30.01.2012 3132

Региональные проблемы формирования гражданского общества

 

Время радикальных перемен в стране вызвало к жизни активный поиск современных механизмов управления социумом в центре и на местах. Становление гражданского общества в Белгородской области является закономерным продолжением процессов, происходящих в России, но в то же время имеет особенности. К специфическим региональным условиям можно отнести большие природные ресурсы, на базе которых развиваются два мощных экономических комплекса - горно-металлургический и агропромышленный, позволяющие проводить более эффективную социальную политику, разработать и приступить к осуществлению Комплексной программы улучшения качества жизни населения. Имея в прошлом глубокие корни местного самоуправления, область стала родиной нового прочтения идеи земства. Здесь традиционно сильны общинные, артельные, коллективистские начала; в силу ратной истории - значителен размах военно-патриотической работы, развиты ветеранское и молодежное движения. Пограничность территории сформировала интернациональные связи, особенно в рамках взаимодействия славянских народов. В области при всех трудностях пореформенного времени сохраняется политическая и социальная стабильность, что накладывает отпечаток на процесс формирования в ней гражданского общества.

В исследовании мы сделали акцент на изучении структурно-функционального фактора - наиболее показательного и отражающего социологический аспект измерения гражданского общества как социальной организации. Исследование проводилось на основе анкетирования государственных и муниципальных служащих, контент-анализа прессы, документов, экспертного интервьюирования. В качестве респондентов опрошено 500 работников государственного и муниципального управления (220 - государственных, 280 муниципальных): 59,4 % из них имеют стаж работы более 10 лет, еще 15,0% - 5-10 лет, остальные - менее пяти лет; 27,5% занимают руководящие должности, остальные - специалисты различных уровней; 88,1% имеют высшее образование. В некоторых случаях для оценки процесса формирования гражданского общества были высчитаны коэффициенты.

Анализ политической сферы связан с рассмотрением в первую очередь региональных общественных политических организаций (партий). Характер их деятельности в области соответствует Конституции РФ. В 1999-2002 г.г. в регионе действовало около пятидесяти областных и региональных организаций политических партий и общественно-политических объединений. На начало 2002 г. их число составляло 46. В 1999 г. политическая ситуация области характеризовалась повышенной активностью общественно-политических организаций и избирательных объединений в связи с выборами главы администрации области, депутатов Госдумы Федерального Собрания РФ и органов местного самоуправления.

На этот период наиболее влиятельными являлись: областная организация КПРФ, областная организация Аграрной партии России, областное отделение общественно-политической организации «Отечество», региональное отделение движения «Яблоко», областное отделение ЛДПР, региональное отделение движения «Честь и Родина». Во второй половине 1999-2000 г. к ним добавились: региональное объединение политического общественного движения «Единство», областное отделение общественно-политического объединения «Отечество - Вся Россия». Некоторым влиянием пользовалось региональное Отделение общероссийской общественно-политической организации «Союз правых сил». Ряд организаций, в основном правого спектра, не прошедших перерегистрацию согласно Закону «Об общественных объединениях», упразднены в судебном порядке.

В 2001 году возросла активность регионального отделения общественной организации - партии «Единство». В марте 2002 года в результате объединения создано региональное отделение Всероссийской партии «Единство и Отечество» - «Единая Россия». Заметно ослабили свои позиции объединения реформаторско-демократической ориентации. В 2001 году некоторые из них в соответствии с законом ликвидированы в судебном порядке, другие не прошли перерегистрацию.

Менялась в эти годы и политическая окраска областной Думы. Так, в ее составе второго созыва (1997-2001г.г.) работала фракция КПРФ (14 человек). Кандидаты остальных объединений, кроме - «Яблоко», ЛДПР, некоторых других, шли на выборы, как правило, от групп избирателей, своих представителей в Думе не имели. На выборах областной Думы третьего созыва в октябре 2001 г. КПРФ провела лишь одного своего члена. Другие объединения не акцентировали внимание электората на партийной принадлежности своих кандидатов, официально в ней не представлены. В настоящее время в областной Думе нет фракций, что свидетельствует о низкой роли партий как носителей интересов различных слоев общества.

Взаимодействие между общественными объединениями и исполнительной властью осуществляются в рамках Общественной палаты при главе администрации области - постоянно действующего информационно-аналитического органа, в состав которого входят наиболее массовые, авторитетные политические и общественные объединения региона с целью взаимного информирования, диалога, выработки согласованных решений. А также консультирования по актуальным проблемам жизни области, ознакомления с основными правовыми актами, принятыми органами представительной и исполнительной власти, документами областной избирательной комиссии. Руководители общественных объединений принимают участие в работе различных семинаров, совещаний, научно-практических конференций, проводимых администрацией и Думой, избирательной комиссией области. В 2002 г. в составе общественной палаты находились представители 40 объединений: партий, общественных организаций, творческих союзов и других.

На вопрос о тенденциях партийного строительства в регионе 31,3% респондентов ответили, что влияние партий не растет, остается неизменным; 16,9% - они сокращаются численно, слабеют организационно, влияние их падает, 7,5% - расширяют свое влияние в массах, растут численно, крепнут организационно. 55,6% опрошенных считают роль партий в жизни региона не существенной, 3,1% - даже деструктивной, 31,3% отметили, что никакой роли не играют и только 5,0 % - что роль их велика и позитивна.

Коэффициент активности оппозиционных партий в регионе - 0,10. Их деятельность рассматривают как пассивную 16,3% респондентов, недостаточно активную - 28,0%, активную - 3,7% и достаточно активную - 10,0%. Объясняет столь низкую оценку тот факт, что 38,0% респондентов ничего не знают об их деятельности на своей территории. Видимо, поэтому партии стоят лишь на шестом из восьми мест по влиянию на исход выборов (к влияния 0,36) после финансового (0,65) и административного (0,62) ресурсов, СМИ (0,56), хозяйственных руководителей (0,50), законодательной власти (0,48), опередив только судебную власть (0,29) и НКО (0,22). Таким образом, партии в среднем влияют на исход выборов в регионе в два раза меньше, чем административный и финансовый ресурсы.

Респонденты обосновывают невысокое мнение о роли партий тем, что те борются только за собственные интересы - 45,6% и защищают интересы небольшой части общества - 20,6%, их деятельность преследует цель пополнения властных структур - 41,3%. Лишь 26,9% считают, что они обеспечивают связь между обществом и органами власти. Остальные функции оцениваются респондентами крайне низко: обеспечивают синтез и транслирование интересов региона на государственный уровень - 3,7%; способствуют интеграции различных уровней общества (местного, территориального, регионального) - 5,6%, интеграции социальных, конфессиональных, этнических и иных групп в единую общность - 2,5%. Низкий статус партий в регионе, по мнению респондентов, обусловлен тем, что они не защищают интересов населения (20,6%), их слово расходится с делом (18,1%), часто формируются сверху, перед выборами и быстро сходят с политической сцены (12,5%). А также - неопределенностью и размытостью программных целей (12,5%) и отсутствием в повседневной деятельности направленности на простого человека (11,3%).

В экономической сфере гражданского общества самые массовые объединения трудящихся области - профсоюзы. Почти полмиллиона их членов входят в 3,3 тысячи первичных организаций (89 горкомов и райкомов), объединенных в 27 отраслевых профсоюзов. Из них 16 имеют свои обкомы, возглавляемые областным объединением профсоюзов. Они реализуют свои цели двумя основными путями: непосредственно, в отношениях с нанимателями и их организациями и через госструктуры, добиваясь принятия соответствующих законов, нормативных актов, решений и пр. Эти требования, как правило, находят отражение в коллективных договорах на предприятиях, а также в трехсторонних соглашениях, регулярно подписываемых администрацией области, областным объединением профсоюзов и объединениями работодателей с 1993 года, ранее на двухлетний, а с апреля 2002 года - на трехлетний срок. В них стороны берут на себя взаимные обязательства в области экономической политики, соблюдения социальных гарантий граждан, обеспечения договорного регулирования социально-трудовых отношений. Так, истекшее трехстороннее соглашение содержало 125, а подписанное в 2002 г. администрацией, объединением профсоюзов и объединениями работодателей включает 123 подобных обязательства. Этой же цели служит Закон области «О социальном партнерстве». В 2002 г. в области действовали 12 отраслевых соглашений между департаментами администрации области и отраслевыми обкомами профсоюзов. Контроль за исполнением взятых обязательств осуществляется областной трехсторонней комиссией по регулированию социально-трудовых отношений, а также сторонами в соответствии с их функциями. В частности, соглашениями предусматривалось доведение средней заработной платы в реальном секторе экономики в 2000 году до двух, в 2001 -трех с половиной, в 2002 - пяти тысяч рублей.

В то же время роль профсоюзов признают значительной лишь 2,5% опрошенных, несущественной - 43,1%, 45,0% считают, что в жизни области они реальной роли не играют. Высчитанные на основе ответов респондентов коэффициенты эффективности выполнения профсоюзами тех или иных функций, объяснили столь низкую оценку их роли. Самый высокий коэффициент получила функция контроля за условиями труда, продолжительностью рабочего дня, отпусков, обеспечения охраны труда - 0,22. Значения коэффициентов остальных функций находятся в промежутке от 0,10 до 0,03: защита в органах власти интересов своих членов, принятие законов о минимальной зарплате, отпусках, ограничении рабочего времени, льготах, защита против снижения жизненного уровня населения - 0,10; повышение и расширение социальных выплат, борьба против произвола руководителей, повышение квалификации - 0,09; социальная защита при потере работы - 0,08, борьба с безработицей, за создание новых рабочих мест, защита непрофсоюзных слоев населения - 0,06, обеспечение достойной заработной платы - 0,05. Самый низкий коэффициент имеет функция «демократизация производственной жизни» - 0,03. Эти данные объясняют то, что в случае возникновения социальных проблем, всего 0,6% опрошенных ожидают помощи от профсоюзов, которые по коэффициенту обращаемости занимают четвертое место из шести (К=0,11) после семьи, родственников и друзей (К=0,49), государственных структур (К=0,34), суда и правоохранительных органов (К=0,19).

Наличие многих проблем признают и сами лидеры профсоюзного движения. Так, в отчетном докладе председателя областного объединения профсоюзов отмечается разрыв между требованиями, предъявляемыми к профсоюзам и имеющимися у них возможностями. К внешним факторам создавшейся ситуации он относит экономическую нестабильность в обществе, несовершенство трудового законодательства, нежелание собственников предприятий поддерживать с профсоюзами цивилизованные отношения и ущемление их прав. К внутренним - суверенизацию отраслевых профсоюзов, отсутствие дисциплины в первичных организациях (что привело к ослаблению единства организации в регионе), низкий уровень работы с кадрами и ряд других. Не на всех предприятиях заключены коллективные договоры, контроль за их выполнением недостаточный. В последние годы областная организация профсоюзов численно не растет. Отмечается существующий информационный вакуум относительно деятельности профсоюзов в учебных заведениях и на производстве.

Вместе со становлением класса собственников в области возникли и функционируют объединения, представляющие их интересы. Наиболее известны: союз промышленников и предпринимателей, региональное отделение Российской ассоциации развития малого предпринимательства, Белгородская ассоциация крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России «БелАККоР», аграрный союз области, областной союз строителей, а также Торгово-промышленная и Ремесленная палаты, некоммерческое партнерство «Общество купцов и промышленников» и т. д.

Они координируют деятельность структур экономической направленности, содействуют обмену опытом работы, информированию коллег и населения. Некоторые их них участвуют в разработке, подписании, реализации трехсторонних соглашений, отстаивают свои интересы в органах государственной и муниципальной власти, в том числе при принятии нормативных актов, особенно в налоговой, кредитной и других сферах, добиваются дебюрократизации чиновничьих структур в отношении предпринимательства, упрощения процессов регистрации, лицензирования, оформления сделок с недвижимостью и т.д. В частности, способствовали подготовке постановления главы администрации области «О создании единых Центров обслуживания граждан и юридических лиц по принципу «Одно окно» и совершенствовании деятельности контролирующих организаций на территории области». В настоящее время подобные Центры действуют во всех муниципальных образованиях, вместе с предпринимательскими ассоциациями администрация продолжает работу по совершенствованию их функционирования. Ее результатом стало принятие главой администрации области постановления «О дополнительных мерах по совершенствованию работы единых Центров обслуживания граждан и юридических лиц по принципу «Одно окно». Оно предусматривает создание на базе единых Центров муниципальных учреждений с правами юридического лица и функциями контроля за деятельностью организаций, причастных к решению проблем граждан.

Важный показатель развития экономической сферы гражданского общества - характер взаимоотношений, сложившихся между административными и хозяйственными структурами. 33,1% респондентов отмечают значительное влияние первых на вторых; 20,6%, - намечающееся усиление влияния административных структур, 17,5% - считают хозяйствующие субъекты в большой мере от них независимыми, 3,1% - полностью независимыми, 12,5% отмечают уменьшение роли государственных структур в управлении хозяйственными структурами.

Особо стоит выделить положение дел с развитием малого предпринимательства. В 1999 г. в этой сфере было занято 80 тыс. человек, дающих 7% регионального валового продукта. На начало 2002 г. - уже около ста тыс. человек (почти пятая часть всех занятых в экономике области), которые дают почти 10% регионального валового продукта. В области реализуется программа поддержки малого предпринимательства на 2000-2002 годы. Осуществляется кредитование инвестиционных проектов субъектов малого предпринимательства, из бюджета финансируется половина процентной ставки банковского кредита на эти цели. Для формирования инфраструктуры комплексного обслуживания отрасли создан областной Центр развития предпринимательства, действует общественный совет при главе администрации области по развитию и поддержке малого бизнеса, чтобы «он чувствовал себя комфортно при взаимодействии с органами власти, решении своих вопросов в различных инстанциях». Администрация области считает содействие формированию среднего класса не только экономической и социальной, но и политической задачей. Коэффициент положительной оценки темпов и масштабов развития малого и среднего бизнеса в регионе равен 0,47. В сравнении с партиями, профсоюзами и НКО - это достаточно высокая оценка.

«Третий сектор» - некоммерческие неполитические организации - самая многочисленная группа ассоциаций населения области. Наиболее массовые из них: областная организация Всероссийской общественной организации ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов (свыше 400 тысяч членов, 740 первичных советов), областной совет женщин (3,5 тысячи активистов, 25 организаций), региональное общественно-политическое движение «Молодость Белгородчины» (более 5 тысяч человек).

В регионе действуют 25 общественных благотворительных организаций, которые организуют защиту прав и гарантий определенных категорий населения, оказывают моральную и материальную поддержку нуждающимся, представляют интересы этих граждан в органах законодательной и исполнительной власти. Для осуществления уставных целей они используют практику социального партнерства, проведение совместных благотворительных акций, реализуют собственные социальные программы. Координирует их деятельность благотворительный совет области. На территории региона действует ряд обществ, связанных с защитой и поддержкой бывших военных, ветеранов и инвалидов армии, правоохранительных органов, спецслужб, узников фашистских концлагерей, жертв политических репрессий, в последние годы появились объединения мигрантов. Функционируют также: правозащитная организация - региональное отделение общественного движения «За права человека», просветительская - областная организация общества «Знание» России, молодежные организации историко-патриотического направления, пять творческих организаций.

К НКО относятся и религиозные объединения, действующие в области в соответствии с Конституцией РФ. Их деятельность, помимо религиозной, включает миротворческую, культурно-просветительскую, образовательную, миссионерскую и другие виды. Последние три года численность религиозных организаций колебалась от 240 до 290. Рост их числа происходит главным образом за счет увеличения приходов Русской Православной Церкви Московского Патриархата. Так, в 1999 г. их было зарегистрировано 187, в 2000- 198, в 2001.- 205. В регионе действуют три православных образовательных учреждения, практически во всех районах - воскресные школы. На базе БелГУ открыт социально-теологический факультет. Всего же в области на начало 2002 года насчитывалось 268 религиозных объединений. Число конфессий, с учетом религиозных организаций и групп, на этот же период составляло 24. Среди других конфессий отмечен рост религиозных организаций Евангельских Христиан-баптистов, Адвентистов 7 дня, Свидетелей Иеговы, Христиан веры евангельской (пятидесятников). Сохранили свои позиции Российская православная свободная церковь, Украинская православная церковь (Киевского Патриархата), старообрядцы, Общество сознания Кришны.

В целом конфессиональная картина в области сформировалась. Для нее характерна координация взаимоотношений между государственными органами власти и религиозными организациями в различных сферах. В областной администрации действует отдел по делам религий, который в своей работе руководствуется Федеральным законом РФ «О свободе совести и о религиозных объединениях», другими нормативными актами. Государственную религиоведческую экспертизу осуществляет областной Религиоведческий экспертный совет. В органах МСУ определены специалисты по взаимодействию с религиозными объединениями на местах. Религиозная ситуация в области характеризуется как спокойная.

Самый высокий коэффициент положительной оценки деятельности НКО в области гражданских инициатив имеют ветеранские (0,35) и благотворительные организации (0,32); далее идут: молодежные - 0,27, творческие - 0,21, спортивные -0,20. Последние места отданы экологическим - 0,18 и женским - 0,17 организациям. Соответственно о деятельности последних менее всего известно респондентам. Об экологических организациях ничего не знают 18,8%, - женских - 15,0% опрошенных. По возможности оказать помощь в случае возникновения социальных проблем НКО оказались на последнем месте из шести представленных позиций. По мнению респондентов только 3,1% предпринимателей для отстаивания своих интересов обращаются к общественным организациям, что свидетельствует также и о неразвитости правозащитных НКО.

Информационная сфера области претерпевает постоянные изменения. Число зарегистрированных СМИ в последние три года составляет соответственно 89-93-95 печатных и 18-20-20 электронных средств массовой информации под различным учредительством. В эти годы общественное мнение в регионе помимо федерального телевидения и центральных газет, главным образом формируют Государственная телерадиокомпания «Белгород», коммерческая телекомпания «Магнит», муниципальное унитарное предприятие «Старооскольский комитет по телевидению и радиовещанию», последнее время - областное государственное учреждение Телекомпания «Приосколье», более полутора десятков телестудий и телепрограмм в районах и городах области, примерно половина которых - негосударственные. Во всех районах действуют радиоузлы. Основные газеты - «Белгородская правда», «Белгородские известия», «Смена», соучредителями которых является администрация области, «Единство», учредитель - областное объединение профсоюзов. Издаются 22 районные и городские газеты (выходят 2-3 раза в неделю), учредителями которых являются управление печати и телерадиовещания администрации области и органы МСУ. Остальные газеты - ведомственные или частные. В областной организации Союза журналистов РФ состоит почти 400 членов. В области высокий уровень медийной насыщенности: общий разовый тираж местных газет последние годы колеблется около 250 тысяч экземпляров. Вместе с другими газетами население приобретает 400-450 тыс. экземпляров периодических изданий, что является достаточно высоким показателем по России.

Взаимодействие органов власти и СМИ осуществляется путем организации и проведения пресс-конференций и брифингов с руководителями администрации и Думы области, другими представителями исполнительного и законодательного органов власти. Для обмена информацией используется электронная почта, веерная рассылка пресс-релизов, нормативных документов, издаваемых главой администрации. Третий год действуют сайты администрации области и ее главы.

По оценкам общественной экспертизы индекс свободы массовой информации, включающий в себя индексы свободы доступа к информации, ее производства и свободы распространения, в области - 32,1%; индекс свободы доступа к информации - 27,0%; индекс свободы распространения информации - 15,3%. В области оказывается государственная поддержка СМИ, соответствующая требованиям федеральных законов. Однако высокий уровень огосударствления СМИ приводит к тому, что эта поддержка приходится в основном на «свои» СМИ. Структура доходов также свидетельствует о том, что соотношение государственных и рекламных денег в общем медийном бюджете - 61:39.

Вывод: рынок в регионе влияет на поведение СМИ, но основным вектором остается влияние властей.

Наиболее важные для формирования гражданского общества черты СМИ - независимость от властей, экономическая независимость и действенность публичных выступлений из десяти желательных характеристик в вопросе: «В какой мере перечисленные черты характерны для региональных СМИ?» заняли 8, 9 и 7 места. Их коэффициенты равны, соответственно, 0,30, 0,27 и 0,32. Другие характеристики получили также невысокие коэффициенты: - актуальность тематики - 0,44, плюрализм мнений - 0,34, объективность в освещении жизни -0,40. Более высокие оценки получили «культурные» характеристики СМИ: коэффициент профессионализма журналистов - 0,40; качества программ, публикаций, передач - 0,40, языковой культуры - 0,36. Коэффициенты негативных характеристик СМИ: коммерциализация - 0,33, тенденциозность и ангажированность - 0,28. Самой низкой оценкой характеризуется партийная печать (к = 0,26), по существу она представлена одной газетой - «Слово коммуниста». По влиянию на исход выборов работники обеих служб ставят СМИ на третье место из восьми, тогда как на первое - административный и финансовый ресурс. Сопоставление данных исследования позволяет сделать вывод о том, что региональные СМИ в настоящее время не являются акторами гражданского общества.

Местное самоуправление в области осуществляется на основе федерального законодательства. На его базе областная Дума приняла свой закон о местном самоуправлении, другие нормативные акты (законы: «О выборах в представительные органы местного самоуправления Белгородской области», «О выборах глав местного самоуправления Белгородской области», «О муниципальных образованиях в Белгородской области»), которые позволили в 1996 г. провести выборы депутатов представительных органов и глав городов и районов. В 1995-1996 гг. областной Думой было принято около 20 законов, регулирующих вопросы формирования и деятельности органов местного самоуправления. По ним полномочия к муниципальным образованиям переходят по двум каналам: наделение их собственной компетенцией и делегирование отдельных государственных полномочий.

Федеральные и областные нормативные документы также стали отправной точкой для депутатов районных Советов при разработке Уставов муниципальных образований. В соответствии с названными документами в области сформирована система местного самоуправления. В 21 районах и городах исполнительная власть представлена администрациями, возглавляемыми избранными в результате всеобщего тайного голосования главами МСУ, представительная - районными и городскими Советами в лице депутатов.

Экономическую основу МСУ составляют муниципальная собственность, местные финансы, имущество, находящееся в государственной собственности и переданное в управление органам местного самоуправления, а также, в соответствии с законом иная собственность, служащая удовлетворению потребностей населения муниципального образования. Органы МСУ самостоятельно формируют, исполняют и утверждают местный бюджет, устанавливают местные налоги и сборы в соответствии с федеральным законом. Их деятельность, в основном, отвечает важнейшим критериям полномочного местного самоуправления: разветвленность и децентрализация; выборность руководящих органов; массовая вовлеченность граждан, реализующаяся через представительные и непредставительные, индивидуальные и групповые формы.

В регионе, впервые в современной России, основной формой территориального общественного самоуправления избрано земство. За основу взята идея создания земских собраний поселковых и сельских округов. В настоящее время в 333 сельских округах, 21-м поселке и в трех городах действуют такие земские собрания. Нормативной основой их формирования стал областной закон «О собраниях (сходах) граждан», на базе которого разработаны соответствующие положения о земском (территориальном) общественном самоуправлении сельского округа (поселка), о выборах в Земское Собрание сельского округа (поселка), о земском Собрании и другие документы.

В соответствии с ними Земское Собрание является органом территориального общественного самоуправления, формируется и действует на общественных началах, может наделяться правами юридического лица. Основные его полномочия: контроль за формированием и исполнением бюджета сельского поселения; подготовка предложений для последующего утверждения главой местной администрации программ социально-экономического развития территории; организация ее благоустройства, коммунального обслуживания, содержания жилого фонда, объектов соцкультбыта и другое. Направлениями деятельности Земских Собраний является также забота о сохранении культурно-исторических традиций, воспитание молодежи, оказание помощи малоимущим. Земское Собрание избирается открытым голосованием на сходах и конференциях граждан сельского округа сроком на 4 года, они уже избирались дважды. Глава местной администрации входит в состав земского собрания по должности с правом решающего голоса. В целом, можно говорить, что земское движение в области состоялось.

Для повышения заинтересованности территорий в результатах хозяйственной деятельности, укрепления их бюджетов уже пять лет все они, кроме городов Белгород, Губкин, Старый Оскол, имеющих более широкую налогообразующую базу, освобождены от уплаты налогов в областной бюджет. За муниципальными образованиями сохраняются все закрепленные местные налоги, сборы и платежи. Новые возможности предоставлены им постановлением главы администрации области «Об укреплении финансовых основ общественного самоуправления», которым определен механизм пополнения бюджетов сельских территорий.

И все же вопросы развития местного и территориального общественного самоуправления решается недостаточно, непоследовательно реализуются его ключевые принципы: прямое народное самоуправление и самофинансирование. «Сказывается неразграниченность функций и компетенций разных уровней власти, без чего их нельзя подкрепить экономически, т.е. они не могут быть реализованы без расходных полномочий. Но для этого необходимо на законодательном, сначала федеральном, а затем и местном уровнях, ввести минимальные социальные стандарты, определить источники их финансирования. Тогда появится возможность, как и положено, формировать бюджеты снизу. Пока не ясно, кто за что отвечает, нельзя сказать, в какой пропорции распределять финансовые средства». Отсюда дисбаланс между функциями регионального, местного и территориального общественного самоуправления и объемом их ресурсов - административных, правовых, финансовых.

В отличие от сельской местности население городов реально не реализует право на участие в управлении делами по месту жительства. Ранее существовавшие советы микрорайонов, уличкомы, домкомы и т.д., особенно в связи с массовой приватизацией жилья, фактически прекратили свое существование. Особое значение это приобретает в связи с проведением жилищно-коммунальной реформы, которая предусматривает создание кондоминиумов, товариществ собственников жилья. Эти объединения, в первую очередь в городах и рабочих поселках, могут стать «не просто структурными элементами ЖКХ, а низовыми ячейками самоорганизации населения, фундаментом всей системы территориального общественного самоуправления». Несмотря на эти негативные моменты все же 45% экспертов именно развитое МСУ связывают с представлениями о гражданском обществе в регионе.

Исследование готовности территориального сообщества к самоуправлению, проведенное Н.С. Данакиным, Л.Я. Дятченко, показало: высокая чувствительность к местным проблемам не связана с уверенностью в возможности их разрешения посредством мобилизации собственных сил и ресурсов территориального сообщества. 67,9% респондентов считают, что эти проблемы могут быть решены только на федеральном уровне, 27,3% - областном, 4,6% - на уровне местной администрации. 81,0% муниципальных служащих связывает решение местных проблем с наведением порядка и установлением эффективного управления в стране; 79,1% -с активным участием самого населения; 33,7% - с увеличением активности и самостоятельности местных органов власти; 10,7% - с улучшением информированности населения о местных проблемах, всемерным поощрением граждан к участию в их решении; 7,3% - с изменением всей структуры местных органов власти и управления. Таким образом, примерно в равной степени респонденты связывают успешное решение местных проблем как с государством, так и с гражданскими инициативами.

Это исследование показало, что население имеет смутное представление о принципах организации МСУ, отечественном опыте его построения, устройстве в своем поселении. Коэффициент осведомленности по этим позициям составляет соответственно 0,35, 0,29, 0,29, причем, сельские жители показывают сравнительно большую информированность, нежели городские. Развитие МСУ тормозится: из-за слабости финансово-экономической базы на местах - считают более половины опрошенных, отсутствия традиций и опыта местного самоуправления - 50%; неполноты нормативно-правовой базы - 42,9%; пассивности населения - 28,6%; «неразберихи» с вертикальным разделением власти - 21,4%; незаинтересованности местных администраций - 14,3%; противодействия региональных властей, не желающих уступать властные полномочия - 7,1%; отсутствия заинтересованности у местных сообществ - 7,1%.

Помимо развитости основных структур гражданского общества показателями его зрелости является подконтрольность населению деятельности властей, реализуемая как через СМИ, так и посредством организаций гражданского контроля. Рассмотрение региональных СМИ отразило недостаточность выполнения ими в настоящее время этой функции. Коэффициент контроля за деятельностью федеральной власти равен 0,23, областной - 036, городской - 0,37, местной - 040, уровень подконтрольности ниже среднего. Это свидетельствует о закрытости властных структур, авторитарности управления, низкой зрелости институтов гражданского общества.

Правовое государство является непременным условием развития гражданских инициатив. Респондентам было предложено оценить возможность отстоять свои интересы в споре с государством. Коэффициенты возможности таковы: гражданину - 0,26, трудовому коллективу - 0,36, предпринимателю - -0,32, органу МСУ - 0,44, региону - 0,46. Коэффициент обращения предпринимателей в суд для отстаивания своих интересов - 0,23, тогда как использования взяток - 0,37, личных связей - 0,60. Коэффициент ожидания помощи от суда и правовых органов в случае возникновении проблем равен 0,19. Эти данные свидетельствуют о невысокой возможности реализации прав.

Сравнительный анализ ответов респондентов государственной и муниципальной служб выявил некоторые различия. Более высокую оценку роли партий, тенденциям партийного строительства, деятельности оппозиционных партий в регионе дают муниципальные служащие. Несмотря на то, что те и другие сходятся в низкой оценке деятельности профсоюзов, однако, по мнению госслужащих, они лучше справляются с функциями борьбы с безработицей, против произвола руководителей, создания новых рабочих мест, защиты в органах власти интересов своих членов. Работники муниципального управления отмечают в первую очередь функции увеличения и расширения социальных выплат и повышения квалификации работников. Темпы и масштабы развития малого бизнеса работники государственной службы оцениваются ниже, чем муниципальной. Возможность отстоять свои интересы в споре с государством гражданину, трудовому коллективу, предпринимателю, органу МСУ, региону, госслужащими оценивается выше, тогда как деятельность НКО - ниже, чем муниципальными служащими в 2 раза. По влиянию на исход выборов госслужащие выстраивают ресурсы в следующем порядке: административный, финансовый, информационный. Муниципальные - финансовый, информационный, административный. В целом работники муниципальной службы оценивают деятельность негосударственных организаций несколько оптимистичнее госслужащих.

Результаты экспертного интервьюирования в целом подтвердили оценку процессов формирования гражданского общества, данную государственными и муниципальными служащими.

Эксперты, кроме одного, признают институционализацию основных структур гражданского общества в регионе, наличие его важнейших признаков, называют конкретные примеры его функционирования. При этом отмечают, что оно находится в «начальном», «зачаточном» состоянии, а процесс становления «идет медленно», «непоследовательно», «противоречиво», иногда с «рецидивами авторитаризма».

Абсолютное большинство экспертов считает, что управленческие кадры в основном позитивно влияют на процесс формирования гражданского общества в области, помогая налаживать взаимодействие с его структурами, даже нередко помогая их созданию. В качестве примеров они приводят деятельность Общественной палаты, общественных советов при главе администрации области, общественных приемных, участие представителей общественных объединений и СМИ в различных мероприятиях, заседаниях правительства администрации, сессиях областной Думы, обсуждении проекта Программы улучшения качества жизни населения области и другие.

Но происходит это не столько в силу глубокого личного понимания служащими необходимости содействовать этому процессу, знания существа проблемы, осознания ее важности для настоящего и будущего прогресса общества в этом направлении, сколько по указанию вышестоящих органов власти, нередко, из желания контролировать ситуацию, прямо или косвенно управлять общественными структурами. Сказывается управленческий опыт, доставшийся от предыдущей эпохи.

За исключением двух экспертов, все остальные считают, что нынешний уровень отношений между структурами государственного, муниципального управления и гражданского общества соответствует реальному состоянию последнего. Оно не является еще «самостоятельным», многие его элементы - или «трансформированные институты советского времени», или «новообразования, которые несут на себе его отпечаток», имеют низкий статус и могут быть названы таковыми лишь в потенции. Попытки дебюрократизации властных структур (работа Центров, действующих по принципу «Одно окно»), больше касаются их отношений с юридическими и физическим лицами, чем с институтами гражданского общества Эксперты единодушны в том, что последние «слабо себя проявляют» и «незначительно влияют на жизнь области». Во взаимоотношениях структур государственного и муниципального управления и гражданского общества приоритет принадлежит органам власти, даже отдельным чиновникам. Партии, профсоюзы, организации «третьего сектора», другие ассоциации населения еще не являются подлинными выразителями интересов их различных слоев, органы МСУ - финансово несамостоятельны, СМИ - в большинстве своем не могут быть экономически и политически независимыми и т.д. Органы власти поощряют их деятельность, но стремятся делать это «в рамках установленных ими правил игры».

Правовое поле области обновляется достаточно динамично, по ряду направлений (местное и общественное территориальное самоуправление, дебюрократизация жизни, социальное партнерство и т.п.) регион является пионером в РФ. В основном оно обеспечивает эффективное функционирование институтов гражданского общества, но параллельно продолжает действовать «административный ресурс».

Главными причинами, сдерживающими формирование гражданского общества, полагают эксперты, являются особенности ментальности населения, выражающиеся в «этатистских», «иждивенческих» настроениях, неготовности к «самостоятельно социальному творчеству», отсутствие «демократических традиций», непонимание многими характера происходящих преобразований, а также бедность населения, «поглощенного заботами о собственном выживании».

Таким образом, основные институты гражданского общества в регионе сформированы, но не достигли функциональной зрелости. Они имеют низкий статус и уровень влияния на общественные процессы: недостаточно участвуют в разработке и реализации различных государственных и местных программ, законов, осуществлении контроля за деятельностью властей. С другой стороны, управленческие структуры также не в полной мере содействуют становлению гражданского общества, отмечается закрытость власти, их деятельность носит нередко авторитарный характер. Это, в свою очередь, говорит как о невысокой готовности государственных и муниципальных служащих работать в новых условиях, так и слабой действенности институтов гражданского общества.

Структурно многопартийность в регионе в основном сложилась, носит устойчивый характер, в количественном отношении численность партий и число их членов меняется в течение последних трех лет незначительно. Но в общественно-политической жизни их роль невелика, особенно если иметь в виду влияние на процесс принятия решений, учет программ победителей на выборах при определении проводимого курса, участие их лидеров в структурах исполнительной власти. Власть остается над или внепартийной. Хотя руководство области признает необходимость партийной власти. (Для исследования исполнительной и законодательной власти в западных странах используется индекс Катрайта, один из критериев которого следующий: «В парламенте должно быть представлено две и более политических партий, причем более малочисленная партия имеет, по крайней мере, 30% от общего числа мест»). Таким образом, партии не являются связующим звеном между членами общества, различными социальными группами и государственными структурами в регионе.

Невысока и роль профсоюзов. Подавляющее большинство экспертов отмечает низкую роль (или ее отсутствие) профсоюзов в общественной жизни региона, качество выполняемых ими функций. Администрация осуществляет программы поддержки частного сектора экономики. В тоже время, отмечается активное ее влияние на деятельность хозяйствующих субъектов, что противоречит основному признаку гражданского общества - автономии от государства. Рыночные отношения принесли определенную экономическую свободу, но степень ее еще недостаточная, или собственники, руководители, коллективы не научились ею пользоваться. Это признает и глава администрации области Е. Савченко, говоря о модернизации системы исполнительной власти в области, которая бы меньше командовала, а создавала лучшие условия для развития экономических свобод. Процесс развития малого бизнеса имеет сравнительно высокую оценку. Можно считать, что становление этого сектора экономики состоялось. Тем не менее, по-прежнему остаются нерешенными многие вопросы: разумного налогообложения, недостатка оборотных средств, высоких кредитных ставок, роста тарифов на энергоресурсы и другие. Поэтому еще относительно невелика доля предприятий, наладивших выпуск собственной продукции, они в основном действуют в сфере торговли и услуг.

Сказывается также слабое знание представителями малого бизнеса основ рыночной экономики, нормативных документов, регламентирующих эту сферу деятельности, ее репутации вредят плохие условия труда на многих предприятиях, низкая социальная защищенность работающих там людей.

В сфере «третьего сектора» достаточно велика роль ветеранских и благотворительных организаций. Последнее время растет активность молодежных движений и объединений. Не получили развития некоммерческие объединения «инфраструктурного» типа, миссией которых является содействие деятельности других гражданских организаций. Практически не представлены правозащитные и экологические НКО. В целом, охват населения организациями «третьего сектора» небольшой, отмечается их слабое влияние на деятельность органов государственной власти и МСУ, отсутствие гражданского контроля за последними. Реально еще отсутствует данное понятие в массовом сознании. Так как НКО - основной тип организаций, структурирующий социальное пространство, - в регионе представлен недостаточно, это влечет за собой неразвитость горизонтальных связей, что является характеристикой атомизированного общества.

Региональные СМИ как инструмент формирования гражданского общества не эффективен: не обеспечивают прозрачность действий властей, плюрализм мнений; характеризуются низкой действенностью публичных выступлений, зависимостью от власти, реализующей в их отношении патерналистскую политику: отмечается высокий уровень огосударствления СМИ и их финансовой поддержки.

Многоуровневая система народовластия в области в принципе создана, основной формой территориального общественного самоуправления избрано земство, которое формируется и действует на общественных началах. Но, ограниченные, особенно финансовые, возможности мешают установлению гармоничных отношений взаимодействия между всеми уровнями власти. Отмечается никое участие населения в осуществлении самостоятельной властной деятельности, отчуждения населения от управленческих структур.

Все перечисленные структуры в области институционализированы, тем не менее, по многим правовым вопросам нет еще достаточной ясности, в том числе и на федеральном уровне, особенно в сфере местного и территориального общественного самоуправления. Несмотря на то, что правовое поле за период реформ значительно расширилось и обновилось, тем не менее, реализация прав населением и представляющими его интересы общественными ассоциациями затруднена.

С целью всестороннего рассмотрения процессов становления гражданского общества в регионе и выявления «гражданственности» прессы (прессы как элемента и инструмента формирования гражданского общества), проведен контент-анализ газет на предмет наличия в них материалов, отражающих нормы, ценности, традиции гражданского общества, деятельность его структур и элементов. Проанализированы все выпуски газет «Белгородская правда» и «Белгородские известия» за 2001 г. (N 388), так как они являются областными и наиболее массовыми общественно-политическими изданиями, среди учредителей которых - администрация области, а «Белгородских известий», наряду с другими, и областная Дума. В 2001 году суммарный тираж этих газет составил 59,4 тысячи экземпляров. Единица анализа - публикация. Критерий «гражданственности» - информация, связанная с нормами, ценностями, деятельностью институтов гражданского общества и гражданских инициатив в регионе, демократичностью деятельности властей.

Исходя из целей исследования, мы систематизировали публикации по темам: деятельность органов государственной власти, местного и территориального общественного самоуправления, гласность, открытость их деятельности; активность политических объединений, профсоюзных, предпринимательских организаций, неправительственных некоммерческих неполитических организаций; СМИ как институт гражданского общества. Подсчитывалось количество употреблений словосочетания «гражданское общество» в заголовках и подзаголовках.

Показателем прозрачности и подконтрольности населению деятельности органов власти является систематичность и полнота освещения их работы в СМИ.

Деятельности областной Думы посвящено 19 публикаций (без сообщений о предстоящих сессиях). Абсолютное их большинство - информация с заседаний сессий, сообщения о принятых нормативных актах, несколько - о деятельности депутатов. Практически отсутствуют статьи, свидетельствующие о наличии связи между избирателями и депутатами, отчеты последних, изложение ими своей позиции по вопросам жизни области. Нет в газетах сообщений о роли общественной экспертизы при разработке законопроектов, о проведенных референдумах на эту тему.

Деятельность исполнительной власти представлена значительно полнее: пять статей и интервью главы администрации, более шестидесяти материалов с различного рода мероприятий, проводимых областной администрацией: заседаний правительства, совещаний, активов, рабочих поездок, встреч, пресс-конференций, о работе общественной палаты при главе администрации и т.д. 10 публикаций посвящены деятельности глав и органов местного самоуправления городов и районов; 12 - реагированию властей на выступления в газетах; 38 - письменные обращениями граждан в названные издания.

В количественном отношении деятельность органов власти в печати представлена достаточно полно. Качественный анализ показал следующее. Критическая статья в адрес главы администрации области одна - по поводу расходования бюджетных средств. В адрес других структур исполнительной власти - 4. В одном материале освещается участие граждан в функционировании местного самоуправления, дважды упоминаются Советы, территориальное общественное самоуправление представлено тремя публикациями о земстве.

При анализе освещения деятельности партий нужно учитывать выборы в областную Думу третьего созыва, которые проходили в октябре 2001 г., что повлияло на показатели по этой теме. По ней в течение года в исследуемых газетах опубликовано 30 материалов: 18 - в «Белгородской правде» и 11- в «Белгородских известиях». Назовем политические объединения по мере убывания упоминаний о них: «Единство»-14 раз, «КПРФ»-7, «Отечество»-6, «АПР»-2, «ОВР»-2, «Яблоко»-1, «Партия пенсионеров»-1, «СДПР»-1, «СПС»-1. (Упоминаний о деятельности партий в сумме больше, чем статей по этому поводу, так как в части из них речь шла более чем об одной партии). Порядок этих цифр одновременно может свидетельствовать и об их популярности. Предвыборной деятельности партий посвящено 8 статей, 21 публикация посвящена событиям партийной жизни в регионе. Из них: о внутрипартийной деятельности - конференциях, выборах, реструктуризации и т.д. - 12 сообщений; о целях и задачах партий, их позиции по различным вопросам, программах - 5; о текущей деятельности партий - 4. Таким образом, в среднем, в каждой тринадцатой газете есть упоминание о той или иной партии.

Абсолютное большинство материалов носит информационный характер, почти нет аналитических, проблемных статей, отсутствует обратная связь (4 отклика читателей о деятельности партий). Эти данные характеризуют как уровень и направленность прессы, так и действительную активность партий в регионе (т.е. они не дают информационных поводов для публикаций).

Объем материалов политического характера заметно увеличился в период предвыборной кампании и самих выборов осенью 2001 года. Тематика 23 этих публикаций такова: с призывами прийти на выборы - 2; о выдвижении или поддержке кандидатов в депутаты - 10; о регистрации кандидатов - 3, заседаниях областной избирательной комиссии, семинарах, совещаниях с организаторами выборов - 5. Явке избирателей уделено внимание в 4 статьях, деятельности и мнениям наблюдателей за выборами - в 1. В двух сообщается о проведении конкурса на лучший избирательный участок и подведении его итогов.

Можно отметить «аполитичность» выборов. Несмотря на то, что некоторые партии и движения заявили о поддержке тех или иных кандидатов, дальнейшая их (кандидатов) презентация (кроме КПРФ) шла, скорее, с позиции автономных носителей каких-либо идей, чем представителей, делегатов своих объединений. Полагаем, недостаточно публикаций, направленных на повышение гражданской активности электората, разъяснение роли выборов в демократическом государстве.

Отсутствуют сравнительные, аналитические, дискуссионные материалы по позициям кандидатов, результаты опросов населения, ученых, общественных лидеров, экспертов, наблюдателей. Слабо освещены и итоги выборов, которые ограничены цифровым материалом, списком претендентов и победителей без анализа причин победы или поражения тех или иных партий и отдельных кандидатов.

Выборы в областную Думу не стали эффективным средством формирования гражданской позиции населения. Об этом свидетельствует низкая явка избирателей, особенно в городах, где в 3 округах по этой причине они были признаны несостоявшимися. В досрочных выборах главы местного самоуправления города Белгорода 24 марта 2002 г. приняло участие лишь 36,2% избирателей, против всех проголосовало 23,8% избирателей от их списочного состава, что говорит о росте протестных настроений.

Публикаций, связанных с деятельностью профсоюзов - 8, из них 3 - о профсоюзном строительстве; о целях, задачах, проблемах, позиции по различным вопросам - 1; статей о деятельности профсоюзов, направленной на достижение целей -2; критических - 2. После проведения акции протеста не было материалов, подводящих ее итог. Профсоюзы в период предвыборной кампании не выдвинули ни одного кандидата, не высказались в поддержку кого-либо. Итого, менее чем в 2% газет есть информация о структуре, которая объединяет большинство работающих области. Наблюдается ситуация, сходная с анализом партий: сообщений профсоюзном строительстве больше, чем об их целях, задачах, а также акциях и мероприятиях, направленных на защиту интересов наемных работников.

Экономической сфере посвящено 17 материалов, в которых шла речь о деятельности организаций, способствующих развитию частного предпринимательства. Статей, отмечающих их взаимодействие с властями - 7, включая заседания совета по развитию малого предпринимательства при главе администрации области.

В целом материалы достаточно разнообразны по поднимаемым ими проблемам, конструктивны по смыслу, отражают благоприятные обстоятельства для развития гражданской активности этой категории населения.

При анализе «третьего сектора» мы выделили 35 материалов о благотворительности. Из них: более 60% - об областном благотворительном марафоне «21 век - детям Белгородчины», организаторами которого являются региональные власти, что нельзя однозначно отнести к самоактивности граждан; 17% - о деятельности благотворительных фондов, 8% - благотворительной деятельности хозяйствующих субъектов, 15% - других организаций и лиц. О работе самих благотворительных организаций, помощи коммерческих структур в этом направлении на страницах печати сообщений нет. Информация о деятельности организаций, направленных на саморазвитие своих членов, встречается в 9-ти публикациях; на определенные социальные группы - в 12 (из них 5 - молодежных, 5 - ветеранских, 2 - женских); на охрану окружающей природной и социокультурной среды - 3 (природы - 2, исторических и культурных памятников - 1); правовую защиту - 1. Мало публикаций экологического, правозащитного характера, нет - о работе НКО, контролирующих деятельность властных структур и способствующих развитию других гражданских организаций.

Из полученных данных следует, что большинство материалов, касающихся НКО, отражают деятельность ветеранских, благотворительных и молодежных организаций, причем, в последнем случае особое внимание уделено патриотическому воспитанию молодежи, что является результатом активной региональной молодежной политики. В целом, при объективной значимости НКО в активизации людей, такие показатели являются низкими. Статей, сообщающих о массовой активности граждан в связи с отстаиванием своих прав, три: в двух из них - информация об акции протеста, одна критическая - о слабости этой акции.

Публикаций о деятельности СМИ - 4. Две из них - по проблемам СМИ в регионе, 1 - критика российских СМИ (перепечатка), 1 сообщение об открытии Интернет пресс-центра. Восемь материалов о том, что газеты берут под контроль те или иные проблемы и курирование их. На наш взгляд, в смысле формирования гражданской активности возможности СМИ используются недостаточно. В публикациях газет «Белгородская правда» и «Белгородские известия» на протяжении 2001 г. словосочетание «гражданское общество» употреблялось всего 5 раз (два - в заявлении оргкомитета Гражданского форума, которое было опубликовано как общероссийское событие; два - в выступлениях главы администрации области; раз в связи с выходом монографии «Таинственный путь гражданственности»).

Таким образом, содержание публикаций названных газет дает основание говорить о том, что они еще недостаточно способствует формированию гражданской позиции населения. Малочисленность оценок, обращений, критики в адрес властных и общественных структур свидетельствует о низкой действенности СМИ во влиянии на властные структуры и общественные процессы, следовательно, СМИ, как институт гражданского общества, себя еще реализует не полностью.

Выводы: за последние годы в регионе институционализированы и действуют основные структуры гражданского общества, но они не достигли функциональной зрелости, что проявляется в их недостаточной эффективности, низком статусе и уровне влияния на общественные процессы непосредственно и опосредованно -через властные структуры. Они слабо участвуют в разработке и реализации различных государственных и местных программ, законов, не осуществляют должного контроля за деятельностью властей. Отмечается влияние административных структур на гражданские (особенно СМИ, частный бизнес), недостаточность правового поля для эффективного функционирования институтов гражданского общества, а также низкая эффективность судебной системы.

Структурно многопартийная система в регионе в основном сложилась. Активизация партийной деятельности связана с выборными компаниями в органы власти различных уровней. Но функционально настоящей многопартийности нет: партии не представлены фракциями в региональных и территориальных органах власти; нередко члены партий, идя на выборы, не заявляют о своей партийной принадлежности; власть остается непартийной; отмечается пассивность оппозиционных партий. В целом партии слабо отражают и защищают интересы населения, недостаточно добиваются реализации своих программных целей, предвыборных обещаний.

В экономической сфере наиболее массово представлены профсоюзы, которые взаимодействуют с работодателями и их организациями и с государственными структурами. Свои требования они формулируют в коллективных договорах предприятий, а также в трехсторонних соглашениях в рамках социального партнерства. В тоже время абсолютное большинство экспертов невысоко оценивают значение профсоюзов в общественной жизни региона и качество выполняемых ими функций. В области также функционируют объедения работодателей, которые отстаивают свои экономические интересы в отношениях со структурами государственной и муниципальной власти. По мнению экспертов, все еще сохраняется зависимость хозяйствующих субъектов от административных структур.

«Третий сектор» - самая многочисленная группа ассоциаций населения области, среди которых наиболее массовыми являются ветеранские, благотворительные, молодежные. Не получили развития некоммерческие объединения «инфраструктурного» характера, правозащитные, экологические организации. Отмечается слабое влияние НКО на деятельность органов государственной власти и местного самоуправления, отсутствие гражданского контроля за последними. Понятия: общественные организации, НКО, «третий сектор» и т.п., а также представления об их деятельности отсутствуют на уровне массового сознания.

В области высокий уровень медийной насыщенности. Власти осуществляют в отношении СМИ патерналистскую политику. Отмечается высокий уровень их огосударствления и финансовой поддержки администрацией. СМИ не уделяют внимания деятельности организаций «третьего сектора», практически отсутствуют аналитические, полемические, критические статьи в адрес администрации. Вследствие этого СМИ не достаточно реализуют функции формирования гражданского общества.

Многоуровневая система народовластия в регионе создана. Укрепляется экономическая основа МСУ, реализуется принцип выборности руководящих органов. Основной формой территориального общественного самоуправления является земство. Вместе с тем медленно осуществляются ключевые принципы МСУ: прямое народное самоуправление, самофинансирование. Причины этого, в первую очередь, неразграниченность функций и компетенций разных уровней власти, дисбаланс между функциями местного и территориального самоуправления и объемом их ресурсов. Население городов не принимает реальное участие в управлении делами по месту жительства.

Активизация процессов формирования гражданского общества в регионе вызывает необходимость решения следующих задач:

- усиления интеграции общества путем развития разноуровневых горизонтальных социальных связей и создания механизмов разрешения общественных противоречий;

- артикуляции и агрегации его социально-политических и экономических институтов;

- развития коммуникативных каналов как внутри данного социума, так и вне его;

- поддержания, продуцирования норм и ценностей, характерных для конкретной социальной модели;

- образования оптимальной среды для развития личности, повышения возможностей ее творческой реализации;

- создания условий, способствующих активному формированию объединений граждан и вовлечению их в сферу управления социальными процессами.

Реализация этих задач должна осуществляться комплексно, по ряду направлений. Для развития политической активности населения региона необходимо повышать роль политических объединений, их представителей на местах. Это позволяют сделать новеллы федерального избирательного законодательства последнего времени. Имеется в виду, в частности, придание не только федеральным, но и региональным выборам «партийного» характера: признание только за партиями статуса избирательных объединений, избрание половины состава законодательных органов субъектов Федерации по партийным спискам; увеличение с одной трети до половины числа членов избирательных комиссий, назначаемых по представлению партий, и другие. Тем самым, партии, побеждая на выборах, получают возможность формировать органы власти, вместе с ними нести ответственность за совместно проводимый курс, что делает их зависимыми от избирателей. Тогда со временем сложится классическая схема выявления, роста и вхождения через партии во власть лидеров, подотчетных партийной дисциплине и воле электората. Для этого требуется система подготовки партийного актива, где бы он мог знакомиться с отечественным и зарубежным опытом политической деятельности; более полная информированность о местных проблемах.

Повышение роли профсоюзных организаций, авторитета предпринимательских структур видится в росте квалификации их актива, развитии и углублении социального партнерства, суверенизации профсоюзов от работодателей. Ассоциациям, представляющим бизнес, особенно малый, следует добиваться большей привлекательности этой сферы по условиям и оплате труда, социальной защищенности работников. Нужно совершенствовать подготовку управленческих кадров для малого бизнеса, осуществлять его поддержку государственными и негосударственными организациями посредством оказания образовательных, консалтинговых и других услуг в форме бизнес-школ, учебно-деловых и социально-деловых центров, агентств поддержки, бизнес-инкубаторов, технопарков и т.д. Для этого также необходима подготовка управленческих кадров для инфраструктур поддержки малого предпринимательства.

Становлению «третьего сектора» может содействовать активизация контактов между НКО, формирование их конструктивных взаимоотношений с внешней средой: органами государственной власти и местного самоуправления, СМИ, предпринимательскими структурами, для чего они должны иметь соответствующих специалистов. Для поддержки и развития структурами государственного и муниципального управления «третьего сектора» могут быть эффективны механизмы их взаимодействия с органами власти, предлагаемые В.Н. Якимцом: совместное определение приоритетов социальной политики, открытый государственный и муниципальный заказ, спонсорство, лоббирование, стимулирование социальной активности прямым финансированием, побуждение негосударственных спонсоров. Эти механизмы должны функционировать на основе четкой системы правовых норм и регуляторов, обеспечивающих тесное взаимодействие; открытых и контролируемых общественностью процедур разработки и реализации приоритетных программ социального развития; разнообразных форм и способов их финансирования из разных источников на конкурсной основе; фиксированных и согласованных правил оценки, осуществления и контроля хода исполнения.

Тем самым, часть функций государства в социальной сфере передается «третьему сектору» и бизнесу. Это снизит административные издержки, позволит осуществлять социальное инвестирование, аккумулирование и комплексное вовлечение ресурсов в решение общих проблем региона; воспитывать взаимную ответственность за социальное реформирование; осуществлять адресную помощь, поддержку научных и практических разработок по данной теме и т.д.

СМИ надо добиваться реальной независимости, опираясь на коллективную волю журналистов к самоорганизации. Свобода слова достижима через преодоление информационного монополизма, обретения экономической независимости СМИ, многообразие средств массовой информации, форм владения ими. Для повышения их роли в становлении гражданского общества необходима разработка и осуществление специальных программ развития терпимости к их выступлениям, поощрения журналистских коллективов, их представителей, освещающих проявление гражданских инициатив и материалов, способствующих этому.

Развитию местного самоуправления в области может служить укрепление его финансово-экономического фундамента, разработка механизма воспроизводства его ресурсной базы, коррекция принципов налоговой политики и построения межбюджетных отношений. Следует также создать прозрачную и эффективную систему контроля за деятельностью органов местного и общественного самоуправления, в том числе за счет усиления полномочий его представительных органов. Нужно совершенствовать нормативно-правовую базу, позволяющую грамотно перераспределить полномочия и ресурсы, решать вопросы судебной защиты МСУ. Должно осуществляться обучение и повышение уровня квалификации муниципальных управляющих. Такая система в области есть, но она требует совершенствования. Особенно важна работа с лицами и структурами, от которых в наибольшей степени зависит интенсификация становления гражданского общества.

Необходима разработка и осуществление программ, нацеленных на обучение граждан умениям создавать организации, движения, готовить массовые акции, действенным способам реализации своих интересов, как частным образом, так и путем солидаризации. А также поощрение научно-практической деятельности в этом направлении, создание исследовательского центра по развитию гражданского общества в регионе с привлечением ученых, политических, общественных деятелей, аспирантов и студентов.

 

АВТОР: Колпина Л.В.