05.02.2012 7897

Политическая коммуникация в глобализирующимся мире

 

Понятие «коммуникация» принадлежит к числу ключевых общенаучных понятий второй половины XX в. Коммуникация (лат. communication - делать общим, связывать; общаться): - 1) путь сообщения; 2) форма связи; 3) акт общения, связь между двумя и более индивидами, основанная на взаимопонимании; сообщение информации лицом другому лицу или ряду лиц; 4) массовая коммуникация - процесс сообщения информации с помощью технических средств (печать, радио, кинематограф, телевидение). Коммуникация - деятельность, имеющая цель (необязательно осознаваемую), предполагающая одного или более участников и заключающаяся в посылке и получении разного рода сообщений, которые используют различные каналы, могут искажаться под воздействием шума, существуют в некотором контексте, оказывают определенный эффект на адресата и оставляют возможности для обратной связи.

Известный тезис «кто владеет информацией, тот владеет миром» сегодня приобретает важнейшее значение, - информация становится не только технологической основой коммуникации, но и концентрированным выражением общественных отношений, в том числе и в политике. Политическая коммуникация выполняет важную функцию для политической системы, - «это то же, что кровообращение для организма человека».

Сущностной стороной политико-коммуникационных процессов является передача, перемещение, оборот политической информации: тех сведений, которыми в процессе конкретной общественно-практической деятельности обмениваются (собирают, хранят, перерабатывают, распространяют и используют) «источники» и «потребители» -взаимодействующие в обществе индивиды, социальные группы, слои, классы.

Политическая коммуникация - это смысловой аспект взаимодействия субъектов политики путем обмена информацией в процессе борьбы за власть или ее осуществление. Она связана с целенаправленной передачей и избирательным приемом информации, без которой невозможно движение политического процесса. Посредством коммуникации передается три основных типа политических сообщений: а) побудительные (приказ, убеждение); б) собственно информативные (реальные или вымышленные сведения); в) фактические (сведения, связанные с установлением и поддержанием контакта между субъектами политики). Политическая коммуникация выступает как специфический вид политических отношений, посредством которого доминирующие в политике субъекты регулируют производство и распространение общественно-политических идей своего времени. Политическую коммуникацию можно определить с одной стороны как процесс целенаправленного взаимодействия различных политических акторов, в ходе которого осуществляется трансляции политической информации. Политические акторы сигнализируют о своем существовании, устанавливают необходимые контакты и связи, позволяющие им выполнять различные политические роли. С другой стороны политическая коммуникация определяется как функция, обеспечивающая циркуляцию информации между политической и социальной системами и внутри них, способствующая установлению согласия между различными элементами политической системы и являющаяся основой ее жизнеспособности. В основе представления о процессе политической коммуникации лежит равноправный обмен информацией, диалог между основными политическими группами общества - управляющими и управляемыми. Этот обмен, без которого невозможно общение, достижение политического согласия, не обязательно является одномоментным или последовательным, но протяженным во времени и пространстве, т.е., происходящим в рамках коммуникативного пространства. В теории существует понимание политической системы как открытой системы, получающей постоянные импульсы из окружающей среды и реагирующей на эти импульсы. Для нас очень важно последнее, так как в период трансформации требования, поступающие из общества-среды, могут быть неадекватны, политическая система будет не готова к ним, ее реакция не будет соответствовать ожиданиям общества-среды.

При таком подходе к пониманию политической системы информационно-коммуникационные отношения будут выступать в качестве связующего процесса, обеспечивающего взаимодействие и интеграцию всех уровней и сегментов системы, выполнение политическими институтами всех основных функций регулирования общественных отношении, организации, мотивации, контроля и координации.

В процессе функционирования политической системы и политической коммуникации возрастает роль механизма обратной связи. Любая информация, следующая за взаимодействием с внешней средой по каналам обратной связи, дополняет так называемые знания системы. Они являют собой информацию о характере самой системы, ее среде, ресурсах, реакции на выражение своей воли. Обратная связь позволяет членам системы оценивать себя и ситуацию с учетом достоинств и недостатков поведения в данной ситуации. Таким образом, посредством обратной связи у системы накапливается опыт. Так как среда воздействует на систему, то он (опыт) очень важен, особенно в период трансформации системы. Если власть «закрыта» для обратной связи, то ей не стоит ожидать эффективного результата, так как она не сможет оценить фактические настроения и уровень поддержки политически сознательных представителей системы. В период трансформации власть стремится не только сохранить минимальный уровень поддержки системы, но и ищет новую базу для поддержки, что помогает ей избежать кризисных ситуаций. В политической жизни обратная связь имеет фундаментальное значение как для устранения ошибок с целью совершенствования системы в заданном направлении, так и для последовательной переориентации, т. е. отхода от заданного направления, поиска новых целей и путей их достижения.

Каждой политической системе свойственна своя сеть политической коммуникации, в соответствии с возможностями и уровнем развития. В рамках данной работы речь ведется о политической коммуникации в информационном обществе.

В современной научной мысли не сформировалось четкого определения понятия информационного общества. Более того, использование самого термина «информационного общества» ставится под сомнение. На наш взгляд правомернее использовать все же данный термин, поскольку он получил наибольшее распространение не только в научных кругах, но и на уровне официальных документов. Безусловно, дать адекватно точное определение любому явлению или процессу, когда они только зарождаются, дело довольно трудное. Не случайно термин «информационное общество» чаще произносится, чем определяется. Для понимания сущности информационного общества необходимо провести периодизацию научных представлений по данной проблематике.

Первый этап относится с конца 50-х примерно до середины 60-х гг. XX века, когда началось осмысление того, что технологические факторы развития начинают превалировать над политическими и социальными. Данная теория получила название «теории постиндустриального общества», и впервые была введена в научный оборот американским социологом Д. Рисменом в 1958 году. В это время постиндустриальная проблематика стала одной из ведущих в западной социологии, и многим исследователям представлялось, что эта новая глобальная методологическая парадигма способна дать существенный импульс общественным наукам. Это период накопления информации и идей по поводу грядущего общества.

Второй период с середины 60-х до конца 80-х годов XX века. Его условно можно назвать футурологическим, поскольку речь в исследованиях велась в основном о будущем типе общества. Данный этап связан с именами таких ученых, как Д. Белл, 3. Бжезинский, М. Порат, Й. Масуда, Т. Стоуньер, Р. Катц, М. Маклюэн, Э. Тоффлер и др.

Обобщая все написанное социологами и футурологами в 60-90-е гг. ХХв. по поводу информационного общества, можно следующим образом представить базовые черты этого типа социальной организации:

1) Определяющим фактором общественной жизни в целом является научное знание. Оно вытесняет труд (ручной и механизированный) в его роли фактора стоимости товаров и услуг. Экономические и социальные функции капитала переходят к информации. Как следствие, ядром социальной организации, главным социальным институтом становится университет как центр производства, переработки и накопления знания. Промышленная корпорация теряет главенствующую роль;

2) Уровень знаний, а не собственность, становится определяющим фактором социальной дифференциации. Деление на «имущих» и «неимущих» приобретает принципиально новый характер: привилегированный слой образуют информированные, в ту пору как неинформированные - это «новые бедные». Соответственно, очаг социальных конфликтов перемещается из экономической сферы в сферу культуры. Результатом борьбы и разрешения конфликтов является развитие новых и упадок старых социальных институтов;

3) Инфраструктурой информационного общества является новая «интеллектуальная», а не «механическая» техника. Социальная организация и информационные технологии образуют «симбиоз». Общество вступает в «технотронную эру», когда социальные процессы становятся программируемыми.

Третий период изучения информационного общества начался с 90-х гг. XX века. Данный этап развития исследований информационного общества связан в первую очередь с именами Питера Дракера и Мануэля Кастельса. Питер Дракер, известный американский экономист, один из создателей современной теории менеджмента. Ядром концепции Дракера является идея преодоления традиционного капитализма, причем основными признаками происходящего сдвига считаются переход от индустриального хозяйства к экономической системе, основанной на знаниях и информации, преодоление капиталистической частной собственности и отчуждения (в марксистском понимании), формирование новой системы ценностей современного человека и трансформация национального государства под воздействием процессов глобализации экономики и социума. По мнению Дракера, современная эпоха - это эпоха радикальной перестройки - трансформации капиталистического общества в общество, основанное на знаниях (knowledge society).Мануэль Кастельс, член высшего экспертного совета по проблемам информационного общества при Комиссии ЕС, в качестве отправной точки своих построений использует глобальную экономику и международные финансовые рынки как основные признаки формирующегося нового общества, которое он называет «сетевым». Исходя из постулата, что информация по своей природе является таким ресурсом, который легче других проникает через всяческие преграды и границы, Кастельс рассматривает информационную эру как эпоху глобализации. При этом сетевые структуры являются одновременно и средством и результатом глобализации общества. Кастельс, в отличие от Дракера не говорит о закате капитализма, а даже наоборот, утверждает, что общество сетевых структур является буржуазным обществом.

Такая эволюция взглядов на информационное общество не случайна, она отражает общие изменения в развитии современной цивилизации. Так, первый этап примерно совпадает по времени с началом научно-технической революции, второй - с расцветом «социальных государств» и общем улучшением положения населения, хоть в капиталистических странах, хоть в коммунистических, что проявляется в столь оптимистичных и идеалистичных концепциях данного периода. И, наконец, третий этап совпадает по времени с крахом политики «социальных государств», трансформацией политических институтов, общим ухудшением положения населения, что убедительно показывает в своем исследовании немецкий ученый К-Х. Рот, ускоряющимся процессом глобализации и, наконец, столь стремительным развитием компьютерно-коммуникационных технологий, что оно обгоняет даже самые смелые прогнозы.

На наш взгляд, определить то, что находится в постоянном процессе трансформации, крайне сложно. Тем не мене, на основе проведенного анализа концепций информационного общества, автор определяет его как современный этап развития цивилизации, основные характеристики которого следующие.

Мы согласны с мнением Кастельса, К-Х. Рота, что данный тип общества по своей сути является капиталистическим, причем речь идет о капитализме глобальном, хотя на данном этапе все же сильно зависимым от национальных правительств. Автор высказывает предположение, опираясь на исследования зарубежных и отечественных ученых, что глобальный капитализм не нуждается в фактической поддержке и развитии демократических институтов, как на общемировом уровне, так и на уровне отдельных государств, вынуждая последних бороться за инвестиции в свою экономику.

В информационном обществе знания и информация, хотя и имеют огромное значение, не являются определяющими, определяющими в нем являются коммуникация, как процесс, и интерпретация. Информационное общество имеет в своей основе сетевую форму организации. Информационное общество не может существовать без современных компьютерно-коммуникационные технологий, важнейшей из которой является Интернет.

Информационное общество - явление глобальное, хотя, как отмечает российский исследователь в области политический коммуникации М.С. Вершинин, формируется локально и в разных странах этот процесс идет с различной интенсивностью и особенностями. В процессе становления глобального информационного общества происходят существенные сдвиги в политической сфере: создается общемировое информационное пространство, объединение политических систем разных государств в единой схеме политической коммуникации, происходит медиатизация и виртуализации общества и политики, изменяются политическое время и пространство, механизмы формирования политической культуры, политическое поведение масс и д.р. Совокупность данных факторов ведет и к изменениям в политической коммуникации.

Политика осуществляется, прежде всего, в информационном пространстве, под которым мы будем понимать совокупность сфер в современной общественной жизни мира, в которых информационные коммуникации играют ведущую роль. Оно состоит из разнонаправленных информационных полей, сформированных из информационных событий, воспроизводимых всеми институтами общества. Его создание происходит взаимодействующими по поводу информации субъектами, но, вместе с тем, оно имеет свое особое (системное) качество, отсутствующее в самих субъектах. К этому следует добавить, что оно обусловлено политическими, экономическими и культурными условиями реализации информационных процессов. Политическая коммуникация выступает своеобразным социально-информационным полем политики, составной частью информационного пространства общества. Становление глобального информационного общества сопровождается существенными изменениями в информационном пространстве.

В первую очередь, следует отметить процессы виртуализации современного общества, что как следствие отражается на информационном пространстве и политической коммуникации. Под виртуализацией понимается любое замещение реальности ее симуляцией/образом - не обязательно с помощью компьютерной техники, но обязательно с применением логики виртуальной реальности. В качестве универсальных свойств виртуальной реальности можно выделить три характеристики: нематериалыюсть воздействия (изображаемое производит эффекты, характерные для вещественного); - условность параметров (объекты искусственны и изменяемы); - эфемерность (свобода входа/выхода обеспечивает возможность прерывания и возобновления существования). Виртуальная реальность предполагает взаимодействие человека не с вещами, а с симуляциями (симулякрами). Процессы виртуализации затронули все сферы общества, в том числе и политическую. В настоящее время произошла виртуализация политики, т.е. замена реальных политических институтов их образами, симулякрами, в том числе таких важнейших, как выборы и государство. Таким образом, изменяется и информационное пространство, его наполняемость, идет замещение субъектов их образами, кроме того, идет процесс появления в нем институтов чисто виртуальных, т.е. не имеющих аналогов в реальном мире.

Изменения в информационном пространстве происходят также под влиянием процессов медиатизации, т.е. явления, при котором из информационного пространства фактически исключаются субъекты, не отраженные в современных средствах массовой коммуникации, в первую очередь с использованием телевидения.

Сочетание виртуализации и медиатизации, по нашему мнению, приводит к виртуализации политической коммуникации, которая во многом превращается в коммуникацию между симулякрами. Например, создается видимость оппозиции и диалога с нею. Так, как наиболее наглядный пример - создание в Интернете, во время избрания В.В. Путина на первый срок, мнимой оппозиции, раскрутка центральным телевидением маргинальных сайтов, авторы которых призывали к протестному голосованию. За неимением реального противника, альтернатива Путину была сконструирована средствами массовой информации в виде движения за кандидата «против всех». Созданная угроза интерпретировалась как электоральное поведение, которое «может привести к хаосу в стране и к таким катаклизмам, которые поставят под вопрос само существование российского государства». Сетевая организация информационного общества приводит к изменениям в структуре политической коммуникации, которая строится по такой же логике. Это ведет к раздроблению некогда единой аудитории на множество групп, взаимодействующих по сетевому принципу. Такая организация приводит к возрастанию роли горизонтального уровня коммуникации. При этом происходит процесс дезинтеграции коммуникативных отношений между государством и обществом. «Власть идентичностей» (как ее определяет М. Кастельс), царящая в сетевом обществе, перенасыщенном информацией и каналами коммуникации, заставляет государство в некотором смысле вступать в борьбу за общество. Кроме того, формирование информационного общества существенно снизили потребность граждан в публичном диалоге с властью. Показателем этого является растущее безразличие большинства населения к участию в политической жизни. Такое рассогласование информационных позиций рядовых граждан и государственной власти поставило под вопрос возможность возникновения между ними смыслозначимых контактов, т.е. коммуникации как результата информационного взаимодействия элитарных и неэлитарных слоев. Возрастающее значение горизонтального уровня политической коммуникации, организация ее структуры по принципу сети, способствуют дальнейшему рассогласованию информационного сообщения между государством и обществом. Следствием этого является более частое возникновение коммуникативных ошибок и искажений информации и разных узлах коммуникации. В политической науке увеличение роли горизонтальный коммуникации трактуется как важнейший показатель демократизации общества. Автор настоящей работы высказывает предположение, что возрастание горизонтальной коммуникации в условиях становления глобального информационного общества не обязательно приводит к усилению процессов демократизации, хотя, безусловно, такие процессы имеют место быть. Происходит это в связи со следующими обстоятельствами.

Во-первых, процесс горизонтальной коммуникации предполагает обмен информации не между управляющими и управляемыми, т.е. сверху вниз, а между рядом расположенными субъектами политики, то есть между управляющими, между управляемыми. Безусловно, для демократического общества именно диалог между управляемыми, его роль и развитие являются крайне важными в плане идентификации и отстаивания ими своих интересов. Однако, для современного этапа становления информационного общества возрастание роли горизонтальной коммуникации свидетельствует не об углублении процесса демократизации, а о нечто другом. Дело в том, что в коммуникативной подсистеме формируются три уровня информационно-коммуникативных связей: межличностный, групповой и массовый. Каждый из них характеризуется наличием особых агентов политической коммуникации. Соответственно в политической науке выделяются три основных способа политической коммуникации, основанные на использовании различных средств: через СМИ - печатные и электронные; через организации, когда передаточным звеном служат политические партии, группы интересов и т.д.; через неформальные каналы с использованием личных связей. В информационном обществе межличностный уровень и, соответственно, способ передачи политической информации через неформальные каналы (горизонтальная коммуникация) приобретает все большее развитие и значение. На наш взгляд, это связано с понижением доверия граждан к официальной коммуникации, транслируемой в основном через средства массовой информации; с виртуализацией политического процесса и усилением имиджевой составляющей; с особенностями подачи информации современными СМИ - фрагментарностью, сенсационностью, тревожностью и т.п.; с особенностями постмодернистского мировоззрения, характерного для информационного общества, а именно иронией и цинизмом, которые являются одними из защитных механизмов современного человека от обрушиваемой на него негативной информации. Это заставляет человека искать другие, альтернативные источники информации, в основном на межличностном уровне, а современные компьютерно - коммуникативные технологии предоставляют такие возможности, в первую очередь, с помощью сети Интернет.

Также необходимо отметить, что в процессе становления глобального информационного общества происходят переориентация человека на базовые установки такого политико-гражданского позиционирования, при котором частные интересы ставятся выше публичных, по-иному оцениваются приоритеты политической и социальной жизни, а также соотношение между личными и гражданскими целями. Кроме того, организация политической коммуникации по сетевому принципу, характерного для информационного общества, и новые возможности перемещения информации современными компьютерно коммуникационными технологиями обусловливают и возникновение неизвестного прежде типа жизнедеятельности - всех со всеми и одновременно порознь. Таким образом, возрастание роли горизонтальной коммуникации в современном информационном обществе означает не столько процессы демократизации, сколько пассивный протест против существующей системы массовой и групповой коммуникации, потерю доверия к ним; элементарную психологическую защиту от обрушившегося потока негативной информации через традиционные СМИ; изменения мировоззрения и ценностных установок граждан.

Становление глобального информационного общества привело к процессам интеграции, свертывания политического пространства, явилось причиной ряда существенных изменений в международной политике. Наблюдается тенденция распространения государственных интересов различных стран далеко за пределы национальных границ. Это связано с тем, что концепция информационного общества заставляет трактовать совершенно разные события в политической, экономической и социальной жизни одного государства как изменения на плоскости координат политических интересов другой страны. Экономические колебания, высказывания и жесты политических деятелей, митинги и военные учения, спортивные состязания и другие проявления активности воспринимаются в глобальной парадигме как синтаксические единицы общего, глобального языка политической коммуникации, в которой, помимо непосредственного адресата, участвует неограниченное количество других. Обозначенные тенденции приводят к усилению имиджевой составляющей как международной, так и внутренней политики государства. Позитивный имидж державы создает благоприятную атмосферу для широкого распространения ценностей, присущих типу политической культуры данного государства, а также выступает дополнительной гарантией его суверенитета и правомочности властных притязаний национального правительства.

В современном информационном обществе под влиянием различных факторов происходит изменение роли, перехват функций традиционных акторов политической коммуникации. В данном процессе определяющее значение приобретают средства массовой информации, как отмечает немецкий эксперт по проблеме взаимоотношений средств массовой информации и власти Херманн Михаэль, современные государства испытали гигантское расширение сектора СМИ.

В политической науке отмечается, что использование специализированных структур, организующих презентацию групповых интересов и позиций, - это одна из ключевых черт политической коммуникации. С наступлением индустриальной эры СМИ в этом плане начали играть наиболее важную роль. На современном этапе их значение еще более усилилось.

Использование в политике телекоммуникационных систем привело к появлению как новых типов трансляции информации, так и новых форм коммуникации в сфере публичной власти. Трансформировав систему представительства гражданских интересов, электронные СМИ превратили политику в медиа-процесс, одновременно стимулировав и соответствующие изменения в процессе коммуникации, органически сочетавшиеся с виртуализацией политического пространства, созданием гиперреальности и другими новейшими механизмами поддержания конкуренции за государственную власть. В складывающемся информационном обществе массовая коммуникация оказалась важнейшим инструментом формирования и самопрезентации политики.

Рассогласование информационных отношений между властью и обществом, уменьшение уровня политического участия, разрушение институтов гражданского общества, таких как партии, профсоюзы и т.д., и соответственно падения роли и значения их коммуникативных возможностей, превратило политическую коммуникацию через средства массовой информации в своеобразный эпицентр политики. Политические силы, не представленные в массовой коммуникации, практически исключаются из политического жизни общества. Таким образом, поле политики перестает быть самодостаточным и самовоспроизводящимся по внутренним правилам. То есть, политическая коммуникация становится обязательным условием и источником существования политики. Таким образом, можно говорить об изменении места политической коммуникации в политическом пространстве современного информационного общества, здесь сам процесс политической коммуникации, а не его содержание, стал определять формат политических отношений.

Показателями данного изменения являются процессы медиатизации, виртуализации, персонализации и усиление имиджевой составляющей политики.

Процесс медиатизации политики - это такой процесс, при котором политическая жизнь, перемещается в символическое пространство средств массовой информации, и для него характерны следующие особенности. Первая выражается в том, что политике придается все большая публичность, которая расширяет свою экспансию. Под публичностью здесь следует понимать во-первых, дословно - работу «на публику», во вторых превращение частной сферы политики в публичную, что связано с обязательностью представления в средствах массовой информации. Вторая черта медиатизации - обязательное условие подчинения правилам масс-медиа, задающим тон всему информационному процессу, которые определяются калейдоскопичностью, сюжетной фрагментарностью, обыденностью языка (в результате политический язык все в большей степени редуцируется к обыденному языку).

Персонализация политических субъектов представляет собой процесс изменения в массовом сознании, когда под воздействием каналов массовой коммуникации социальные и политические противоречия представляются не как столкновение социальных интересов и соответствующих программ, а как столкновение лидеров; происходит вытеснение программной риторики личностной. Виртуализация - это замещение реального объекта его образом -симуляцией. Борьба за политическую власть сейчас - это не борьба партийных организаций или конкуренция программ действий. Это тоже борьба образов - политических имиджей, которые создают рейтинг- и имиджмейкеры, пресс-секретари и «звезды» шоу-бизнеса, рекрутируемые на время политических кампаний. Дифференциация деполитизированных профессиональных управленцев, с одной стороны, и носителей имиджа, с другой - это очевидный симптом виртуализации института народовластия.

Данные процессы ведут к изменению принципов легитимации власти. Дня описания изменений, происходящих в политическом процессе, представляется правильным использовать определение харизматического господства. В медиакратическом обществе достаточно закрепления определенной харизмы за политическим персонажем, чтобы легитимировать его властные притязания. Демократизация подразумевает, в частности, возрастание значения общественного мнения как элемента представления центрам власти интересов населения, механизма презентации наиболее острых и значимых для граждан проблем. Поэтому при модернизационных процессах воздействие на эмоции и мысли, реакция на требования масс становятся обязательным условием обеспечения легитимности властных притязаний для элит. Существенным условием для достижения данной цели в условиях медиакратии выступают механизмы конструирования социальных проблем с помощью СМИ. Этот процесс рассматривается как деятельность различных группировок, направленная на публичное признание определенной проблемы в качестве важной и значимой. Борьба за признание этих социальных проблем носит ожесточенный характер, так как ресурсы публичного интереса крайне ограничены. Эта борьба приводит к увеличению потока сообщений, происходит уплотнение коммуникации. Последняя становится все более «агрессивной». Способность адекватного восприятия информации реципиентом при этом ухудшается. Это создает благоприятные условия для использования СМИ особых технологий, с помощью которых изменяются мироощущение и поведение аудитории, что становится стратегически важным этапом в политической борьбе в условиях транзитивного общества.

Самостоятельное значение во время избирательной кампании приобретает борьба за климат мнений. Производители информации, в качестве которых могут выступать как сами журналисты, так и политики, создают тот фон, который незримо влияет на всех участников политической коммуникации. Он выражается в представлениях или практическом чувстве, кто победит. По этой причине принципиальным становится не только и не столько влияние масс-медиа на позиции избирателей, сколько влияние на самих активных участников политического процесса. Поэтому некоторые сообщения имеют даже большее значение, когда они влияют на чувства и поведение самих политиков. Современные политические передачи очень часто изначально направлены не к широкой публике, а к узкой адресной аудитории.

Возрастающее значение общественного мнения и роли коммуникации в политике позволяют по-новому проанализировать функции политической коммуникации в современном российском обществе. Происходит трансформация функций политической социализации, информационной, регулятивной и манипулятивной, в результате которой на первый план выходит именно манипулятивная функция как отвечающая за формирование общественного мнения,

В условиях медиатизации политики, неизбежно сращение интересов различных политических групп с теми или иными СМИ, что приводит к соответствующим изменениям в процессах политической коммуникации. Главным следствием этого становится появление новых жанровых форм политических коммуникативных сообщений. Политическая информация «растворяется» в калейдоскопичном потоке массовой информации самого разного свойства. В таком виде она лучше воспринимается субъектом, оказывая влияние на его решения и политическое поведение. Поэтому контроль над распределяемой информацией, манипуляция массовым сознанием закономерно выступает важным средством ненасильственного достижения поставленной политической цели.

Поскольку коммуникативная среда в транзитивном обществе становится все более агрессивной, все более плотной, на реципиента «сваливается» все возрастающее количество информации, подтвердить достоверность которой практически невозможно. Чтобы упорядочить поток сведений, индивид использует особый внутренний механизм сортирования информации, алгоритм, поддерживающий устойчивость его представлений об окружающем мире. Этим конструктом является миф. Политическая коммуникация в современном информационном обществе - сфера генерирования и оборота политических мифов. Политический миф используется для реализации политических целей: борьбы за власть, легитимации власти, достижения политического господства.

Информационное общество оказывается наиболее приспособленным для мифологизации политической жизни, поскольку одной из главных функций мифологического видения мира является снятие и сглаживание противоречий, замена фундаментальных противоположностей на другие менее резкие и более приемлемые для сознания. Информационные технологии, используемые в СМИ и международных информационных сетях и системах, выполняют одну из главных функций по формированию мифологического видения мира. В виртуальной реальности реальные факты, противоречащие мифологической картине мира, отвергаются как несущественные или несуществующие, зато все остальные сведения и сообщения используются в качестве подкрепляющей аргументации для восхваления добродетели и обличения пороков. Таким образом, в создаваемой мифологической картине мира нет никаких острых углов, резких противоречий, кроме противостояния «добра и зла», причем последнее рассматривается как зеркальное отражение добра. Это приводит к тому, что острые социальные проблемы не решаются, а снимаются, что позволяет власти не просто конструировать политические и социальные мифы, но и использовать их как средство мобилизации на различные социально-политические акции. Непоколебимость мифологизированных представлений о каком-либо явлении или процессе обусловлена тем, что миф всегда отождествляет явление с моральным идеалом, поэтому любая критика и объективный анализ бессмысленны, так как миф, слившийся с моральным идеалом, сам становится высшей инстанцией любых оценок. Мифы, внедряемые в сознание, могут менять структуру мировоззрения или заменять целостное мировоззрение фрагментарным, что приводит к неадекватному искаженному пониманию реальности и даже психическим сдвигам.

Современные политические мифы сначала изменяют людей, чтобы потом иметь возможность регулировать и контролировать их деяния. Люди становятся жертвами мифов без серьезного сопротивления. Мифологизация информационного общества обусловлена тем, что в нем причудливо переплетаются и сосуществуют три мира: мир объективной реальности, мир информационный и мир символический (виртуальный), придающий культуре характер «символической вселенной». Основными параметрами двух последних миров стали информация и коммуникация, воспринимаемые большинством исследователей не только как основной вид деятельности, но и как базовый стратегический ресурс информационного общества. И одним из основных средств коммуникации в информационном обществе выступает глобальная компьютерная сеть Интернет.

Потребности политической системы в средствах коммуникации прямо зависят от ее функций в обществе, численности агентов политики, способов принятия политических решений, размеров государства и некоторых других факторов. Интернет, на наш взгляд, на сегодняшний день является самым совершенным средством коммуникации для становления и жизнедеятельности информационного общества. Однако существует мнение, что Интернет может только заменять или дополнять современные информационные коммуникации. Да, объективно - в Интернете основу составляют воссозданные в нем традиционные средства политической коммуникации. Однако, воссозданы они на принципиально новом качественном уровне, с новыми возможностями, а главное - по одним и тем же законам Сети (законам информационного общества!), и как следствие этого - приобретают некую «схожесть», единство. Поэтому, на наш взгляд, Интернет можно рассматривать как единое, универсальное средство политической коммуникации, включающее в себя различные уровни и способы этой коммуникации. Здесь очень важны следующие моменты -Интернет еще не получил необходимого распространения даже в самых развитых странах мира, чтобы быть единственным универсальным средством коммуникации. И, как следствие этого, говорить об Интернете как универсальном средстве коммуникации можно только во многих случаев с позиций его потенциальных возможностей.

Основные характеристики Интернета как универсального средства политической коммуникации следующие. Относительно пассивная позиция потребителя информации, при огромном потоке направленных на него сообщениях традиционных СМИ, сменяется на активную, при которой он может сам выбирать те источники информации в Сети, которым он доверяет. Скорость распространения информации в Сети несравненно выше, чем в традиционных СМИ.

Благодаря снижению издержек на получение и передачу информации, группа людей, имеющих возможность принимать участие в выработке и принятии политически значимых решений, значительно увеличивается - потенциально до уровня всего политически активного населения. В результате создаются предпосылки постепенного уменьшения остро ощущаемого неравенства политических возможностей граждан формально демократических государств, предопределяемое неравенством в распределении собственности и доходов. Интернет как универсальное средство политической коммуникации обладает важной особенностью - в нем сосредоточен огромный объем информации, который может быть доступен в любое время практически любому пользователю. Ни одно средство массовой информации и коммуникации не имело возможности до сих пор предоставлять в любой момент пользователю такой огромный по охвату и многообразию массив данных, какой имеет возможность получить пользователь Интернет. Сеть потенциально может заменить пользователю все - агентства новостей, газеты, книги, журналы, библиотеки, архивы, кинозалы, телевидение, музеи, архивы, концертные залы, стадионы и т.д., поскольку вся их информация может быть переведена в цифровую форму и представлена в Сети. Эти возможности Сети позволяют интенсифицировать социальную коммуникацию и обществе, повысить качество и продуктивность информационного производства на порядок.

Таким образом, подводя итоги, следует отметить, что в глобальном информационном обществе, капиталистическим по своей природе, имеющим сетевую структуру, политическая коммуникация, осуществляемая с помощью средств массовой коммуникации индустриальной и постиндустриальной эпохи, не выполняет своих функций. Этому способствует появление на политической арене новых акторов, таких как транснациональные корпорации (ТНК), террористические организации, надгосударственные объединения - ВТО, Всемирный банк реконструкции и развития и т.д. Эти новые акторы оказывают самое серьезное влияние на политику и сферу политической коммуникации. Показателем этого являются растущее безразличие большинства населения к политике, разрушение таких политических институтов как партии и профсоюзы, которые являются важнейшим каналом политической коммуникации. Не соответствие средств массовой информации для политической коммуникации глобального информационного общества способствует виртуализации политики и превращению ее в медиа-процесс. Это ставит под угрозу существование демократии и гражданского общества, и как следствие возникает необходимость наличия адекватных глобальному информационному обществу средств и способов политической коммуникации. Интернет наиболее соответствует данному типу общества, поскольку имеет так же глобальный характер и сетевую структуру организации. Кроме того, в силу возможностей, предоставляемых Сетью - свобода и доступность разнообразных информационных источников, отсутствие каких бы то ни было реальных возможностей для установления преград распространению информации в Интернете, а также любому индивиду самому стать источником информации, доступным для всего мира, - все это предопределяет соответствие Сети для политической коммуникации в глобальном информационном обществе. Эффективность коммуникации в политике с помощью Сети зависит от применения политических Интернет -технологий.

 

АВТОР: Шевченко И.А.