение, напротив, девальвированы и дискредитированы основополагающие либеральные ценности: свобода слова и созидательной деятельности, личный успех, самоценность человеческой жизни и т. п. Власть не рассматривает общественные инициативы как значимую социальную силу, а потому преобразования общества строятся практически без опоры на них. Личная инициатива стала наиболее заметной в теневой сфере. Западные модели и образцы социального устройства, централизованные попытки их имплантировать на российскую почву приживаются с трудом, или, прижившись, приносят странные и неожиданные плоды, не соответствующие изначальному замыслу.

С большим трудом идет формирование среднего класса, наиболее заинтересованного в развитии гражданского общества, по существу его фундамента'. В России он только формируется и не может быть стабилизатором общества, т.к. по сравнению с Западом обладает иными социокультурными характеристиками, имеет более уязвимые общественные позиции и сравнительно низкий социальный статус. Общероссийское исследование свидетельствует, что только 7% россиян могут причислить себя к этой категории. (Критерии, определяющие принадлежность к среднему классу: материальное положение, социально-профессиональный статус, самоидентификация). Другие специалисты полагают, что пока можно говорить лишь о средних слоях, в крайнем случае, о «среднем протоклассе». Соответственно, не возникли политические, общественные силы, которые могли бы эти интересы отражать и отстаивать.

Таким образом, в результате преобразований последнего периода в России противоречиво, непоследовательно идет формирование гражданского общества. Это находит выражение в растущей автономии общества, большей независимости и самостоятельности различных общественных сфер от государства, в экономическом, социальном, политическом, идеологическом, культурном плюрализме, что свидетельствует, в том числе, и о формировании нового типа личности.

В то же время гражданское общество в России пока еще финансово, политически, идейно недостаточно самостоятельно. В ходе социально-экономических реформ произошло разрушение или значительное ослабление вертикальных и горизонтальных связей, соединяющих части общественной системы. Существующие в России партии, профсоюзы, предпринимательские и другие организации еще не обладают чертами подлинно гражданских ассоциаций. Они отчуждены от основной массы населения и представляемых ими социальных групп, не в состоянии реально отстаивать их интересы.

Основные направления деятельности по формированию и развитию гражданского общества были сформулированы на Гражданском форуме: а) организация взаимодействия государственных, общественных и политических сил на стратегических направлениях преобразования страны - судебной, коммунальной, военной, образовательной реформах, развитии местного самоуправления, реальной защите гражданских прав и свобод; б) разработка механизма диалога и равноправного партнерства между обществом и властью на федеральном, региональном и муниципальном уровнях, включая участие ассоциаций населения в выработке решений, гражданский контроль над деятельностью властных структур и гражданскую экспертизу законодательных и административных актов; в. обеспечение экономических, правовых и других условий, гарантирующих независимое существование, эффективную работу и самостоятельное развитие различных объединений и других институтов гражданского общества.

Выводы: понятие гражданское общество в процессе эволюции претерпевает множество изменений, в различных типах социума оно приобретает специфические черты, чем и объясняется многообразие подходов к пониманию его сущности. В научной литературе чаще всего его рассматривают: как уровень развития общества в целом; как определенную сферу негосударственных связей и институтов; как состояние культуры или сознания граждан.

Гражданское общество представляет собой совокупность социальных связей и институтов, действующих в демократическом обществе в рамках правового поля независимо от государства, но взаимодействующих с ним.

Можно выделить факторы формирования гражданского общества. Внутренние факторы непосредственно участвуют в его формировании, их развитие и есть само его формирование. К ним относятся: личностный фактор - характеристики личности, особенности социального поведения индивидов, способствующие формированию гражданского общества; структурно-функциональный фактор - система институтов гражданского общества, их функционирование и взаимосвязи. Внешние факторы создают необходимые условия для становления и развития гражданского общества. К ним относятся: правовой фактор - совокупность общеобязательных правил поведения (норм), установленных или санкционированных государством, позволяющих гражданам и их ассоциациям осуществлять свои цели, а также институтов, обеспечивающих реализацию этих правил и норм; позиционный фактор - позиция структур государственного и муниципального управления по отношению к гражданскому обществу.

Исторические предпосылки. В России к началу XX века был накоплен и осмыслен определенный либеральный опыт, часто прерываемый властями в силу присущей им авторитарной традиции, возникли зачатки демократических институтов. Но идеи автономии и уважения личности не получили реализации в общественной жизни. 150-летний процесс обретения народом прав и свобод был прерван в 1917 году.

Советский период характеризуется отсутствием частной собственности и частного интереса, существованием административно-командной системы управления, этатизацией гражданских институтов и общественной жизни, идеологической и политической монополией партии. Правовое поле не регламентировало многие стороны общественно-политической жизни, а провозглашенные права и свободы во многом носили формальный характер.

Геостратегические, географические, экономические, исторические и социокультурные особенности придают специфику процессу формирования гражданского общества в современной России, заключающуюся: в большом разнообразии темпов и содержания его становления в различных регионах страны, радикальных преобразованиях, начатых «сверху» и приведших к необходимости формирования гражданского общества также «сверху», в недостаточной готовности граждан поддержать эти процессы. Это проявляется в низком уровне гражданской культуры, психологии социального иждивенчества, в ощущении бессилия человека в социальном и политическом пространстве перед государством, которые лежат в основе российской государственно-патерналистской политической культуры.

Настоящее состояние проблемы формирования российского гражданского общества. В России начался процесс формирования гражданского общества, возникли его институциональные предпосылки, расширяется правовое пространство, меняется парадигма взаимоотношений между властью и обществом, между гражданами и их организациями, появились условия для реализации политических и гражданских свобод, формируется новый тип личности. Все это находит выражение в возникновении многоукладной экономики и демократизации экономической жизни, многопартийной системы, многочисленных независимых самодеятельных ассоциаций населения, свободных средств массовой информации и т.д. В целом можно говорить о большей автономии общества от государства, появлении экономического, социального, политического и культурного плюрализма.

В то же время гражданское общество нельзя считать сформированной системой, так как практически не реализуется ее важнейший признак - разноуровневые горизонтальные связи, что проявляется, в первую очередь, в недостаточной структурно-функциональной зрелости его институтов и гражданской готовности его акторов. Партии еще не стали посредниками между обществом и государством, слабо осуществляют политический синтез и транслирование социальных интересов на государственный уровень, контролирующую функцию. Профсоюзы не нашли свое место в новых экономических условиях, недостаточно представляют и защищают интересы наемных работников в отношениях с работодателями, слабо обеспечивают согласование их социально-трудовых интересов. И партии и профсоюзы отчуждены от основной массы населения и формально представляемых ими социальных групп, не доверяющих им и не видящих в них защитников своих интересов.

«Третий сектор», несмотря на достаточно высокие темпы роста, не стал достаточно массовым, влиятельным, структурно представительным. Население плохо информировано об его деятельности, отмечается часто невысокий уровень профессионализма в работе. СМИ в силу экономической неэффективности, недостаточной гражданской культуры в полной мере не реализуют право на получение гражданами достоверной и полной информации, возможности выбора ее источника, а значит, осуществления контроля за деятельностью властей, содействия достижению социального согласия. Не сформировано правовое поле для эффективного функционирования местного самоуправления, отсутствует четкое разграничение полномочий между уровнями власти. Местное самоуправление финансово несамостоятельно для решения вопросов местного значения, слабо содействует общественной активности населения.

Существенными препятствиями для дальнейшего формирования гражданского общества в России являются: низкая структурированность социума, научная непроработанность проводимых реформ, игнорирование специфических черт российского менталитета при их проведении, отсутствие собственной модели гражданского общества, несформированность среднего класса, отсутствие массовых социальных движений, слабое развитие института права, использование в целях модернизации кадрового потенциала, в большинстве своем не склонного к этому, отсутствие контроля за деятельностью властей.

 

АВТОР: Колпина Л.В.