03.09.2010 16450

Усвоение детьми слоговой структуры слова в процессе онтогенеза

Внимание! В Каталоге готовых работ Вы можете посмотреть дипломные работы по данной тематике.

Проблема становления слоговой структуры слова у детей с нормальным речевым развитием не раз являлась предметом специального исследования и отражена в работах многих авторов.

Усвоение ребенком слоговой структуры слова подчинено ряду этапов, успешное прохождение которых определяет нормальный речевой онтогенез. «У ребенка поэтапно формируется психологическая организация, которая, достигнув ступени формирования, коррелирована с системой языка» (А.А. Леонтьев, 1965,с. 83).

Подготовительным периодом к развитию всей речи в целом считается доречевой. Е.Н. Винарская называет его периодом младенческих криков и говорит о том, что первый крик младенца - всего лишь «компонент подкорковой оборонительной реакции, обусловленный прекращением плацентарного кровообращения и охлаждением тела младенца во внешней атмосфере», а младенческие крики вообще - это голосовые реакции ребенка на различные дискомфортные состояния его организма. (1970, с. 55) Многие авторы отмечают, что крик невозможно разложить на звуковые или слоговые структуры. Период младенческих криков подготавливает голосовой аппарат ребенка к речевой работе, кроме того, в этот период закладывается «базальный компонент в формировании детской речи» - кинестетическая чувствительность. К концу периода младенческих криков ребенок постепенно учится воспринимать интонацию обращенной к нему речи. Е.Н Винарская отмечает, что те звуковые комплексы из внешней среды, тактильно-кинестетических эквивалентов которых у младенцев нет, он слышать правильно не может; те же эквиваленты, которые у него имеются, он не только правильно воспринимает, но и способен к их подражательному воспроизведению.

Н.И. Жинкин (1958), Е.И. Исенина (1986), определяют роль способности к интонационному подражательству как решающую в формировании слоговой структуры слова.

В период с 0.3 до 0.5-0.6 мес. происходит качественный скачок в развитии вокализаций ребенка. В.И. Бельтюков (1977) и А.Д. Салахова (1972) называют этот этап периодом синтагматической организации речи, который заключается в соединении голосовых элементов (синтагм) в линейную последовательность с модуляцией по тембру и высоте. Авторы называют лепет первой тренировкой ребенка в выстраивании линейной структуры звуковых комплексов. Исследования спонтанного лепета младенца С.М. Носиковым (1985) свидетельствуют о том, что лепетные цепи могут состоять из вокализаций а-тембра, позже о-, е-, у-, и-тембров, различных по длительности, протяженности, громкости и повторяющихся от 2 до 6 раз. По данным А.А. Леонтьева, Н.И. Жинкина, Н.Х. Швачкина, в этот период у звуков появляется признак локализованности, начинается структурализация слога, поток речи распадается на слоговые кванты, структурный состав которых можно определить как последовательность слогов типа СГ.

Н.И. Жинкин (1958) отмечает, что в этот период у ребенка формируется физиологический механизм слогообразования, автономный по отношению к другим речевым механизмам.

Исследования Е.Н. Винарской свидетельствуют о преимуществе интонационного наполнения слова для понимания ребенком обращенной к нему речи. Автор говорит об интонационной значимости обращенной речи для возрастания коммуникативно-познавательной активности ребенка. «Воспринимая такие сегменты меняющейся звучности, ребенок подвергает эмоциональной интерпретации лишь их вокальные или голосовые компоненты» (1970, с. 59).

Если сначала ребенок бессознательно овладевает вокализациями, то приблизительно с полугодовалого возраста он начинает сознательно оперировать «сегментами меняющейся звучности», они становятся, по выражению Е.Н. Винарской (1970), предметами его специальных усилий. Вплоть до появления первых лепетных псевдослов (по данным авторов до 0.9-11 месячного возраста), ребенок тренируется в воспроизводстве цепей, состоящих из сегментов типа слогов СГ, в которых пока отсутствует четкое звуковое наполнение. А.Д. Салахова (1972, с. 6) отмечает: «...в норме присутствуют попытки точного слогового и ритмического оформления слова наряду с лабильностью его звукового контура». По мнению Л.А. Чистович (1965), в первый год жизни последовательность СГ-СГ-СГ - это единственный речеобразующий механизм.

По данным Е.Н. Винарской постепенно от однотипного звукового наполнения лепетных цепей ребенок переходит к разнозвуковым рифмованным сочетаниям («рифмованому вздору») с выделением отдельного сегмента по сравнению с остальными в произносимой им цепи (1970, с. 57). Выделенность сегмента обозначается относительно большей длительностью, громкостью, высотой тона. Характерно, что чем старше становится ребенок, тем больше средств выделения он использует. Это соответствует представлениям о природе ударения в потоке русской речи. «Рифмованный вздор» протекает в подражательном воспроизведении характерных для русской речи ритмических структур и позже переходит к подражательному воспроизведению ритмических структур русского языка в «структуре целостных псевдосинтагм» (1970, с. 59).

С.М. Носиков (1985) отмечает, что в восьмимесячном возрасте у нормально развивающегося ребенка длина лепетных цепей наиболее максимальна (4-5 сегментов); постепенно их количество сокращается и к 13-16 месяцам в среднем составляет 2.5 сегмента, что близко к среднему числу слогов словоформ в русской речи.

Появление первых лепетных псевдослов (9-10 месяцев) означает, что ребенок переходит на более высокий уровень коммуникативно-познавательной активности. Речь ребенка с началом этого периода характеризуется А.А. Леонтьевым как «словесная». Слово начинает формироваться как «строевая писихолингвистическая единица» (1965, с.с. 84, 148, 143).

И.А. Сикорский подразделяет детей раннего возраста на две группы по способу усвоения слоговой структуры слова. Одна из них пополняет свой словарный запас словами, характеризующимися редукцией слогового состава слова до одного, чаще ударного, слога. Для детей второй группы в период активного освоения родного языка характерно «стремление к воспроизведению всего слова с опорой на его ритмическую, в том числе и акцентную, модель - титити - кирпичи; титити – бисквиты» (1899, с. 143).

Е.Н. Винарская (1970), А.Н. Гвоздев (1964, 1981) считают, что у двусложных псевдослов сначала появляется акцент на первом слоге и становится особенно четким при воспроизведении сочетаний, состоящих из двух разных согласных или имеющих дифонацию в двух слоговых частях. Ударения на втором слоге или псевдослова восходящей звучности появляются гораздо позже и гораздо реже, ограничиваясь отдельными сочетаниями.

Д.Б. Эльконин утверждает, что сравнительная произносительная сила слогов, так называемое «динамическое ударение», а так же другие фонетические признаки гласного (длительность, его ясность), играют решающую роль в усвоении слогового состава слова ребенком. Автор в своих исследованиях показывает возможность «понимания слова при условии сохранности его ритмико-мелодической структуры» (2001, с. 86).

Значимость акцентной модели при усвоении новых слов, стремление к воспроизведению ритмической структуры слова наряду с тенденцией к упрощению звукового облика слова, полисемантичность появляющихся в речи ребенка лексических единиц Р.Е. Левина (1936) называет «омонимизацией» слов.

До 1.6-1.7 лет наблюдается замедление роста словаря и бурное освоение фонетической стороны речи, при этом акцент на ритмо¬мелодическом оформлении слова сохраняется. Е.Н. Винарская называет этот период расцветом «модулированных лепетных монологов» (1970, с. 59).

Для последующих периодов, как и для предыдущих, Е.Н. Винарская отмечает значимость эмоционального общения взрослого с ребенком, поскольку, опираясь на него, ребенок подражательным образом приступает к освоению «звуковых синкретичных комплексов, соответствующих синтагмам речи взрослых» (1970, с. 60).

Последующее речевое развитие характеризуется неравномерностью и скачкообразностью, чередованием критических периодов с эволюционными скачками. Асинхрония усматривается и в накоплении словарного запаса, и в фонетическом, грамматическом, структурном оформлении слова.

Для каждого возраста принято считать адекватными различные проявления особенностей речевого онтогенеза. Так, для ребенка 2.5 лет нормативным считается уподобление гласных, аморфность звуко-слогового контура слова. До трехлетнего возраста можно наблюдать сокращение числа слогов, замену труднопроизносимого слова любым трафаретным словом или паузой для сохранения общего ритма предложения. В незнакомых словах и словах сложной слоговой структуры пропуск слогов или звуков, перестановки звуков и слогов, субституция звуков являются нормативной особенностью.

А.К. Маркова пишет: «Под овладением слоговой структурой слова понимается овладение нужным (адекватным) количеством слогов в нём. Адекватной считается такая структура слова, в которой сохраняется необходимое количество слогов. Быстрее усваивается слоговая структура слов, включающих меньшее количество слогов. Большое влияние на уровень адекватной слоговой структуры оказывает звуковой состав слов. Слоговая структура слов, включающая трудные в произносительном отношении звуки (свистящие, шипящие, р, л) усваивается медленнее, чем структура, в которой они не встречаются» (1969, с.23).

По данным А.И. Гвоздева (1964) ребенок не сразу овладевает умением воспроизводить все слоги слова: в течение известного периода наблюдается пропуск (элизия) слогов. Главной причиной, влияющей на сохранение одних слогов в слове и на пропуск других, является их сравнительная сила. Поэтому ударный слог, как правило, сохраняется. Это особенно отчетливо сказывается в том, как сокращаются ребенком до одного слога двухсложные и трехсложные слова. В двухсложных словах остается ударный слог: 1) и тогда, когда ударение падает на конечный слог, т.е. слово состоит из предударного и ударного (ди - «иди», ки - «чулки», кой - «открой»); 2) и тех случаях, когда ударение падает на первый слог, т.е. слово состоит из ударного и заударного (бу - «булка», па - «палка», ми - «мишка» пла -»плачет».

В трехсложных словах при любом месте ударного: 1) когда ударение падает на конечный слог (ко - «молоко»); 2) когда ударение падает на средний слог (пе - «копейка»); 3) когда ударение падает на первый слог (на - «яблоко», ма - «маленький»).

Имеющиеся сомнительные случаи опущения ударного слога единичны. Пропуск слабейшего слога обнаруживается при сокращении до двух слогов трехсложного слова с ударением на последнем слоге (маки - «башмаки», паги - «сапоги»).

Относительно времени усвоения слов с различным строением слогов, А.Н. Гвоздев (1981) приводит наблюдения над речью своего сына Жени Г. и пишет, что первым слоем слов являются односложные слова (н'а – на; д'ай – дай; т'ам – там) и двусложные, состоящие из повторения одного слога (оба слога произносятся с одинаково сильным ударением): бо – бо; га – га ; ам – ам; ба – ба; (бай – бай ). Далее появляются и двусложные слова с одним ударением : ма – ма (мама), баба, л'ал'а (ляля), н'йга (книга), к'ис'ка , п'ис'и (пища), б'ада (вода), т'ан'и (штаны). Автором отмечается тот факт, что ребёнок очень рано усваивает место ударения (из 87 первых слов ударение только в одном случае не совпало по месту с ударением взрослых: т'ан'а - Таня).

В возрасте до двух лет наблюдаются колебания в усвоение места ударения и различий в силе ударных и безударных слогов. Слово т'ука (чулок) имеет слабое ударение на первом слоге и добавочное на втором, а иногда произносится с двумя равносильными ударениями. В дальнейшем особенно часто наблюдается пропуск предударных слогов. Первый предударный слог опускается спорадически, хотя довольно часто - как из одного гласного: д'ом (идём); так и из нескольких звуков - кл'ой (открой). Второй предударный слог опускается до 2,0 лет (последовательно) и до 2,6 (спородически): из одного гласного - кус'у (укушу); из нескольких звуков - лас'о (хорошо). Заударные слоги сохраняются чаще (из них иногда опускаются внутренние слоги, являющиеся наиболее слабыми): п'еп'цу (пепельницу); комт'и (в комнате).

Исходя их схемы системного развития нормальной детской речи, составленной Н.С.Жуковой (1994) по материалам книги А.Н. Гвоздева «Вопросы изучения детской речи», овладение слоговой структурой слов происходит по следующим этапам:

1 г.3 мес. – 1 г. 8 мес. ребенок часто воспроизводит один слог услышанного слова (ударный) или два одинаковых слога: (га-га, ту-ту);

1 г.8 мес. – 1 г.10 мес. воспроизводятся двухсложные слова; в трехсложных словах часто опускается один из слогов: (мако – «молоко»);

1 г. 10 мес. – 2 г. 1 мес. в трехсложных словах иногда все еще опускается слог, чаще предударный: (кусу – «укушу»); может сокращаться количество слогов в четырехсложных словах;

2 г. 1 мес. – 2 г. 3 мес. в многосложных словах чаще опускаются предударные слоги, иногда приставки: (ципилась – «зацепилась»);

2 г. 3 мес. – 3 г. слоговая структура нарушается редко, главным образом в малознакомых словах.

В целом возрастной предел, с которым связывают овладение ребенком структурными особенностями слов родного языка, по данным различных источников, определен трехлетним возрастом. К трем годам ребенок способен воспроизводить любую слоговую структуру слова. Исключения могут составлять слова многосложной слоговой структуры и недоступной указанному возрасту семантики (паспортистка, квартиросъемщик и др.)

С указанным возрастным пределом различные авторы связывают обнаружение у ребенка нормативного чувства правила, когда он научается определять, является ли высказывание правильным относительно некоего языкового стандарта. Таким образом, дети рано обнаруживают способность реализовывать структуру слова по законам благозвучия, а языковая «чувствительность» к эвфоническим канонам заложены в ребенке изначально, с рождения.

Таким образом, овладение ребёнком слоговой структуры слова происходит постепенно, проходя целый ряд закономерно сменяющихся фаз. К трём годам при нормальном развитии речи у ребёнка исчезают практически все трудности как восприятия, так и воспроизведения слоговой структуры слова.

Список литературы:

1. Бельтюков В.И. Взаимодействие анализаторов в процессе восприятия и усвоения устной речи (в норме и патологии). - М.: Педагогика, 1977, 256 с.
2. Винарская Е.Н. Нейролингвистический анализ звуковой стороны речи. – В кн. Язык и человек. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1970, с. 55-62.
3. Гвоздев А.Н. Вопросы изучения детской речи. - М.: Просвещение, 1964,87 с.
4. Гвоздев А.Н. От первых слов до первых книг. Дневник научных наблюдений. - Саратов: Изд-во Саратовского Ун-та, 1981, 23 с.
5. Жинкин Н.И. Механизмы речи. - М.: Изд-во АПН РСФСР, 1958, 369 с.
6. Жукова Н.С. Отклонения в развитии детской речи: Учебное пособие для студентов дефектологического и дошкольного факультетов педагогических вузов. - М.: УНПЦ «Энергомаш», 1994, 128 с.
7. Исенина Е.И. Дословесный период развития речи у детей. - Саратов: Изд-во СГУ, 1986, 162 с.
8. Левина Р.Е. К психологии детской речи в патологических случаях (автономная детская речь). - М.: Наука, 1936, 134 с.
9. Леонтьев А.А. Слово в речевой деятельности. Некоторые проблемы общей теории речевой деятельности. - М.: Наука. - 1965, 245 с.
10. Маркова А.К. Овладение слоговым составом слова в раннем возрасте. - Вопросы психологии, 1969, №5, с. 22-34.
11. Носиков С.М. Опыт фонетического описания лепета. - В кн.: Становление речи и усвоение языка ребенком. - М.: Педагогика , 1985, с. 36-64.
12. Салахова А.Д. Развитие звуковой речи детей. Автореферат дисс. канд. пед. наук. - М., 1972, 25 с.
13. Сикорский И.А. О развитии речи у детей. Собрание сочинений. - Киев., 1899, Кн. 2, 143 с.
14. Чистович Л.А., Кожевников В.А., Алякринский В.В. Речь, артикуляция и восприятие. - М.- Л.: Наука, 1965, 238 с.
15. Швачкин Н.Х. Развитие речевых форм у младших дошкольников. - В кн.: Вопросы психологии ребенка дошкольного возраста. Под ред. Леонтьева АН., Запорожца А.В. - М-Л.: Изд-во АПН РСФСР, 1948, с. 48-79.
16. Эльконин Б.Д. Психология развития. - М.: Академия, 2001, 141 с.