05.02.2012 13152

Зарубежные и отечественные теории гражданского общества

 

Сегодня Россия переживает период преодоления тоталитарного режима, господствовавшего в 20-90-е гг. прошлого века. Многие политологи сходятся к мысли, что уход от тоталитаризма и приход к действительной демократии возможен на пути создания надежно функционирующего гражданского общества. Именно «надежно функционирующего...» Успешное построение гражданского общества во многом зависит от тщательной научной проработки данного явления, о котором советские ученые долгое время умалчивали.

Эта тема стала предметом современных политических дискуссий. Остроту им придают не только выяснение сущности, генезиса идей формирования гражданского общества от Аристотеля до современных западных социологов - исторический опыт не завершен и продолжает влиять на изучение теории, - гораздо менее изученной остается проблема становления гражданского общества в современных условиях. Усложняет ситуацию (даже при наличии некоторых универсальных представлений о структуре и функциях гражданского общества) историческое многообразие и своеобразие формирования этого процесса в различных странах.

Изучение, обобщение и анализ многих научных статей о гражданском обществе, появившихся в нашей стране в постсоветский период, приводит к мысли, что в литературе нет единого мнения о понятии «гражданское общество», И. Левин констатирует, что «это понятие все еще пребывает в нашей стране на довольно далекой периферии массового сознания». По его мнению, именно благодаря этому, «судьба уберегла пока «гражданское общество» от той печальной участи, которая постигла такие понятия, как «демократия» и «рынок». Неумеренное и неосмотрительное их использование, а главное - контраст между возбужденными этими словами ожиданиями и той действительностью, которая явилась под их оболочкой, привели к тому, что «демократия» и «рынок» приобрели устойчиво негативную окраску в глазах едва ли не большинства россиян...».Весьма важным сегодня, на наш взгляд, остается проблема взаимоотношения государства и гражданского общества как серьезного фактора развития социального организма в целом. Взаимоотношение этих контрагентов во всем их многообразии означает обнаружение возможностей трансформации общественной жизни, ее способностей к самообновлению и развитию. Именно это взаимодействие и является предметом изучения политологии, политических наук.

Согласен с мнением А. Соловьева, который констатирует увеличение организующей роли государства в обществе и повышение самостоятельности отдельных его функций. Да, действительно, государство представляет собой не только управляющую систему социума, но и определенную цивилизационную общность.

Что имеется ввиду? Государство сегодня приобретает способность вступать в контакт с различными формами объединения и организации, распространенными в человеческом сообществе.

Мы говорим о многомерности такого полифункционального понятия, как «государство», но не менее сложным явлением оказывается и гражданское общество, концепция которого имеет давние теоретические корни. Поэтому вполне объяснимо обращение автора к наследию отечественных и зарубежных мыслителей.

Еще со времени первого упоминания понятия «гражданское общество» в комментариях к «Политике» Аристотеля (XVI в.) оно отличалось крайней широтой и неоднозначностью. Как отмечает К. Гаджиев, понятие «гражданское общество» отражено в идеях «полиса» Аристотеля, «societascivilis» Цицерона, где «гражданское общество» и государство представлялись как тождественные и взаимосвязанные термины.

В. Варывдин, рассуждая о понятии «гражданское общество» отмечает, что «нельзя разделить и отдельно изучать диалектически противоречивое единство «аполитичного» гражданского общества и созданной им самим политической организации общества, в том числе государства».

На самом деле антично-средневековый период характеризуется неразделимым состоянием государства и гражданского общества. В теориях Аристотеля и Цицерона «гражданское общество или политическое государство представляло собой высший этап морального развития общества, государство же являлось продуктом природного общественного инстинкта людей».

Следовательно, «кто живет вне государства, - утверждал Аристотель, - является либо негодяем, либо сверхчеловеком. Человек вне государства есть абстракция, столь же невозможная, как невозможна живая рука, отделенная от тела, которому она принадлежит». Аристотель писал, что прежде чем определить, что есть государство, необходимо выяснить понятие «гражданин», ибо государство есть ни что иное, как совокупность граждан, гражданское общество. Вместе с тем Аристотель анализирует жизнь граждан и в других сферах жизнедеятельности общества: экономической, брачно-семейной, духовной, нравственной, научной, религиозной, - где вмешательство государства до определенного уровня развития производительных сил и производственных отношений просто не требовалось... Таким образом Аристотель определял государство как достаточную для самодовлеющего существования совокупность граждан.

По мнению З.М.Черниловского, именно это обстоятельство позволяет говорить о том, что философское определение гражданского общества внесено именно Аристотелем. На взгляд И.А.Гобозова, разные подходы Платона и Аристотеля к пониманию существа гражданского общества (Платон употребляет термин «демократическое государство». «Платон исходит из единства государства, а Аристотель полагает, что если государство постоянно будет стремиться к единству, то оно перестанет быть государством, ибо по природе своей оно есть множество...». При этом Аристотель не отрицает стремление к объединению и общению людей, но он полагает, что это возможно путем воспитания, путем внедрения добрых нравов философией и законами.

Как видим, благодетелью становится закон, посредством которого и достигается правовое равенство людей.

Цицерон писал «...закон есть связующее звено гражданского общества, а право, установленное законом, одинаково для всех...»Исходя из этого, некоторые современные авторы считают, что в творчестве Платона, Аристотеля и Цицерона условия создания и сохранения стабильности в обществе и государстве являются базовой проблемой и определяющее значение для зарождения концепции гражданского общества имело рассмотрение процесса законодательства в качестве механизма социальной интеграции, существенная оценка роли закона и знания в организации общественной жизни.

Несомненно, аристотелевская концепция организации государства и общества явилась основой для дальнейшего развития государственно-правовых доктрин. В средневековый период все еще нет различия между обществом и государством, они по-прежнему трактуются как единое целое, хотя в эпоху Возрождения некоторые признаки концентрации внимания на отдельной личности, утверждения права в жизни государства все-таки появляются. Право, как основа свободной деятельности личности, не существовало. Но в начале XIII века были предприняты попытки поставить предел государственному вмешательству в частную жизнь граждан. Свидетельством этому служит английская Великая хартия вольностей 1215 г. («Magna Charta Libertatum»). В ней ограничивались права в пользу аристократии. В хартии провозглашалось право гражданина на личную свободу и безопасность - «ни один свободный человек не должен быть арестован, заключен под стражу, лишен собственности, унижен, изгнан или наказан каким-либо другим способом иначе, как по закону». Переход к Новому времени ознаменовался более четким разграничением между гражданским обществом и государственными структурами.

По мнению Г.Еськова, теорию «разведения» государства и общества после Аристотеля продолжил Николло Макиавелли, который предложил «рассматривать государство, образно говоря, человеческими глазами, выводить его не из теологии, как это было принято, а из разума и опыта. Свою приверженность гражданской сфере философ объяснял тем, что она несла нравственные начала, тогда как государство выступало силой, угнетающей общество...».

 Речь, таким образом, идет по существу о признаках гражданского общества.

В работе «Рассуждение о первой декаде Тита Ливия» Макиавелли пишет о стремлении государства подорвать всякую деятельность общества, чтобы самому возвыситься.

Многие современные авторы считают, что «Макиавелли намного ближе, по сравнению с более поздними мыслителями, подошел к пониманию социальной природы государственной политической власти... При этом он, однако, полагал, что государственная власть не должна находиться в руках того или другого класса, а должна «обнимать» все те общественные элементы, из которых слагается государство». Здесь уже очевидно различение автором государства и гражданского общества, политической и гражданской сфер. Как бы отвергая обвинения более поздних исследователей его творчества в антидемократизме и обосновывая свое понимание свободы, Макиавелли пишет: «Без сомнения, рассматривая в этом отношении знать и простонародье, мы убеждаемся, что первые одержимы желанием господствовать, тогда как вторые хотят только не быть угнетенными»... В.Одинцова считает, что понятие гражданского общества появилось в XVII в. в трудах Г.Гроция, Г.Гоббса, Дж. Локка. Мыслители XVII в. не делали принципиального различия между гражданским обществом и государством, политическим обществом. Однако из этого не следует, что они отождествляли гражданское общество с реально существующим государством.

Дж. Локк активно принимал участие в политической борьбе в Англии конца XVII столетия, выступая на стороне антимонархических и антицерковных сил. Он отмечал, что «абсолютная монархия, которую некоторые считают единственной формой правления в мире, несовместима с гражданским обществом». Civil society возникает из добровольного соглашения «свободных, равных и независимых» и противопоставляется как «естественному состоянию» (догосударственному), так и абсолютной монархии, покоящейся на принципе божественного права. Максименко также считает, что авторские права на изобретение понятия «гражданское общество» принадлежат Дж. Локку, употреблявшему данную конструкцию уже в 1667 г. в «Опыте о веротерпимости», а не А.Фергюсону, использовавшему данный термин в своем «Очерке истории гражданского общества» в 1767 г,

В создании общественного союза главную роль Гроций отводил отдельной личности. Этот союз и есть гражданское общество, а государство, по мнению Гроция, возникает как необходимый институт для его охраны... Гроций считал, что «государство есть несовершенный союз свободных людей, заключенный ради соблюдения прав и общей пользы». Концепция гражданского общества в работах выдающихся мыслителей Нового времени - Т. Гоббса, Ж.-Ж. Руссо, Ш.-Л. Монтескье и др. базировалась на идеях естественного права и общественного договора. Это отражало нормы признания людьми общих правил общежития, которые они должны выполнять. Гражданское общество, таким образом, представляло собой результат контакта, соглашения, подразумевающего отношения взаимности, добровольности между государством и гражданином. Дж. Локк и Ш-Л. Монтескье отмечали, что взаимосвязь гражданского общества и государства предсказывала крупные потрясения вследствие крушения одной из сторон этого единства.

Крупный ученый-материалист Томас Гоббс уже не боится напрямую использовать понятие «гражданское общество», хотя в подходах было много непоследовательного. То он отождествлял гражданское общество с государством, то он их разъединял. В своих трудах «Философские элементы учения о гражданине» (1642), «Левиафан» (1651) фактически выступал апологетом этатизма.

Г. Еськов считает, что «драматические события английской революции побудили именитого англичанина к мысли о том, что навести порядок в обществе способно только государство».

Это с одной стороны. А с другой, - Гоббс уверен, что государство, подобно библейскому чудовищу Левиафану, подчиняет все и вся. Замечания Гоббса о несовершенстве ряда государственных установлений свидетельствует о разделении им понятий «государство» и «гражданское общество».

По мнению В.Васильева, для Гоббса возникновение собственности, а вместе с ней государства на основе «общественного договора» означало создание гражданского общества, т.е. совокупности граждан, передавших часть своих прав и свобод государству, которое использует законы для преодоления состояния войны в обществе и регулирования отношений между равноправными гражданами. Таким образом соотношения гражданского общества и государства у Гоббса выражается «не как поглощения гражданского общества государством, но как их определенное взаимодействие, при котором гражданское общество выступает одновременно и как предпосылка возникновения данного типа государства, и как принципиальное качество». Гоббс считает, что в случае невыполнения государством условий договора, «верховная власть не может быть по праву уничтожена решением тех же людей, соглашением которых она была установлена». Право на восстание против своего правительства народ, по Гоббсу, не имеет. Джон Локк противопоставил Гоббсу идею примата гражданского общества над государством и обосновал вывод: «ни для одного человека, находящегося в гражданском обществе, не может быть сделано исключение из законов общества». Основой общества, том числе гражданского, он считает собственность, то есть «главной и основной целью людей, объединяющихся в государство и подчиняющих себя власти правительства, является сохранение своей собственности».

Таким образом, Локк выдвигает на первое место именно гражданина с его индивидуальными правами, а государство у него как бы вторично.

Пожалуй, Спинозу также можно отнести к числу ученых-философов, который не побоялся вступиться за права и свободы личности в отстаивании своих убеждений. Известный исследователь наследия Б. Спинозы В. Васильев считает, что ученым выделяются три формы государства -монархия, аристократия и демократия. И все же Спиноза считал, что именно демократическое государство «наиболее естественно и наиболее приближается к свободе, которую природа представляет каждому, ибо в нем каждый переносит свое естественное право на другого, лишив себя на будущее права голоса...». Шарль Луи де Монтескье в произведении «О духе законов» рассматривает гражданское общество как результат исторического развития.

По мнению З.Степановой, «...именно в учении Монтескье впервые была осуществлена попытка разрешить коллизию между натуралистической концепцией общественного развития, которая опиралась на механицисте кую методологию передового естествознания и выражалась в абсолютизированных категориях общественного договора с одной стороны, и необходимостью исторического подхода в объяснении общественных явлений - с другой».

Он раньше других приблизился к постижению идеи «паритетности начал», когда гражданское общество и государство функционируют автономно, действуя строго в рамках своей компетенции, но соблюдая общепринятые законы.

«Гражданское общество, по Монтескье, - важнейшая гарантия от произвола и диктатуры.

Многие исследователи не без основания считают, что именно Дж. Локк и Ш. Монтескье, отстаивавшие идею представительной демократии, и стали авторами одного из важнейших принципов правового государства -принципа разделения властей.

Неразрывно связывая идею политической свободы с идеей гражданской свободы и выступая за строгое соблюдение законов, регулирующих отношения между гражданами и государством, Монтескье, так же как и Локк, усматривал в четком разделении и взаимном сдерживании властей не только реальную гарантию прав и свобод граждан, но и их защиту от государственного произвола и беззакония. Соединение в одном лице законодательной и исполнительной власти, по словам Монтескье, уничтожает свободу потому, что это лицо может издавать тиранические законы и тиранически применять их. При соединении судебной власти с законодательной, власть судей над жизнью и свободой граждан была бы произвольною, так как судья был бы в то же время законодателем. Наконец, соединение судебной власти с исполнительной дало бы судам возможность угнетать граждан. При соединении же в одних руках всех трех властей «все было бы потеряно».

Еще в начале XX века Д. Никольский утверждал, что тем не менее великий мыслитель (Монтескье Ш) ошибался, когда «указал на Англию, как на образец такого государства, в котором путем разделения властей обеспечена политическая свобода» и приводил пример американской Конституции 1787 года, где «принцип разделения властей был проведен более последовательно, но также только приблизительно, да и в этой форме он встретил решительных противников» (например, Вильсона).

«Разработчики проекта Конституции были очень хорошо знакомы с идеями этих двух людей (Дж. Локк и Ш. Монтескье) и находились под их огромным влиянием. Можно сказать, что американская Конституция, разделяющая власть между тремя основными ветвями государственного правления, содержит в себе суть концепции «сдержек и противовесов».

Исследования в области перехода от абсолютизма к демократии продолжил Жан-Жак Руссо. В своей работе «Общественный договор» (1762) он сформулировал само понятие гражданского общества, особо подчеркнув, что сущность этого политического организма заключается в согласовании повиновения и свободы.

Вопреки «идее неприятия» Гоббсом гражданского неповиновения, Руссо обосновывает право народа на свержение абсолютизма и отстранение от власти демократически избранного правительства.

Если Спиноза не связывает частную собственность с естественным состоянием общества, то Ж.-Ж. Руссо считает, что частная собственность явилась экономической основой гражданского общества или государства.

В политической области Руссо выступает за создание власти на базе «общественного договора», на основании которого «каждый из нас отдает свою личность и всю мощь под верховное руководство общей воли, и мы вместе принимаем каждого члена как нераздельную часть целого.

Таким образом, «исходным пунктом политической концепции Руссо признается «коллективное целое», общая воля народа, «политическое тело», чем является государство. Народ - государство не может иметь интересов, противоположных интересам составляющих его частных лиц, поэтому подданные не нуждаются в гарантии против суверенной власти».

Как видно, в отличие от Дж. Локка Руссо не был убежденным сторонником индивидуальной свободы, хотя считал, что ее можно сочетать с равенством, придавая государству первостепенную роль в обеспечении этого равенства.

В позиции Руссо нашла отражение усилившаяся тенденция гражданского общества к отторжению своего подчиненного положения по отношению к государству. И эта тенденция тем более усиливалась, чем более нарождающиеся новые производственные отношения вступали в свои права.

Так, Дени Дидро в связи с рассуждениями Екатерины II о необходимости устранить причины «восстаний крепостных против господ» считал единственным действенным средством устранения основного социального антагонизма тогдашней России: «Сделать так, чтобы вовсе не было крепостных», ибо только труд лично свободных людей может создать процветающее земледелие, промышленность и торговлю и что только на этой основе возможны подлинное величие и сила государства».

Но тему открытого противостояния (контраста) гражданского общества и государства развили в своих трудах английские и американские ученые -Т.Спенс, Т.Ходжскинс, Э.Сийенс, Т.Пейн, А.Смит, и др. Этих ученых-либералов объединяет представление о существовании явного контраста между гражданским обществом и условиями жизни людей в период, предваряющий рождение цивилизации, т.е. перед появлением права. Эта концепция привела к радикальному изменению в понимании структуры, функций и взаимодействию этих субъектов.

Наиболее «крайний» подход к этой проблеме продемонстрировал в своем памфлете «Права человека» Томас Пейн. «Общество создается нашими потребностями, а правительство - нашими пороками: первое способствует нашему счастью, положительно объединяя наши благие порывы, второе же -отрицательно, обуздывая наши пороки. Одно поощряет сближение, другое поощряет рознь». Поэтому «общество в любом своем состоянии есть благо, правительство и самое лучшее есть лишь необходимое зло, в худшем случае - это нестерпимое». Пейн считает, что чем совершеннее гражданское общество, тем более оно саморегулируется и в меньшей степени нуждается в опеке со стороны государства. Подобный ход рассуждения получил в дальнейшем в либеральной политической мысли широкое распространение.

Начиная с середины XVIII столетия концепции гражданского общества находили свое реальное применение в политической жизни многих европейских государств и США.

Формирование гражданского общества на практике началось с принятия Билля о правах в Англии, затем в США, с Декларации прав человека и гражданина во Франции. Подробную аргументацию прав и интересов личности четко отражает Декларация независимости США, закрепившая развитые Т. Пейном и Т. Джефферсоном идеи народного суверенитета и прав народа на свободу гражданского действия.Французская Декларация прав человека и гражданина сформировала фундаментальные принципы, разграничивающие вмешательство государственных органов в частную жизнь. Этот документ во многом опередил свое историческое время, ибо представленные в нем основы нового политико-государственного устройства и организации гражданского общества и сегодня являются актуальны в странах устойчивой демократии.

Идеи, непосредственным образом повлиявшие на современную трактовку проблемы гражданского общества и государства, были выдвинуты Гегелем.

Следует сказать, что Гегель, как ранее И. Кант, обосновал идею «правового гражданского общества». Кант, говоря о разделении полномочий институтов гражданского общества и государства, считал, что «семья, церковь, школа и другие общественные объединения, способны без государства соблюдать общепринятые нравственные нормы общежития и воспитывать их у граждан, государство же объединяет людей в рамках правовых норм и обеспечивает соблюдение законов всеми подданными, реализацию свобод граждан».

Таким образом, «благо государства, по Канту, состоит в высшей степени согласованности государственного устройства с правовыми нормами, что предполагает особое значение проблемы свободы воли и ответственности индивида».

Если Кант конкретизировал идею своих предшественников о юридическом оформлении институтов гражданского общества, то Г. Гегель создал философскую систему, в которой акцентировал внимание на взаимоотношениях гражданского общества и государства, выстраивая триаду: семья - гражданское общество - государство. «Государство есть вообще первое, внутри которого семья развивается в гражданское общество, и сама идея государства распадается на эти два момента».

Гражданское общество находится посередине между семьей и государством. Такое общество основано на частной собственности, социальной дифференциации, многообразии интересов индивидов и социальных групп. Далеко не всегда гражданское общество способно обуздать конфликты между частными и всеобщими интересами без привлечения государства. Общество становится гражданским в силу того, что оно управляется государством.

Таким образом, идеальное государство у Гегеля представляет собой не радикальное отрицание естественного состояния вечной войны (Т. Гоббс, Б. Спиноза), не инструмент сохранения и завершения естественного общества (Дж. Локк), не простой механизм администрирования данного природой, автоматически саморегулируемого гражданского общества. Лишь признавая и удерживая гражданское общество в подчиненном положении, государство может обеспечить его свободу. Государство представляет общество в его единстве. Гражданское общество одновременно и преодолевается как необходимый, но подчиненный аспект более широкого, более сложного и высокого сообщества, которое организовано политически.

Гегель подходит к пониманию того, что государство становится правовым не только при наличии законов, но когда эти законы выражают сущность права как формы равенства и справедливости для всех. Вопреки мнению ряда авторов, считающих версию правового государства Гегеля тоталитаристской, солидарен с В. Нерсесянцом, который видит в гегелевском этатизме предупреждение об опасностях тоталитаризма.

По Гегелю, гражданское общество, даже отделившись от государства, остается его органической частью. Это связано с тем, что различные элементы гражданского общества могут абсолютизировать собственные интересы в ущерб другим частям гражданского общества и, следовательно, нуждается в государственном контроле.

Будучи по существу государственником и сторонником монархии, он не отрицал того, что действия народа имеют огромное значение для государства. «Выводы Гегеля о самостоятельности гражданского общества как сферы частных интересов по отношению к государству (воплощению публичного интереса), о зависимости общественного строя от разделения труда и форм собственности стали громадным шагом в развитии общественных наук».

Считается, что «ни одна из современных разработок этой проблемы не добавила ничего существенного (ни единой категории) к системе таких категорий, предложенных Гегелем, как законность, частная собственность, множество, ассоциация, публичность, посредничество».

До сего времени наследие Гегеля, его философия политики будоражит умы историков, политиков, теологов, вызывают неоднозначные суждения. Критическим взглядом оценил творчество Гегеля Маркс. Он не мог смириться и согласиться с мистификацией Гегелем вопросов политики и государственного устройства общества, которое он представлял в идеалистическом виде.

В отличие от Гегеля Маркс основой всего развития считает не абсолютную идею, а совокупность экономических факторов и на этой основе формируются социальные отношения. Таким образом, он считал, что «практическое применение права человека на свободу есть право человека на частную собственность... Право человека на частную собственность есть свобода распоряжаться имуществом по собственному усмотрению. Эта индивидуальная свобода, как и это использование образуют основу гражданского общества». Тезис об экономической основе гражданского общества четко сформулирован в работе «Немецкая идеология»: «Гражданское общество обнимает все материальное общение индивидов в рамках определенной ступени развития производственных сил... Выражение «гражданское общество» возникло в XVII в., когда отношения собственности уже высвободились из античной и средневековой общности...». Но это не значит, что Маркс игнорировал полностью неэкономические факторы политики, философии, религии. Он представлял структуру общества как систему экономической, социальной, духовной, политической сфер. В то же время следует признать, что в его работах не уделено должного внимания таким элементам гражданского общества, как добровольные объединения, домохозяйства, профессиональные ассоциации.

Либеральные ученые считали, что поскольку центральное место в теории исторического материализма заняли производственные отношения, гражданское общество в такой трактовке оказывалось просто синонимом базиса, детерминирующего надстройку - государство,

В действительности мысль Маркса была не столь ограниченной. В его анализе (если иметь ввиду зрелого Маркса и не ограничиваться несколькими расхожими цитатами), гражданское общество - это та сфера, в которой постоянно происходит взаимопроникновение, превращение бюргера в гражданина и наоборот.

Он отмечал, что «в неразвитом обществе «государство опутывает, направляет, держит под своим контролем и опекает гражданское общество... и не дает, наконец, гражданскому обществу создать свои собственные, независимые от государственной власти органы». Именно поэтому К. Маркс подчеркивал, что «свобода состоит в том, чтобы превратить государство из органа, стоящего над обществом, в орган, этому обществу всецело подчиненный».

Видным критиком Маркса был Карл Поппер. Он, к примеру, пишет, что «Маркс не состоялся как пророк, причем по причине историзма (под историзмом автор понимает претензии открыть законы общества и на их базе предсказать будущее. - Э.Э.) как такового, по той простой причине, что даже если мы сегодня наблюдаем нечто, что производит на нас впечатление исторической закономерности или исторической тенденции, нам не дано знать, сохраним ли мы это понимание завтра».

Пророчества Маркса о том, что капитализм будет «уничтожен стремительно нищающим пролетариатом» не оправдались - появились средний класс и представительные органы власти, что отражало уже интересы не только буржуазии, но и всего общества в целом.

Под влиянием евро-американской традиции в конце XIX - начале XX веков в отечественной социально-политической науке появились новые представления об изучаемых понятиях.

Одним из заметных ученых либерального направления являлся Б.Н.Чичерин. Государство, по Чичерину, есть союз народа, как единое целое, управляемое верховной властью. Совокупность частных отношений в пределах государства и подчиняющихся ему как представителю интересов целого, но образующих однако свою самостоятельную сферу деятельности, и есть то, что называется обществом. Четыре начала Абсолютного, согласно концепции Чичерина, проявляются в общественно-политическом бытии как общее благо, свобода, закон и власть. Они составляют основу четырех союзов: семьи, гражданского общества, церкви и государства.

Будучи приверженцем гегелевской теории государства, Чичерин, однако, считал ее этатистной, антилиберальной, растворяющей личность в государстве.

Идеи полного отрицания государства и торжества самоорганизованного общества высказывались М.А.Бакуниным, П.А.Кропоткиным.

Выявив необходимость сокращения насильственных функций государства, П.Л.Лавров считал важным его укрепление.

Приверженцем теории естественного права был П.И.Новгородцев. Он считал, что существование любого политического организма должно быть связано нормами права, обязательными и для государства, и для граждан.

Таким образом, П.И.Новгородцев отказывается от утвердившейся со времен Токвиля в политической литературе мысли, что развитие государственных форм с неизменной и неотвратимой закономерностью приводит к демократизации, как одной из форм правового государства, фундаменту гражданского общества.

Новое «положительное» понимание свободы означало, по словам П.Новгородцева, «целый переворот понятий, который знаменует новую стадию в развитии правового государства». Что реально означало такой подход? Во-первых, возрастание роли государства в воздействии на экономику. Во-вторых, по выражению Л.Дюги, «умаление индивидуалистической доктрины и обязанность правителей применять «находящуюся в их распоряжении наибольшую силу для дела общественной взаимозависимости. Они должны не только воздерживаться; они должны действовать, и эта обязанность переводится в юридическую обязанность обеспечить обучение и гарантировать труд». В третьих, попытки «нравственного измерения» экономических процессов, основанные на стремлении ликвидировать нищету и неравенство, установить социальную справедливость.

В четвертых, определение основ социального реформирования общества, которое создало «второе поколение» прав человека - социально-экономических и культурных.

Таким образом, устанавливались новые параметры отношений между государством и личностью, связанные с обязанностью государства принимать меры, содействующие обеспечению «нового поколения» прав человека. Так возникает идея социального государства, которая получила широкое развитие и признание во второй половине XX в.

В ее основе лежат теории таких представителей позитивизма творивших на рубеже XIX и XX веков, как Г.Ф.Шершеневич, Н.М.Коркунов, М.М. Ковалевский, СА.Муромцев и др.

Г.В.Шершеневич много писал о таких основных признаках правового гражданского общества как: верховенство права и закона во всех сферах общественной жизни, гарантированность прав личности, взаимная ответственность государства и личности, разделение властей, то есть о том, что позволяет государственным органам успешно функционировать в демократической политической системе. Б.Н.Чичерин, П.Н.Новгородцев, Л.Петражицкий, Б.Кистяковский, С.Гессен смогли провести четкое разграничение между правом как общими принципами справедливости и правом как системой административных и правительственных распоряжений.

Таким образом, для этих либеральных ученых было неприемлемо верховенство политической власти над законом. Отсюда следует вывод, что рассматривалась идея права во взаимосвязи с важнейшей идеей русских западников XX в. - идеей личности.

Основы современного понимания гражданского общества заложили М. Вебер, П. Сорокин, С. Франк, А. Грамши и другие мыслители первой половины XX века.Идеологический последователь Маркса Антонио Грамши был сторонником теории Маркса об общественно-экономических формациях, трактуя современное ему общество как буржуазное, а государство - как инструмент прямого принуждения. Гражданское общество, по мнению Грамши, связано с идеологией, и эта связь осуществляется как непосредственно - через религию, философию, право, экономику, науку, искусство и т.д., так и опосредственно - через инструменты, создающие и распространяющие идеологию - церковь, систему образования, средства массовой информации и т.п. Определяя качества гражданского общества как противостоящие тоталитаризму, А Грамши считал, что «... на Востоке государство было всем, а гражданское общество пребывало в первородном, студнеобразном состоянии; на Западе между государством и гражданским обществом существовало верное соотношение и при дрожи государства сразу же обнаруживалась крепкая структура гражданского общества».

По мнению С.Франка, гражданское общество является таким общественным объединением, такой совокупностью общественных взаимоотношений и «молекулярно общественной связью», которые обеспечивают целостность всех элементов общества.

Траектория взаимодействия гражданского общества и государства многопланова. Она характеризуется изломами, резкими переходами от одной позиции к другой, диаметрально противоположной, в отношении главного вопроса: о соотношении государства и гражданского общества. Теоретический спор о взаимосвязи этих двух категорий отражает историю самого гражданского общества, насквозь пронизанного острыми конфликтами, кризисами - наконец, политическими революциями. Это неизменная составляющая гражданского общества выступает как самый действенный фактор интеграции общества, его «сплочения» с государством.

XX век стал временем беспримерной экспансии государства в сферы частной жизни граждан. Если даже оставить в стороне тоталитарные (крайние) формы этой экспансии, то нельзя не заметить, что она происходила практически по всему региону развитых стран. Сущностным содержанием этого процесса было переосмысление понятия гражданских прав. Гражданство (citisenship) наполнялось социальным содержанием, превращаясь в юридически закрепленное право гражданина на получение услуг - медицинской помощи, бесплатного образования, пенсий и т.д. - от государства. В 20-90-е годы XX века происходит переход от практических требований экономической и политической свободы личности к расширению свобод в сфере культуры, стилей жизни. Этот период характеризуется усилением таких факторов, как плюрализм идей, мнений, демократия, участие, гражданственность.

Этому этапу предшествовали предпринятые в последние годы XIX и в начале XX вв. реформы, основанные на поддержке избирательного права в парламент на принципах равенства, всеобщности и преимущественно пропорциональности, означали сущностный перелом в развитии парламентского строя, а также в формировании гражданского общества.

Возникло новое пространство совместных дискуссий в виде книг, газет, памфлетов, которые представляли тезисы, анализ, аргументы и контраргументы. В отличие от массового сознания общественное мнение формировалось как следствие общих действий, обмена мнениями, стремления участников этого обмена к выработке общих решений, выявлялись разногласия оценок. Стала развиваться идея, что политическая власть должна контролироваться и ограничиваться извне.

Если в начале XX столетия гражданское общество сыграло роль щита для государства, которому угрожала революция, то к концу века его мобилизация имела целью защитить свободу индивида от ставшей «чрезмерной» опеки государства.

90-е годы XX века, события после распада СССР, конец биполярного мира - это весьма специфический период, который пока не получил должного концептуального оформления в политической науке. С одной стороны, государство не только консолидировало, но и расширяло свои «завоевания» на поле деятельности гражданского общества (в том числе, и ради противостояния терроризму). С другой стороны, гражданское общество энергично вторгалось в пределы государства, навязывая ему институционализацию новых ценностей и норм.

Сохраняя внутреннюю диалектичность своих отношений, взаимосвязь «государство - гражданское общество» вышла на качественно новый уровень уже не симбиоза, а своего рода взаимного «прорастания».

Естественно, что это нашло свое отражение в различных попытках теоретического объяснения определяющих черт современного гражданского общества:

- субъектность граждан в политическом, социальном, экономическом и культурном измерениях;

- создание сети автономных общественных институтов и группировок, являющихся выражением добровольного соглашения граждан, их стремление к удовлетворению собственных интересов или саморазвитию (институциональный аспект);

- формирование среди членов гражданского общества прочных образцов поведения, главное место среди которых занимает чувство взаимоответственности, солидарности, взаимного уважения и доверия (нормативный аспект).

Большинство из авторов делает ударение на то, что действия гражданского общества в институционально-нормативной сфере должны сохранять свой автономный характер в отношении государственных институтов, однако, это не равнозначно противопоставлению самого гражданского общества государству. По мнению Джона Кина, отсутствие защитных, распределительных и посреднических функций государства может привести в стагнации и распаду гражданского общества, превращению его в своего рода гетто нового общественного неравенства и принуждения. В свою очередь, М.Бернхард обращает внимание на то, что общественное поле, в котором действуют субъекты гражданского общества должно быть гарантировано, как область действий, свободных от вмешательства государства.

Но в литературе по этой проблематике есть и примеры того, что полезность классической (в смысле либеральной) антиномии - гражданское общество - государство подвергается сомнению. Отмечается, напротив, что государство, как и гражданского общество, реализует идентичные цели, достигая их, однако, с помощью отличных средств и форм институционального действия. Согласно этой точке зрения, Ральф Дарендорф описывал гражданское общество как «творческий хаос, разнородность переплетающихся друг с другом ассоциаций, каждая из которых имеет собственные основы существования, а зачастую и собственные историю и специфические формы членства». Поэтому важным условием формирования гражданского общества является наличие в обществе развитой социальной структуры.

Представители коммунитаризма (течения в американской политической философии, возникшего в 80-е гг. ХХ в.), критикуя либералов утверждали, что практическое употребление теории крайнего индивидуализма или часто договорного характера общественных связей ведет к моральному хаосу, утрате чувства идентичности у членов данного сообщества и, в конце концов, приводит к утрате веры в силу и эффективность демократических институтов.

Они утверждали, что необходимы условием эффективного функционирования каждого гражданского сообщества является активное членство личности в различных формах практики (политика, искусство, наука, семейная жизнь).Основываясь на этом, Бенджамин Барбер предлагал в качестве средства преодоления слабости либеральной демократии собственную модель «сильной демократии», опирающейся на всеобщее и непосредственное участие ее членов в управлении или широких публичных дискуссиях.По мнению сторонников кейнсианства и патерналистского государства, развитие системы социальной защиты, социальных гарантий, образования и т.д. служит охране слабейших в экономическом и социальном отношении групп, одновременно давая им возможность развития гражданственности.

Определяя специфику современных моделей и концепций гражданского общества, отмечаем, что интерес к проблеме гражданского общества был утрачен на несколько десятилетий и понятие гражданского общества вновь оказалось в центре внимания политологов, социологов и других обществоведов в 70-80-е гг. XX столетия. Вторая жизнь идеи гражданского общества самым непосредственным образом связана с посткоммунистическим развитием стран Восточной Европы. Западные ученые ответили на эти события рядом работ на тему гражданского общества (А.Арато, Дж.Мигдал, П.Левис, Р.Саква, Э.Геллнер, Ф.Шмиттер, А.Селигман, РЛатнем и др.). К примеру, Селигман отмечает, что идеал гражданского общества сегодня более актуален в странах третьего мира или в бывших коммунистических государствах. А Э.Геллнер считает, что интерес к этой теме возвратился после краха коммунистической системы, т.к. именно ей не хватает гражданского общества. Т.Янсон, характеризуя отношения государства и гражданского общества, считает, что мы имеем дело с драматическим «треугольником»: государство находится наверху, а внизу, с одной стороны - местное самоуправление, муниципалитеты, относящиеся к общественной сфере и государству, с другой стороны (также внизу): - добровольные объединения. По мнению Дж.Коэна и А.Арато, гражданское общество представляет место, в котором сталкиваются интересы частной и общественной сфер, где инвалиды собираются, обмениваются мнениями, вместе обсуждают вопросы, представляющие общий интерес, и согласованно действуют, чтобы влиять на политическое общество и, косвенно, на процесс принятия политических решений (Cohen Jean and Arato Andrew. P. 564).     Так, в западной литературе интерес к этой идее связан с публикациями A.Arato «Civil Society Against the State» Felos. Spring, 1981;J.L. Cohen «Class and Civil Society. The Limit of Marxian Critical Theory». Oxford, 1982; L.A. Pekczynski «The State and Civil Society. Studies in Hegel's Political Philosophy». Cambridge, 1984 и др.

Ф.Шмиттер и А.Сунгуров основное внимание уделяют совокупности самоорганизованных групп посредников, которые существуют относительно независимо от органов государственной власти. При этом одновременно Ф.Шмиттер отмечает, что такие организации необходимы, но недостаточны для существования гражданского общества. К этому времени следует отнести развернувшиеся дискуссии по проблеме как организации общественной жизни, функционирования государственных институтов рынка, так и поведения личности, общества.

Сторонники либерально-консервативного направления, взяв за основу политические доктрины Д.Юма, А.Фергюсона, Дж.Локка и А.Смита, утверждали, что существующая структура и принципы этих отношений характеризуются чрезмерной регламентацией свободной деятельности личности со стороны государства; разрастанием правовой системы, являющейся орудием контроля активности граждан, и в результате, -исчезновением чувства индивидуальной ответственности и традиционных либеральных добродетелей, составляющих фундамент «свободного строя» (Ф. фон Хайек, М. Фридман, Дж.Кристал).

Эти идеи наиболее выразительное практическое воплощение получили в деятельности таких государственных руководителей, как М.Тэтчер и Р.Рейган.

Провозглашаемые фон Хайеком и представителями так называемой «Чикагской школы» (с профессором Милтоном Фридманом во главе) лозунги о таких идейно-моральных ценностях как свобода, частная собственность, соревнование стали составляющей тэтчеризма, рейганомики, теории «нового управления общественным сектором», теории «общественного выбора» и т.д.

Ставились под сомнение такие ценности как государство или общество. По мнению ведущего представителя американского либертаризма Мюррея Ротбарда, эти понятия являются лишь вербальными иллюзиями, метафорами, не обозначающими реальных предметов. «Государство - это ничто иное, как определенное объединение личностей, договорившихся между собой называться государством».Представители социал-демократического направления (Й. Шумпетер и др.), напротив, всегда признавали гражданское общество основой политики. Так, демократизация политической жизни должна начинаться с демократизации гражданского общества. Социал-демократы полагают, что государство, как гарант демократического управления, обязано участвовать в обеспечении функционирования гражданских институтов. Слабая сторона этой позиции, по справедливому замечанию американского исследователя И. Шапиро, заключается в том, что государственные институты в роли инструментов демократизации гражданского общества зачастую оказываются крайне неэффективными. Причины этого, в частности, в том, что государственные механизмы не всегда располагают необходимыми знаниями специфического контекста, а во-вторых, попытки регулирования гражданского общества со стороны государства нередко оборачиваются рождением бесполезных и дорогостоящих структур, более озабоченных собственным существованием.

Компромиссный вариант концепции гражданского общества предложили американские ученые в 90-х гг. XX в. (М. Уолзер, И. Шапиро и др.). Государству отводится посредническая роль. Его задача во взаимоотношениях с гражданским обществом - укрепление границ между ними. При этом государству не следует пытаться регулировать происходящее внутри сфер гражданского общества. Государство не должно влиять на структуру неравенства в экономической сфере.

Анализ европейской социально-политической мысли показывает, что демократические начала гражданского общества характеризуются следующими признаками:

- отстаивается естественное право человека на жизнь и свободную деятельность;

- признается равенство граждан в рамках единых для всех законов;

- в общественное сознание проникает идея социальной справедливости;

- отстаиваются демократические механизмы общественного управления, которые создавали бы гарантии равенства возможностей социально неравных субъектов;

- обосновывается положение разделения власти в целях преодоления абсолютизма и формирования правового государства.

Приведенный выше анализ генезиса идеи гражданского общества является необходимой предпосылкой для понимания современного содержания, выяснения сущности взаимоотношений человека, общества и государства.

На наш взгляд, наиболее обоснованным является такой подход к систематизации современных интерпретаций гражданского общества, который апеллирует к имеющимся содержательным различиям.

В качестве системообразующих признаков гражданского общества исследователи выделяют высокий уровень самоорганизации, особое качественное состояние общественных связей и социальных взаимодействий, свободное и добровольное участие в общественных делах, преобладание горизонтальных связей между людьми, независимость или автономия индивидов как субъектов общественной жизни, наличие реальных гражданских прав и свобод, самоосуществление человека как гражданина и т.д.

В рамках данного подхода выделяются следующие формулировки: гражданское общество-это «практическое поле действия очень автономных, негосударственных институтов» (П.Андерсон); «это - сфера спонтанного самопроявления свободных индивидов и добровольно сформировавшихся ассоциаций и организаций граждан, которая ограждена необходимыми законами от прямого вмешательства и произвольной регламентации деятельности этих граждан со стороны органов государственной власти» (А.Мигранян); «совокупность независимых, преследующих свои цели индивидов и их добровольных объединений» (Я.И.Кузьминов, О.О.Сухомлинова); «это своего рода социальное пространство, в котором люди связаны и взаимодействуют между собой в качестве независимых как друг от друга, так и от государства индивидов...» (К.С.Гаджиев); «общество граждан высокого социального, экономического, политического, культурного и морального статуса, создающих вместе с государством развитые правовые отношения» (И.И.Кравченко); общество свободных и обладающих всеми необходимыми правами граждан, добровольно участвующих в делах государства и способных защищать свои интересы вне и помимо государства (А.МЯковлев); «устойчивая система горизонтальных социальных связей, общественно-политических организаций и норм общественного поведения» (Ю.Красин, А.Галкин); в теоретико-аналитическом плане «понятие, обозначающее специфическую совокупность общественных коммуникаций и социальных связей, институтов и ценностей, главными субъектами которых являются: гражданин со своими гражданскими правами и гражданские (не политические и не государственные) организации: ассоциации, объединения, общественные движения и гражданские институты» (З.Т.Голенкова и др.); гражданское общество - это живая совокупность внутренне свободных (духовно, психически, ментально, эмоционально) творческих личностей, т.е. индивидуумов, руководствующихся некими высокими духовными и нравственными идеалами и способных самостоятельно «устраивать» свою личную жизнь» (А.Аринин, Т.Коваль).

Все эти определения гражданского общества, вместе взятые, дают, как нам представляется, научное понимание гражданского общества.

Как считает Ю.М.Резник, понятие «гражданское общество» «пассивно», оно не побуждает непосредственно людей к проявлению активности, и, следовательно, «нейтрально» к целям и результатам этой деятельности. Идея гражданского общества «активна», она оказывает прямое действие на сознание и поведение людей. Идея гражданского общества в отличие от понятия включает в себя концептуальное содержание. Оно представлено множеством различных подходов, концепций гражданского общества на всем протяжении его теоретического осмысления.

На рубеже XX и XXI в.в. познание гражданского общества обогащается и выходит за рамки его противостояния с государством. Становится очевидным, что данный феномен может быть рассмотрен не только в социально-политическом аспекте, но и с позиции его соотношения со всем миром формальных систем в рамках глобализации - всемирноисторического процесса, в который вливаются континентальные, региональные, этнические сообщества людей.

В современной политологии весьма устойчива точка зрения, что «наиболее существенными причинами, вызвавшими деструктуризацию демократии на современном этапе, стали именно такие явления, как глобализация, маркетизация общественных отношений, индивидуализация и раздробленность человеческого бытия, вызванная в свою очередь синергетическим воздействием этих и других элементов постмодерна (информатизация, торжество симулякров, неотрадиционализм и т.п.)».

О новых социально-политических реалиях, обусловленных постмодерном, пишут в своих работах У.Бек, З.Бжезинский, Ж.Бодрияйр, И.Валлерстайн, Л.Волков, В.Гельман, Р.Даль, А.Зиновьев, М.Ильин, А.Лейпхарт, Ж.Липовецки, Г.Маркузе, С.Ринген, А.Тоффлер, Ш.Эйзенштадт, КЛсперс и др.Но именно феномен глобализации стал предметом пристального внимания исследователей. Среди множества признаков глобализации отмечаются два признака, которые особенно выпукло характеризуют ее: растущая взаимосвязь наций и народов мира во всех сферах человеческой деятельности и образование транснациональных корпораций с завоеванием ими ключевых позиций во всемирной экономике.

Это, с одной стороны, имеет положительное воздействие на мировое сообщество, ибо техногенная цивилизация вбирает достижения научного и технического разума человечества. С другой стороны, глобализация, техногенная цивилизация разрушают вековые национальные культуры и цивилизации, традиции, нормы и идеалы многих народов и стран.

Существуют различные трактовки анализа прогнозируемых социальных последствий глобализации, в том числе и в плане возможных трансформаций гражданского общества. В этой связи обратим внимание на появление в научном лексиконе нового термина «глобальное гражданское общество». Данное понятие впервые ввел в оборот американский политолог Х.Булл. По его мнению, это общество является глобальным по двум главным причинам. Во-первых, потому, что оно соткано из транснациональных связей. Во-вторых, потому, что среди членов глобального гражданского общества набирает силу мышление нового типа - глобальное мышление. Иначе говоря, все больше людей начинают понимать объективные интересы мирового сообщества как единого целого, в основе которых лежит их общий интерес - выжить перед лицом глобальных проблем - социальных, экономических, экологических, технологических, культурных и др.

Согласно Р.Дарендорфу, становление глобального гражданского общества «уже идет», что находит воплощение в деятельности неправительственных организаций (НО), в их стремлении к справедливости в мировом масштабе. Чтобы защититься от пропагандируемых через эфир, кино- и телеэкран современных идеалов, противоречащих азбучным правам человека, народы ищут спасения в антиглобализме.

Да и само понятие «глобализация» стало оформляться в некие более или менее четкие представления в сознании жителей планеты, в связи с так называемыми антиглобалистами, представителями многочисленных сообществ, которые строятся по единству и близости интересов их участников и «приводят к резкому снижению вертикальных связей в политике, экономике и культуре». Начиная с 1999года, когда в Сиэтле прошла манифестация противников глобализации, ни одно заседание таких наднациональных учреждений как ВТО, МВФ, ВБ, Всемирный (Давосский) экономический форум, «большая восьмерка» и т.д., не обходилось без массовых шествий и митингов протеста. Иначе говоря, в той мере, в какой перечисленные агентства глобализации воплощают становление всемирной Власти, ее активно протестующих противников следует рассматривать как прообраз столь же глобального гражданского общества.

Таким образом, глобальное гражданское общество - сфера идей, ценностей, институтов, организаций, сетей и граждан, расположенная между семьей, государством и рынком, действующая вне национальных обществ, политик и экономик.

Возникновение и распространение концепции глобального гражданского общества в 1990-х годах вызвано к жизни тремя причинами:

- возрождением концепции гражданского общества, особенно в центральной Европе;

- осознанием хрупкости мировой системы, созданным экологическими движениями и движениями за мир;

- широким распространением мнения, что с распадом коммунистической системы мир получает новый мировой порядок.

Транснациональные корпорации (ТНК) наряду с глобальным гражданским обществом и входящими в него организациями и движениями составляют субъекты глобализации, которые вступают в довольно сложные и противоречивые отношения между собой.

К такого рода заключению все решительней склоняются, например, авторитетные исследователи Лондонской школы экономики (ЛШЭ) во главе с Э.Гидденсом, приступившие к изданию ежегодника «Глобальное гражданское общество».

Призрак «нового тоталитаризма» - безраздельной гегемонии транснационального капитала - заставляет ряд современных исследователей обратиться к проблеме перераспределения власти между государством и институтами гражданского общества. Так, например, Э. Гидденс и У. Бек -теоретики постиндустриального общества и разработчики концепции «общества риска», считают, что в условиях глобализации центр тяжести в управлении социумом должен переместиться от традиционных политических институтов к индивидуально-демократическим, обеспечивающим баланс интересов общества и государства через прямое демократическое участие.

Общество должно занять более активную позицию в этих процессах через требование последовательного соблюдения гражданских прав, подлинной свободы СМИ, развитие социально-политического участия населения в политическом процессе. Политика по выявлению рисков, определению степени их опасности и механизмов их устранения должна быть поставлена под гражданский контроль. Для этого необходимо выработать глобальное видение риска, связанное с новым пониманием задач и функций гражданского общества. Движение антиглобалистов, которое выступает с программой, альтернативной неолиберальной модели глобализации. Другое его название – «альтерглобалистское движение» - более адекватно передает его основную цель: антиглобалисты - не противники глобализации, ибо это объективный исторический процесс, они - за глобализацию, но не в духе неолиберализма, а за глобализацию «снизу», то есть в интересах мировой демократии.

На наш взгляд, в мировоззрении альтерглобалистов получила отражение идея глобального гражданского общества как модели всемирной демократической организации и концепции интернационального сопротивления «новому тоталитаризму ТНК».

Идейно-теоретическая база самого движения находится в стадии активного формирования. Ее разработкой занимаются многие научные центры, университетские профессора, эксперты и аналитики неправительственных организаций, нацеленные на поиск альтернативных моделей развития современного мира. Среди идеологов антиглобализма -П.Боде, Маркое, С.Джордж, Н.Клейн, Д.Бэкон, А.Самир, Э.Туссен, Н.Чомский, В.Шива, К.Ллойд, К.Харман, Л.Ларуш. Т.Кларк, А.Бузгалин, Б.Кагарлицкий и др. Центральное место в их исследованиях занимает анализ противоречий глобализации, поиск альтернативных моделей развития современного мира.

В организационно-политическом плане альтерглобалистское движение представляет собой своеобразный прообраз устройства гражданского общества нового типа. К его основным чертам можно отнести следующие:

- Сетевой принцип построения; неиерархичность, децентрализация, преимущественно горизонтальная и функциональная кооперация участников.

- Полицентризм. Практически любой участник движения может выступать в качестве информирующего источника и координатора движения как на глобальном, так и на локальном уровне, что обеспечивает механизм самоорганизации сети.

- Гибкость, высокий динамизм, изменчивость конфигурации. Общественные объединения легко и быстро формируются для реализации конкретных акций и столь же быстро расформировываются.

- Открытость сети для «входа» и «выхода».

- Общедоступность ресурсов сети.

- Равноправие участников сети, независимо от их роли, масштаба и ресурса.

Названные черты - это то новое, что вносит альтерглобалистское движение в модель организации глобального гражданского общества. Наша цель заключалась в том, чтобы показать, какие новые формы гражданского общества рождает противоречивый процесс глобализации и какие новые задачи стоят перед гражданским обществом в эпоху усиления власти транснационального капитала и всеобщей маркетизации.

Рассмотренные аспекты глобализации и особенности движения за «демократизацию снизу» имеют непосредственное отношение - и к российским реалиям. Граждане России в последние годы смогли обнаружить не только позитивные стороны глобализации, но и жесткость, и бездушие политики олигархического капитала, выполняющего роль компрадорского капитала по отношению ко всемогущим институтам ТНК. Поэтому сегодня для россиян вопрос о формировании зрелого гражданского общества приобретает дополнительный смысл, связанный с активизацией участия в движении солидарности с противниками «нового мирового порядка».

Таким образом, налицо взаимодействие (небезконфликтное) между глобальным гражданским обществом и так называемыми формальными системами, как, например, бизнес. Но на другом полюсе по отношению к сфере формальной рациональности находится мир повседневности с его спонтанными и зачастую иррациональными формами самоорганизации.По мнению Р.М.Нугаева и М.А.Нугаева, гражданское общество формируется «снизу», спонтанно, как результат раскрепощения индивидов, превращения их в свободных граждан - собственников, которые обладают чувством собственного достоинства и готовы взять на себя хозяйственную и политическую ответственность за свои действия.

Во всех сферах жизнедеятельности человеческого сообщества гражданское общество воплощается в трех основных формах:

- свободная самодеятельность граждан;

- добровольные объединения граждан в разнообразные негосударственные организации;

- негосударственные общественные отношения - семейные, экономические, политические, социальные, духовные, культурные, религиозные и другие. Все они направлены на обеспечение условий для наиболее полного удовлетворения многообразных интересов и потребностей членов общества.

Прежде чем гражданское общество в мировом цивилизационном процессе превратилось в мощную самоорганизующуюся общественную структуру, оно прошло долгий путь исторического развития. Схематически этот процесс можно отобразить следующим образом:

община социальные образования (сословие, социальная группа, класс) «общество как совокупность граждан страны» мировое сообщество граждан.

Каковы же главные принципы формирования гражданского общества? Выделим их из всего множества составляющих:

- Основополагающим началом является неотъемлемое право конкретного человека, индивида на личную свободу, самореализацию,

- Принцип достаточности при определении общества как гражданского; суть его состоит в существовании правового механизма взаимодействия структур гражданского общества и государственных структур, развитой политической системы.

В современной политологии гражданское общество рассматривается как сложная, многоуровневая система невластных связей и структур. Оно включает в себя всю совокупность межличностных отношений, которые развиваются вне рамок и вмешательства государства.

Первый уровень межличностных отношений в гражданском обществе - это базовые (первичные) потребности в пище, одежде, жилье и т.д., обеспечивающие жизнедеятельность индивидов, они удовлетворяются благодаря производственным отношениям. Эти потребности реализуются через такие общественные институты, как профессиональные, потребительские и иные объединения и ассоциации (например, частные предприятия, акционерные общества, профессиональные объединения врачей, преподавателей, строителей и др.).

Второй уровень межличностных взаимосвязей составляют потребности в продолжении жизни, здоровье, воспитании детей, духовно-культурном совершенствовании, религиозной вере, информации, общении и т.д. Они образуют комплекс социокультурных отношений, включающий религиозные, семейно-брачные, этнические и иные формы взаимодействий. Потребности этого уровня реализуются через такие институты, как семья, церковь, образовательные, научные учреждения, творческие, спортивные союзы, СМИ, учреждения культуры и др.

Высший, третий уровень - это потребность в политическом участии. Межличностные отношения связаны с индивидуальным выбором на основе политических предпочтений и ценностных ориентации. Данный уровень предполагает сформированность у индивида конкретных политических позиций, Политические предпочтения индивидов и групп реализуются с помощью политических партий, движений, групп интересов, групп давления и т.д.

Современное гражданское общество различных стран мира состоит из огромного числа самостоятельно действующих групп людей, имеющих различную направленность. Гражданское общество включает добровольные ассоциации граждан, творческие и корпоративные объединения, религиозные, общественные организации и союзы, которые отражают разнообразные социальные, групповые интересы. Эти организации и объединения имеют собственные механизмы саморегуляции и самоуправления, позволяющие им функционировать без вмешательства государства. Гражданское общество способствует самодеятельности граждан, реализации творческого потенциала личности, так как только свободный человек может созидать, экспериментировать, творить.

Рассматривая структуру гражданского общества, выделяют три его основные сферы: экономическую, социально-политическую и духовную.

В экономической сфере структурными элементами гражданского общества являются: индивидуальные формы экономической активности; коллективные хозяйства, кооперативы, частные предприятия и акционерные общества (промышленные, торговые, финансовые и др.); отраслевые союзы и ассоциации (союзы нефтяников, газовиков, промышленников и предпринимателей, ассоциация российских банков и др.). Иными словами, это все формы и виды предприятий и организаций, которые созданы гражданами в области хозяйственно-экономической деятельности на основе добровольного объединения, по собственной инициативе, без участия государства. Исключение составляют государственные унитарные предприятия. Отношения конкуренции, баланса и интеграции интересов устанавливаются на основе действия законов свободной рыночной экономики.

Социально-политическая сфера гражданского общества включает в себя: различные формы общественно-политической активности граждан (митинги, собрания, демонстрации); общественные, политические организации и движения (профсоюзы, общества для оказания содействия социально незащищенным и малообеспеченным слоям населения, партии и др.); органы общественного (местного) самоуправления; негосударственные средства массовой информации. Ее традиционными элементами являются: семья, социальные группы и общности. В этой сфере реализуются такие важные функции гражданского общества, как формирование и выражение общественного мнения, выработка общепринятых норм и ценностей, разрешение социальных конфликтов без вмешательства государства, самоорганизация социальных общностей, оказание взаимопомощи на основе солидарности граждан.

Духовная сфера гражданского общества непосредственно связана с нравственно-духовным развитием людей, их научным и художественным творчеством, культурой. В этой сфере к элементам гражданского общества следует отнести наличие таких важнейших прав и свобод как свобода совести и слова. Их реализация выражается, прежде всего, в творческой самодеятельности и саморазвитии отдельных людей, их реальной возможности развивать собственные идеи и концепции, публично высказывать свое мнение и отстаивать свои убеждения. Эта сфера включает также деятельность самостоятельных и независимых от политической власти и чрезмерного контроля со стороны государственных органов творческих, научных, культурных, духовных, образовательных и других организаций, объединений, союзов, ассоциаций, сообществ (например, союзы писателей, художников, композиторов; научные сообщества; культурные и просветительские организации; негосударственные образовательные учреждения; церковь, религиозные организации и духовные движения).

Такова структура гражданского общества, рассматриваемая в соответствии с основными сферами общественной жизни. Однако необходимо обратить внимание на два важных обстоятельства, которые тесно связаны друг с другом. Во-первых, хотя структура гражданского общества несет на себе отпечаток основных сфер деятельности людей и существующего социально-классового деления общества, сама по себе она складывается в результате взаимодействия свободных (суверенных, автономных) субъектов гражданского общества. Гражданское общество основано на балансе их интересов, поэтому первостепенное значение при характеристике его структуры принадлежит функциональному анализу, который в состоянии раскрыть указанный характер объединения людей в сообщества, характер их членства в такой специфической человеческой общности как гражданское общество. Исходя из вышеизложенного, необходимо указать на второе важное обстоятельство. Структура гражданского общества имеет по преимуществу горизонтальный характер. В отличие от государства, в нем преобладают не вертикальные связи (подчиненности), а горизонтальные. В гражданском обществе складываются отношения (конкуренции, противоборства, а также солидарности, сотрудничества) между свободными и юридически равноправными партнерами. Организации гражданского общества возникают в результате свободного волеизъявления и добровольного согласия (договора) равных субъектов (партнеров, контрагентов), являются самоорганизующимися и самоуправляемыми. Вертикальные связи при этом не исключаются (например, при объединении нескольких сходных по целям региональных организаций в более крупную структуру с образованием руководящего центрального органа), но горизонтальные связи являются основополагающими и безусловно доминируют.

Таким образом, можно сделать вывод, что гражданское общество только тогда достигает своей зрелости, а следовательно, и социальной действенности, когда приобретает системный характер. Данная системность носит не субординационный, а координационный характер. Здесь все социальные общности (организованные по интересам группы) не соподчинены друг другу, а взаимодействуют в соответствии с принятыми межгрупповыми социальными группами.

К сказанному следует добавить, что наличие в обществе развитой социальной структуры, отражающей разнообразие интересов различных классов, социальных слоев и групп населения, дает человек больше возможностей для реализации его личных прав и свобод. Историческая практика свидетельствует, что «неразвитость социальной структуры является социальной базой для возникновения и существования диктаторских, тоталитарных и авторитарных режимов». И, наоборот - развитость социальной структуры - важная предпосылка формирования правового гражданского общества, в котором государственная власть и граждане подчинены нормам права.

Вот почему первой качественной характеристикой гражданского общества является его правовой характер. Исходным критерием гражданского общества являются интересы, права и свободы личности. Свобода и справедливость представляют собой в условиях гражданского общества социальный фактор, упорядочивающий деятельность людей, коллективов и организаций.

Гражданское общество не может функционировать без создаваемых и охраняемых государством стабильных правовых норм. Так, к основным личным правам и свободам граждан относятся: защита своей чести и достоинства; право на определение и указание своей национальной принадлежности; право на личную и семейную тайну; право на жизнь; право на свободу совести; неприкосновенность жилища, неприкосновенность личной жизни граждан, тайна переписки; право на судебную защиту, право на обжалование действий должностных лиц, органов государственной власти; право на свободное передвижение и выбор места пребывания и жительства; право на свободный выбор языка общения; право на информацию и др.

Вторая качественная характеристика гражданского общества носит функциональный характер. Она связана с тем, что основой функционирования гражданского общества является не просто создание определенного пространства для реализации частных интересов, но и достижение высокого уровня самоорганизации и саморегуляции общества.

И, наконец, к ценностям современного (постиндустриального) гражданского общества относится обеспечение оптимального, гармоничного сочетания частных и общественных интересов, другими словами, частного и публичного начал. Когда эти начала не состыкуются, возникают те самые разрывы между гражданским обществом и государством.

Согласен с выводом Ю.Красина: «Алгоритм взаимодействия гражданского общества и государства - антиномичное противоречие «оппозиция - сотрудничество». На наш взгляд, публичная сфера как арена широкого общественного дискурса позволяет артикулировать все многообразие существующих в обществе интересов.

Таким образом, с учетом всех этих характеристик, гражданское общество можно определить, как основанную на самоорганизации систему социально-экономических и политических отношений, функционирующую в правовом режиме социальной справедливости, свободы, удовлетворения материальных и духовных потребностей человека как высшей ценности гражданского общества.

 

АВТОР: Эмиров Э.Д.