02.10.2010 15871

Овладение связным высказыванием в онтогенезе

 

Формирование связного высказывания в онтогенезе проходит сложный путь развития, который реализуется в двух направлениях: в овладении языковой действительностью - от слова к связному монологическому высказыванию; в овладении содержательной стороной связного высказывания - от общего смысла к конкретному детализированному представлению. Поэтому вопрос формирования речевой деятельности в онтогенезе необходимо рассматривать как с лингвистической точки зрения, так и с психологической.

Психологический взгляд на ход речевого развития представлен в науке исследованиями разных ученых: Дж. Брунера, А. Валлона, Л. С. Выготского, П. Я. Гальперина, Ж. Пиаже, А. В. Запорожца, А. Н. Леонтьева и др. По мнению этих и многих других исследователей, развитие мышления и речи находится в непосредственной зависимости друг от друга.

Л. С. Выготский подчеркивает, что достаточная сформированность когнитивных функций, определенный уровень развития познавательной деятельности являются важнейшей предпосылкой нормального развития речи. Исследуя процесс развития ребенка, Л. С. Выготский приходит к выводу, что в определенный его период происходит пересечение линий речевого и умственного развития, и с этого момента они начинают влиять друг на друга. Такую взаимосвязь речевого развития с интеллектуальным он рассматривает в двух направлениях: значения языка для развития мышления и значения развития мышления для усвоения языка. Ученый считает, что, прежде всего, взаимосвязь между ними выступает внутри развития речевого мышления, возникающего не сразу, не на первых этапах усвоения ребенком языка, но в то же время достаточно рано. По его мнению, тем узловым моментом, в котором соединяются внешняя форма (звуковая оболочка) и внутреннее содержание (смысловое значение), становится овладение словом. Л. С. Выготский указывает, что овладение словом и в последующем речью приводит к перестройке всех особенностей детского мышления и других психических функций. Речь ребенка становится универсальным средством воздействия на мир. Соответственно, различные отклонения со стороны формирования когнитивных функций отрицательно влияют на весь процесс речевого развития, на усвоение языковых закономерностей и формирование языковых обобщений.

На современном этапе выделяют три плана когнитивных предпосылок развития речи. К ним относят: интеллектуальное развитие ребенка, которое отражается на уровне семантики, лежащей в основе высказывания; сформированность аналитико-синтетической деятельности ребенка, сказывающейся на возможности усвоения формально-языковых средств; возможности обработки информации и объем кратковременной памяти, которые влияют на овладение речью.

Известно, что с помощью языка ребенок выражает свои представления об окружающей действительности. Естественно, что ребенок не способен использовать ту или иную языковую форму, если не понимает ее значения. Поэтому сначала он усваивает языковые формы, простые с точки зрения семантики, доступные сознанию ребенка, соответствующие уровню его интеллектуального развития. Семантика является первичной, определяющей в речевом развитии ребенка. Но последовательность овладения языком определяется не только семантикой, но и сложностью языкового оформления того или иного значения. В процессе онтогенеза ребенок не просто имитирует речь окружающих, а усваивает закономерности языка, на основе которых и строит свою речь. Овладение закономерностями языка требует достаточно высокого уровня сформированности процессов анализа, синтеза, обобщения, дифференциации. И, наконец, человеческая речь воспринимается и воспроизводится в сжатые временные сроки, поэтому ребенок в ходе своего развития должен овладеть стратегией быстрого декодирования, дешифровки речевого сообщения, а также быстрого программирования собственной речевой деятельности. Это зависит от возможностей обработки речевой информации, что отражается и на выходе речи. Чем объемнее речевая информация, тем выше должен быть уровень возможности обработки информации.

Все указанные выше когнитивные предпосылки овладения связным высказыванием формируются в предметно-практических действиях, реализуемых в деятельности общения. Внешние предметно-практические действия занимают ведущее место в психическом развитии ребенка. Благодаря их совершенствованию осуществляется развитие семантического и фазического синтаксирования.

Предметные действия детей показали, что сначала ребенок выделяет предмет, затем – действие, «отделенное» от предмета, на котором оно усвоено. Затем выделяется объект действия и в последнюю очередь его деятель. Это находит свое выражение в синтаксических формах, что убедительно доказано исследователями синтаксиса детской речи.

Главным процессом, обеспечивающим психическое развитие, П. Я. Гальперин считает процесс интериоризации, то есть перевода «вовнутрь» практических действий и превращения их в элементы системы высших психических функций. Именно в этом «вращивании» внешних действий «вовнутрь», по мнению А. М. Шахнаровича, следует искать основу становления семантических структур.

По данным А. Н. Гвоздева, Н. С. Жуковой, С. Н. Цейтлин и др., первые слова, при благоприятном развитии, появляются у ребенка к концу первого года жизни. Именно они становятся отправной точкой формирования будущего связного высказывания.

А. М. Шахнарович указывает, чтоэтот этап овладения языком характеризуется крайней ситуативностью речи и обусловленностью ее конкретно-предметной ситуацией. Это «наглядно-действенный» период с преобладанием образного мышления, в ходе которого ребенок овладевает первыми словами.

С появлением первых слов ребенок переходит на этап однословных высказываний. Эти однословные высказывания служат не только целям номинации, но выражают более дифференцированное знание ребенка о предмете, который в данный момент что-то делает, или с которым что-то делают, или ребенок хочет, чтобы с ним что-то делали. Поэтому однословные предложения являются для ребенка полным выражением мысли и чувства и носят интегративный, нерасчлененный, целостный характер.

Этап однословных предложений, по мнению А. М. Шахнаровича, можно назвать предпрограммным этапом, на котором умение строить программу еще не сформировалось, однако осуществляется предицирование. Предицирование входит в программирование высказывания у взрослого. Однако предицирование ребенком осуществляется до умения планировать свои действия в том смысле, что в его речи отражается некоторая деятельностная ситуация. Иначе говоря, если у взрослого «высказывание-действительность», то у ребенка - «действительность-высказывание». В однословном высказывании у ребенка проявляется понимание смысла ситуации.

Тема-рематический анализ однословных высказываний показал, что уже на этом этапе речевого развития, по мере того как слово начинает приобретать более дифференцированный характер связи с референтом, оно начинает использоваться как средство фиксации «нового» при невербализуемом «известном» (Гринфилд, Жуков). Следовательно, однословное предложение является предикатом по отношению к экстралингвистической пресуппозиции.

Мнение о том, что однословные предложения являются необходимой ступенью в овладении синтаксисом, можно считать единодушным для подавляющего большинства работ по детской речи.

В период с 1 г. 3 мес. до 1 г. 6мес., благодаря активному развитию фонематических процессов, ребенок усваивает механизм парадигматической фонетики. Он постигает смылоразличительную функцию фонемы, что позволяет ему стремительно пополнить свой словарь.

Характерно, что первыми в лексиконе ребенка появляются слова, обозначающие предметы и действия. Появление этих двух категорий слов, с одной стороны, и развитие аналитико-синтетической мыслительной деятельности, с другой стороны, являются основой для совершенствования возможностей речевой коммуникации ребенка и появлению двусловного предложения. Сначала наступает этап, получивший название «сукцессивного однословного высказывания», в ходе которого комбинируются два однословных высказывания. Это и не двусловные высказывания, так как они имеют иное просодическое оформление, и не цепочки однословных высказываний, от которых их отличает качественно иная семантика. Но этот начальный этап указывает на то, что ребенок начинает выделять составляющие непосредственной ситуации, находящиеся в определенных отношениях.

На последующем этапе формирования двусловных высказываний порождаемые ребенком структуры еще не оформлены грамматически, но отношения между компонентами уже могут быть описаны семантическими категориями. Именно на этом этапе начинают выражаться отношения «агент - действие», «действие - объект», «действие - локатив». Выражение подобных отношений в двусловном высказывании ребенка указывает на развитие таких мыслительных процессов, как анализ и синтез, а также на развитие пространственного восприятия.

Параллельно у ребенка продолжается активное развитие фонематических процессов, что уже позволяет ему в речи окружающих выделять корневую часть слова как неизменную и ту частичку слова, флексию, которая отражает семантику ситуации. Так начинается процесс овладения грамматической структурой языка, протекающий на основе развития аналитико-синтетической мыслительной деятельности и совершенствования фонематических процессов. Благодаря этому ребенок начинает устанавливать закономерности означивания ситуации посредством смысловой и грамматической связи слов. Я. З. Неверович отмечает, что на данном этапе у ребенка происходит переход от простых действий к сложным, в связи с чем качественно меняется и представление – оно расчленяется и переходит в понятие, формируется знание о предмете и его связях с другими предметами, о функциональном использовании (употреблении) предметов. В этот период развития у ребенка начинают формироваться семантико-синтаксические связи слов, в связи с чем отмечается увеличение количества слов в предложении.

На последующих этапах, связанных с формированием многословного высказывания, происходит переход от ситуативной к внеситуативной речи и стремительное овладение огромным репертуаром лексических, грамматических и синтаксических средств. В этот период вырабатывается система эталонов на восприятие флексий, аффиксов, предлогов, т.е. единиц языка с обобщенным значением, что указывает на развитие таких речемыслительных функций, как обобщение, сравнение, сопоставление, абстрагирование. Язык становится активным средством познавательной деятельности. Мыслительное творчество, развитие памяти и воображения подготавливает выход ребенка в социально-коммуникативное пространство. Дальнейшее развитие речи определяется расширением социально-коммуникативного опыта, частотой различных контактов ребенка с людьми в разных по своим социальным параметрам ситуациях.

Далее предложение как минимальная единица связного высказывания проходит процесс развития и совершенствования. Ребенок на основе усложнения предметно-практической деятельности, развития ориентации в собственном теле и пространстве, осознания себя самостоятельной личностью, совершенствования мыслительной деятельности овладевает более сложными предикативными конструкциями, такими как атрибутивные, временные и т.д.

С освоением умения устанавливать закономерности, причинно-следственные связи в речи ребенка появляются сложносочиненные и сложно-подчиненные конструкции предложений. При овладении фразовой речью, требующей умений строить программу высказывания, грамматически структурировать, т.е. отбирать, развертывать, упорядочивать единицы языка, ребенок овладевает и психологической предикативностью, и предикативными отношениями.

К 5 – 6 годам, по мнению А. Н. Гвоздева, Н. С. Жуковой, Ф. А. Сохина, О. С. Ушаковой и др., у ребенка психологические и лингвистические предпосылки овладения связной монологической речью оказываются практически сформированными. К этому времени у ребенка развивается умение планировать свои действия в уме, то есть формируется планирующая функция речи. В результате развития целенаправленной деятельности формируется произвольность внимания, увеличивается объем памяти. Ребенок овладевает навыком анализирующего восприятия, мышление становится наглядно-образным, начинает развиваться словесно-логическое мышление. В следствие этого ребенок теперь способен усваивать закономерности смысловой и языковой связи не только слов в предложении, но и предложений в тексте.

Развитие предметно-практической деятельности, накопление когнитивной информации, овладение правилами коммуникативного поведения становятся основанием для перехода к контекстной речи. Независимость деятельности, которую обретает ребенок, освоение творческих видов деятельности приводит к накоплению информации, полученной вне контакта с людьми, составляющими первичный круг общения, в результате чего возникает монолог, речь становится понятной вне ситуации.

Анализ пересказов текстов детей 3-4 и 5-6 лет показывает, что при переходе от ситуативной речи к контекстной происходит отрыв действия от предмета, формируется образ ситуаций, появляется «планирование в образах».

Овладение пересказом предполагает не только сформированность у ребенка психологических и лингвистических предпосылок, но и механизмов восприятия, осмысления и программирования связного высказывания.

Е. Г. Биева, по результатам проведенного исследования, делает вывод о том, что «механизмы понимания текста как смыслового и содержательного единства формируются и функционируют относительно независимо от механизмов понимания языковых элементов более низких уровней» и начинают формироваться в возрасте 4-5 лет. Текст дошкольниками начинает восприниматься не как набор отдельных денотатов, а как смысловое единство.

Процесс понимания связного монологического высказывания, как указывает Е. Г. Биева, предполагает установление предметов и явлений реальной действительности, о которых говорится в тексте, и установление связей и отношений между ними. В силу этого «процесс и результат понимания текста в значительной степени определяется общим уровнем когнитивного развития индивида». В процесс понимания включается когнитивный и языковой опыт ребенка, позволяющий при восприятии текста опираться на систему языковых и предметных знаний, соотносимую по своему составу и внутренним отношениям с языковой формой и содержательной структурой текста.

Она также выделяет четыре этапа понимания текста в ходе онтогенетического развития. На первом этапе понимание текста не является самостоятельным видом речемыслительной деятельности; содержание текста не от-деляется от всего чувственного опыта ребенка. На втором этапе текст распадается на цепь составляющих его слов и предложений, при этом содержание текста представляет собой простой набор денотатов; понимание имеет фрагментарный характер. На третьем этапе текст начинает восприниматься как смысловое и содержательное единство, образ содержания текста приобретает характер структуры, в которую вплетаются неадекватные элементы содержания, ассоциативно связанные с воспринимаемым материалом. Четвертый этап понимания текста предполагает более адекватное и четкое отражение в субъективной содержательной структуре предметной ситуации, описываемой в тексте.

Полноценно осмысливая содержание текста, отвечая на все вопросы по содержанию, дети 4 – 5 лет еще не могут его качественно пересказать, поскольку способность адекватно передать содержание связного высказывания развивается у них позже, чем его понимание.

Как указывают Р. И. Габова, Л. М. Гурович, Н. В. Захарюта, Э. П. Короткова, способность логичного и связного пересказа воспринимаемого текста появляется у детей к старшему дошкольному возрасту, то есть к 5 – 6 годам. К этому времени дети овладевают умением построить программу из некоторого последовательного набора предметных действий. Они становятся способны адекватно отражать в пересказе действия и отношения героев, выстраивать сюжет в логической последовательности, точно отражать структурные звенья рассказа.

Д. Б. Эльконин отмечает, что в старшем дошкольном возрасте память становится мыслящей, а восприятие думающим. В основе смысловой памяти лежит установление логических связей внутри запоминаемого материала. На данном этапе возрастного развития происходит переход восприятия, базирующегося на очевидных признаках, к устанавливающему связи, что обеспечивает возможность анализа детьми структуры и стилистических особенностей литературного произведения.

Исследователи, занимавшиеся изучением детской речи, единодушны в признании того факта, что мышление и память опосредованно, путем умозаключений взаимопроникают друг в друга. Анализ таких взаимосвязей представляется нам весьма полезным и продуктивным для понимания особенностей воспроизведения детьми воспринятого литературного материала.

Вместе с тем, Л. Ю. Кузнецова, К. Ф. Седов указывают на недостаточное понимание детьми 5 - 7 лет текстов, в состав которых входит несколько сверхфазовых единств. Дети этого возраста затрудняются в самостоятельном выделении ядерного смысла текста (низкий уровень обобщения), ключевых слов в произведении (неумение сжато передать содержание текста), в составлении рассказа-комментария (не вполне понимают скрытый смысл художественного произведения), в пересказе искаженного текста (неумение восстанавливать нарушенную последовательность абзацев).

В целом, резюмируя, можно сделать следующие выводы:

1) Овладение пересказом текста в онтогенезе происходит в двух направлениях - психологическом и лингвистическом. Оба направления развития возможны только в условиях познавательной активности ребенка, его взаимодействия со взрослым и реализации подражательной способности.

2) В психологическом направлении ребенок, осуществляя предметную деятельность, приобретает опыт познания окружающего мира, который фиксируется в его памяти. По мере усложнения предметной деятельности восприятие ребенка становится анализирующим, он научается выделять части ситуации, наименовывать их и устанавливать между ними связи. Постепенно предметно-практическая познавательная деятельность переходит во внутренний план и превращается в элементы системы высших психических функций. К 5 – 6 годам ребенок овладевает умением планировать свои действия в уме, что создает основу для овладения связным монологическим высказыванием, в частности для пересказа текста.

2) В лингвистическом направлении ребенок сначала научается означивать предметы и выделяемые отношения ситуации речевыми единицами. Благодаря этому в его речи появляются однословные предложения, в которых заключено содержание целого высказывания. Такие однословные предложения по сути являются ядерной предикативной формой, вокруг которой сосредоточено пропозициональное содержание.

3) По мере развития аналитико-синтетической мыслительной деятельности ребенка, усложнения предметных действий происходит развитие предикации. Ребенок выделяет и означивает речевыми единицами теперь не только саму ситуацию, но и участников, отношения между ними, а позже и признаки предметов. В результате в его речи появляются предложения различной структуры - от простых до сложных. Позже других появляются структуры, отражающие пространственные, временные отношения и причинно-следственные связи.

4) За счет когнитивного развития ребенка и обогащения его предметного опыта семантика детского высказывания постепенно усложняется, происходит отрыв высказывания от ситуации и, по мере свертывания и генерализации предметных значений, превращение их в фонд общих знаний. К 5 – 6 годам ребенок овладевает умением планировать свои действия в уме, что создает основу для овладения связным монологическим высказыванием.

Таким образом, психологические и лингвистические предпосылки овладения связным высказыванием созревают к старшему дошкольному возрасту. А овладение механизмом пересказа текста начинается с умения понимать и осмысливать связное монологическое высказывание и только затем программировать собственное.