30.01.2012 35735

Социальные девиации: понятие, сущность, концепции

 

Любая система (природа, человеческое общество, живой организм) развивается и функционирует по определенным законам. Нормальным является такое функционирование системы, при котором все ее элементы исправно работают. В этой связи норма выступает как мера полезного, необходимого для поддержания жизнедеятельности. Возникновение и функционирование социальных норм обусловлено потребностью в упорядочении общественных отношений. Нормы определяют пределы допустимого поведения индивидов, социальных групп, выполняют ориентирующую функцию, определяют поступки и мышление людей. Они помогают формировать цели, а иногда и способы их достижения.

Ю.А. Клейберг дает следующее определение «социальной нормы»: «социальная норма - обусловленный социальной практикой социокультурный инструмент регулирования отношений в конкретно-исторических условиях жизни общества». Автор указывает на тесную связь социальных норм и социальной практики, полагая, что практическая деятельность сама подсказывает людям наиболее удачные, типичные нормы. Что касается генезиса, то, по мнению исследователя, прародителем социальных норм стали законы природы. Человек, тесно связанный с животным миром, изначально предрасположен к организованному существованию и обладает «природной склонностью к порядку». Только, в отличие от животных, он сознательно фиксирует определенные правила поведения и следует (или не следует) им.

Человеческое поведение, которое соответствует установленным нормам, принято называть «нормальным поведением». Единого мнения для обозначения его антипода не существует. В наиболее широком значении данное явление можно определить понятием «отклоняющееся поведение» или «социальные отклонения». В кризисные периоды развития государства неопределенность в критериях дозволенного и недозволенного, отсутствие четких моральных ориентиров и санкций ведут к быстрому распространению отклоняющегося поведения, которое охватывает все большую часть населения.

Следует отметить, что в природе существуют как естественные (биологические, физиологические), так и социокультурные отклонения. В первом случае речь идет о патологическом развитии организма человека, которое происходит естественным путем, независимо от его воли, от его непосредственного окружения. Такие отклонения, как правило, исследуются и устраняются (в том случае, если это возможно) врачами разного профиля. Социокультурные отклонения - это отклонения от норм, принятых в социуме. Ю. А. Клейберг отдельно выделяет тип «социокультурных норм» и подразделяет их на постоянные (традиции, обычаи, ритуалы, духовно-религиозные нормы), изменяющиеся (в зависимости от социокультурной ситуации) и нормы информационного обмена в обществе. Эти нормы, по мнению автора, составляет «система индивидуальных норм поведения и освоенных методов деятельности, образующих уровень регуляции социального поведения личности, которое формируется... на базе культурных образцов, проявляющихся в социокультурной среде общества и ближайшего окружения в различных формах общения и воспитания». Они тесно связаны со свободой воли индивида, который руководствуется в выборе тех или иных норм поведения собственными установками и ценностными ориентациями.

Еще одно отличие социокультурных отклонений от естественных заключается в том, что первые более относительны и всегда оцениваются с точки зрения культуры, принятой в обществе. Одно и то же поведение в разном социальном контексте может рассматриваться по-разному. То, что для одного общества нормально, для другого неприемлемо, для третьего - противозаконно.

Зачастую исследователи отождествляют понятия «социальное отклонение» и «девиантное поведение», что создает некоторые противоречия. В большом толковом социологическом словаре дается следующее определение: «девиация (deviance) - социальное поведение, отклоняющееся от считающегося «нормальным» или социально приемлемым в обществе, либо в социальном контексте... Социальная девиация должна рассматриваться, главным образом, как социально обусловленное явление». На наш взгляд, это наиболее широкое определение девиации. Оно подчеркивает сущность данного понятия, акцентируя внимание на его социальном происхождении. Данную позицию разделяют большинство отечественных и зарубежных исследователей при характеристике девиантного поведения.

Согласимся с мнением Ю.А. Клейберга, что социальное отклонение - более широкое понятие, чем девиантное поведение, которое является лишь «частным случаем» социальных отклонений. Если девиантное поведение индивидов приобретает массовый характер, в него вовлекаются все большее количество людей, то здесь мы уже имеем дело с социальными девиациями, которые можно определить как «нарушение социальных норм, характеризующееся определенной массовостью, устойчивостью и распространенностью при сходных социальных условиях». Несмотря на то, что проблеме девиантности посвящены работы многих отечественных и зарубежных исследователей, в настоящее время нет единой точки зрения на определение «девиантного поведения». Одни исследователи относят сюда любые поступки, не одобряемые общественных мнением, другие - только нарушения правовых норм (так называемое делинквентное поведение), третьи - все виды творчества.

Чаще всего под девиантным поведением понимается сфера социально порицаемых отклонений. Но некоторые исследователи выступают против такого отождествления, указывая на тот факт, что определенные отрицательные явления, например падение рождаемости, различные суеверия, не могут быть названы социальными отклонениями из-за отсутствия соответствующих норм. На наш взгляд, данное понимание девиантного поведения позволяет достаточно четко определить границы этого феномена и объяснить научную и практическую значимость его изучения. Социально одобряемые отклонения, к которым относятся все формы «сверхинтенсивного социального творчества» в сфере научной, психической, художественной деятельности, ведут к положительным трансформациям и, следовательно, не несут в себе угрозы дестабилизации общества. Девиантное поведение представляет собой угрозу стабильности общества и требует постоянного контроля, изучения, поиска способов коррекции. При этом следует учитывать относительность этих понятий. В природе не существует абсолютно «нормальных» или истинно «девиантных» личностей, поступков, явлений. Они становятся таковыми только с позиции конкретных норм, характерных для конкретного общества в конкретный период времени.

В результате переоценки ценностей, происходящей в обществе, особенно в переломные периоды его развития, некоторые поступки, стремления начинают оцениватся по-другому. То, что раньше казалось ненормальным, противоречащим общепринятому, становится нормой и воспринимается если не абсолютно иначе, то более допустимо.

В качестве примера можно привести данные, касающиеся курения. Так, в период гражданской войны в Америке сигареты были обязательной составляющей солдатского пайка. Но в начале XX века противодействие курению привело к тому, что несколько штатов приняли законы, запрещавшие этот вид поведения. После второй мировой войны курение снова получило распространение, более того, оно снискало социальное одобрение. Однако после того как врачи доказали, что курение является причиной многих заболеваний, возникла новая волна противодействия этому явлению. Курильщиков стали отождествлять с «наркоманами, невротиками, а также загрязнителями воздуха и виновниками пожаров». По сути, они стали девиантами.

Что касается курения в нашей стране, то оно тоже в разное время воспринималось по-разному. Например, если несколько лет назад курение женской половины населения считалось нонсенсом, осуждалось общественным мнением, то сегодня молодая девушка с сигаретой - явление обычное. Результат -число школьниц, студенток, которые не просто курят, но и считают данную привычку важной составляющей их имиджа, постоянно растет.

С вопросом об относительности норм и отклонений тесно связан вопрос о положительных девиациях. Принято считать, что последние служат средством развития системы, способствуют прогрессивным трансформациям. К ним, как правило, относят все виды социального творчества (художественное, научное и другие), сверхмотивацию, сверходаренность. Положительные (созидательные) девиации, как правило, имеют место там, где нормы устарели, потеряли свою эффективность, следовательно, отступление от них расценивается как шаг вперед.

Как отмечают некоторые исследователи, «из всех характеристик социального отклонения наиболее спорна... оценка степени его полезности или вредности». По мнению Я.М. Гилинского, положительные и негативные девиации, так же как «норма» и «отклонение», неизбежно сосуществуют друг с другом, неразрывно связаны между собой. Они являются частями одного целого и изучать их нужно только в единстве. Смелзер Н. Социология. - М., 1994. - С. 200.

Вызывает сомнение отождествление некоторыми учеными понятий «девиантность» и «социальная патология». Так, по мнению Я. Гилинского, термин «патология» нельзя применять в частности к положительным девиациям. С его точки зрения, вообще необоснованно переносить медицинский термин в социальную сферу, тем более что даже в медицине понятия нормы и патологии дискуссионны. В то же время ряд других исследователей называют социальной патологией наиболее серьезные случаи отклонения от социальных норм, которые характеризуются существенным вредом для общества и отдельной личности. К таковым они относят преступность, алкоголизм, наркоманию, проституцию и самоубийства. Учитывая выше сказанное при объяснении девиантного поведения целесообразно пользоваться определением, которое можно сформулировать следующим образом: социокультурные девиации - это отклонения от ценностей, идеалов, моральных установок, верований, традиционных для общества в целом или для отдельных социальных групп, которые имеют негативные последствия для индивида, социальной группы или общества в целом (в большей или меньшей степени).

Существует множество разных классификаций социальных норм. Чаще всего их подразделяют на правовые, нравственные, эстетические, религиозные, политические и другие. Все они регулируют отношения между людьми, определяют основные правила поведения в наиболее значимых для общества сферах и ситуациях. С одной стороны, они содержат некие «образцы» поступков, с другой - эталоны их оценок. Но так происходит только в стабильном обществе. В кризисные периоды развития социальной системы (характерно для современной России) нормы ослабляются, релятивируются, и люди лишаются эталона для сравнения. Причем, если правовые нормы формально зафиксированы в законодательстве, и все поступки, противоречащие этим нормам, можно безоговорочно признать девиациями, то с остальными социальными нормами все гораздо сложнее. К ним относятся обычаи, нравы, традиции, этикет, которые не закреплены правовыми актами государства, и, следовательно, лишены четкости. В условиях переходного общества, вслед за ослаблением и размыванием социальных норм, размывается и понятие социальной девиации. Поэтому следует быть осторожным, называя тот или иной поступок девиантным. На наш взгляд, важно учитывать, какие социальные группы и слои еще считают некоторые виды поведения девиациями, а для каких это уже норма.

Общим для всех типов социальных норм, на наш взгляд, является то, что все они регулируют поведение и в большинстве своем связаны с социальными санкциями (уголовным наказанием, общественным поощрением или неодобрением и так далее).

Чтобы лучше понять механизм действия норм, необходимо рассмотреть их структуру.

В. Н. Кудрявцев выделяет в структуре социальной нормы три элемента: гипотезу, диспозицию и санкцию.  Гипотезой он называет характеристику общей ситуации, в которой норма должна применяться. По сути, это условия существования нормы. Диспозиция - непосредственно сама норма, ее содержание. Санкция - последствия ее невыполнения. Если первый элемент реализуется, в основном, независимо от воли индивидов, то с двумя другими элементами все гораздо сложнее. И диспозиция, и санкция ориентируют поведение человека, выполняют программную функцию. Они влияют на выбор целей и средств их достижения, на планирование деятельности и ее оценку. По мнению Кудрявцева, «норма дает субъекту описание взаимосвязи между ситуацией, его действиями и их последствиями, включая элемент ответственности». Таким образом, два последних элемента нормы (диспозиция и санкция) направляют поведение индивида, служат руководством к действию. Человек же, являясь активным существом, может следовать этому руководству, а может и не следовать. В последнем случае мы имеем дело с социальным отклонением.

Различные подходы к классификации социальных норм позволяют по-разному представить типологию девиантного поведения.

Нужно заметить, что практически все исследователи девиантного поведения трактуют его в контексте общества в целом. Речь, как правило, идет о нарушениях общепринятых норм. Соответственно к девиациям относят преступность, алкоголизм, наркоманию и т. д., - то есть все то, что называют социальными отклонениями. На наш взгляд, такая трактовка девиантности учитывает не все ее виды, обозначая лишь «общие» девиации. Мы полагаем, что существуют и специфические формы девиантного поведения, к которым можно отнести нарушение этикета, несоблюдение учебного, трудового, коллективного устава и многое другое. Таким образом, специфические девиации - это отклонения от разделяемых большинством в определенной группе норм. В отличие от общих девиаций, они, как правило, не представляют серьезной опасности для окружающих и для самой личности и, следовательно, не нуждаются в уголовном наказании или лечении. Но, на наш взгляд, некоторые из них могут способствовать появлению более серьезных девиаций, а потому также заслуживают пристального внимания.

В зависимости от строгости соблюдения норм и от субъекта нормотворчества можно выделить отдельно девиантное и делинквентное поведение. В узком смысле девиантное поведение - это поведение, противоречащее общепринятым нормам и ожиданиям. Соответственно делинквентное поведение - это нарушения норм права. В широком смысле - девиантное поведение включает в себя делинквентное и определяется как нарушения культурных и правовых норм. Оно расценивается как девиантное только в отношении к определенным нормам, к определенной культуре, в определенный момент времени и может быть как со знаком «плюс», так и со знаком «минус». Формально оно нигде не закреплено. Делинквентное поведение - явление более конкретное. Оно определяется законодательством страны и всегда носит деструктивную направленность.

Необходимо заметить, что в одном случае под делинквентностью подразумевают поступки личности, «не соответствующие официально установленным нормам права, но не носящие уголовного характера», т. е. мелкие правонарушения. Для более серьезных правонарушений используется термины «криминальное» или «преступное» поведение. В другом случае делинквентным поведением называют «девиантное поведение, подпадающее под уголовное законодательство». Мы полагаем, что в контексте данного исследования целесообразно рассматривать делинквентность как отклонения от правовых норм, содержащие в себе в той или иной степени угрозу для окружающих.

Одним из важнейших вопросов в изучении девиантного поведения является определение его причин.

Оформление девиантологических идей как самостоятельного направления в науке начало складываться в XVIII веке в рамках классической школы уголовного права и криминологии. Основное внимание она уделяла преступности, преступлениям, их причинам и способам социального контроля. Наиболее известные представители этой школы - Ч. Беккариа и И. Бентам. В своих трудах они выступали против жестокости наказания, в частности против смертной казни, и призывали к удержанию людей от совершения преступлений как единственно верному способу борьбы с преступностью.

Среди причин, вызывающих противозаконное поведение, Беккариа и Бен-там выделяли борьбу человеческих страстей, стремление получить максимальное удовольствие. Ч. Беккариа придавал значение и социально-экономическим факторам.

В дальнейшем девиантологические идеи нашли отражение в трех основных направлениях: биологическом (антропологическом), психологическом и социальном. Нужно отметить, что в ряде случаев такое деление является относительным, так как некоторых исследователей разные ученые причисляют к разным подходам, в зависимости от того, что в их концепциях считают главным. В целом же представители этих направлений по-разному трактуют причины возникновения девиаций, делая акцент на психологических, физиологических или социальных факторах.

Ч. Ломброзо, родоначальник биологического направления и создатель теории «врожденного преступника», объяснял преступное поведение индивидов их анатомическими особенностями. Он считал, что девианты обладают особыми атавистическими чертами, которые схожи с чертами первобытного человека: специфическое строение черепа, выдвинутая вперед массивная нижняя челюсть, высокие скулы, приросшие мочки ушей и так далее. Его последователи, Э. Ферри и Р. Гарофало, также отдавали приоритет биологическим, наследственным факторам в объяснении девиантности. Вместе с тем, они уделяли внимание социальным и психологическим причинам.

Другие представители антропологического направления (Э. Кречмер, У. Шелдон) прослеживали связь между типом строения тела, характером человека и девиантным поведением. Согласно их теории, высокие худые люди (экто-морфы) склонны к самоанализу, чаще всего робкие и нервозные. Полные невысокие индивиды (эндоморфы) обладают веселым характером, общительны, хорошо ладят с окружающими. А вот мезоморфы, сильные и стройные, отличаются динамичностью, беспокойностыо и стремлением к господству. По мнению исследователей, последние наиболее склонны к девиациям.

По мере развития биологии и генетики в рамках антропологического подхода возникают новые теории. Их представители связывают девиантное поведение с лишней Y-хромосомой у мужчин, с частотой пульса, с уровнем серото-нина и тестостерона в крови и так далее.

Несмотря на то, что биологические концепции основаны на лабораторных исследованиях, они мало популярны в современном научном мире. Это связано с тем, что они страдают однобокостью, совершенно не учитывают роль других факторов и не объясняют причин девиантности как социального феномена. То же самое можно сказать и о психологических теориях.

Сторонники психологического подхода видят источники девиаций в нарушениях психики, в существовании различных комплексов, в конфликте сознательного и бессознательного (3. Фрейд), в неспособности индивида установить адекватный контакт с окружающей средой (А. Адлер) и многом другом. Так, Г. Тард, с именем которого связывают возникновение психологического направления, объяснял преступное поведение обучением и подражанием, абсолютизируя роль последнего. Вместе с тем он признавал и социологический подход, рассматривая преступность как социальное явление.

В рамках изучения девиантного поведения интересны концепции фрейдистов (3. Фрейд, К. Юнг, А. Адлер). С помощью психоанализа они старались вскрыть глубинные психологические особенности различных поведенческих актов. По мнению Фрейда, большинство намерений и поступков человека на бессознательном уровне определяет сексуальное влечение. Следовательно, можно предположить, что иногда, вырываясь наружу, оно приводит к насилию или к другому девиантному акту. То же самое можно сказать и о победе бессознательного («Оно») над сознательным («Я»), которая сопровождается высвобождением инстинктов, агрессии и так далее.

Представители неофрейдизма в своих концепциях были более «социологичны». Например К. Хорни, подробно исследуя проблему невротизации личности, которая, по его мнению, зачастую ведет к внутренней и внешней агрессии, особое внимание уделят механизму формирования личности. Причину отклонений он видит в дефиците эмоционального контакта с матерью в первые годы жизни. Э. Фромм - другой крупнейший представитель неофрейдизма -считает, что девиации есть не что иное, как попытка вырваться из сковывающих социальных норм, преодолеть собственное банальное существование, самоутвердиться.

В целом психологические концепции представляют определенный интерес для исследователей проблемы девиантного поведения, но они также, как и биологические теории, не объясняют причины девиантности как социального феномена. В этом заключается их основное отличие от социального направления, где главное внимание уделяется социальным и культурным условиям существования индивидов, среде, окружению как значимым факторам формирования девиантного поведения. Именно в рамках этого направления сформировалась и развивается «социология девиантности и социального контроля как специальная социологическая теория». Социальное направление изучения девиантного поведения представлено множеством школ и концепций, классификация которых довольно затруднена из-за того, что одних исследователей порой относят к разным течениям. В целом принято выделять следующие основные школы и концепции: функционализм, аномия (Э. Дюркгейм); теория «напряжения» (Р. Мертон); конфликт культур и девиантных субкультур (Т. Селин, А. Коэн, Р. Клауорд); символический интеракционализм или стигматизация (Г. Беккер, Ф. Танненбаум, Е. Ле-мерт, Ф. Зак); теория конфликта (К. Маркс, Р. Кини); чикагская школа (К. Шоу, Г. Маккей) и другие.

Первым попытался дать социологическое объяснение девиации Э. Дюркгейм, французский социолог, создатель теории аномии. В противовес биологическим и психологическим концепциям он выдвинул приоритет социальной природы человека. На основе статистических данных, которые были получены им в ходе многочисленных исследований, он сделал вывод о том, что психические расстройства или алкоголизм не могут быть причиной девиаций, в частности самоубийств. Они могут лишь повышать вероятность возникновения девиантного поведения, создавать для него благоприятную почву. Но решающую роль играют социальные условия. В качестве доказательства этого утверждения социолог приводит сведения о том, что число самоубийц растет вместе с возрастом, по мере того как человек все теснее связывается с обществом. Во многом бурное развитие девиантности в современном обществе Э.Дюркгейм (как и Г.Тард) объяснял подражанием, которое, по мнению исследователя - явление социальное. Именно подражание как «заложенная в человеке потребность приводить себя в состояние гармонии с окружающим его обществом и с этой целью усваивать тот образ мыслей и действий, который в этом обществе является общепризнанным» способствует проникновению мыслей об убийстве из одного сознания в другое. В этой связи социолог придает большое значение средствам массовой информации, в частности газетам, которые, на его взгляд, непосредственно участвуют в «моральном заражении». Он делает это заявление, основываясь на полученных им данных: число самоубийств колеблется в зависимости от того, какое место занимают газеты в обществе.».

По мнению Э.Дюркгейма, подражание особенно опасно в условиях дезорганизации общества, так называемой «аномии», когда отсутствует четкая регламентация, старые нормы, ценности оказываются разрушены, а новые еще не созданы. В результате людям трудно разобраться, как следует поступать, а как не следует. В такой ситуации, без твердой моральной опоры, подражание приводит к тому, что любой негативный пример мгновенно подхватывается многими индивидами.

Еще одна особенность общества в условиях аномии, на которую указывал исследователь - разобщенность. В таком обществе личность предоставлена самой себе, своим интересам. По сути, оторвавшись от общества, человек теряет главное - смысл своего существования. Ни к чему оказываются «правила морали, нормы права, принуждающие нас ко всякого рода жертвам, эти стесняющие нас догмы, если вне нас нет существа, которому все это служит». Таким образом, основную причину роста девиантности в обществе Дюркгейм видел в общественной дезорганизации, в условиях которой общество неспособно оказывать достаточное влияние на своих членов. Следовательно, подавление девиаций, сдерживание темпов их развития возможно только при усилении сплоченности социальных групп. Ведущую роль здесь Дюркгейм отводит семье, религии, профессиональным корпорациям.

Аналогичной точки зрения придерживался и другой известный социолог, П. А. Сорокин. В своем труде «Самоубийство как общественное явление» он подчеркивал определяющую роль социальных условий в развитии девиантности. По его мнению, чем культурнее и цивилизованнее народ, тем большее количество самоубийств происходит в его среде. Также как и его французский коллега, Сорокин основную причину девиантного поведения видел в разобщенности общества, которая приводит к одиночеству личности. Именно одиночество, оторванность индивида от окружающих, очень быстрый темп жизни - признаки культурного общества - являются «благоприятной почвой для развития самоубийств». Выход из сложившейся ситуации социолог видит в устранении разобщенности людей, их объединении посредством религии и семьи.

Основы социологии девиантного поведения, заложенные в трудах Э. Дюркгейма, получили развитие в исследованиях Р. Мертона, известного как родоначальник теории напряжения. Американский социолог также рассматривал девиацию как социальный феномен, обусловленный состоянием и динамикой общественной системы. Развивая дюркгеймовскую концепцию аномии, он предложил свое понимание этого явления. По Р.Мертону, аномия - это несоответствие между целями, которые определяет культура данного общества, и социально одобряемыми средствами их достижения. Именно это противоречие, по мнению ученого, порождает разложение моральных ценностей и приводит к девиантному поведению. Р.Мертон иллюстрирует свою теорию описанием современного американского общества, в котором главной общепризнанной целью является богатство как символ успеха. В силу неравенства возможностей, обусловленного классовой структурой общества, различаются и способы доступа к ценностям общества. Определенная часть населения не может легально достичь материального успеха, поэтому стремится сделать это незаконными средствами. Таким образом, несовместимость целей и институциональных способов их достижения приводит к напряжению в обществе, которое зачастую разрешается через различные отклонения от нормы. В зависимости от принятия или отрицания целей общества и средств, которые оно предлагает, Р.Мертон выделял пять возможных типов поведения (способов «анемического приспособления»): конформизм, инновация (реформизм), ритуализм, ретретизм и мятеж. Четыре последних способа, по сути, являются девиантными. Конформизм означает разделение индивидом целей общества и средств, которые оно предлагает для их достижения, и предполагает законопослушное поведение. Если человек стремится достичь общепринятых целей собственными способами, то мы имеем дело с инноватором. Тех, кто не согласен с целями общества, но свято придерживается институциональных способов их достижения, Р.Мертон называл ритуалистами. Ретретезм - это отрицание и культурных целей, и легальных способов их достижения. Как правило, ретрети-сты, разочарованные жизнью, стараются «убежать» из общества с помощью алкоголя, наркотиков или самоубийства. Мятежников, по Р.Мертону, тоже не устраивают цели и средства, но, в отличие от ретретистов, они пытаются их заменить на новые.

В целом, по мнению американского исследователя, девиантное поведение приобретает угрожающие масштабы только тогда, когда система культурных ценностей превыше всего ставит определенные символы успеха, при этом социальная структура жестко ограничивает (иногда устраняет полностью) доступ к легальным средствам их достижения.

В дальнейшем модель «аномического приспособления» Р. Мертона пытались видоизменить другие ученые. Так, Т. Парсонс предложил восемь типов девиантного поведения, вместо пяти. Р. Дубин расширил мертоновскую типологию до 14-членной в типах «инновация» и «ритуализм».

Согласно теории конфликта культур и девиантных субкультур, девиации возникают вследствие противоречия между ценностями и нормами разных культур. Когда представитель одной культуры попадает в среду распространения другой культуры, возникает конфликт, который зачастую разрешается путем преступлений или других форм девиантного поведения. Это происходит на основании того, что индивиды одновременно входят в разные этнические, социальные, политические и другие группы, с различными, порой противоречащими, ценностями и интересами.

У. Миллер в рамках этой концепции развивал идею о том, что существует ярко выраженная субкультура низшего слоя общества, отличительной особенностью которой является групповая преступность. Для данной субкультуры характерны свои ценности: везение, готовность к риску, стремление к максимальному удовольствию, к экстриму. Так как эти ценности противоречат ценностям доминирующей культуры, то ее представители воспринимают членов преступной субкультуры как девиантов.

Проблема конфликта культур актуальна и в наши дни. Особенно остро она ощущается в современной России, в частности на Северном Кавказе.

Свой взгляд на причины возникновения девиаций предложили представители теории стигматизации («наклеивания ярлыков»): Г. Беккер, Г. Лемерт, Ф. Зак, Ф. Танненбаум и другие. Эта теория развивалась в рамках концепции символического интеракционизма, которая предполагает особый вид взаимодействия, присущий только людям. Он заключается в способности человека трактовать действия, поступки других, вкладывать в них определенный смысл.

Согласно теории стигматизации, девиантность - не внутреннее свойство какого-либо поступка, а следствие социальной оценки этого поступка как девиантного и применения санкций. То есть девиантом становится человек, которого общество так «окрестило».

Г. Беккер в своей книге «Аутсайдеры» (1963) выдвинул идею о том, что девиация обусловлена способностью влиятельных групп общества (законодатели, судьи, врачи и другие) навязывать другим определенные стереотипы, образцы поведения. Соответственно эти же группы ставят клеймо «девиантов» членам менее влиятельных групп, которые не соблюдают установленных порядков.

Развивая взгляды соратников по теории стигматизации, Е. Лемерт разработал теорию первичной и вторичной девиации. Согласно ей, первичная девиация имеет место, если человек нарушает некоторые общепринятые правила и нормы, а общество смотрит на это сквозь пальцы. По сути индивид не получил официального клеймения. Если же поступки индивида получают негативную оценку со стороны общественности, формально признаются девиантными и влекут за собой санкции, то происходит вторичная девиация. В этом случае сам индивид считает себя девиантом и ведет себя в соответствии с этой ролью.

В целом теория стигматизации вскрывает сущность взаимоотношений преступника и общества. Представителей этой теории интересует, прежде всего, анализ того, каким образом формируется отношение к людям как девиантам.

История зарубежной девиантологической социологии не исчерпывается вышеназванными концепциями. Интерес представляют конфликтологические теории (К. Маркс, Т. Селлин, О. Тэрк и др.), в основе которых лежит понимание девиации как результата противодействия нормам капиталистического общества; чикагская школа, занимавшаяся изучением влияния городской «экологии» на девиантность, и другие.

В рамках отечественных исследований проблема девиантности объясняется в основном социальными, политическими, экономическими условиями жизни людей. Ряд ученых особое внимание уделяет социально-экономическому неравенству, которое сложилось в результате коренных преобразований в нашей стране. Так, Я. Гилинский, рассматривая девиантность как социальное явление, главным в ее генезисе считает «разрыв» в возможностях удовлетворения потребностей для различных социальных групп. Он полагает, что девиантность также социальна, как и «нормальное» поведение, поэтому к данному понятию нельзя применять в качестве синонимов термины «асоциальное» и «антисоциальное» поведение. К аналогичному выводу приходит и Д. А. Ли в своей книге «Преступность в структуре общества». Он считает, что все так называемые «негативные элементы системы» - преступники, алкоголики, проститутки - необходимы данной системе, так как обеспечивают ее многогранность, разнообразие ее составляющих, что в конечном итоге позволяет ей сохранять равновесие и функционировать наиболее эффективно. В рамках этой теории исследователь рассматривает преступность - одно из наиболее серьезных отклонений от нормы - как социальное явление, как подсистему общества, которая является «одним из источников, с одной стороны, дисгармонии, нестабильности, а с другой - стабильности социальной целостности».В качестве факторов развития девиантного поведения отечественные исследователи выделяют и состояние аномии, которая проявляется в ценностном вакууме (В. Н. Кудрявцев, В. В. Кривошеев). Все это характерно для современной России.

Таким образом, девиантность рассматривается в рамках социологического направления как социокультурный феномен, обусловленный общественными условиями. Так как девиантное поведение есть естественное порождение социума, то его невозможно до конца искоренить. Можно говорить лишь о способах его регулирования и коррекции.

Современное общество характеризуется состоянием нестабильности, которая обусловлена различными трансформациями, происходящими сегодня практических во всех сферах его жизнедеятельности: экономике, политике, культуре и т.д. Эти трансформации подрывают сложившиеся основы общественной жизни, устоявшийся порядок, нарушают равновесие всей системы в целом. Наибольшее влияние, прежде всего негативное, они оказывают на развитие культуры, духовной жизни. В результате подобных изменений сегодня наблюдается дестабилизация общества в целом, на фоне которой особенно заметен рост различных форм социокультурных отклонений.

Каждое «отклонение» предполагает наличие соответствующей нормы, с точки зрения которой оно оценивается как «ненормальное». Поэтому, чтобы лучше понять суть отклонений, необходимо выяснить, что же такое норма.

На наш взгляд, в генезисе социальных девиаций ведущую роль играет деформация самих норм. В определенный период времени они перестают отражать интересы индивидов по причине разрыва между содержанием нормы и реальными потребностями общества. Здесь только отмена данной нормы может изменить ситуацию. В противном случае, норма постоянно будет нарушаться. В условиях переходного общества происходящая переоценка ценностей ведет к тому, что индивиды постепенно отвергают одни нормы и принимают другие. В этой связи важно отслеживать, как меняются ценностные ориентации определенных социальных групп, какие ценности становятся более значимыми, а какие отодвигаются на второй план. Зная это, легче определить, в каком направлении будет меняться поведение индивидов.

 

АВТОР: Крапивко Е.Н.