26.02.2011 7015

Экономическая сущность влияния криминальных капиталов на развитие региональных производственных комплексов (статья)

 

Процессы российского экономического и политического развития в связи с объективной необходимостью и закономерностями государственного функционирования диктуют необходимость возвращения жёсткого государственного контроля над важнейшими экономическими сферами. Будучи противоречивой и непоследовательной по ходу своего развития, эта тенденция тем не менее воплощается в конкретные необратимые шаги государственного реформирования, прежде всего по усилению правоохранительного противодействия криминальной экспансии в российской экономике в целом, а также в региональных производственных комплексах.

С этой точки зрения региональный производственный комплекс, как единый объект, представляет собой определенную сложную систему предприятий и организаций, объединенную упорядоченной системой хозяйственных связей и отношений на территориальном уровне. Другими словами, он представляет собой сформированное территориальное единство взаимосвязанных предприятий, которыми необходимо управлять с целью лучшего обеспечения федеральных и региональных интересов. Отдельное предприятие можно считать самостоятельным объектом управления только в отношении той функции, которую оно может осуществить само по себе. В отношении других функций, которые оно само осуществить не может, оно представляет собой часть регионального производственного комплекса.

Предприятия, составляющие региональный производственный комплекс, определенным образом организованы в территориальном и отраслевом аспекте. С учетом этого именно предприятие является своего рода первичным элементом с позиций воздействия криминального капитала. При этом предприятия различных организационно-правовых форм зачастую имеют разнонаправленные экономические интересы. Однако, как часть производственного комплекса региона, эти предприятия взаимосвязаны и взаимозависимы, и в совокупности составляют своего рода открытую систему, развивающуюся под влиянием внешней среды.

В таблице 1 приведены свойства регионального производственного комплекса как открытой системы, формирующейся под влиянием внешней среды деятельности предприятия. Зависимость развития регионального производственного комплекса от влияния внешней среды деятельности предприятия является одной из основных характеристик. То же самое можно отметить и в отношении каждого из предприятий региона. Отдельные предприятия в рыночных условиях становятся своего рода открытыми системами, максимально зависящими от факторов влияния внешней среды.

Таблица 1

Свойства регионального производственного комплекса

Под изменяемостью регионального производственного комплекса, по нашему мнению, необходимо понимать способность предприятий, его составляющих, изменяться при соответствующих внешних воздействиях (как криминальных капиталов, так и правоохранительных органов) в том или ином направлении.

При всем кажущемся богатстве путей развития предприятий, составляющих региональный производственный комплекс, на самом деле реальные варианты развития сильно ограничены условиями, которые формирует внешняя среда деятельности предприятий, а также рядом иных факторов. Таким образом, при кажущейся самостоятельности развития предприятий их изменения, а соответственно и трансформация всего регионального производственного комплекса задаются определенными факторами.

С точки зрения теории длинных волн H.Д. Кондpатьева отклонения от макpоэкономического pавновесия в pамках циклов длительной и сpедней пpодолжительности имеют место или же пpи одном и том же технологическом способе пpоизводства, в рамках котоpого пpоисходит смена pяда поколений техники и технологии, или после того, как возможности повышения эффективности в pамках используемых научно-технических пpинципов исчеpпаны, пpоисходит пеpеход к новому технологическому способу пpоизводства. Этот пеpеход занимает значительное вpемя и дает начало новой длинной волне. Таким образом, по H.Д. Кондpатьеву, одной из важнейших закономерностей процессов развития экономических систем, являются факторы, побуждающие систему генеpиpовать длительные экономические колебания. По нашему мнению, указанные макроэкономические изменения состоят из большого комплекса более мелких перемен, происходящих под влиянием разных факторов в рамках экономических систем региональных производственных комплексов.

Инвестиционные вложения являются одним из наиболее значимых по величине и долговременных по срокам факторов влияния внешней среды на региональные производственные комплексы и входящие в них предприятия. Криминальные капиталы занимают особое место в общей массе инвестиционных вложений, так как их влияние на предприятия служит каналом соединения с внешней, в настоящий момент сильно криминализированной средой, окружающей предприятие, сформированной в данном регионе. В этом случае производственная и финансовая деятельность предприятий под влиянием криминальных инвестиций изменяется соответственно приоритетам развития, диктуемым теперь уже иной внешней средой деятельности, что может иметь как положительные, так и отрицательные последствия для самого предприятия, а также для региона и страны, где это предприятие находится.

Развитие регионального производственного комплекса – это совокупность производственных, финансовых и иных изменений в упорядоченной последовательности, вызванной определенными причинами, среди которых важное место занимают инвестиции. Каждое происходящее изменение вследствие влияния инвестиций развивается в динамике – от вложения до завершения производственных и иных преобразований. Изменения развиваются на предприятиях, получивших криминальные инвестиции, но отражаются и на других предприятиях, на отраслевых группах и региональном производственном комплексе в целом, а также на многих других экономических и иных процессах.

Таким образом, производственные изменения обусловлены изменениями инвестиционными. Любое поступательное развитие регионального производственного комплекса обусловлено изменением поступления и влияния инвестиций, в том числе криминальных. В целом деятельность предприятий под влиянием криминальных капиталов осуществляется соотносительно узким целям именно этого предприятия по получению прибыли, однако в конечном итоге эти цели предприятий находятся в рамках целей, прямо или косвенно навязываемых им организованной преступностью. Аналогичная ситуация отмечается профессором Кембриджского университета F.M. Scherer в монографии «Corporate Ownership and Control». Рассматривая процессы завоевания фирмами монопольного положения и получения монопольной прибыли, он делает вывод о сути этих процессов – перераспределении прибыли и получении повышенной доли прибыли на свои криминальные инвестиции.

В связи с этим для устранения такой ситуации, по нашему мнению, необходимо целенаправленное правоохранительное воздействие на эти процессы. Под правоохранительном воздействии на развитие регионального производственного комплекса в условиях криминализированной окружающей среды необходимо понимать организацию такого целенаправленного воздействия на экономические и производственные процессы, протекающие на уровне российского региона, в результате которого региональный производственный комплекс перестаёт изменяться в соответствии с целями организованных преступных групп, инвестирующих криминальные капиталы.

С точки зрения изменяемости развития под внешним воздействием криминальных инвестиций региональный производственный комплекс в общем случае включает в себя следующие компоненты:

- инвесторы (источники криминальных и некриминальных инвестиций);

- предприятия (объекты инвестиций);

инвестиционная инфраструктура (передача и движение инвестиций);

- инвестиционная среда (инвестиционные отношения и хозяйственные связи);

- правоохранительные органы (правоохранительное воздействие на процессы).

При этом инвестиционные ресурсы через инвестиционную инфраструктуру переходят от инвесторов к предприятиям. Отношения и связи, складывающиеся в ходе этого процесса, образуют инвестиционную среду. Правоохранительные органы осуществляют воздействие на эти процессы путем использования имеющихся оперативных и иных возможностей, как инструмента изменения развития предприятий, с целью отсечения криминальной составляющей экономической среды региона. Предприятия являются элементами регионального производственного комплекса, в упорядоченном преобразовании или стабилизации преобразований которого, происходящих под влиянием инвестиций, с целью направленной трансформации всего комплекса, заинтересованы российское государство и общество.

В процессе инвестиционного влияния криминальных капиталов на развитие регионального производственного комплекса структурно можно выделить шесть этапов:

1) получение организованной преступной группой криминального дохода как источника инвестиционных вложений;

2) выделение криминальным инвестором средств в качестве инвестиционного вложения;

3) прохождение инвестиционных ресурсов по каналам движения через инвестиционную инфраструктуру. Одновременно происходит преобразование инвестиций инвестиционной инфраструктурой и средой;

4) вложение первичных инвестиций в конкретное предприятие, преобразование этого предприятия под действием криминальных инвестиций;

5) Генерирование предприятием вторичных инвестиционных волн. Здесь, кроме того, происходит обратное влияние криминальных инвестиций на внешнюю, в том числе инвестиционную, среду и инфраструктуру;

6) трансформация регионального производственного комплекса под действием вторичных инвестиций, а также под влиянием произошедших изменений в инвестиционной среде и инфраструктуре.

Таким образом, любая криминальная инвестиция вызывает изменения в деятельности предприятий, в том числе производственных и финансовых процессах. Соответственно каждое из этих изменений имеет свои предпосылки и причины, прямо или косвенно связанные с конкретным первичным инвестиционным вложением криминального капитала. Любое действие криминальных инвестиций на конкретном предприятии, как правило, начинается с изменения его производственных процессов или иных функций. Исследователи этих процессов имеют различные мнения по поводу того, что именно является базовым изменением под влиянием инвестиций. Так, на конференции в Беркли профессора Tomas M. Jorde и David J. Teece в своем выступлении «Innovation, Cooperation and Antitrust» опирались на выводы об изменении секретов управления, каналов сбыта, а затем уже производственных мощностей. Таким образом, зарубежные исследователи по-разному оценивают роль того или иного фактора и, исходя из этого, предлагают свои теоретические концепции выработки общей стратегии развития предприятий. Такая ситуация не дает возможности непосредственно использовать выводы зарубежных экономистов по изучаемой проблеме и требует соответствующего уточнения.

Таким образом, изменяются операции вступившего во взаимодействие с криминальными инвестициями предприятия, как упорядоченной системы, а, следовательно, изменяются взаимоотношения предприятия с другими предприятиями и, соответственно, со всем региональным производственным комплексом, включая его внешнюю среду.

Для исследования указанных проблем необходимо рассмотреть несколько новых понятий и уточнить ряд существующих, характеризующих соотношение криминальной и легальной деятельности.

Прежде всего, следует рассмотреть и сформулировать понятие, касающееся инвестиционного воздействия криминальных инвесторов по отношению к возможностям инвестируемого объекта, т. е. инвестиционное воздействие. Криминальное инвестиционное воздействие – инвестиционное воздействие внешних, по отношению к инвестируемому объекту (региональному или отраслевому комплексу), организованных преступных групп, изменяющее товарную структуру, структуру производственных мощностей и соответственно структуру рынка и спроса.

При этом важна также криминализированная инвестиционная восприимчивость – способность предприятий принимать и перерабатывать криминальные инвестиции. Она зависит от менталитета населения, системы неформальных отношений, квалификации правоохранительных органов, степени коррумпированности и т.п. Чем выше криминализированная инвестиционная восприимчивость, тем большее влияние оказывают криминальные инвестиции.

В зависимости от среды, инфраструктуры, уровня производственной и финансовой активности в отрасли и регионе, профиля отрасли и т. п., можно выделить различную скорость распространения криминального влияния, т. е. скорость распространения влияния организованных преступных групп с помощью криминальных инвестиций в регионе.

Скорость распространения криминального влияния характеризует инвестиционную проницаемость – способность организованных преступных групп с помощью криминальных инвестиций проникать и влиять на производственно-финансовую активность, а также на производственную структуру и структуру торговли (в отрасли, регионе, на предприятии). Зависит от состояния экономики, уровня производственно-финансовой активности предприятий, защищенности отечественных производителей экономическими мерами и правоохранительными органами. Высокая инвестиционная проницаемость делает местных производителей беззащитными по отношению к криминальной экспансии организованных преступных групп.

Рассматриваемые процессы требуют уточнения ряда понятий, необходимых для более четкого оперирования инструментарием экономических понятий и категорий, относящихся к изучаемой проблеме. С этой точки зрения одним из основополагающих понятий является внешняя среда, т. е. система экономических, правовых и иных отношений, сформированная субъектами экономической деятельности в процессе их функционирования. Внешняя среда может рассматриваться в различных аспектах: в регионе (территориальный аспект), в отрасли (объединении) предприятий по профилю производства (отраслевой аспект), в вертикально или горизонтально интегрированных смежных производствах (структурно-производственный аспект). Частью внешней среды является инвестиционная среда, которая характеризуется одним общим объединяющим признаком, выделяющим ее из внешней среды, – инвестиционными операциями.

Обеспечение взаимосвязей инвестиционного оборота между элементами экономической структуры региона осуществляется инвестиционной инфраструктурой – системой организаций, учреждений, телекоммуникационных сетей и компьютерных систем, систем электронных расчетов по финансовым и фондовым операциям и т.п., способствующей упорядоченному движению инвестиционных ресурсов. Инвестиционную инфраструктуру, по нашему мнению, можно разделить на две части: организационную и информационную.

Организационная инфраструктура состоит из двух подсистем, осуществляющих функции организации оборота инвестиционных ресурсов: а) подсистема инвестиционного (финансового) посредничества, обеспечивающая сбор, аккумуляцию и вложение инвестиционных ресурсов и взаимодействие инвесторов и потребителей инвестиций; б) подсистема платежно-расчетных операций – самого движения и передачи инвестиционных ресурсов в любой форме (денежных средств, ценных бумаг, титулов собственности, долговых обязательств и требований, иных финансовых инструментов).

Информационная инфраструктура обеспечивает наблюдение за инвестиционными процессами (сбор и формирование банков данных о состоянии инвестиционного оборота, включая использование различной финансовой, коммерческой, производственной и иной информации, аналитическую обработку ее и т.п.).

Функции организационной и информационной инфрастуктуры могут реализовываться через предприятия различных организационно-правовых форм в обычном порядке, а также через телекоммуникационные сети и компьютерные системы на основе новых информационных технологий.

С точки зрения инициирования изменений на инвестируемых объектах можно выделить первичные и вторичные инвестиции. Первичные инвестиции – вложения инвестора, начинающие цепочку изменений в производственных и финансовых процессах. Вторичные инвестиции – инвестиционные вложения, которые генерируются предприятием, получившим первичную инвестицию. Каждое предприятие, до которого доходит инвестиционное вложение, само становится источником вторичных инвестиционных вложений.

Первичные инвестиции вызывают инвестиционные волны – последовательно распространяющееся по цепочкам хозяйственных связей увеличение инвестиционных вложений предприятий друг в друга. В свою очередь, упорядоченное движение инвестиционных ресурсов от инвесторов к объектам вложения инвестиций образует инвестиционные потоки. Эти потоки, в зависимости от формы инвестиций, организованы из различного рода платежных средств, финансовых инструментов, материальных объектов, интеллектуальной собственности и т. п. Эти инвестиционные потоки проходят по каналам движения инвестиций, т. е. по определенной части инвестиционной инфраструктуры, выделяемой по признаку последовательного устоявшегося движения инвестиционных потоков.

Под влиянием инвестиций происходят производственно-финансовые скачки – резкое увеличение результатов производственной и финансовой деятельности инвестируемого объекта. В целом успешное осуществление инвестиций влечет за собой инвестиционные последствия – изменения в производственных и торговых процессах, которые соотносятся с целями инвестиций. Они могут быть изменяемыми (когда последствия инвестиций могут быть легко изменены) и неизменяемыми (когда последствия инвестиций приводят к таким изменениям производственной и торговой структуры, которые не подлежат изменениям без иных инвестиций.

Инвестиционные вложения в практике экономической деятельности имеют значительные различия. Различия инвестиций определяют характеристики инвестиционных процессов, а, следовательно, влияние инвестиций на экономическое развитие. В зависимости от особенностей инвестиций по-разному могут быть организованы и инвестиционные процессы (табл. 2). Однако при этом любые инвестиции при вложении в предприятие вызывают определенный скачок производственной и финансовой активности на нем и, соответственно, распространение скачков роста производственно-финансовых показателей, являющихся следствием возрастания активности, на смежных предприятиях, которые передаются по цепочке, постепенно уменьшаясь. Эффект скачкообразного увеличения производственно-финансовых показателей может быть различным: быть больше или меньше по отношению к объему или качеству продукции, а также носить кратковременный или долговременный характер.

В таблице 2 приводится классификация инвестиционных процессов по нескольким признакам.

Таблица 2

Классификация инвестиционных процессов

Влияние инвестиционного вложения передается от предприятия – объекта инвестиции – на смежные предприятия по цепочке, в виде инвестиционной волны, распространяющейся по всем направлениям и состоящей из отдельных вложений (финансовых, материальных, интеллектуальных и т. п.), каждое из которых выходит из конкретного предприятия-инвестора и идет в определенном направлении – к другому предприятию и проходит по конкретным каналам через определенную инфраструктуру. Передача таких скачков производственно-финансовой активности от одних предприятий к другим в рамках региона происходит с определенной скоростью, которая зависит от внешней среды, в первую очередь инвестиционной среды, как ее части, и инфраструктуры.

Кроме того, скачок производственно-финансовой активности на предприятии, вызванный первичными инвестициями, косвенно изменяет напряженность окружающей инвестиционной среды, которая при повышении напряженности сама начинает генерировать инвестиционные вложения из других предприятий, даже не смежных, с первоначально проинвестированным. Эти вторичные инвестиции, в свою очередь, распространяясь, косвенно стимулируют производственно-финансовую активность этого предприятия. Инвестиционные волны вторичных инвестиций распространяются во внешней среде деятельности предприятий, генерируются предприятиями, получившими первичные криминальные инвестиции. Своего рода центробежное движение вторичных инвестиций, составляющих инвестиционные волны в регионе, распространяясь в направлении преимущественно наиболее экономически выгодных объектов, организуется в радиальные струи инвестиционных ресурсов – инвестиционные потоки. В этих потоках предприятия вступают в стабильные производственные и финансовые контакты и образуют упорядоченную систему связей, которая постепенно формирует новую структуру регионального производственного комплекса.

Таким образом, предприятие с криминальными инвестициями становится ведущим центром отраслевого сегмента регионального производственного комплекса и с помощью упорядоченных производственных и финансовых связей, а также вторичных инвестиций распространяет свое влияние, формируя структуру регионального производственного комплекса.

Аналогичные эффекты, наблюдающиеся в производственной системе США в целом, а также на уровне отдельных штатов, в начале 80-х гг. вызвали интерес экономистов Кембриджского университета. Среди публикаций, касающихся этих проблем, следует выделить монографию Richard E. Caves «Multinational Enterprise and Economic Analysis». Однако в этом исследовании автор оперирует, прежде всего, традиционными переменными, такими как размер рынка, динамика роста рынка и первоначальный уровень концентрации производства, причем среди анализируемых стимулов к концентрации рынка сверх среднего уровня и при оценке факторов получения преимуществ для «многозаводской» фирмы инвестиционные аспекты учитываются крайне незначительно.

Таким образом, в работах экономистов Кембриджской школы проблема внешних по отношению к отдельному предприятию факторов влияния присутствует, хотя и не выделяется в качестве самостоятельной. Однако, внимание к внешним факторам остаётся ограниченным.

По нашему мнению, инвестиционные инструменты влияния организованных преступных групп на развитие производственных структур – один из важнейших факторов происходящих изменений. Криминальное влияние накладывается на неравномерность экономического развития различных предприятий и отраслей вследствие циклических колебаний финансово-хозяйственной активности, особенностей регионального экономического развития и по другим причинам, что особенно обостряется в периоды острых экономических кризисов. Вышеописанное криминальное влияние организованных преступных групп через инвестиционные вложения в предприятия регионального производственного комплекса накладывается на колебательную неустойчивость экономического развития, вследствие чего вытесняет предприятия за границу контроля со стороны региональных правоохранительных органов и органов управления. Таким образом, существенно возрастает доля мало- и почти неконтролируемых (региональными органами) по направлениям своего развития предприятий, и, кроме того, складывается постоянная структура криминализированных отношений регионального производственного комплекса, изначально деформированная по критерию криминальности.

Отсюда следует вывод, что влияние организованных преступных групп проявляется в факторе инвестиционной агрегации – собирании предприятий в центры, генерирующие вторичные инвестиционные волны и тем самым контролирующие значительные секторы регионального производственного комплекса. В ходе крупномасштабной инвестиционной агрегации под влиянием криминальных инвестиций нарушается структура пространства экономических связей и отношений отраслевого сегмента регионального производственного комплекса. При этом в ведущем центре отраслевого сегмента повышается инвестиционная плотность и напряженность в направлении, определяемом криминальным капиталом. Это приводит к изменению экономического развития предприятий по определенному отдельному параметру, который также задается организованной преступной группой. Соответственно предприятия по этому параметру оказываются за порогом контроля со стороны правоохранительных органов региона. Сформировавшийся таким образом перепад значений этого параметра не устраняется в последующем развитии и проявляется теперь уже постоянно как некая экономическая данность – характерная черта регионального производственного комплекса.

Такие процессы, однако, в несколько ином аспекте, касающемся закономерностей уровня концентрации в зависимости от динамики товарных и производственных связей, но без инвестиционной составляющей, были исследованы зарубежными учеными разных стран, прежде всего англо-американскими, в том числе такими как Richard E. Caves, Russell G. Scoll, Ned G. Howenstine, и японскими Masu Uekusa и Tomo Iguchi. Так, английский исследователь из Института исследований общественной политики в Галифаксе Christian Marfels в своей монографии «Aggregate Concentration in International Perspective» отмечает, что японские промышленные предприятия-поставщики настолько тесно связаны и настолько тесно зависят от предприятий-заказчиков, что их можно рассматривать в качестве интегрированной части предприятия-заказчика, даже при юридической независимости.

Таким образом, и здесь наблюдается явление инвестиционной агрегации, правда, опосредованное товарными связями и производственными циклами. Взгляды зарубежных исследователей, конечно, достаточно интересны, однако игнорирование инвестиционной составляющей, на наш взгляд, резко снижает объективность указанных исследований.

Кроме того, необходимо отметить, что динамика инвестиционных волн может совпадать или не совпадать с колебаниями общей производственно-финансовой и торгово-финансовой (сбытовой и спросовой) активности в регионе под влиянием сезонных или иных циклических скачков общей хозяйственной активности. Совпадение пиков общей хозяйственной активности в отрасли или регионе с инвестиционной волной, вызванной крупными криминальными инвестициями, взаимно усиливает друг друга, образует резонанс, продлевая период активности. В то же время несовпадение динамики этих процессов оказывает на каждый из них сдерживающее влияние, так как потребности отдельных производственных профилей наталкиваются на стагнацию других профилей, призванных обеспечивать их деятельность.

Инвестиционные волны, проходя через инвестиционную среду и инфраструктуру, меняются под ее воздействием, т. е. инвестиционная среда и инфраструктура могут менять отдельные показатели первичных и вторичных инвестиций, соответственно меняя криминальность инвестиционного воздействия и инвестиционной деятельности вообще. Таким образом, инвестиционная среда и инфраструктура в конечном счете также оказывают влияние на региональный производственный комплекс.

Организации инвестиционной инфраструктуры – специализированные образования, через которые происходит контакт между предприятиями и инвесторами. Они необходимы для осуществления функций передачи и преобразования инвестиций в виде инвестиционных ресурсов в конкретные вложения. Иными словами, они обеспечивают проявление инвестиционной и зависящей от нее производственно-финансовой активности и интегративную деятельность регионального производственного комплекса как единого целого.

Взаимосвязи предприятий, инвесторов, представляющих организованные преступные группы, и организаций инвестиционной инфраструктуры осуществляются через инвестиционную среду, которая является частью внешней среды деятельности предприятия.

Инвестиционная среда не только позволяет осуществлять передачу инвестиционного вложения как конкретного импульса, инициирующего определенные производственно-финансовые изменения на предприятии, но и вызывать генерацию вторичных инвестиционных волн. Инвестиционная среда обеспечивает определенное ограничение отношений инвестиционных и производственных структур, позволяя формализовать осуществление многих контрольных функций правоохранительным органам. Вместе с инфраструктурой она образует единую систему движения инвестиций от инвесторов к инвестируемым предприятиям через каналы движения инвестиционных ресурсов.

Посредством инвестиционной среды и инфраструктуры обеспечивается также выполнение различных сложных функций направления жизнедеятельности производственного комплекса региона: формирование последовательных производственных и торговых цепочек, финансово-производственных циклов; инициирование и передача вторичных инвестиционных волн; диффузные процессы, которые в конечном счете создают преимущества для предприятий с криминальными инвестициями, позволяющие им навязывать другим предприятиям определенную последовательность развития, вплоть до неизбежности слияния или присоединения.

В связи с этим необходимо отметить взгляды ведущих европейских ученых, которые нашли свое выражение в концепциях, вытекающих из целевой ориентации корпоративных систем и доминирующей роли целеполагания в процессах инвестирования и производственного развития, и стали основой формирования европейской экономической политики. Экономисты Alexis Jacquemin, Pierre Buigues, Fabienne Izkovitz в работе «Horizontal Mergers and Competition Policy in the European Community» тщательно проанализировали указанные аспекты. К сожалению, серьезным недостатком этих исследований является то, что концептуальные предпосылки и методический аппарат изучения недостаточно проработаны, а разработка рассматриваемых проблем находилась в тесной зависимости от осуществления прикладных проектов, поэтому все свелось к решению сложных конкретных управленческих проблем, хотя и с применением методов анализа и вычислительной техники. Тем не менее, эти исследования явились теоретической базой для того, чтобы в конце 80-х гг. Европейская комиссия по конкуренции (стран Общего рынка) стала запрещать как злоупотребление властью горизонтальные приобретения предприятиями, занимающими доминирующее положение.

Далее следует отметить, что прохождению инвестиционных волн, а значит и осуществлению скачков производственно-финансовой активности, способствует или мешает состояние инвестиционной среды и инфраструктуры. Упорядоченная инвестиционная среда и организованная инвестиционная инфраструктура опосредуют инвестиционные вложения, одновременно влияя на развитие производственного комплекса. В свою очередь, неупорядоченные инвестиционная среда и инфраструктура (беспорядочное принятие и действие правовых актов, несогласованная деятельность учреждений и т. п.) содействуют криминализации отношений в региональном производственном комплексе и скачкам производственно-финансовой активности на смежных предприятиях.

В зависимости от величины криминальных инвестиций их влияние в региональном производственном комплексе может привести к тому, что большое число хозяйственных связей между предприятиями, стабилизирующих упорядоченную структуру производственного комплекса, будет криминализировано. При этом структура регионального производственного комплекса нарушается и в значительной части принимает форму случайного беспорядочного объединения предприятий, чье экономическое развитие попадает теперь уже в прямую зависимость от группы предприятий, объединенных инвестиционными вложениями под контролем организованной преступной группы или преступного сообщества, и в связи с этим сохранивших установленную криминальную структуру отношений и взаимосвязи. Такая ситуация позволяет этим предприятиям под контролем организованной преступной группы занять наиболее выгодные производственные, торговые и иные ниши в региональном производственном комплексе и на региональном рынке. Ранее существовавшие хозяйственные связи предприятий теперь постепенно подменяются новыми, выгодными криминальному капиталу, вследствие чего вторичная и третичная экономические структуры изменяются. В этом случае механизм подконтрольного развития регионального производственного комплекса практически завершается и далее развивается, корректируясь отдельными разовыми первичными или вторичными инвестициями.

Таким образом, характер идущих под влиянием криминальных инвестиций изменений регионального производственного комплекса определяется первичными инвестициями и первичной экономической структурой отношений между предприятиями, получившими криминальные инвестиции. Эти криминальные инвестиции формируют своего рода ядро преобразований, которое, генерируя вторичные инвестиции, определяет изменения на предприятиях, связанных территориально или отраслевым образом. Поэтому в основе изменений, происходящих на предприятиях под влиянием вторичных инвестиций, лежит возможность и обязательность подключения к цепочке хозяйственных связей, в начале которой находится организованная преступная группа и предприятие с криминальными инвестициями.

Однако, учитывая, что эти связи и взаимоотношения реализуются через внешнюю среду и инфраструктуру, то это еще раз подчеркивает их значение для возможности корректировки экономического развития через использование криминальных инвестиций. Именно внешняя среда и инфраструктура позволяют правоохранительным органам воздействовать на инвестиционные процессы. В таком случае экономическое развитие начинает осуществляться не через хаос влияния отдельных разнонаправленных криминальных и некриминальных инвестиций, а через определенную систему, контролируемую правоохранительными органами.

Таким образом, диалектика соотношения развития регионального производственного комплекса и криминальных инвестиций такова, что любые сколько-нибудь значимые криминальные инвестиции изменяют развитие всех элементов регионального производственного комплекса, прежде всего через влияние на внешнюю среду региона.

В условиях радикальных экономических перемен такое соотношение направляет производственное развитие в русло неблагоприятных, с точки зрения общероссийских и региональных интересов, изменений экономического развития регионального производственного комплекса.

В таблице 3 показаны различия характеристик криминальных и некриминальных инвестиций с точки зрения их воздействия на развитие регионального производственного комплекса.

Таблица 3

Характеристика процесса

Некриминальные инвестиции

Криминальные инвестиции

Конечная цель

Получение прибыли путем удовлетворения определенных общественных потребностей

Получение прибыли любым ненаказуемым путем

Пути достижения цели

В рамках системы правовых и экономических координат, устанавливаемых органами управления и конъюнктурой рынка

В рамках системы действий, позволяющих не нести ответственность за нанесение в любой форме ущерба национальным интересам

Управляемость со стороны региональных органов управления

Высокая, но с учетом уровня хозяйственной активности конъюнктуры рынка

Низкая, особенно с учетом скрываемых целей криминального инвестора

Вероятность содействия приоритетам экономического и социального развития

Высокая, но с учетом возможностей корректирующего воздействия региональных органов управления

Низкая, как правило, только в случаях случайного неумышленного совпадения

Возможная эффективность стимулирующего влияния на развитие регионального экономического комплекса

Высокая

Может быть достаточно высокая, но только при условии активного воздействия со стороны правоохранительных органов

Возможность деятельности и развития регионального производственного комплекса без их наличия

Деятельность возможна, развитие – нет

Возможны и деятельность, и развитие

Эффективность использования инвестиций региональными органами как инструмента управления

 Максимально высокая

Достаточно высокая при наличии действенного механизма корректирующего воздействия на всех этапах

 

Как видно из таблицы 3, криминальные инвестиции, по сравнению с некриминальными, требуют к себе повышенного внимания правоохранительных органов в связи с неоднозначностью последствий их воздействия на региональный производственный комплекс.

Криминальные инвестиции воздействуют на региональный производственный комплекс, изменяя его в соответствии с целями организованных преступных групп.

Рассматривая олигополистические игры в рамках отдельной отрасли и относительно отдельного предприятия, профессор Кембриджского университета Jean Tirole в своей работе «The Theory of Industrial Organization» писала, что с позиции одной фирмы задача заключается в выборе стратегии с учетом стратегий конкурентов, которая максимизирует ее прибыль. Поэтому мы можем сделать обоснованный вывод, что влияние криминального капитала на развитие предприятий составляющих региональный производственный комплекс является одним из инструментов конкурентной борьбы между соперничающими организованными преступными группами и используется им только в той мере, в какой обеспечивает более или менее решительное преимущество в этой борьбе. В связи с этим способность господствовать в определенных сферах регионального производственного комплекса во многом определяет позиции организованных преступных групп. Возможности господствующего влияния на развитие предприятий регионального производственного комплекса реализуются организованными преступными группами через определенное отраслевое и пространственное распределение криминальных инвестиционных вложений в объекты инвестирования – предприятия, взятые отдельно, как локализованные производственно-финансовые циклы, или в совокупности, как неотъемлемые части регионального производственного комплекса. Отсюда следует, что структура и суть инвестиционного влияния организованных преступных групп на развитие регионального производственного комплекса представляют собой объективную форму состояния конкурентной борьбы за влияние на преступное сообщество в региональном, межрегиональном, общероссийском и международном масштабах.

Любые инвестиции, вкладываемые организованными преступными группами-инвесторами, все-таки прямо или косвенно управляются в криминальных целях. В настоящий период мы наблюдаем всё более тщательно выверенные инвестиционные стратегии, реализуемые наиболее крупными преступными группами.

Можно выделить три укрупненных типа последствий инвестиционного влияния организованных преступных групп:

- изменения внешней среды деятельности предприятий в регионе, которые ведут, прямо или косвенно, к созданию лучших возможностей именно для предприятий с криминальными инвестициями и подконтрольными им (тесно связанными в рамках производственных, финансовых и торговых циклов) предприятиями без криминальных инвестиций;

- постоянно происходящий процесс изменений отдельных предприятий и трансформации всего регионального производственного комплекса в целом, преимущественно в направлении, выгодном организованным преступным группам;

- вытеснение предприятиями с криминальными инвестициями всех прочих, приводящие к изменению количественного и отраслевого состава регионального производственного комплекса в ущерб приоритетам развития региона и общероссийским интересам.

Таким образом, криминальное инвестиционное влияние проявляется через систему своего рода диспозиций, порождающих и структурирующих хозяйственную практику предприятий с криминальными инвестициями в региональном производственном комплексе. Этим самым организованные преступные группы навязывают предприятиям спонтанную систему принудительной ориентации в региональном пространстве экономических интересов и приоритетов развития, а также их действия определенного характера в соответствии с такой системой ориентации. Следовательно, инвестиционное влияние организованных преступных групп есть продукт характерологических структур определенного порядка условий деятельности, то есть экономической необходимости направленных действий, хозяйственных связей и отношений. Суть инвестиционного влияния здесь проявляется, как способность организованных преступных групп через криминальные инвестиции продуцировать определенный вид хозяйственной практики предприятий и через них влиять на развитие регионального производственного комплекса.

Такие явления внушают озабоченность исследователям практически всех развитых стран. Так, в монографии группы ученых Оксфордского университета John C. Coffee, Louis Lowenstein, Susan Rose-Ackerman «Knights, Reiders and Targets: The Impact of Hostile Takeover» отмечается монополистический и спекулятивный характер большинства слияний предприятий под влиянием внешнеэкономических фирм с криминальным капиталом по отношению к данной местности. В связи с этим соответствующим образом трактуются направления диверсификации инвестиционных вложений «конгломератных» фирм.

По нашему мнению, связь, устанавливающаяся под влиянием криминальных инвестиций между определенным набором экономических условий развития предприятий регионального производственного комплекса и характеристиками действий предприятий с криминальными инвестициями, реализуется как формирование своего рода двух реальностей экономического порядка. Реальность первая – это упорядоченное распределение и движение финансовых и материальных ресурсов в регионе. Реальность вторая – это упорядоченная система интересов предприятий, диктующая определенные последовательности их действий в практике повседневной производственной деятельности, а также перспективного развития.

Многомерная система экономических интересов в регионе, определяющая распределение хозяйственных связей и отношений, формирует реальные возможности предприятий осуществлять в рыночных условиях производственную деятельность и их позиции в развивающемся региональном производственном комплексе. Эта специфическая система объективных хозяйственных связей и отношений, определенная позициями предприятий, участвует в формировании внешней среды деятельности предприятий и регионального производственного комплекса. Таким образом, упорядоченная внешняя среда предприятий, определенным образом ориентирующая их деятельность, одновременно является условием и постоянно воспроизводящимся результатом хозяйственной практики регионального производственного комплекса. В этих условиях соотношение влияния организованных преступных групп и развития предприятий регионального производственного комплекса во многом определяется тем, насколько умело осуществляется контроль и воздействие на эти процессы правоохранительных органов. При этом следует отметить, что общей закономерностью влияния криминальных инвестиций является снижение управляемости развитием регионального производственного комплекса, что дополнительно подчеркивает роль правоохранительных органов. Необходимо выделить определенные области или зоны снижения подконтрольности развития регионального производственного комплекса под влиянием криминальных инвестиций (рис. 1).

Рис. 1. Динамика изменяемости регионального производственного комплекса под влиянием криминальных инвестиций

 

Область, в которой не ожидается снижения подконтрольности под влиянием криминальных инвестиций, можно назвать зоной нормальной подконтрольности. Под зоной допустимого снижения подконтрольности будем понимать область, в пределах которой подконтрольность и соответственно, экономические показатели развития регионального производственного комплекса, негативно изменяются, но в допустимых пределах. Следующую область, характеризуемую снижением подконтрольности регионального производственного комплекса до критического значения, можно назвать зоной критического снижения подконтрольности. Экономическая сущность заключается в изменении экономических показателей развития регионального производственного комплекса до величин, хоть как-то позволяющих региональным органам управления влиять на идущие процессы. Зона полной потери подконтрольности представляет область, когда криминальные изменения в развитии регионального производственного комплекса превышают критический уровень, а идущие процессы теряют всякую зависимость от деятельности правоохранительных органов.

Зависимость региональных экономических показателей от подконтрольности развития регионального производственного комплекса представлена на рис.2. С ростом подконтрольности до определенного предела улучшаются экономические показатели развития регионального производственного комплекса. Пределом повышения подконтрольности является величина, при которой заорганизованность контроля станет мешать росту экономических показателей.

 

Рис. 2. Зависимость региональных экономических показателей от подконтрольности развития регионального производственного комплекса правоохранительным органам

 

Таким образом, стратегии правоохранительных органов способны повлиять на трансформацию регионального производственного комплекса под действием криминальных капиталов.

В макроэкономическом аспекте инвестиции закладывают экономический каркас всей хозяйственной системы, так как именно они определяют складывающуюся производственную, а также во многом финансовую и торговую структуру, как всей российской экономики, так и региональных экономик при интеграции в мировое хозяйство. Инвестиционное воздействие стало все более эффективным инструментом влияния организованных преступных групп на экономическое развитие регионального производственного комплекса.

Организованными преступными группами, осуществляющими подобные стратегии, с помощью мер инвестиционного воздействия в региональном производственном комплексе формируется выгодная криминальному капиталу среда деятельности предприятия (группы предприятий). Внешняя среда деятельности регионального производственного комплекса состоит из элементов, образующих ее структуру. Эта среда, при кажущейся внешней свободе деятельности предприятия, на самом деле достаточно жестко задает основные направления его деятельности. В конечном итоге суть криминальных инвестиций – получение дохода любым путем через установление контроля над деятельностью предприятия. Для облегчения такого контроля и возможностей осуществления других доходных инвестиционных операций, прежде всего спекулятивных, также производятся инвестиции в инвестиционную инфраструктуру. При необходимости это позволяет совершать быстрые спекулятивные операции с инвестициями в ценные бумаги, а также операции по скупке акций с целью получения контроля над предприятиями.

Необходимо отметить, что инвестиционная среда регионального производственного комплекса формируется, прежде всего, внутренним законодательством и экономическими условиями, а затем уже влиянием криминальных капиталов. Однако при этом, в зависимости от масштабов присутствия и контроля ключевых точек регионального производственного комплекса организованными преступными группами, их влияние может достигать значительных величин, как это было и есть в ряде российских регионов.

Формирование описанной инвестиционной среды в настоящее время осуществляется мелкими криминальными предпринимателями практически стихийно, но зато жестко планируется и управляется крупными организованными преступными группами, не говоря уже о деятельности транснациональных преступных сообществ.

Процессы глобализации хозяйственных операций и интеграции экономического развития в экономике разных стран привели к тому, что криминальное инвестиционное влияние на региональные производственные комплексы приобретает все большее значение. По сути дела, криминальное инвестиционное влияние оказывает такое же воздействие на их экономическое развитие, как конкретные военные или иные операции. Криминальное инвестиционное воздействие, в конечном счете, формирует в региональных производственных комплексах структуру хозяйства, нужды которого постепенно становятся приоритетами экономического, социального и политического развития всего региона. Таким образом, оказывая инвестиционное влияние, организованные преступные группы реализуют свои интересы наиболее эффективным образом, достигая при этом как долговременных стратегических целей, так и повседневных экономических преимуществ.

В случае невозможности осуществления через инвестиционные вложения прямого контроля над этим предприятием, инвестиции вкладываются в смежные предприятия или предприятия инфраструктуры, обслуживающей деятельность интересующего предприятия. В этом случае достигается косвенный, опосредованный контроль, заставляющий предприятие при внешней самостоятельности вести нужную криминальным инвесторам производственную и торговую политику. В качестве дополнительной меры также применяются инвестиции в зарубежные фирмы, которые являются партнерами интересующего предприятия, и осуществляют с ним значительные по объемам операции.

Определив доступность активов, интересующих с точки зрения возможности установления контроля, инвестируемые средства оптимальным образом распределяются между различными видами этих активов для максимизации вероятности последовательного достижения целей контроля развития регионального производственного комплекса в пределах заранее определенного уровня риска. Идущий затем этап приобретения активов реализуется, как правило, через неэквивалентную компенсацию стоимости приобретаемых активов их владельцам и консолидацию долговых обязательств с целью формирования зоны аккумуляции инвестиций. Сформировав диапазон, в пределах которого приобретаемые активы концентрируются для достижения целей контроля, зона аккумуляции расширяется за счет добавления получаемых доходов к основной сумме активов и операций с увеличенными активами, как с единым массивом капитала. После этого поставленные перед данной инвестиционной стратегией организованной преступной группы цели оказываются достигнуты, и принимается решение либо о дополнительных инвестициях с целью расширения контролируемой сферы, либо активы продаются, а полученные средства инвестируются с иными целями внутри страны или переводятся за рубеж.

Большое внимание, уделяемое криминальными инвесторами вложениям в инфраструктуру регионального производственного комплекса, объясняется несколькими соображениями. Прежде всего, в условиях, когда установление и поддержание прямого контроля над региональным производственным комплексом с помощью прямых криминальных инвестиций затруднено, инвестиции в инфраструктуру обеспечивают ту же цель – контроль над сохраняющими экономический суверенитет предприятиями, но уже не прямыми, а косвенными методами. Вторая причина инвестиций в местную инфраструктуру или в создание там собственной инфраструктуры (сбытовые сети, рекламные агентства, сервисные центры, банки, страховые компании и т. п.) преследует цель обеспечения максимально благоприятного режима – оказание постоянной помощи своим действиям по захвату рынка, расширению поставок туда собственной продукции и вывозу местного сырья на наиболее выгодных условиях.

Особенно большое значение инвестиционные стратегии, реализуемые организованными преступными группами, приобрели в условиях экономических реформ и, в первую очередь, приватизации. При этом переход на рыночный путь развития, структурные перемены и приватизация происходят при остром инвестиционном недостатке и тяжелом финансовом положении предприятий. Это позволяет криминальным инвесторам установить достаточно жесткий контроль и формировать направления инвестиционного развития важнейших предприятий региональных комплексов.

Особенностью современного этапа криминального инвестиционного влияния на развитие регионального производственного комплекса является использование организованными преступными группами в своих интересах внутренних инвестиционных возможностей региона. Применяя различные рычаги, средства местных некриминальных инвесторов направляют в инвестиционные проекты, которые интересуют именно их. Таким образом, организованные преступные группы получают возможность контроля местного производственного комплекса не только за счет своих средств, но и за счет внутренних инвестиционных ресурсов региона. Это позволяет, во-первых, сэкономить финансовые ресурсы для вложения в иные проекты, во-вторых, избежать контроля за инвестиционными вложениями со стороны финансовых органов.

Важность инвестиционной стратегии криминальных инвесторов по отношению к предприятиям регионального производственного комплекса особенно выявляется в годы структурной перестройки или реформ. В этот период при рационально выбранных объектах инвестиционных вложений организованные преступные группы получают возможность контроля над подавляющим большинством новых, модернизированных предприятий, которые реконструируются или создаются с помощью их инвестиций. Эти предприятия за счет высокоэффективных производств, а также финансовой и сбытовой поддержки и криминального воздействия на конкурентов вытесняют другие местные предприятия, не попавшие под их контроль.

Рациональное расположение криминальных инвестиций в узловых, решающих точках и объектах регионального производственного комплекса позволяет организованным преступным группам достичь эффекта «мультипликации» (рис. 3), когда опосредованный контроль распространяется на капиталы, ресурсы и мощности, намного превышающие конкретно инвестированные суммы, а также эффекта «домино» (рис. 4).

 

 

Рис. 3. Эффект «мультипликации», проявляющийся при вложении криминального капитала

 

Эффект «мультипликации» приводит к тому, что значительное (прямое и косвенное) влияние криминального капитала, осуществляющееся через инвестиционные вложения, может достигаться сравнительно небольшими суммами, часто мизерными по сравнению с масштабами контролируемых им сфер в региональном производственном комплексе. Кризисные явления в экономике страны только усиливают такие возможности криминального инвестиционного влияния.

Рис. 4. Эффект «домино», проявляющийся при вложении криминального капитала

 

«Эффект домино» проявляется в продолжение влияния криминальных инвестиций через контролируемые предприятия регионального производственного комплекса, по цепочке партнерских финансово-хозяйственных отношений на другие предприятия.

Рациональная инвестиционная стратегия организованных преступных групп приводит к тому, что значительная часть не только прироста, но и необходимого продукта региональных производственных комплексов выкачивается и снова инвестируется, укрепляя влияние криминальных инвесторов. Такая ситуация приводит к тому, что любая экономическая деятельность и развитие региональных и отраслевых комплексов является мощным стимулятором активности организованных преступных групп, при этом мало сказываясь на реальных результатах развития этих регионов

В основе такой стратегии и тактики криминальных инвесторов лежит ряд теоретических разработок и практических рекомендаций зарубежных научных центров. Одной из главных концепций в этой области является разработанная Центром международных исследований при Калифорнийском университете теория современных конфликтов. Одним из базовых положений этой теории является вывод о необходимости борьбы не за контроль над территориями, а за контроль над транснациональными потоками – инвестиционными, информационными, интеллектуальными и т. п. Способность влиять на направления и условия инвестиционных потоков, состояние фондовых рынков или курс валют других государств становится чрезвычайно эффективным орудием.

И здесь свои правила стратегической игры, тщательно скрываемые от внешнего наблюдателя: использование новейших товарных форм, ведение торговых войн с применением новейших приемов, высоких геоэкономических технологий, разрушение региональных инфраструктур и необратимая трансформация региональной экономики, нанесение кредитного удара, целенаправленное создание напряженных геоэкономических ситуаций и т. д. Именно так складывается система инвестиционного формирования структуры регионального производственного комплекса, криминального инвестиционного контроля над развитием предприятий и осуществляется влияние на функционирование и развитие всей региональной экономической системы. При этом структура регионального производственного комплекса определяется в каждый момент структурой распределения производственных мощностей, а также финансовых, материальных и иных ресурсов, специфических для каждого отдельного предприятия, но, тем не менее, упорядоченных в региональном масштабе. Структура же отдельного регионального производственного комплекса является целью и одновременно инструментом рыночной борьбы за определение легитимных позиций в производстве и реализации продукции между различными предприятиями, среди которых предприятия с криминальными инвестициями, как правило, обладают значительными преимуществами. В связи с этим именно экономическая политика региональных органов управления, действующих во взаимодействии с правоохранительными органами, способна стать фактором, ориентирующим вышеназванные процессы в общероссийских и региональных интересах.

На основании вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

1. Проблемы влияния криминальных инвестиций на развитие региональных производственных комплексов имеют многодисциплинарный, кооперативный и высокодинамичный характер. Раздельное рассмотрение этих проблем приводит к тому, что попытки их решения в одной отрасли имеют следствием усиление негативных процессов в экономическом развитии других отраслей. Поэтому необходимо рассмотрение этих проблем не только с точки зрения конкретного отдельного регионального производственного комплекса, но и с учетом тенденций и динамики общегосударственных процессов экономического развития.

2. Организация упорядоченного развития регионального производственного комплекса не подчиняется достаточно строгим закономерностям, поскольку является следствием проявлений субъективных интересов российских предприятий, криминальных инвесторов, региональных и федеральных органов управления и т. п. В результате каждое состояние развития регионального производственного комплекса как сложной системы является бифуркационным, при этом переход к другому состоянию неоднозначен и дальнейшее развитие комплекса может осуществляться при одних и тех же начальных условиях по различным вариантам, что еще более подчеркивает важность формирования эффективных механизмов контроля за криминальными капиталами со стороны правоохранительных органов для целей управления экономическим развитием.

3. Выработка механизмов противодействия криминальным капиталам при управлении развитием регионального производственного комплекса должна быть основана на системной организации информации о характере сочетания инвестиционных процессов и экономического развития, представляемой в категориях, характеризующих влияние криминальных капиталов.

4. Для теоретико-методологического анализа и выработки практических рекомендаций совершенствования правоохранительного влияния на эти процессы необходимо рассматривать как общетеоретические закономерности развития регионального производственного комплекса под влиянием криминальных капиталов, так и конкретные взаимоотношения их функциональных элементов, проявляющиеся в показателях оперативно-розыскной и иной деятельности правоохранительных органов.

5. Увеличение взаимосвязи экономического развития и декриминализации экономических процессов находится в тесной зависимости от формирования и функционирования комплекса объективных условий внешней среды деятельности предприятий. В связи с этим решаемые задачи должны быть нацелены не на локальные цели, которые выражаются в категориях априорно заданных задач правоохранительных органов, а соответствовать реальным тенденциям и объективным закономерностям экономико-правового развития.

6. Разрешение этих проблем принципиального характера требует разработки и реализации новой методологии воздействия правоохранительных органов на развитие региональных производственных комплексов как сложных систем. Особенностью таких процессов является необходимость поддержания системной организации антикриминального контроля экономического развития в соответствии с функциональными задачами правоохранительных органов, реализуемыми на уровне регионального производственного комплекса.

 

Автор: Калинина Н.Н.