12.08.2012 17310

Национально - культурный компонент в структуре лексического значения и проблемы его выделения

 

Как известно, язык, как одним из основных признаков нации, выражает культуру народа, который на нём говорит, т. е. национальную культуру. Две национальные культуры никогда не совпадают полностью, каждая культура состоит из национальных и интернациональных единиц, поэтому изучение иностранного языка предполагает не только освоение нового кода и нового способа выражения мыслей, но и ознакомление с источником сведений о национальной культуре народа - носителя изучаемого языка (Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров, 1976); при этом язык рассматривается в тесной связи с фактами общественной жизни его творцов и носителей, с их историей, географией, бытом, культурой и литературой (О.С. Ахманова, И.А. Мельчук, Е.В. Падучева, 1961, 6). Совокупность этих знаний составляет мир изучаемого языка, без проникновения в который невозможно полностью понять языковые явления (S.G.Ter-Minasova, 1995, 40).

В основе изучения проблемы связи языка и культуры лежит антропологический подход к языку, сформулированный В. Гумбольдтом. По В. Гумбольдту, язык всегда воплощает в себе своеобразие целого народа, дух нации (В. Гумбольдт, 1985, 349). Его идеи получили развитие в самых разных гуманитарных науках, прежде всего, в междисциплинарных исследованиях по лингвострановедению (Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров, 1980, 1983, 1990; Г.Д. Томахин, 1984, 1988; В.В. Ощепкова, 1995; В.Г.Костомаров, 1989), лингвокультурологии (В.В. Воробьев, 1993; В.Н. Телия, 1996), межкультурной коммуникации (С.Г. Тер-Минасова, 2000), этнолингвистике (F. Boas, 1994; Э. Сепир, 1993; Б.Л. Уорф, 1960; Н.И. Толстой, 1995), социолингвистике (M.A.K. Halliday, 1978; Р.Т. Белл, 1980; А.Д. Швейцер, 1971, 1976), этнопсихолингвистики (Ю.А. Сорокин, И.Ю. Марковина, 1988; А.И. Белов, 1988; Т.В. Шмелева, 1988; А.Н. Крюков, 1988), этнопсихосемантики (И.Г. Ольшанский, 1998).

Признавая существование связи языка и культуры, многие отечественные и зарубежные исследователи прежде всего обращаются к лексико-семантическому уровню языка, единицы которого непосредственно реагируют на изменения во всех сферах человеческой деятельности (З.К. Тарланов, 1984; Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров, 1980; M.A.K. Halliday, 1978; В.П. Фурманова, 1993; Э. Сепир, 1993; R.W. Langacker, 1997; А. Вежбицкая, 1999; С.Г. Тер-Минасова, 2000).

Исследователи отмечают, что слова с особыми культурно - специфичными значениями отражают не только образ жизни, характерный для языкового коллектива, но и образ мышления (А. Вежбицкая А., 1999, 268, С.Г. Тер-Минасова, 2000,). В основе семантических систем разных языков лежат понятийные системы, сформированные в сознании представителей той или иной лингвокультурной общности. В лингвистических исследованиях часто отмечается значимость универсальных, общечеловеческих факторов для формирования понятийных систем: единство материального мира, фундаментальных условий жизни, общее магистральное направление деятельности людей в условиях земной цивилизации, общность механизмов восприятия человеком окружающей действительности (М.В. Никитин, 1988; Н.Г. Комлев, 1969; R.S. Jackendoff, 1993).

Ученые единодушно утверждают, что при всех общих условиях, в жизни каждого народа есть свойственные только ему специфические реалии культуры, быта, среды, которым в иной культуре (и понятийной системе) соответствуют полные или частичные пробелы (Г.Д. Томахин, 1984; М.В. Никитин, 1988; Г.В. Колшанский, 1975; S.G. Ter-Minasova, 1995).

Все эти реалии находят отражение в языке, прежде всего, в виде языковых обозначений данных специфических элементов цивилизации, несущих культурный отпечаток (национальных словесных образах) (В.В. Ощепкова, 1995).

Культурно-специфичные слова, по мысли А. Вежбицкой, являются понятийными орудиями, отражающими прошлый опыт нации касательно действий и размышлений о различных вещах определенными способами, они способствуют увековечиванию этих способов (А. Вежбицкая, 1999, 269).

Актуальность наименований, наиболее ярко отражающих национальные особенности культуры народа-носителя конкретного языка, подтверждается тем, что для их обозначения выработано множество терминов: без эквивалентная, не полно эквивалентная лексика (Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров, 1980, А.С. Мамонтов, 2000), реалии (Г.Д. Томахин, 1984, 1988; В.В. Ощепкова, 1995; С. Влахов, С. Флорин, 1980), лакуны (В.А. Муравьев, 1971; Ю.А. Сорокин, 1977), фоновая лексика (Г.Д. Томахин, 1988; Ю.А. Воробьев, 1994; В.В. Ощепкова, 1995), национальные словесные образы (В.В. Ощепкова, 1995), экзотическая лексика (В.П. Берков, 1973), культуремы (В.В. Воробьев, 1997)и др.

Семантику этих слов исследователи рассматривают, как область, где язык и культура соприкасаются наиболее близко.

Исследователи утверждают, что семантические системы разных языков и отдельные элементы этих систем содержат несовпадающие элементы, определенную национально-специфическую информацию, известную только данной национально-культурной общности людей.

Впервые систематическое исследование национально-культурного аспекта лексического значения было представлено в трудах Е.М. Верещагина и В.Г. Костомарова, в разработанной ими на материале русского языка лингвострановедческой теории слова и продолженной в трудах Г.Д. Томахина на материале английского языка.

Согласно лингвострановедческой теории слова, национальная специфика семантики лексической единицы обеспечивается содержанием в ней национально-культурных семантических долей. Под национально-культурными семантическими долями авторы понимают те семантические признаки, которые «формируются, складываются в границах определенной этнокультурной и национально-языковой общности» (Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров, 1980, 67).

Национально-культурные семантические доли могут входить в лексическое понятие (интенсионал) и такое слово рассматривается как возникшее внутри данной исторической общности людей. Слова такого рода именуют без эквивалентной лексикой (Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров, 1980, А.С. Мамонтов, 2000) или реалиями (Г. Д. Томахин, 1984; Г.Д. Томахин, 1988).

Национально-семантические доли могут присутствовать на уровне лексического фона (импликационала). В этих случаях понятийно тождественные лексические единицы обладают расхождениями в области семантической периферии, т.е. знаний и ассоциаций, сопряженных с данным предметом или явлением в сознании носителей данного языка. Подобные лексические единицы получили название фоновой лексики (Г.Д. Томахин (1988), В.В. Ощепкова (1995), Ю.А. Воробьев (1994)).

Исследователи предлагают и другие термины для обозначения национально-культурной информации в составе лексического значения: национально-культурный компонент значения (Л.В. Малаховский, Л.Т. Микулина, 1982, 53, А.С. Мамонтов, 1999, 152), культурно - исторический компонент (В.В. Ощепкова, 1995, 11).

Лингвострановедческая теория слова получает развитие в лингвокультурологии (В.В. Воробьев, 1993; В.Н. Телия, 1996), которая акцентирует внимание на методологических и лингвистических аспектах соотношения языка и культуры: «системное представление культуры народа в его языке, в их диалектическом взаимодействии и развитии» (В.В. Воробьев, 1993, 45). Цель этого научного направления - исследовать и описать взаимодействие языка и культуры в национальной и общечеловеческой формах в современном состоянии или в определенные синхронные срезы (В.Н. Телия, 1996, 216). Как и лингвострановедение, лингвокультурология анализирует семантику лексических единиц для выделения культурно значимой информации. В лингвокультурологии принято делить подобные единицы на те, в которых культурно-значимая информация содержится в денотативном аспекте значения (реалии), и те, в которых культурно-значимая информация концентрируется в коннотативном аспекте значения (В. Н. Телия, 1996, 235). Подобный подход согласуется с принципами когнитивистики, применяемыми при описании семантики слова, т.е. денотативный аспект значения рассматривается как типовой образ класса предметов и явлений в сознании носителей языка.

Коннотативный аспект значения при таком подходе - это интерпретация или дополнение денотативного аспекта разнообразными сведениями: ассоциативно-фонового, эмпирического, культурно - исторического или мировоззренческого характера (В.Н. Телия, 1996, 107).

Национально-культурная (культурно-историческая) коннотация - важнейшее понятие лингвокультурологии (В.Н. Телия, 1996, 216). Ее содержание представляет собой соотнесение языковых значений с тем или иным культурным кодом, которым владеют представители определенной лингвокультурной общности (В.Н. Телия, 1996, 219). Владение культурным кодом - ключ к адекватной интерпретации культурно-значимой информации, заключенной в концепте.

Когнитивистика утверждает, что культура формирует человека; человек как познающий субъект всегда находится под влиянием своей национальной культуры (В.З. Демьянков, 1994, 19). Исследователи, относящиеся к этому направлению, отмечают, что процесс познания и формирования концептов всегда происходит в определенной социокультурной среде. Языковой коллектив, живущий в некой экологической среде, осваивает ее при меняющихся, но характерных именно для него социальных и культурных условиях, которые «навязывают» носителям данного конкретного языка специфический взгляд на тот или иной фрагмент действительности или являются призмой, сквозь которую преломляется восприятие окружающего мира (В.Н. Телия, 1996, 175;).

Концептуальная информация, содержащаяся в лексическом значении, представляет собой результат процесса детального анализа всех имеющихся сведений об обозначаемых объектах и явлениях и отбора наиболее значимых для данного языкового коллектива.

Концептуальная система общества, т.е. информация, которой располагают члены языкового коллектива о действительности или возможном положении вещей в мире, ориентирована в сторону специфических, значимых, принятых в данном обществе социальных, культурных, эстетических ценностей, в сторону социально-значимой, конвенциональной «картины мира» (Р.И. Павиленис, 1983, 116).

Одновременно исследователи подчеркивают значимость интралингвистических факторов, формирующих уникальную национальную концептуальную модель мира: язык через его инвентарь, систему значений и их ассоциаций, подключаясь к концептуальной модели мира, окрашивает ее в национально-культурные цвета (В.Н. Телия, 1988, 177). Культурно-значимая информация «вплетается» в план содержания языковых единиц (В.Н. Телия, 1996, 233).

При выявлении национально-культурных семантических долей (элементарных понятий) в лингвострановедении используется компонентный анализ. Лингвокультурология применяет когнитивный подход к изучению семантики слова, который мы используем в данной работе.

Мы полагаем, что наиболее продуктивно исследовать национально-культурный компонент значения слова можно при помощи методики, предлагаемой С.Е. Никитиной, при которой концепт анализируется через определение его связей с другими концептами той же культуры.

Все вышеизложенное позволяет утверждать, что структурирование концептуальной информации при помощи определения отношений анализируемого концепта с другими концептами той же культуры, возможно, представляет собой наиболее эффективный способ выявления культурно-значимой информации, сопряженной с тем или иным концептом в сознании носителей языка.

 

АВТОР: Козырева О.А.