14.01.2012 17574

Молодежные субкультуры как сфера досуговой жизнедеятельности

 

Культура каждого общества обладает относительной целостностью, но сама по себе она не однородна. Внутри нее городская культура отличается от деревенской, официальная - от народной, взрослая - от детской, молодежной и т.д. Поэтому любая культурная целостность предстает в виде сложного спектра культурных тенденций, стилей и традиций.

В развитом обществе возникновение альтернативных форм культуры неизбежно, оно порождается самим фактом развитых социальных отношений. Этот процесс абсолютно здоровый и нормальный. Поскольку культура представляет собой саморазвивающуюся систему, она выталкивает из себя, оставляет в прошлом все отжившее, сдерживающее ее развитие и одновременно вбирает, осваивает новые прогрессивные, перспективные формы и явления.

Культура любого общества, а демократического в особенности, должна впитывать, ассимилировать, переосмысливать эти ответвления. Попытки их запретить, уничтожить порождают наиболее уродливые формы, например, протестные, агрессивные, фашиствующие группы. В целом же альтернативные формы культуры ведут к обогащению и омоложению всех существующих культур.

Для нашего исследования несомненный интерес представляет рассмотрение молодежной культуры. Этика, эстетика, идеология молодежных сообществ получила признание как особая «молодежная культура». Обнаруживается существование и других культур отличающихся от официальной, но вполне реальных, со своими нормативными и символическими характеристиками.

Характеризуя состояние молодежной культуры В.Я. Суратаев обращает внимание на се детерминированность следующими факторами.

1) Системный кризис, затронувший социальную структуру общества с началом перестройки и усугубившийся в связи с распадом СССР и переходом к рыночной экономике, закономерно привел к смене социальных ориентиров, переоценке традиционных ценностей. Конкуренция на уровне массового сознания советских, национальных и так называемых «западных» ценностей не могла не привести к состоянию социальной аномии и фрустрации населения, непосредственным образом повлиявшему на ценностный мир молодежи, крайне противоречивый и хаотичный. Поиск своего пути в новых социально-экономических условиях, ориентация на ускоренное статусное продвижение и в то же время прогрессирующая социальная неадаптивность - все это обусловило специфический характер культурной самореализации молодого человека.

2) Современная российская культура, как на институциональном, так и на субъектно-деятельностном уровне сегодня находится в кризисном состоянии, как и само общество. С одной стороны, значимость культурного развития населения для успешной реализации социальных проектов и выхода из кризиса не в полной мере осознается органами управления, с другой - коммерциализация культурного процесса, все более заметный отход от норм и ценностей «высокой» культуры к усредненным образцам агрессивной массовой культуры наиболее явственно проявляющийся в электронных средствах массовой информации, также не может не отразиться на системе установок, ориентации и культурных идеалов молодого человека.

3) Попытки реализации целостной программы гуманитарной социализации в государственном масштабе не увенчались успехом. Сегодня единая система гуманитарного воспитания практически отсутствует, а частные инициативы в этой сфере, осуществляемые в экспериментальных или негосударственных учебных заведениях, охватывают лишь немногочисленные группы молодежи крупных российских городов. В большинстве же школ гуманитарная социализация ограничивается стандартным набором гуманитарных дисциплин и так называемой «внеучебной работой», которая не столько приобщает молодых людей к культурным ценностям, сколько отвращает от них в пользу рекреативно-развлекательной самореализации. Нередко гуманитарная социализация носит коммерческий характер (так называемое «элитное образование»), и характер гуманитарной социализации все заметнее обусловлен уровнем доходов родителей молодого человека.

4) Юношеский возраст (15-18 лет), а в какой-то мере и весь период взросления отличают черты порывистости, неустойчивости желаний, нетерпимости, дерзости, усугубляемые переживаниями амбивалентности социального статуса (уже не ребенок, еще не взрослый). Именно эта специфика приводит юношей в однородные по возрасту и социальной принадлежности группы сверстников, которые удовлетворяют типичные юношеские потребности в стиле поведения, моде, досуге, межличностном общении. Группы сверстников выполняют социально-психологическую терапевтическую функцию - преодоления социального отчуждения. Естественно, в подобных группах складываются собственные культурные нормы и установки, обусловленные в первую очередь эмоционально-чувственным восприятием действительности и юношеским нонконформизмом.

5) Особенности поколения оказывают существенное влияние на молодежную культуру, обладающую не столько возрастными, сколько генерационными особенностями. В этом феномене наиболее отчетливо проявляются молодежные формы сознания и поведения. Генерационное отчуждение выступает в качестве психологического антонима («мы» и «они»). Особенно явственно это противопоставление прослеживается на уровне собственно культурных (в узком смысле) стереотипов молодежи: есть «наша» мода, «наша» музыка, «наше» общение, а есть - «папино», которое предлагается институциональными средствами гуманитарной социализации.

Говоря о молодежной культуре необходимо рассмотреть такой специфический социальный феномен, каковым является «субкультура». Теория субкультур - одно из средств описания явлений культурной дифференциации современного общества. Впрочем, известны и другие термины для обозначения той же реальное™, например: контркультура, общественные движения, неформалы, локальные сети, социальные страты, жизненные стили и прочее. Каждое из таких определений предполагает акцент на одной из сторон изучаемого явления: символике, атрибутике, идеологии (теория жизненных стилей), внутренней структуре сообществ и типах межличностных связей (теория и метод социальных сетей), места в иерархической структуре социума (теория социальной стратификации), социальной активности и воздействия на эту структуру (теория общественных движений, контркультуры и т.п.). При этом очевидна прикладная ориентация многих из этих теорий.

Определение «субкультуры» охватывает практически все перечисленные аспекты, потому и пользуется значительной популярностью. Это определение базируется на понятии «культуры». Принципиальное отличие субкультуры от культуры касается степени произвольности в их выборе. Собственно, говорить о выборе культуры невозможно: приобщение к ней начинается без согласия ребенка. Но приобщение к одной из субкультур во всех случаях подразумевает принятие решения (или нескольких последовательных решений), осуществляемое сознательно. Каждый человек принадлежит к какой-либо субкультуре, хотя субкультуры большинства людей не имеют ни самоназвания, ни системы символов, обозначающих их границы.

Хотя появление термина «субкультура» в научной литературе возводят к 30-м гг. XX в., настоящее распространение он получил в 1960-70-х гг., в связи с исследованиями молодежных движений. Поначалу на первый план выступает приставка «sub» (т.е. под-), обозначая скрытые, неофициальные культурные пласты, подстилающие «дневную поверхность» господствующей культуры. Это понятие использовалось в ряду таких, как subterranean culture (подземная культура) и underground (подполье). Просматривается и привычное восприятие пеинституциональных культурных явлений как низовых - в противоположность «высокой» официальной культуре. В том же контексте (в применении к идеологии и практике молодежного протеста против ценностей общества потребления, трудовой этики и технократической цивилизации) использовалось и понятие «контркультура», определявшее идеологию молодежи как разрушающую всякую культуру вообще, противостоящую культуре как таковой. Отсюда видно, что понятие «субкультура» первоначально обозначало явления, воспринимавшиеся как не- или вне-культурные. Со временем, однако, оно получило иной смысл.

Определение понятия «субкультура» затруднено именно из-за фундаментальности лежащего в его основе понятия «культуры» и существования огромного множества его определений. Прежде всего, приставка «суб - « в современном контексте, как мы уже говорили, подразумевает, что речь идет о подсистеме культуры как целого. Субкультура не представляет собой самостоятельного целого. Ее культурный код формируется в рамках более общей системы, определяющей основу данной цивилизации и целостность данного социума (ее мы и обозначаем словом «культура»). Субкультуры, как ее подсистемы, опираются на ее культурный код (общий для большинства их и обеспечивающей их взаимопонимание), а кроме того, ориентированы на постоянный диалог с нею. Этот диалог может принимать формы «обновления культуры», ее «развития», «восстановления традиций», или «противостояния», «разрушения» и прочего, но он необходимый элемент самосознания и самоопределения субкультур. Каждая из них определяется прежде всего по отношению к культуре (господствующей, общепринятой, материнской и т.п.), противопоставляя ей свои нормы и ценности, либо черпая в ней обоснования этих норм.

Как отмечает Т.Б. Щепанская само понятие «субкультура» сформировалось в результате осознания неоднородности культурного пространства, ставшей особенно очевидной в урбанизированном обществе. Прежде под «культурой» понималась господствующая этическая, эстетическая, мировоззренческая система - профессиональная, поддерживаемая элитами и исходящая от элит, получавшая сакральное подкрепление. Все, что за ее пределами, - область нрофанного, бытового, - лишалось статуса «культуры».

Таким образом, остановимся на определении, которое считаем наиболее операциональным. В противоположность доминирующей, господствующей культуре субкультура представляет собой систему смыслов, ценностей, средств выражения, стилей жизни, групповых норм, стереотипов поведения, создаваемых социальной группой занимающей подчиненную социально-структурную позицию в обществе, в качестве реакции на доминирующую систему ценностей. Таковыми являются, например, молодежная субкультура, профессиональная субкультура и т.д.

Сохраняя характерный для господствующей культуры менталитет, иерархию ведущих ценностей, норм и образцов поведения, эти субкультурные образования в то же время обладают своей спецификой. Во-первых, в них возникают особые ценности, нормы и обычаи, обеспечивающие регулирование связей в соответствующих социальных институтах (например, воинская или врачебная субкультуры). Во-вторых, появляются стилевые акценты, которые выражают особенности типа жизнедеятельности и истории субъектов субкультуры. В-третьих, получают распространение идеологические различия. Субкультуру, таким образом, можно охарактеризовать как особую ментальность или специфическую настроенность определенных групп. Субкультуры, в известной мере, автономны и не претендуют на то, чтобы заместить собою господствующую культуру или вытеснить ее.

Формирование субкультур - процесс неизбежный, обусловленный развитием таких глубинных социокультурных процессов, как дифференциация и автономизация социальных институтов, вовлечение личности в различные социальные группы. Субкультуры представляют собой специфический способ дифференциации развитых национальных и региональных культур, в которых наряду с основной культурной традицией существует ряд своеобразных культурных образований, отличающихся от господствующей культуры как по форме, так и по содержанию, но в то же время являющихся ее генетическим порождением. Отсутствие внутреннего многообразия и альтернативных культурных образцов характерно для примитивных обществ, и является одной из причин их консерватизма. Наличие же развитых субкультур и толерантное отношение к ним свидетельствует не только о внутреннем богатстве общества, но и о его способности саморазвития и адаптации к новым условиям. Нередко будущее народа во многом зависит от наличия в его структуре субкультуры, которая содержит эффективный ответ на вызовы истории.

Для наиболее полного представления о субкультурах необходимо на наш взгляд, рассмотреть типологию субкультур. Удобной представляется типология В. Соколова и Ю. Осокина: субкультуры типологизируются в соответствии с типами общностей их носителей.

- Половозрастные (детская, молодежная; добавим еще упоминавшиеся в литературе субкультуры матерей, парковые собрания пенсионеров).

Социально-профессиональные (авторы выделяют здесь рабочих и интеллигенцию; можно конкретизировать, назвав, например, такие профессионально-корпоративные субкультуры, нашедшие некоторое отражение в литературе, как компьютерную, медицинскую, археологическую, а также армейскую, нищенскую и криминально-тюремную).

- Досуговые.

- Религиозные и этнические.

- Территориальные - землячества, не всегда связанные с иноэтничностыо, например, длительно самовоспроизводящееся псковское землячество в Санкт-Петербурге. К ним примыкают локальные субкультуры (в этом качестве можно рассматривать некоторые города и региональные общности, имеющие свои языковые особенности, фольклор, нормативные традиции и прочее.). В основу типологии положен в данном случае принцип консолидации соответствующих общностей - он же определяет и источник символики (характерные особенности той или иной общности - ее облика, темперамента, социальных интересов, языка и проч. - становятся основой «языка» формирующейся в этой среде субкультуры).

Следует различать позитивные субкультуры, возникающие как положительная реакция на потребности общества, и негативные субкультуры, антагонистичные культуре данного общества, нарушающие социальный порядок. Именно к последним и относится контркультура. Понятие «контркультура» появилось в западной литературе в 60-х годах XX века. Сам термин принадлежит американскому социологу Теодору Роззаку, который попытался объединить различные духовные влияния, направленные против господствующей культуры, в некий относительно целостный феномен - контркультуру.

В современной культурологии и социологии понятие контркультуры используется, как правило, в двух смыслах. Во-первых, понятием контркультура обозначаются социально-культурные установки, противостоящие фундаментальным принципам, которые господствуют в конкретной культуре какого-либо общества. Во-вторых, контркультура отождествляется с современной молодежной субкультурой, в которой наиболее резко выражается неприятие молодым поколением современной культуры отвержение ее как «культуры отцов». По нашему мнению и то, и другое толкование важны для выяснения сущности контр культуры. Для подтверждения этого рассмотрим причины и условия возникновения контркультурных образований.

Следует сказать, что элементы противостояния официальной культуре существовали всегда. В Древнем Риме их выражением были Сатурналии, в эпоху Средневековья - «карнавальная культура», в первой половине XX века - культура городских низов, народных цирков, шарманщиков и шансонье, кича и мещанского романса, частушек и негритянского джаза. М.М. Бахтинна пример исследования культуры Средневековья и Ренессанса блестяще показал, что официальной и серьезной церковной культуре противостояла народная карнавальная культура. Это были площадные праздники, отдельные смеховые обряды и культы, шуты и «дураки». Бахтин отметил, что празднества такого типа и связанные с ними смеховые действа занимали в жизни средневекового человека огромное место. В сложном социокультурном пространстве эти компоненты, разумеется, взаимодействуют. Но официальная культура определяет себя как главенствующее содержание эпохи. Смеховая карнавальная культура остается субкультурным образованием и вовсе не стремится превратиться в официоз. Она держит свои социокультурные черты в определенной изоляции от иных культурных слоев. Однако в истории культуры складываются такие ситуации, когда локальные комплексы ценностей начинают претендовать на некую универсальность. Они выходят за рамки собственной культурной среды, возвещают новые ценностные и практические установки для широких социальных общностей. В этом случае, по мнению П.С. Гуревича, можно говорить уже не о субкультурах, а скорее, о контркультурных тенденциях. Контркультура не существует в рамках «своего» социального пространства, а активно противостоит официальной культуре, пытаясь разрушить ее фундаментальные ценности.

Появление подобных тенденций свидетельствует о кризисе культуры. Кризис - это обязательный и закономерный этап в развитии каждой культуры, свидетельствующий о том, что господствующая культура уже не в полной мере соответствует реалиям нового времени. Его сущность составляет переоценка и перекомпоновка слагаемых духовно-смыслового ядра культуры. В результате появляются контркультурные феномены, представляющие собой поиски альтернативных ценностных ориентации, адекватных новым социальным реалиям. Поэтому контркультура появляется не только как отрицание устаревших культурных форм, но и как утверждение новых. Обладая социальным иммунитетом и селективной способностью, культура общества, как показал опыт последних лет, может воспринимать некоторые элементы контркультуры. Так, например, многие черты хиппи сейчас существует в качестве элементов доминирующей культуры: отказ от консерватизма в одежде, терпимость к представителям сексуальных меньшинств и пр.

Помимо кризиса культуры можно выделить еще одну причину распространения контркультуры. Ею является потребность определенных групп людей (чаще всего молодежи) в самоутверждении. М. Брейк отмечает, что контркультуры как системы значений и жизненных стилей развивались, как правило, социальными группами, находившимися в подчиненном положении. Контр культуры, по его мнению «отражают попытки таких групп решить структурные противоречия, возникшие в более широком социетальном контексте». Для самоутверждения в господствующей культуре требуется пройти много длительных, сложных ступеней, выдержать жесткую конкуренцию. Контркультурные же движения начинаются с отрицания существующей культуры. Здесь, чтобы быть первым, нужно предлагать новые формы культуры и попасть в струю настроений определенной социальной группы. Для того, чтобы занять видное место в контркультурной среде, нужно просто активно отрицать существующую культуру, ничего не предлагая взамен. Поэтому чаще всего носителями контркультурных тенденций выступает молодежь.

Можно сказать, что появление контркультур в современном обществе детерминировано целым рядом причин. Во-первых, кризисом культуры индустриального общества, поиском ею новых альтернатив своего развития. Во-вторых, распространением маргинальных слоев населения, обусловленным резкими и глубокими социальными трансформациями, которые сопровождаются декомпозицией социальных статусов и ролей большого количества людей. В-третьих, кардинальным изменением места и роли молодежи в современном обществе.

К. Манхейм полагает, что появление контркультур обусловлено поко-ленческими различиями. Молодежь, воплощая в себе новую историческую реальность, творит и собственную культуру. В. Тернер, говоря об общинах западных хиппи, отнес их к «лиминальным сообществам», то есть возникающим и существующим в промежуточных областях социальных структур (от лат. limen - порог). Здесь, по его мнению, собираются маргинальные личности с неопределенным статусом, находящиеся в процессе перехода с одной социальной позиции на другую или выпавшие из общественной структуры. Этим и определяется распространенность контркультурных явлений в молодежной среде. По Парсонсу, например, причина протеста молодежи и её противостояния миру взрослых ается в нетерпении занять места отцов в социальной структуре.

Г. Кнабе объясняет возникновение контркультурных молодежных движений демографическим взрывом, наблюдавшимся во второй половине XX века. Доля молодежи в структуре населения существенно возросла, тогда как инфраструктура не претерпела серьезных изменений. К 1960-м годам многие молодые люди столкнулись с тем, что у них нет возможности получить образование, найти работу, достичь высокого социального статуса. В связи с этим они пришли к выводу, что прежняя система ценностей (культураотцов) не удовлетворяет их потребностям, поэтому необходимо создать свою культуру, принципиально отрицающую ныне существующую.

Более развернутое объяснение противостояния молодежной культуры официальной, дано в концепции Маргарет Мид. На основе результатов своей экспедиции на остров Тао (Самоа) она пришла к выводу об отсутствии в архаичной культуре специфических конфликтов подросткового возраста, из чего следовало, что проблемы современной молодежи имеют чисто социальные источники. Объяснение проблем молодежных субкультур М. Мид связывает с выделением трех типов культур: постфигуративной - ориентированной на передачу опыта от старших к младшим, фигуративной - основанной на рациональных знаниях и префигуративной - ориентированной на будущее и требующей творческого развития человека. Для традиционных обществ прошлое всегда оставалось образцом и ценностью, неким «золотым веком». Это вполне корреспондировало с авторитетом старшего поколения как носителя культурного опыта и знаний. Для современных обществ, переживающих радикальные трансформации, опыт отцов и дедов теряет свою привлекательность. Изменения, с которыми приходится сталкиваться новым поколениям, настолько значительны, что опыт прошлых поколений не только не может помочь решить их проблемы, но зачастую осмысляется как препятствие, которое приходится преодолевать. Радикальная новизна современности снижает культурную ценность прошлого. М. Мид назвала новые поколения «иммигрантами в культуре», настолько чуждой для них предстала окружающая их среда и, в первую очередь, ценности и мораль их отцов.

В современной префигуративной культуре, ориентированной на будущее, молодежь приходит, взрослея, уже не в тот мир, к которому её готовили в процессе социализации. Социальная структура уже другая, и соответственно прежних позиций в ней нет. Опыт старших поэтому уже не годится для нее. Новое поколение ступает в пустоту. Здесь и начинается бурный рост молодежных сообществ, отталкивающих от себя мир взрослых, их ненужный опыт. Проблема «отцов и детей» или проблема конфликта поколений обнаруживается, таким образом, лишь в современных обществах, ступивших на путь модернизации. Если в архаичном или средневековом социуме молодые люди с готовностью принимают роли и идеалы, стремятся следовать тем целям и образцам, которые предписывает им религиозная или родоплеменная этика, то в современном мире нередко наблюдаются случаи бунта, апатии, слепого конформизма, политического или морального радикализма. Все это свидетельствует о крайне непростом положении данного возрастного слоя именно в индустриальном обществе.

Изучение молодежных субкультур составляет важное направление социологии молодежи. Молодежь занимает особое место в процессе формирования субкультур: в юности на человека обрушивается львиная доля культурных конфликтов, и именно в этот период он должен выбрать сценарий разрешения всех будущих проблемных ситуаций. Причины довольно широкого распространения в современном обществе молодежной субкультуры состоят в следующем:

во-первых, в субкультурной общности подросток получает возможность принадлежать к избранной группе сверстников, являющейся для него референтной, возникает объединяющее чувство «мы», что повышает уровень психологической значимости каждого, дает некую гарантию (или ее иллюзию) независимости и защищенности от общества;

во-вторых, субкультура позволяет молодому человеку лучше почувствовать и проявить свою самостоятельность;

в-третьих, она помогает ему освободиться от тягостных переживаний, вызванных конфликтом с миром взрослых, с господствующей в обществе культурой.

С 60-х годов XX века к этой проблематике изучения молодежных субкультур обратились ведущие социологи разных стран мира, отечественные же исследователи долгое время сталкивались с тем, что в социалистическом обществе, стремящемся к социальной однородности нет и не должно быть своих специфических ценностей. Проявления своеобразия, непривычные формы поведения расценивались либо как аномалия, социальное отклонение, либо как подражание Западу. Другая позиция представляла эти отклонения как способ самовыражения, как возможность заявить о себе обществу, обратить на себя внимание. Так появился термин неформальные молодежные объединения (группы, движения) закрепившийся в научной и публицистической литературе.

Неформальное молодежное движение существует как стихийный, неуправляемый (государством) процесс, противостоящий существующей социальной ситуации. Возникновение и существование этого явления не сводится лишь к особенностям возрастной психологии, оно связано с целым рядом объективных причин.

Соглашаясь с З.В. Сикевич отметим, что неформальные объединения и движения молодежи имеют определенные функции. Одной из главных является возможность самореализации, т.е. субъективного воплощения. К ней можно добавить инструментальную, когда группа становится средством для достижения сознательных или несознательных результатов; а также компенсаторную, связанную с личной зависимостью и отсутствием свободы в официальных структурах. Эвристическая функция выражает художественно-творческие и нравственные устремления молодежи и реализуется в социокультурной деятельности.

Существует множество классификаций неформальных молодежных групп, но среди ученых социологов и психологов предпочтение отдается классификации по социально-правовому признаку:

1) просоциальные, или социально-активные, с позитивной направленностью деятельности, например, группы экологической защиты, охраны памятников, окружающей среды;

2) асоциальные, или социально-пассивные, деятельность которых нейтральна по отношению к социальным процессам, например, музыкальные и спортивные фанаты;

3) антисоциальные - хиппи, панки, преступные группировки, наркоманы и т.п.

Необходимо отметить, что именно в неформальных молодежных объединениях (движениях, группах) формируются определенные ценности, правила и нормы поведения, собственная символика, атрибутика и идеология, вследствие чего, можно констатировать появление такого специфического социального феномена как субкультура. Таким образом, приходим к выводу о необходимости типологизации молодежных субкультур.

В рамках единого пространства молодежной субкультыры можно выделить множество типов субкультур, различающихся по стилю, основным ориентациям и отношению к господствующей культуре. Существует несколько типологий молодежных субкультур.

М. Топалов предлагает классификацию субкультур молодежи по направленности интересов. Он выделяет следующие неформальные объединения молодежи:

- увлеченные современной молодежной музыкой (металлисты, рокеры и т.д.);

- увлекающиеся техникой (байкеры, хакеры);

- устремленные к правопорядковой деятельности, пытающиеся установить социальный порядок своими методами (афганцы, люберы);

- активно занимающиеся определенными видами спорта (люберы, атлеты);

- околоспортивные (фанаты);

- философско-мистические (хиппи, кришнаиты);

- защитники окружающей среды.

З.В. Сикевич считает, что приверженность молодых людей к определенной субкультуре может быть связана со следующими позициями:способ времяпрепровождения (музыкальные и спортивные фанаты);

- социальная позиция (экологокультурные движения);

- образ жизни (хиппи, религиозные братства);

- альтернативное творчество (официально не признанные музыканты, писатели, художники).

По нашему мнению, наиболее адекватная классификация молодежных субкультур современной России предложена С.А. Сергеевым. Он выделяет следующие их типы.

- Романтико-эскапистские субкультуры (хиппи, индеанисты, толкинисты, с известными оговорками байкеры).

Субкультура хиппи - одна из старейших молодежных субкультур России. Движение хиппи развивалось «волнами»: первая волна относится к концу 60-х - началу 70-х гг., вторая - к 80-м гг. Примерно с 1989 г. наблюдается резкий спад, выражавшийся в резком уменьшении числа приверженцев данной субкультуры. Однако в середине 90-х гг. неожиданно заявила о себе «третья волна» хиппи. Неофиты движения молодых (15-18 лет) являются преимущественно школьниками и студентами младших курсов. Субкультуру хиппи следует отнести к субкультурам, которым свойственно стремление к самопознанию.

Молодежной субкультурой, относимой к числу романтическо-эскапистских, являются индеанисты. Они изучают культуры индейцев, преимущественно северо-американских, стремясь к точному воспроизведению их обычаев и обрядов. Т.Б. Щепанская наблюдая индеанистов блестяще показала историю индеанизма в России, структуру движения, язык, мифологию, символику присущую данной субкультуре. Она отмечает, что индеанисты, это нечто среднее между клубом любителей американских индейцев и религиозно-мистическим движением. Стоит отметить, что при всей «этнографической» атрибутике индеанистской субкультуры ей присущи: коллективизм (общинность), экологизм, космизм.

В молодежной культуре 80-х - 90-х гг. появились толкинистское движение и связанная с ним, порожденная им токинистская субкультура. Ролевые игры по книгам «Властелин колец», «Сильмариллион» известного английского филолога и писателя Дж. P.P. Толкина становятся социокультурным феноменом 90-х годов. Ролевая игра близка к импровизированной театральной постановке. Можно констатировать, что субкультура толкинистов развивается в последние годы наиболее активно и динамично. По мнению авторов монографии «Социология молодежи» Ю.Г. Волкова, В.И. Добренькова, Ф.Д. Кадария, И.П. Савченко, В.А. Шаповалова с определенными оговорками к романтическо-эскапистким субкультурам можно отнести также байкеров. Гонки на мотоциклах - особый, претендующий на элитарность мир мужского братства можно рассматривать как своеобразный эскапизм.

Байкеры (от анг. bicycie - сокр. bice) - мотоциклисты, которых у нас часто именовали рокерами, что неточно: рокеры - это любители рок-музыки. Отечественная субкультура байкеров, как и хиппи, пережила по крайней мере два подъема: один в конце 70-х- начале 80-х гг., другой - уже в 90-е гг. Самые крупные в России байк-клубы - московские «Ночные волки» и питерские «Шоссейные монстры», сегодня байкерские клубы существуют практические во всех регионах России.

В целом можно сказать, что для романтическо-эскапистских субкультур свойственно создание своего особого мира, в который они уходят, избегая окружающей реальности.

- Гедонистическо-развлекательные (рейверы, рэпперы, роллеры и т.д.).

Субкультура рейва (от англ. rave - бред, бессвязная речь) В России распространяется с 1990-1991 гг. В музыкальном отношении стиль рейв - преемник стилей техно и эйсид-хауса. Неотъемлемая часть рейверского стиля жизни - ночные клубы, дискотеки с мощным звуком, компьютерной графикой, лучами лазеров. Субкультура рэпперов распространяется в России примерно в то же время что и рейверская субкультура. Субкультуру рэпперов характеризует приверженность музыкальному стилю «рэпп», а также характерная одежда аксессуары, стиль поведения и т.д.

Роллерами называют любителей роликовых коньков. Они предпочитают спортивную одежду ярких расцветок. В основном роллеры - школьники старших классов (13-16 лет), по есть студенты и младшие школьники. Обычно роллеров относят к спортивным субкультурам, а рейверов и рэпперов - к музыкальным, но общность базовых ценностей лежащих в основе этих субкультур: легкое, беззаботное отношение к жизни, стремление жить сегодняшним днем, быть одетым по последней моде достаточное основание для их сближения и типологизации.

- Криминальные (гопники, люберы).

Расцвет ее приходится на 80-е гг. В середине 90-х гг. появляется новое поколение «гопников», неконтролируемое организованной преступностью или контролируемое в меньшей степени. Они быстро проявили себя как «культурные враги» большинства молодежных субкультур.

- Анархо-нигилистические или радикально-деструктивные (панки, экстремистские политизированные субкультуры правого и левого толков). Субкультуры относящиеся к данному типу в настоящее время маргиналы среди субкультур. Это относится, в частности, к панкам. Многие из них поддерживали тесные контакты с хиппи, входили в Систему, как именовала себя общность хиппи. Подобная субкультурная диффузия характерна для молодежных субкультур российской провинции 80-х гг. В 90-х гг. субкультурная диффузия охватывает субкультуры панков и металлистов (музыка стиля хэви-металл или трэш-металл).

Деструктивный и нигилистический характер носит и субкультура сатанистов. Еще в конце 80-х гг. от субкультуры хэви-металл отделилась группа «черных металлистов», сблизившаяся с приверженцами церкви сатаны. Можно сказать, что в середине 90-х гг. в России сформировалась сатанистская субкультура. Необходимо отметить, что на сегодняшний день группы сатанистов носят конспиративный характер.

В рамках субкультур анархо-нигилистического типа можно выделить также анархо-левацкую и правоэкстремистскую субкультуры. Анархисты, как известно, против любых выборов, якобы подавляющих меньшинства, и предлагают заменить выборы «консультациями». Тогда как у приверженцев правоэкстремистской молодежной субкультуры преобладают шовинистские настроения. В СМИ часто появляются репортажи об акциях проводимых приверженцами субкультур правоэкстремистского толка, как правило, данные акции сопровождаются погромами и избиением иностранных граждан. В целом необходимо отметить, что представители этого типа субкультуры отличаются агрессивным антиобщественным поведением.

Такова пестрая картина разнообразных молодежных субкультур, которые являются сегодня предметом многих социологических исследований.

Стоит отметить, что отечественные молодежные субкультуры в своем развитии заимствовали многие черты западных культурных традиций. Однако западные культурные элементы соединились в них с представлениями и традициями российской действительности.

Молодежные субкультуры представляют собой явление, не сводимое исключительно к особенностям возрастной психологии. Их возникновение связано с целым рядом объективных причин и обусловлено как характером культуры и социальных взаимодействий современного общества, так и принципиальным изменением в его рамках места и роли молодежи.

Стоит отметить, в современных российских условиях на наш взгляд, становится очевидным, что досуг играет не маловажную роль в формировании субкультур. В современной России положение молодежи, а значит и ее субкультура, имеют свои особенности. Молодежь, несмотря на определенную генерационную замкнутость, живет в общем социокультурном пространстве с другими поколениями. Поэтому транзитивный характер российского социума и его основных институтов отражается на содержании*и направленности молодежной субкультуры.

Многие отечественные молодежные субкультуры представляют собой органические, а не заимствованные культурные комплексы. Их особенность состоит в том, что большинство из них ориентированы на проведение досуга, поэтому на сегодняшний день можно констатировать тот факт, что досуговая деятельность становится определяющим фактором формирования молодежных субкультур.

Досуговая сфера жизнедеятельности является весьма специфической. Ее специфика объясняется особенностями молодежи как социокультурной группы, так и значением и сущностными характеристиками самого досуга, его роль и место в жизни молодежи. Поэтому управление, организация, планирование, контроль в сфере досуга представляют собой весьма сложные механизмы, через которые возможно относительное влияние на сферу досуга.

 

АВТОР: Батнасунов А.С.