26.02.2011 4399

Состояние коррупционных отношений в современном российском обществе (статья)

 

Оценка состояния любого социального явления предполагает, как минимум, его количественный и качественный анализ. Причем такой анализ позволяет не только зафиксировать сегодняшнее состояние объекта исследования, но и сделать некоторые прогнозы.

В дореформенный период в России оценка различных негативных социальных явлений либо вообще не осуществлялась, либо была очень избирательной и часто закрытой. Объяснялось это несколькими причинами. Во-первых, в тот период господствовала идеология, согласно которой в странах социализма не существует постоянных и устойчивых причин для таких негативных явлений как преступность. Поэтому нет необходимости систематически заниматься глубоким анализом этих явлений. Во-вторых, официальная статистика, в том числе, преступности была направлена не на выявление тех или иных негативных процессов, а на подтверждение неуклонного роста благосостояния населения, улучшения условий жизни, сокращения преступных проявлений и т.п. В третьих, серьезные социологические исследования стали проводиться только в 80-х гг. и часто оставались закрытыми, так как не всегда подтверждали тенденции, вписывающиеся в официальную парадигму.

Ситуация принципиально изменилась в 90-х годах ХХ столетия, когда страна стала более открытой, появились свободные и независимые субъекты в хозяйственной, политической, научной сферах. Россия стала объектом исследований не только внутренних социологических структур, но и внешних аналитических организаций.

Применительно к коррупции, следует отметить, что исследования масштабов этого явления оценить достаточно трудно. Это связано с тем, что коррупцию всегда пытаются скрыть, она практически не поддается официальному статистическому учету. Следует также отметить, что многие виды коррупционных отношений не связаны напрямую с выплатой денежных вознаграждений. Поэтому, чтобы получить сравнительные данные о степени развития коррупции, чаще всего используют социологические опросы и экспертные оценки.

Сегодня о масштабах коррупции в России можно судить по результатам самых различных исследований.

В настоящее время весьма интересной и достаточно надежной является оценка коррупции, которая рассчитывается международной организацией «Transparency International».

По словам директора российского отделения «Transparency International» Е.Панфиловой, индекс восприятия коррупции (Corruption Perceptions Index – CPI) рассчитывается их организацией уже с 1995 г. Впервые в России результаты этих исследований стали доступными в 1999 году. Из них, в частности следовало, что в различных странах мира наиболее коррумпированными являются сферы общественной деятельности, перечисленные в таблице 1. С некоторыми оговорками список можно применить и к современной российской экономике.

Раз в четыре года «Transparency International» рассчитывает индекс восприятия коррупции. Эти расчеты публикуются в Интернете и в различных международных изданиях. Расчеты, которые производит «Transparency International», касаются разных стран мира. Поскольку эта организация работает в режиме мониторинга, она имеет базу индексов на каждый год.

Таблица 1

Отрасли, которые наиболее подвержены коррупции

Государственные строительные проекты/строительная индустрия

1,3

Вооружение и оборона

1,9

Нефть и газ

2,7

Недвижимость / собственность

3,5

Телекоммуникации

3,7

Энергетика

3,7

Горная промышленность

4,0

Транспорт / хранение

4,3

Фармацевтика \ медицинская промышленность

4,3

Тяжелая промышленность

4,5

Банки и финансы

4,7

Гражданская авиация

4,9

Лесничество

5,1

Информационные технологии

5,1

Рыбный промысел

5,9

Легкая промышленность

5,9

Сельское хозяйство

5,9

 

Для расчета таких индексов «Transparency International» интегрирует данные научных исследований, проводимых по разным странам отдельными экономистами и организациями за 3 года, предшествующие расчету сводного индекса. Эти исследования, в свою очередь, сравнивают с даваемые предпринимателями и аналитиками субъективными оценками степени коррумпированности разных стран. Обобщая данные, каждая страна получает оценку по 10-балльной шкале, где 10 баллов означают отсутствие коррупции (наиболее высокую «прозрачность» экономики), а 0 баллов – самую высокую степень коррупции (минимальную «прозрачность»).

Мы позволим себе сослаться на результаты этих исследований с 1995 г. по 2003 г., приведенные в коллективной монографии «Повседневная теневая экономика и экономическая ментальность в современной России».

На данный момент было опубликовано три крупных обзора индексов восприятия коррупции (1995, 1999 и 2003 гг.). База используемых «Transparency International» данных постоянно растет: если в 1995 г. CPI был рассчитан для 41 страну мира, то в 2003 г. – уже для 133. Индекс восприятия коррупции 2003 г. обобщал результаты 17 исследований общественного мнения, проведенных 13 независимыми организациями, причем в итоговый список включили только те страны, которые были охвачены как минимум тремя исследованиями.

Исследования «Transparency International» показывают сильную дифференциацию стран мира по степени развития коррупции (табл. 2).

Вполне закономерно, что бедность и коррупция идут «рука об руку». Наиболее высококоррумпированные страны – это, прежде всего, развивающиеся страны с низким уровнем жизни. Постсоциалистические страны имеют несколько лучшие оценки, но и здесь коррупция довольно высока. Однако богатство само по себе не гарантирует свободы от коррупции. Германия и США имеют примерно тот же балл, что и намного более бедная Ирландия; Франция оказалась хуже Чили, Италия – хуже Ботсваны.

Дифференциация внутри групп стран с примерно одинаковым уровнем жизни сильно зависит от национальной хозяйственной культуры и от политики правительства. Так, для стран с конфуцианской культурой (Китай, Япония, Сингапур, Тайвань), где с глубокой древности честный и мудрый чиновник считался культовой фигурой, индексы коррупции заметно ниже, чем, например, для стран Южной Азии (Индия, Пакистан, Бангладеш), в которых нет традиции уважения управленческого труда.

Таблица 2

Индексы восприятия коррупции за 1995-2003 гг.

СТРАНЫ

Индекс восприятия коррупции

1995

1999

2003

1

2

3

4

Высокоразвитые страны

Финляндия

9,1

9,8

9,7

Дания

9,3

10,0

9,5

Швеция

8,9

9,4

9,3

Канада

8,9

9,2

8,7

Великобритания

8,6

8,6

8,7

Германия

8,1

8,0

7,7

Ирландия

8,6

7,7

7,5

США

7,8

7,5

7,5

Япония

6,7

6,0

7,0

Франция

7,0

6,6

6,9

Испания

4,4

6,6

6,9

Италия

3,0

4,7

5,3

Развивающиеся страны

Сингапур

9,3

9,1

9,4

Гонконг

7,1

7,7

8,0

Чили

7,9

6,9

7,4

Ботсвана

 

6,1

5,7

Тайвань

5,1

5,6

5,7

Ю. Корея

5,6

3,8

4,3

Бразилия

2,7

4,1

3,9

Мексика

3,2

3,4

3,6

Египет

 

3,3

3,3

Индия

2,8

2,9

2,8

Аргентина

5,2

3,0

2,5

Индонезия

1,9

1,7

1,9

Кения

 

2,0

1,9

Нигерия

 

1,6

1,4

Страны с переходной экономикой

Словения

 

6,0

5,9

Эстония

 

5,7

5,5

Венгрия

4,1

5,2

4,8

Белорусь

 

3,4

4,2

Чехия

 

4,6

3,9

Польша

 

4,2

3,6

Китай

2,2

3,4

3,4

Армения

 

2,5

3,0

Россия

 

2,4

2,7

Узбекистан

 

1,8

2,4

Украина

 

2,6

2,3

Азербайджан

 

1,7

1,8

Грузия

 

2,3

1,8

 

Данные «Transparency International» за 2005 год свидетельствуют о том, что Россия в рейтинге коррумпированности госаппарата заняла 126 место из 159 возможных, разделив его с Албанией, Нигером и Сьерра-Леоне.

На основе приведенного выше рейтинга можно сделать предварительный вывод о том, что коррупция обычно выше в бедных странах и ниже в богатых, а также коррупция в странах западноевропейской цивилизации ниже, чем в других государствах. Согласно этим выводам российский индекс восприятия коррупции (Corruption Perceptions Index – CPI) в 2003 году составлял 2,7. Это свидетельствует об очень высоком уровне коррумпированности российского общества. И не удивительно, для этого есть все основания. Несмотря на высокий экономический потенциал Российской Федерации, в стране очень сильна социально-экономическая дифференциация общества. Удельный вес людей, живущих за, так называемой, «чертой бедности» достигает 30 процентов. Кроме того, ментальность российского населения очень далека от западноевропейской, о чем подробно будет идти речь в следующем разделе данной работы.

Интересны данные исследований, которые уже не первый год проводят эксперты Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) и Всемирного банка (ВБ). В совместном докладе этих организаций «Transition report 200» говорится, что средняя частота взяток в России возросла с 38,72 процента до 39,30 процентов. Какие именно российские чиновники стали чаще вступать в коррупционные отношения, в докладе не говорится. Но есть общие данные по СНГ: чаще всего взятки получают налоговые инспектора (21% респендентов отметили эту категория государственных служащих), судьи и сотрудники правоохранительных органов (16,2%), пожарные и строительные инспектора (13,9%), чиновники, распределяющие государственные контракты (13,4%), и таможенники (12,5%).

Эти цифры похожи на правду, так как аналогичные выводы следуют и из внутренних частных исследований. Вот как описывает ситуацию, например, в российской судебной системе юрист М.Черниговский: «Судебную систему разлагает коррупция. Не все, но многие судьи брали взятки и в самом начале реформы. Но именно в последние годы, несмотря на то, что официальная зарплата судей растет темпами, намного опережающими инфляцию, коррупция приобрела всеохватный масштаб. Наиболее явным проявлением коррупции является такой экономический феномен, как рейдеры - профессиональные захватчики чужой собственности, главным образом бизнеса или коммерческой недвижимости жертвы, через правовые процедуры. С формальной точки зрения в большинстве случаев рейдеры действуют вполне легально. Часто они предъявляют судебные акты, определения об обеспечении иска, судебные решения, определения и постановления вышестоящих инстанций. Сами акты могут быть абсолютно незаконными, однако к самим рейдерам претензий быть не может, претензии следовало бы предъявить судьям, вынесшим откровенно неправосудное решение. Причем если раньше коррупция охватывала лишь суды первой инстанции и поэтому существовала надежда, что вышестоящие суды исправят решение, вынесенное за взятку, то сейчас коррупция приобрела системный характер. Системный характер коррупции стал возможным благодаря деятельности крупных инвестиционно-банковских и финансово-промышленных групп, внедривших в арбитражные суды всех уровней, вплоть до Высшего арбитражного суда, своих представителей. Интересно, что такие выдвиженцы порой ни дня не проработали судьями до своего назначения, не имеют ни достаточного опыта, ни академических заслуг в юриспруденции, чтобы занять столь высокую кафедру. И, тем не менее, благодаря мощным лоббистским усилиям эти люди проталкиваются в высшую судебную инстанцию по экономическим спорам. Цель очевидна - обеспечить закрепление неправосудных решений в пользу определенных олигархических структур. Серьезная проблема - прямая зависимость судей от «вертикали власти», т. е. фактическое возрождение «позвоночного права». Решение осудить того или иного предпринимателя принимается не в совещательной комнате суда, а совсем в других кабинетах».

То же самое отмечает в одном из своих интервью судья Конституционного суда в отставке Т. Морщакова: «Коррупция в судебной сфере – это не только передача (адвокатами – авт.) взяток. Это любое незаконное влияние, а основной источник влияния на судей сегодня – власть».

Такие же выводы делают ученые из Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, которые отмечают очень высокий уровень коррупции в судах общей юрисдикции и арбитражных, что связано с рассмотрением большого числа дел экономического характера, где представлены интересы бизнеса.

Из доклада ЕБРР и ВБ следует, что рост коррупции в России происходит главным образом за счет одного вида взяток – так называемых откатов (в докладе – kickbacks) при получении государственных заказов. Доля откатов в общей стоимости госзаказов за последний год выросла с 1.51% до 1,99%. При этом доля остальных взяток в годовых продажах российских компаний снизилась – с 1,43 до 1,07%.

Исследование масштабов и структуры коррупционных отношений проводятся и в рамках различных ведомств. Особенно это характерно для таких организаций, где предмет деятельности сотрудников способствует коррупции. Например, в российских таможенных органах эта проблема чрезвычайно актуальна. В этом ведомстве уже не первый год проводится специальная работа по выявлению коррупционеров и борьбе с этим явлением. Статистические данные о результатах борьбы с коррупцией в таможенных органах начиная с 1997 по 2002 годы приведены в табл. 3.

В МВД России также давно и серьезно ведется работа по выявлению и пресечению коррупционных отношений. Во-первых, собирается и анализируется специальная статистика. Как таковой цифры, говорящей обо всех фактах коррупции, нет. Но есть косвенные показатели: преступления экономической направленности, которые за последние годы систематически растут на 5-8 процентов в год и составляют порядка 350-400 тыс. в год, из них примерно 30-35 процентов – это тяжкие и особо тяжкие преступления.

Наиболее значимое место в структуре выявленных экономических преступлений занимают следующие криминальные сегменты:

- преступления против собственности – выявлено 104 596 (+6,5%);

- преступления в сфере экономической деятельности – выявлено 48564 (+34,7%);

- преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях – выявлено 5135 (–11,9%);

Таблица 3

Статистические данные о результатах борьбы с коррупцией в таможенных органах

Год

1997

1998

1999

2000

2001

2002

1. Борьба с проникновением преступных элементов в таможенную среду

Проверено кандидатов на службу в таможенные органы:

10685

6910

3228

4342

9760

11900

из них отведено по негативным обстоятельствам

1066

586

333

301

389

380

в т.ч. как внедряемых криминальными структурами

83

35

18

41

70

61

2. Профилактика коррупции, обеспечение чистоты рядов сотрудников

Выявлено фактов участия сотрудников в предпринимательской деятельности и оказания содействия участникам ВЭД в нарушениях таможенных правил

160

95

182

178

236

201

Проведено служебных проверок

 

 

 

 

1003

1021

Уволено сотрудников за должностные проступки без состава преступления

268

151

186

78

141

100

Наказано сотрудников в дисциплинарном порядке

 

224

244

71

883

785

Ротировано

 

 

 

 

52

37

3. Пресечение преступлений против интересов государственной службы

Возбуждено уголовных дел, всего

130

156

179

194

212

243

из них в отношении взяткодателей

-

2

3

8

17

27

в т.ч. по материалам подразделений собственной безопасности или совместным,

56

91

121

165

170

196

что составляет, %

43%

58%

68%

85%

80%

81%

Проходит лиц по уголовным делам, всего

189

249

256

284

271

303

возбуждено по материалам служб безопасности

82

168

182

247

217

256

Осуждено сотрудников и взаткодателей

54

54

58

70

81

84

 

– преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления – выявлено 28985 (+18,0%).

Особо отметим, что количество фактов взяточничества, выявленных за 11 месяцев 2004 г., составило 8510, что на 19,2% выше аналогичных преступлений прошлого года. Этот показатель свидетельствует о постоянном росте коррупционной преступности на территории Российской Федерации. К сожалению, сегодня судом наказывается только каждый десятый взяточник.

Сегодня в России немало негосударственных научно-исследовательских центров и фондов, которые изучают и публикуют данные о различных явлениях, имеющих место в российском обществе. Так, исследовательский фонд «Индем», возглавляемый Г. Сатаровым бывшим советником Президента Российской Федерации Ельцина Б.Н., дает не только проценты, но и абсолютные цифры (табл. 4).

Таблица 4

Объем коррупционного рынка в России (млн. долларов)

Рынок коррупции

2001 г.

 

2005 г.

 

Сдвиг (%)

 

Автоинспекция

368,4

183,3

-50,2

Милиция

29,9

29,6

-1,2

Суды

274,5

209,5

-23,7

Обслуживание жилья

22,7

15,6

-31,2

Оформление жилья

123,0

298,6

142,7

Приобретение земли

20,1

84,4

320,1

Занятость на рынке труда

56,2

143,4

155,3

Призыв на военную службу

12,7

353,6

2693,0

ВУЗы

449,4

583,4

29,8

Школа

70,1

92,4

31,8

 

В целом ущерб от коррупционных преступлений экспертами Фонда ИНДЕМ оценивается в пределах $36 млрд. год; из них $16 млрд. – прямой ущерб, т.е. общая сумма взяток чиновникам. Средняя российская компания в год платит чиновникам до 130 тыс. долларов. Это равнозначно половине бюджета Российской Федерации. Средняя взятка, отнесенная к величине прожиточного минимума в 2001 г. была 1,21, а в 2005 г. – 1.17.

Коррупция в высших эшелонах государственного управления стала проявляться в таких уродливых и общественно опасных формах как, например, купля-продажа министерских «портфелей» (их «цена» составляет от 2-х до 6 млн. долларов).

Начиная с 2001 года «климат» для субъектов предпринимательской деятельности в России изучает Центр экономических и финансовых исследований и разработок. Ежегодно специалисты этой организации опрашивают 2000 руководителей малых предприятий из 20 регионов Российской Федерации. В основной массе это фирмы, где работает не более 10 человек. Опросы первых лет показали, что административная реформа серьезно помогла малым предприятиям преодолевать сопротивление чиновников. Это продолжалось вплоть до 2004 года. Однако, начиная с 2005 года, административная реформа стала «пробуксовывать» и это сразу сказалось на ухудшении предпринимательского «климата». Наглядным примером этого являются данные, приведенные в табл. 5. Больше всего предпринимателей беспокоит растущий уровень коррупции и нестабильность законодательства. А с самыми большими сложностями они сталкиваются, оформляя покупку и аренду земли и помещений. В этой сфере требования со стороны госорганов ужесточились, а чиновники не заключают договоры без взяток.

Таблица 5

Общая оценка предпринимательского климата

 

 

2001г.

 

2002г.

 

2003г.

 

2004г.

Частые изменения в законодательстве

-

-

-

2,99

Экономическая нестабильность

3,28

2,78

2,60

2,89

Уровень честной конкуренции

2,62

2,69

2,78

2,86

Уровень налогов

3,52

3,06

2,80

2,78

Налоговое администрирование

3,10

2,67

2,59

2,59

Государственное регулирование

2,90

2,51

2,52

2,45

Сложности привлечения капитала

2,63

2,39

2,33

2,42

Неравные условия конкуренции

2,26

2,09

2,19

2,3

Коррупция

2,10

1,87

1,93

2,03

Рэкет

1,34

1,21

1,25

1,21

Пояснения к таблице:

- коэффициент 1 говорит о том, что эта проблема не играет особой роли;

- коэффициент 3 говорит, что эта проблема ставит под угрозу бизнес.

 

В Министерстве экономического развития и торговли Российской Федерации уже несколько лет функционирует Консультативный совет по иностранным инвестициям (КСИИ), который в числе прочих проблем занимается изучением влияния коррупции на инвестиционную активность. В этой связи в начале 2005 года по заказу этого комитета был проведен опрос 158 потенциальных и действующих иностранных компаний (в основном из Европы и США). Из них 107 уже ведут бизнес в России и 51 только планируют инвестировать в Россию. Согласно данным этого опроса 40% всех инвесторов считают, что в России очень сложно вести бизнес, не отклоняясь от международных пронятых этических норм и правовых принципов. Три четверти (71%) участников опроса назвали коррупцию основным препятствием на пути иностранных инвестиций в Россию, а 86% призвали российское правительство принять меры по борьбе с коррупцией на всех уровнях власти.

Серьезное социологическое исследование было проведено в 2001 году экспертной группой экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова под руководством В. Тамбовцева по заказу ИНП «Общественный договор». Так, в ходе углубленных интервью с хозяйственными руководителями в Москве было выявлено, что совокупные выплаты (включая наложенные штрафы) составляют в сфере организованной розничной торговли около 1 тыс. руб. в месяц на одно рабочее место. При этом соотношение «компенсационных» выплат (замещающих непроизводительные затраты рабочего времени) и штрафных санкций (официальных и неофициальных) в среднем было равно 3:2.

Примерная структура официальных легальных затрат и альтернативных неофициальных издержек на согласование и преодоление административных барьеров в ходе реализации, например, проекта открытия малого предприятия по торговле импортными винами представлена в таблице 6.

Таблица 6

Структура официальных легальных затрат и альтернативных неофициальных издержек на согласование и преодоление административных барьеров

Виды процедур согласования в рамках административных барьеров

Официальные легальные

Затраты

Альтернативные Затраты

Удельные альтернативные затраты

 

Затраты Времени

Затраты Денег

Затраты времени

 (деньги и время)

 

дни

%

руб.

%

дни

%

руб/день

1

2

3

4

5

6

7

8

1. Учреждение фирмы

43

7,4

5000

3,9

7

12,1

714,2

2. Получение лицензии на оптовую торговлю

120

20,5

20000

15,7

3

5,2

3846,2

3. Разрешение на открытие склада от милиции, санэпидемслужбы, пожохраны и т.п.

 

90

 

15,4

 

10000

 

7,9

 

3

 

5,2

333,3

4. Справка о том, что оборудование на складе соответствует стандартам

 

7

 

1,2

 

3000

 

2,4

 

1

 

1,7

3000,0

5. Справка от экологического надзора

90

15,4

5000

3,9

7

12,1

714,2

6. Регистрация в Минсельхозе и передача продукта на дегустацию

 

38

 

6,5

 

1000

 

7,9

 

7

 

12,1

1428,6

7. Заключение архконтроля и трудинспекции о пригодности офиса

 

37

 

6,3

 

6000

 

4,7

 

4

 

6,9

1500,0

8. Справка от налоговой инспекции

34

5,8

5000

3,9

7

12,1

714,2

9. Справка от ФУНД, МНС о том, что фирма не банкрот

1

0,2

-

-

-

1,7

-

10. Регистрация контракта

49

8,4

20000

15,7

7

12,1

2857,1

11. Решение проблем с таможней (налоги, сборы и т.п.)

70

12,0

40000

31,5

10

17,2

4000,0

11. Осмотр ГИБДД иностранных машин с товаром

5

0,9

3000

2,4

1

1,7

3000,0

Итого:

584

100

127000

100

58

100

 

 

Эта таблица рассчитана на основе данных Общероссийской организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России», врученных Президенту РФ. Из нее следует, что путь официального согласования и прохождения всех 12 инстанций - начиная с момента учреждения и заканчивая оплатой таможенных пошлин, налогов и контролем ГИБДД - занимает 584 дня (почти 2 года!). Теневые выплаты в этом случае, равные 127 тыс. руб., ускоряют этот путь в 10 раз – до 58 дней. При этом самыми затратными в абсолютном и относительном выражении оказываются стадии получения лицензии на оптовую торговлю, регистрации контракта в банке, ускоренной оплаты налогов, пошлин и решения проблем с таможней. Если полученные данные обобщить и применить к розничному обороту страны, например, в 2000 году, то минимальные затраты на преодоление административных барьеров были не менее 18-19 млрд. руб. Отсюда можно сделать вывод, что каждый десятый рубль потребителя шел на оплату преодоления торговлей и промышленностью административных барьеров, выстроенных властями всех уровней.

Следует отметить, что подобные исследования проводились и другими коллективами и отдельными авторами, и результаты были примерно такие же. Например, по данным другой группы исследователей, нижняя граница прямых потерь от коррупции в 2000 году оценивалась в 20 млрд. долларов ежегодно, что было вполне сопоставимо с объемом доходной части годового российского бюджета. Сегодня (в 2005 году), несмотря на проводимую в стране уже в течение 3-х лет административную реформу, ситуация с преодолением административных барьеров не улучшилась: таких барьеров стало не меньше, а цена их преодоления только выросла.

О масштабах коррупции в обществе можно судить и по многочисленным косвенным показателям. Как об объемах скрытой (теневой) экономической деятельности судят по чрезмерному потреблению, например, энергоресурсов, или по несоответствию официальных доходов населения и их реальных расходов так и о коррупции можно судить по подобным показателям, применяя их к выборочным категориям граждан (государственные служащие, менеджеры компаний и т.п.). Иногда, в ходе изучения общественного мнения по вопросам, казалось бы, абсолютно не связанным с предметом нашего исследования коррупцией, можно получить косвенные подтверждения коррупции. Например, в текущем году Центр независимой экспертизы «Romir Monitoring» провел Интернет-опрос белее чем 1,5 тысяч своих клиентов на предмет того, кто и как стремится достигнуть богатства. В ходе опроса была получена цифра: 18% опрошенных считают самым простым способом обогатиться за счет карьеры в государственных органах. И это при том, что уровень официальной заработной платы в госорганах в несколько раз меньше, чем в коммерческих организациях. Очевидно, что опрашиваемые надеются на доходы от коррупционных отношений.

Подводя итог, можно сказать, что коррупционные отношения в современном российском обществе за последние годы не только не сократились, а напротив, расширились, усложнились и превратились в фактор, который реально сдерживает позитивное социально-экономическое развитие страны и угрожает национальной экономической безопасности. Массовость этого явления в современном российском обществе и причины, его порождающие, очень похожи на то, что было в дореформенный период (так называемые, годы застоя) с приписками невыполненных объемов работ в государственном секторе экономики. В тот период социально-экономическая система была устроена таким образом, что приписки провоцировались зачастую нереальными директивами сверху («Пятилетний план выполним за три года!», «Досрочно пустим такой-то объект в Дню Первомая» и т.п.). В тоже время приписки были выгодны и руководству предприятий, и рядовым сотрудникам. Первые, досрочно выполняя и перевыполняя планы, получали награды и повышение по службе, а вторые - незаработанные деньги в виде зарплаты и премий. Наконец, приписки позволяли прикрывать массовое воровство, огромные потери и расточительство. Так и сегодня, многочисленные громкие разоблачения номенклатурных взяточников в различных отраслях экономики и сферах жизни российского общества не останавливают и даже не сдерживают массовые коррупционные отношения, в которые вступают граждане, решая бытовые, служебные, политические и другие проблемы. Для одних коррупция и взяточничество являются дополнительным источником доходов, для других – это реальная возможность получить необходимую услугу, которая либо вообще официально ни кем не предоставляется, либо официально стоит так дорого, что это превышает покупательные способности человека.

 

Автор: Мешканцов В.Н.