15.01.2011 117843

Система и структура языка (лекция)

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

1. Системно-структурная организация языка

2. Уровневая модель системы языка

3. Полевая модель системы языка

4. «Элемент», «единица» и «множество» как понятия системной лингвистики

5. Соотношение в языке части и целого

6. Форма и содержание в языке

Литература

 

Ключевые слова: системно-структурная организация языка, уровни языка, полевая модель описания языка, элемент, единица, множество в языке, системная лингвистика, часть и целое в языке, форма и содержание в языке, совокупность единиц языка, горизонтальная и вертикальная оси языка, парадигматика и синтагматика в языке, номинация, предикация.

 

1. СИСТЕМНО-СТРУКТУРНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ЯЗЫКА

 

Язык имеет двунаправленный характер. Так, с помощью языка мы осмысливаем воспринимаемую действительность. И вместе с тем он направлен на внутренний, духовный мир человека. Следовательно, в языке тесно взаимодействует две сферы: материальная и духовная. Язык воссоздает материальный мир в его вторичном - идеальном проявлении.

Одна из основных задач языкознания – выявить закономерности внутреннего устройства языка. Глубокое и последовательное изучение внутренней организации языка началось в 19-м веке и сформировалось как самостоятельная теория к середине 20-го века благодаря утверждению в науке системного подхода.

Системный подход в языкознании получил диаметрально противоположные оценки: полную поддержку и полное отрицание. Первое породило лингвистический структурализм, второе – стремление сторонников так называемого традиционного языкознания отстоять приоритеты исторического метода, который, по их мнению, несовместим с системным. Такая непримиримость проистекает, главным образом, из разного понимания того, что такое «система».

В философии «система» - это «порядок», «организация», «целое», «агрегат», «совокупность». Дальше наблюдаем смысловое усложнение понятия. Оно осмысливается как «саморазвивающаяся идея», целостность, содержащая в себе множество ступеней. Как отмечают ученые, со второй половины 20-го века можно говорить о сформировавшемся системном стиле мышления.

В настоящее время системы классифицируют на: 1) материальные (состоящие из материальных объектов) и идеальные (из понятий, идей, образов); 2) простые (состоящие из однородных элементов) – сложные (объединяющие неоднородные группировки или классы объектов); первичные (состоящие из элементов, значимых для системы в силу своих природных свойств) – вторичные (элементы которых используются специально для передачи информации, в силу этого такие системы называются семиотическими, то есть знаковыми; целостные (в которых связи между элементами прочнее, чем связи элементов со средой) – суммативные (в которых связи между элементами такие же, как и связи элементов со средой); естественныеискусственные; динамические – статические; открытые (то есть взаимодействующие со средой) – закрытые; самоорганизующиеся - неорганизованные; управляемые - неуправляемые идр.

Какое же место в этой классификации систем занимает язык? Однозначно отнести язык к одному из типов невозможно в силу многокачественной природы языка. Он относится к разряду сложных систем, поскольку объединяет неоднородные элементы (фонемы, морфемы, слова и т.д.) Дискуссионным остается вопрос о сфере локализации (или существования) языка. Мнение о том, что он существует в виде языковой памяти, небезосновательно, но тем не менее это не единственное условие его существования. Вторым условием его существования является материальное воплощение его идеальной стороны в языковых комплексах.

Поскольку в языке неразрывно связаны идеальная и материальная стороны, и он предназначен для передачи информации не природой, а в результате целенаправленной деятельности людей по закреплению и выражению семантической информации (то есть идеальных систем – понятий, идей), то его следует рассматривать как вторичную семиотическую систему.

Представители структурализма рассматривают систему языка как закрытую, жесткую и однозначно обусловленную. Компаративисты, если и считают язык системой, то только системой целостной, динамической, открытой и самоорганизующейся. Такое понимание удовлетворяет и традиционные, и новые направления науки о языке. В каких отношениях находится понятие «система языка» с такими смежными понятиями, как «совокупность», «целое», «организация», «элемент» и «структура»? Прежде чем ответить на этот вопрос, необходимо выяснить, как соотносятся понятия «элементы» и «единицы» языка, поскольку «система» языка предполагает наличие минимальных, далее неделимых компонентов, из которых она состоит.

По мере развития системного изучения языка и стремления понять внутренние свойства языковых явлений, наблюдается тенденция к содержательному разграничению понятий «элементы» и «единицы» языка как части и целого. Как составные части единиц языка (их плана выражения или плана содержания) элементы языка несамостоятельны, так как выражают лишь некоторые свойства языковой системы. Единицы же языка обладают всеми свойствами системы языка и как целостные образования характеризуются относительной самостоятельностью (онтологической и функциональной). Единицы языка образуют первый системообразующий фактор.

Понятие «система» в языкознании тесно связано с понятием «структура». Под системой понимается язык в целом, так как он характеризуется упорядоченной совокупностью своих единиц, в то время как структура – это строение системы. Другими словами, системность – это свойство языка, а структурность – это свойство системы языка.

Языковые единицы различаются и количественно, и качественно, и функционально. Совокупности однородных единиц языка образуют подсистемы, называемые ярусами или уровнями.

Структура языка – это совокупность закономерных связей и отношений между языковыми единицами, зависящих от их природы и определяющих качественное своеобразие языковой системы в целом и характер ее функционирования. Своеобразие языковой структуры определяется характером связей и отношений между языковыми единицами.

Отношение – это результат сопоставления двух или более единиц языка по какому- либо общему основанию или признаку. Это опосредованная зависимость языковых единиц, при которой изменение одной из них не ведет к изменению других. Выделяются следующие основополагающие для языковой структуры отношения: иерархические, устанавливающиеся между неоднородными единицами(фонемами и морфемами; морфемами и лексемами и т.п.); оппозитивные, согласно которым противопоставляются друг другу либо языковые единицы, либо их признаки.

Связи языковых единиц определяются как частный случай их отношений, предполагающие непосредственную зависимость языковых единиц. При этом изменение одной единицы ведет к изменению других. Структура языка выступает как закон связи этих элементов и единиц в пределах определенной системы или подсистемы языка, что предполагает наличие, наряду с динамизмом и изменчивостью, и такого важного свойства структуры, как устойчивость. Таким образом, устойчивость и изменчивость – две диалектически связанные и «противоборствующие тенденции языковой структуры. В процессе функционирования и развития системы языка ее структура проявляет себя как форма выражения устойчивости, а функция как форма выражения изменчивости. Структура языка благодаря своей устойчивости и изменчивости выступает как второй важнейший системообразующий фактор.

Третьим фактором образования системы (подсистемы) языка выступают свойства языковой единицы, а именно: проявление ее природы, внутреннего содержания через отношение к другим единицам. Свойства языковых единиц иногда рассматривают как функции подсистемы (уровня), образуемой ими. Выделяются внутренние и внешние свойства языковых единиц. Внутренние зависят от связей и отношений, установившихся между однородными единицами одной подсистемы или между единицами разных подсистем, внешние же зависят от связей и отношений языковых единиц к действительности, к окружающему миру, к мыслям и чувствам человека. Это такие свойства языковых единиц как способность называть, обозначать, указывать и т.д. Внутренние и внешние свойства называют функциями подсистемы (или уровня).

Что же представляет собой структура языковой системы? Для ответа на этот вопрос необходимо раскрыть сущность тех связей и отношений, благодаря которым языковые единицы образуют систему. Эти связи и отношения располагаются по двум системообразующим осям языковой структуры: горизонтальной (отражающей свойство языковых единиц сочетаться друг с другом, выполняя тем самым коммуникативную функцию языка); вертикальной (отражающей связь языковых единиц с нейрофизиологическим механизмом головного мозга как источником своего существования). Вертикальная ось языковой структуры представляет собой парадигматические отношения, а горизонтальная – отношения синтагматические, призванные приводить в действие два основополагающих механизма речевой деятельности: номинацию и предикацию. Синтагматическими называются все виды отношений между языковыми единицами в речевой цепи. Они реализуют коммуникативную функцию языка. Парадигматическими называются ассоциативно-смысловые отношения однородных единиц, в результате которых языковые единицы объединяются в классы, группы, разряды, то есть в парадигмы. Сюда относятся варианты одной и той же единицы языка, синонимические ряды, антонимические пары, лексико-семантические группы и семантические поля и т.п. Синтагматика и парадигматика характеризуют внутреннюю структуру языка как важнейшие системообразующие факторы, предполагающие и взаимообусловливающие друг друга. По характеру синтагматики и парадигматики языковые единицы объединяются в сверхпарадигмы, включающие однородные единицы одинаковой степени сложности. Они образуют в языке уровни (ярусы): уровень фонем, уровень морфем уровень лексем и т.д. Такое многоуровневое устройство языка соответствует структуре мозга, «управляющего» психическими механизмами речевого общения.

 

2. УРОВНЕВАЯ МОДЕЛЬ СИСТЕМЫ ЯЗЫКА

 

Языковые уровни располагаются по отношению друг к другу по принципу восходящей или нисходящей сложности единиц языка. Сущность этого явления заключается в сохранении свойств и признаков единиц низшего уровня в системе высшего уровня, но уже в более совершенной форме. Таким образом, отношения между уровнями языковой системы не сводимы к простой иерархии - подчинения или вхождения. Поэтому систему языка справедливо называть системой систем.

Рассмотрим единицы языка с точки зрения сегментации речевого потока. При этом под единицей языка понимается то, что, выражая значение, материализуется в речевых сегментах и их признаках. Поскольку речевая реализация единиц языка характеризуется достаточно широким диапазоном вариативности, то к выделенным речевым сегментам применяется мыслительная операция отождествления, заключающаяся в том, что формально различающиеся речевые сегменты признаются материальным воплощением одной и той же единицы языка. Основанием для этого служит общность выражаемого варьирующимися единицами значения или выполняемой ими функции.

Началом сегментации речевого потока является выделение в нем коммуникативных единиц – высказываний, или фраз. В системе языка ему соответствует синтаксема или синтаксическая модель, представляющая синтаксический уровень языка. Следующим этапом сегментации является членение высказываний на словоформы, в которых совмещаются несколько неоднородных функций (номинативная, деривационная и релятивная), поэтому операция отождествления осуществляется отдельно по каждому направлению.

Класс словоформ, характеризующийся одинаковыми по значению корневыми и аффиксальными морфемами, отождествляется в основную единицу языка – слово, или лексему.

Словарный состав того или иного языка образует лексический уровень. Класс словоформ, обладающий одинаковым словообразовательным значением, составляет словообразовательный тип – дериватему. Класс словоформ с тождественными формообразовательными аффиксами отождествляется в грамматическую форму - граммему.

Следующий этап сегментации речевого потока состоит в выделении наименьших значимых единиц – морфов. Морфы с тождественными лексическими (корни) и грамматическими (служебные и аффиксальные) значениями объединяются в одну единицу языка – морфему. Вся совокупность морфем данного языка образует в системе языка морфемный уровень. Завершает сегментацию речевого потока выделение в морфах минимальных речевых отрезков – звуков. Разные по своим физическим свойствам звуки, или фоны, могут выполнять одну и ту же смыслоразличительную функцию. На этом основании звуки отождествляются в одну языковую единицу – фонему. Фонема – минимальная единица языка. Система фонем образует фонологический уровень языка.

Таким образом, выделение уровня или подсистемы языка допускается в том случае, когда: подсистема обладает основными свойствами языковой системы в целом; подсистема отвечает требованию конструктивности, то есть единицы подсистемы служат конструированию единиц подсистемы более высокой организации и вычленяются из них; свойства подсистемы качественно отличаются от свойств конструирующих ее единиц нижележащей подсистемы; подсистему определяет единица языка, качественно отличающаяся от единиц смежных подсистем.

Своеобразием уровневой модели языковой системы является стремление представить язык как симметричную и идеально упорядоченную схему. Эта идея, сама по себе довольно привлекательная, однако не является вполне адекватной, поскольку язык не представляет собой абсолютно гармоничной, симметричной и идеально упорядоченной системы. Поэтому все большую популярность приобретает полевая модель языковой системы

 

3. ПОЛЕВАЯ МОДЕЛЬ СИСТЕМЫ ЯЗЫКА

 

Главным принципом полевого моделирования системы языка служит объединение языковых единиц по общности их содержания – семантического и функционального. Единицы одного и того же языкового поля отражают предметное, понятийное или функциональное сходство обозначаемых явлений. Полевая модель демонстирует диалектическую связь между языковыми явлениями и внеязыковым миром. В ней выделяется ядро и периферия. Ядро концентрирует в себе максимальный набор полеобразующих признаков. Периферию образуют языковые единицы с неполным набором этих признаков, и их интенсивность может быть заметно ослаблена. Они обычно являются экспрессивными образованиями.

Критерии выделения ядра и периферии были разработаны чешскими лингвистами.

Полевая модель системы языка хорошо соотносится с современными нейролингвистическими теориями, изучающими проблемы устройства и функционирования коры головного мозга. Установлено, что «упаковка» и «хранение» языка в мозгу человека также осуществляется по принципу поля: парадигматические группировки языковых единиц, типовые синтагматические блоки-схемы, эпидигматические гнезда и т.п. Причем за каждый блок «отвечает» тот или иной специализированный речевой центр левого полушария головного мозга: зона Брока – за производство речи, зона Вернике – за понимание и восприятие чужой речи. Перед зоной Брока – центры синтагматики (сцепления, сочетания языковых единиц), в затылочной части, за зоной Вернике – центры парадигматики (категоризации). Главное достоинство полевой модели системы языка в том, что она дает возможность представить язык как систему систем, между которыми происходит взаимодействие и взаимопредставление, в результате чего язык предстает как функционирующий механизм с постоянной перестройкой элементов и отношений между ними.

Возникает вопрос, что значит системно-структурное изучение языка, какие аспекты языка при этом познаются особенно глубоко и эффективно. На него следует ответить следующим образом.

1.Системные принципы служат методологической базой для построения современных лингвистических теорий, для полевого принципа изучения иностранных языков.

2. Функции языка рассматриваются в их системном взаимодействии.

3. Сопоставляется система языка с другими знаковыми системами.

4. Классификация языков осуществляется на единой – системной – основе.

5. Принцип системности внедряется в сравнительно-историческое исследование языков.

6. Выясняются системные связи и отношения, их специфика на разных структурных уровнях языка и между уровнями.

Таким образом, исходными критериями языковой системы являются: а) ее целостность; б) относительная неделимость элементов системы; в) иерархическая организация; г) структурность.

 

4. «ЭЛЕМЕНТ», «ЕДИНИЦА» И «МНОЖЕСТВО» КАК ПОНЯТИЯ СИСТЕМНОЙ ЛИНГВИСТИКИ

 

История языкознания - это, главным образом, последовательное и поэтапное развитие представлений о ч л е н е н и и континуума (формы и содержания) языка. Различаются внешнее и внутреннее членение языкового континуума.

Внутреннее членение связано с соотношением: а) однородных элементов в пределах того или иного яруса (так выделяются фонемы, морфемы, лексемы, фраземы и т.п.); б) неоднородных элементов, принадлежащих к разным уровням, в результате чего моделируется структура языковой системы в целом).

Внешнее членение основывается на соотношении языковых элементов с внеязыковой действительностью. В результате выделяются смыслоразличительные, номинативные, дейктические, экспрессивно-оценочные, коммуникативные и др. компоненты языка).

Поскольку в звуковом потоке различаются только те элементы, которые обладают значением, необходимо рассмотреть, как соотносятся понятия «языковой знак» и « языковая единица».

Следует отметить, что первое понятие специфичнее и уже второго, поскольку членение языка на сегменты не совпадает с его членением на языковые знаки. Так, различают звуковые единицы (фонему, слог, фонетическое слово, речевой такт, фонетическую фразу) и знаковые единицы (морфему, слово, словосочетание, предложение). Первые со вторыми соотносятся лишь частично.

Существующие принципы членения языковых единиц условно подразделяются на структурные и функциональные. Структурный принцип предполагает нахождение все более элементарных, простых и далее неделимых единиц. Функциональный принцип направлен на выделение номинативных, коммуникативных и конструктивных единиц языка, обозначающих отдельные объекты, действия, качества и выражающих понятия и представления.

Каждая языковая единица существует в сознании говорящих в двух ипостасях: в составе единицы высшего уровня как часть целого, а в пределах своего уровня – как целое. В языковых единицах каждого последующего уровня отображаются результаты качественно иного отражения мира.

Множество – это класс языковых единиц, обладающих некоторым общим свойством. Объекты, его составляющие, называются элементами.

Итак, главный признак языковой системы – целостность, под которой понимается множество, т.е. единство элементов, имеющее свою структуру. Нечленимость элементов языковой системы относительна, поскольку неделимыми они могут быть только в пределах данной системы. За пределами своей системы они могут члениться на более дробные элементы, способные входить в другие системы и подсистемы. Структура языковой системы образуется горизонтальными и вертикальными связями, называемыми соответственно парадигматикой и синтагматикой.

Наряду с этим выделяется эпидигматика как комплексный системообразующий фактор, использующий синтагматические и парадигматические отношения в функции ассоциативно-деривационной мотивации.

 

5. СООТНОШЕНИЕ В ЯЗЫКЕ ЧАСТИ И ЦЕЛОГО

 

Специфика сложных языковых объектов не выводима из суммы особенностей составляющих их частей, поэтому соотношение части и целого имеет в языке достаточно сложный характер. Так, знание частей не служит окончательным условием познания целого, а также нельзя раскрыть сущность компонентов, не понимая целого, в состав которого они входят. Вместе с тем целое может обладать свойствами, которые отсутствуют у его составляющих. Для осмысления этого необходимо различать понятия часть целого и элемент целого. Часть – это составляющая целого, а элемент соотносится с целым опосредованно.

Взаимоотношения частей при возникновении целого сопровождаются несколькими процессами: 1) образованием взаимодействующих связей между частями целого; 2) утратой частями некоторых своих свойств, не востребованных их вхождением в состав целого; 3) формированием у целого новых качеств, обусловленных природой составляющих их частей и возникновением между ними новых связей и отношений. Общие для всех элементов свойства – основа интеграционных процессов в языке, а их различительные признаки приводят к расщеплению целого, обусловливая процессы дифференциации. «Противоборство» процессов интеграции и дифференциации в структуре целого является главным стимулом развития языка. Эти процессы основаны на парадигматических и синтагматических объединениях элементов в целое. Синтагматические связи приводят к образованию более сложных единиц. На парадигматическом уровне устанавливается тождество единиц на основе: а) их регулярной повторяемости в разных окружениях; б) общности выполняемых функций. В результате образуются множества, классы, группы, разряды, системы (фонем, морфем, лексем и т.д.)

Существуют единые принципы организации языковой системы как сложного целостного образования, Вместе с тем каждый структурный уровень языка организован по собственным законам. Выявление и описание глубинных связей между частями и целым – основа современной системной лингвистики. К числу первоочередных задач исследователи относят: 1) решение проблемы языковой единицы; 2) определение соотношения языковых единиц на синтагматической и парадигматической оси; 3) выявление их системных связей, вариативности, деривационного потенциала и мн. др.

 

6. ФОРМА И СОДЕРЖАНИЕ В ЯЗЫКЕ

 

Форма в языке – это внешняя, воспринимаемая органами чувств, наблюдаемая сторона языка; способ членения экстралингвистической действительности; видоизменение, разновидность языкового знака. Иначе говоря, форма в языке – это и наблюдаемая, и представляемая, и модифицируемая ипостась языковых явлений, обладающих содержанием.

Содержание в языке – это единство всех основных элементов целого, его свойств и связей, существующее и выражаемое в форме и неотделимое от нее. Содержание часто отождествляется со значением. Между тем соотношение содержания и значения остается проблемным. Содержание рассматривается как родовое понятие, а значение – как видовое. Содержание охватывает и означающее языкового знака и означаемое, а значение – только означаемое.

Важнейший стратегический принцип лингвистического познания: обнаружив и описав формальную структуру языкового явления, выявить, каким способом и при помощи каких средств она выражает его содержание.

Наличие асимметрии между формой и содержанием – главное условие развития и совершенствования языковой системы.

Внешние очертания того или иного языкового явления – это далеко не вся его форма, а лишь незначительная часть. В полном объеме языковая форма имплицитно (т.е. неявно, скрыто) содержится в языковом явлении и эксплицируется (специально обозначается) только в специфическом речевом употреблении. Еще более скрытым от внешнего восприятия является содержание языковой формы, поскольку оно неисчерпаемо по своей природе, как неисчерпаемо само познание человеком своего внутреннего и окружающего мира. Меняющееся соотношение формы и содержания языка в целом и отдельных его элементов превращает язык в неисчерпаемый источник научного познания. Диалектическая взаимосвязь формы и содержания в языке образует достаточно противоречивое единство, которое проявляется: в стабильности формы и изменчивости содержания; в асимметричном дуализме языкового знака (т.е. в несоответствии формы и содержания); в обязательности языковой формы для всех членов данного этноязыкового сообщества и индивидуальности выражения говорящим отдельных аспектов языкового содержания; в развитии языкового содержания в направлении от наглядно-чувственного отражения предмета мысли к абстрактному, тогда как языковая форма стремится к конкретности.

Следует отметить взаимопереходный характер формы и содержания, что проявляется в следующем: то, что в одном языке является содержанием, в другом может выступать в качестве элемента формы.

Таким образом, системность языка в целом и отдельных его составляющих характеризуется:

определенным множеством функционально-значимых элементов, являющимся субстанцией языковой системы; закономерными и упорядоченными связями и отношениями между элементами, их функциональным взаимодействием и координацией, образующими в своей целостности структуру языковой системы; взаимообусловленностью свойств целого и свойств его отдельных частей, целостным назначением элементов в системе языка, их функциональным единством.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1. Горнунг Б.В. О характере языковой структуры // Вопросы языкознания. 1959. №1. С. 43-49.

2. Общее языкознание: Внутренняя структура языка. М., 1972. Главы 1 и 2.

3. Плотников Б.А. О форме и содержании в языке. Минск, 1989.

4. Солнцев В.М. Язык как системно-структурное образование. М., 1977.