01.10.2010 19741

Психолого-педагогическая и речевая характеристика детей раннего возраста с ДЦП

 

В исследованиях отечественных и зарубежных клиницистов отмечается замедленное развитие психомоторных функций у детей с церебральным параличом, особенно на ранних этапах перинатального онтогенеза (К. Акош, М. Акош, Л.О. Бадалян, Д. Вернер, И.И. Мамайчук, Е.М. Мастюкова, К.А. Семёнова и др.).

Л.М. Шипицына и И.И. Мамайчук выделяют 3 фактора, влияющих на когнитивное развитие детей с ДЦП:

- Взаимосвязь сенсорного и когнитивного развития имеет у них другую основу.

- Они более ограничены в своих исследовательских возможностях, а также в приеме, хранении и воспроизведении информации, адекватной уровню их развития.

- Болезненные переживания из-за длительного пребывания в больнице, сложные отношения с родителями, предубежденное отношение с окружающими неблагоприятно влияют на эмоционально-мотивационную сферу.

Поскольку при ДЦП ведущим дефектом являются двигательные нарушения, определяющие специфику психического развития детей, рассмотрим особенности формирования двигательной сферы при этой патологии.

Особенностью двигательных нарушений при ДЦП является то, что они существуют с рождения, тесно связаны с сенсорными расстройствами, особенно недостаточностью ощущений собственных движений. Двигательные нарушения у детей с церебральным параличом представляют собой своеобразное отклонение моторного развития, которое без соответствующей коррекции оказывает неблагоприятное влияние на весь ход формирования нервно-психических функций ребенка.

У детей с ДЦП задержано или нарушено формирование всех двигательных функций: удержание головы, навыки сидения, стояния, ходьбы, манипулятивной деятельности. Большие вариации в сроках развития двигательных функций связаны с формой и тяжестью заболевания, состоянием интеллекта, с временем начала систематической лечебно-коррекционной работы.

Для развития произвольных движений, навыков и умений нужна согласованная работа мышц. Мышцы всегда работают в определенных схемах, регуляцию которых осуществляет ЦНС. Примером нормального движения может быть присаживание из положения лёжа на спине: сгибание головы на грудь происходит одновременно со сгибанием и округлением спины, что позволяет сесть из положения лежа. Если в положении на спине прижать голову к подушке, спина выпрямляется, напрягается и присаживание становится невозможным. Подобное нарушение схемы движения имеет место у детей с церебральным параличом.

Таким образом, поражение ЦНС работу мышечных схем произвольных движений, что и определяет одну из основных трудностей формирования двигательных навыков.

Неправильные схемы движений у детей с ДЦП могут закрепляться и приводить к формированию патологических поз положений тела и конечностей. Наиболее часто встречаются следующие неправильные позы.

а) Голова поднята вверх и откинута назад, руки и ноги напряжены и разогнуты, спина разогнута. Эта поза затрудняет возможность сесть из положения лежа на спине, тормозит развитие прямостояния, ходьбы, манипулятивной деятельности, что препятствует овладению самообслуживанием, учебными и трудовыми навыками.

б) Голова повернута вправо, правые рука и нога разогнуты, а левые - согнуты; или наоборот: голова повёрнута влево. Левые рука и нога разогнуты, а правые - согнуты.

Эти неправильные позы приводят к тому, что ребенок не может согнуть руку к которой обращено лицо, т.е. он не в состоянии рассмотреть взятый в руку предмет. У него не формируется важнейшая для психического развития совместная деятельность руки и глаза - зрительно-моторная координация. Это препятствует развитию как произвольных движений, навыков самообслуживания, письма, так и познавательной деятельности.

в) Голова опущена на грудь, руки и ноги согнуты. Эта поза затрудняет развитие прямостояния, ходьбы, манипулятивной деятельности, препятствует развитию произвольных движений ребенка.

Все указанные неправильные позы препятствуют развитию движений и навыков самообслуживания у детей с ДЦП. Они также могут мешать ребенку в овладении предметно-практической деятельностью.

Иногда неправильные позы и схемы движений выражены нерезко, и их влияние на произвольные движения начинает проявляться только в процессе развития более сложных двигательных функций. Однако во всех случаях характерной особенностью двигательных расстройств при ДЦП является зависимость нарушений движений в конечностях от положения головы ребенка.

У некоторых детей при нерезко нарушенном мышечном тонусе отмечаются явления апраксии (неумение выполнять целенаправленные практические действия). Такие дети с особым трудом осваивают навыки самообслуживания: одевания, раздевания, застегивания пуговиц, зашнуровывания ботинок и т.д. Многие затрудняются в рисовании, конструировании и т. д. Необходимо отметить, что целенаправленные практические действия формируются, в процессе двигательного опыта.

Основными проявлениями ДЦП являются замедленность и несформированность двигательных навыков и умений. У отдельных детей нарушения моторики осложняются насильственными движениями (гиперкинезами) головы, рук, плеч, гримасами лица и т.д., которые особенно усиливаются при волнении, испуге, неожиданном обращении к ребенку, а также при попытках выполнять те или иные целенаправленные действия.

Патогенез нарушения познавательных процессов у детей с ДЦП чрезвычайно сложен. Вместе с патологией двигательно-кинестетической функциональной системы существенную роль в недоразвитии восприятия играют сенсорные, интеллектуальные и речевые расстройства, наблюдаемые у этих больных.

Сенсорное восприятие включает развитие зрительного, слухового, тактильного и кинестетического восприятия (восприятия движений). Сенсорное восприятие имеет большое значение для становления познавательной деятельности ребенка, для формирования у него высших психических функций, что является необходимой предпосылкой для обучения в школе.

У детей с ДЦП наблюдаются существенные трудности пространственного анализа и синтеза, нарушения схемы тела, трудности словесного отражения пространственных отношений. Без организованного специального обучения дети с ДЦП не могут усвоить отдельные признаки формы и величины предметов. Сравнительные исследования особенностей осязательного и зрительного восприятия у дошкольников с церебральным параличом показали, что в основе нарушений восприятия и отображения фигур у детей ДЦП лежит дефицит интегративной функции мозга. Степень тяжести двигательного дефекта не всегда является определяющим фактором в недоразвитии сенсорно-перцептивной деятельности у этих детей.

У многих детей с церебральным параличом может быть нарушена тактильная чувствительность. Ощущения от касания кончиками пальцев какого-либо предмета у таких детей нечеткие, они сравнимы с впечатлениями, которые испытывает человек, когда берет предмет в плотных перчатках. Поэтому необходимы специальные игры-упражнения на тренировку тактильных ощущений.

Особенностью двигательных нарушений при ДЦП является не только трудность или невозможность выполнения тех или иных движений, но и слабость ощущений этих движений, в связи с чем у ребенка не формируются правильные представления о движении.

Слабое ощущение своих движений и затруднения действий с предметами являются причиной недостаточности активного осязания, в том числе узнавания предметов на ощупь (стереогноза). Это препятствует становлению предметных действий, что отрицательно сказывается на общем уровне психического развития детей с ДЦП.

При ДЦП из-за недоразвития или снижения моторных функций имеет место нарушение деятельности слухового анализатора. Так, может отмечаться снижение слуха, что наиболее часто наблюдается при наличии гиперкинезов. Особенно характерны снижение слуха на высокочастотные тона и сохранность на низкочастотные. При этом наблюдаются характерные нарушения звукопроизношения.

Ребенок, который не слышит звуков высокой частоты (т, к, с, п, э, ф, ш), затрудняется в их произношении и в речи пропускает их или заменяет другими звуками. В дальнейшем у таких детей отмечаются трудности при обучении чтению и письму.

Для некоторых детей характерна недостаточность фонематического слуха: они не различают звуки и звукосочетания, сходные по звучанию. Например, они могут однотипно воспринимать на слух такие слова как «коза»-«коса», «дом»-«том» и т.д. В некоторых случаях, когда нет снижения остроты слуха, может иметь место недостаточность слухового восприятия и слуховой памяти.

Любое нарушение слухового восприятия приводит к задержке речевого, а в тяжелых случаях к недоразвитию речи.

Очень важно выявить нарушения слуха при ДЦП. Большую помощь в этом могут оказать родители. Ранняя диагностика даже незначительного снижения слуха у ребенка с ДЦП имеет важное значение для предупреждения у него отставания в психическом развитии.

У некоторых детей отмечается повышенная чувствительность к звуковым сигналам, они вздрагивают при любом неожиданном звуке, но дифференцированное восприятие звуков у них недостаточное. Специальными педагогическими приемами ребенок постепенно преодолевает страх при восприятии неожиданных звуковых раздражителей.

Необходимо обращать внимание на развитие ощущений младенца, тонкость и точность которых неразрывно связаны с развитием его движений.

Зрительное восприятие у ребенка с ДЦП может быть нарушено за счет ограниченного движения глаз, нарушений фиксации взора, снижения поля зрения, снижения остроты зрения и т.п., поэтому трудно отыскать взглядом предмет, рассматривать его и прослеживать его перемещение.

Длительное, вынужденное положение в постели, нарушение движений глаз ограничивают поле зрения у таких детей. Недостаточное развитие предметного восприятия в значительной степени зависит от отсутствия у больных детей предметных действий.

Известно, что действия с предметами формируются по мере совершенствования общей моторики. Так, ребенок начинает активно манипулировать предметами, когда хорошо держит голову, устойчиво сидит.

По данным Шипицыной Л.М. и Мамайчук И.И. тяжелые нарушения зрения (слабовидение и слепота) встречаются примерно у 10% детей с ДЦП.

У детей с ДЦП (примерно в 20-30% случаев), отмечаются косоглазие, двоение в глазах, нарушение согласованности движений глаз, опущенное верхнее веко (птоз), непроизвольные движения глазных яблок (нистагм). Такие особенности зрительного анализатора приводят к дефектному, а в отдельных случаях к искаженному восприятию предметов и явлений окружающей действительности.

Некоторые дети из-за наличия внутреннего косоглазия привыкают пользоваться ограниченным полем зрения, игнорируя его наружные поля. Например, при большом поражении моторного аппарата левого глаза ребенок может выработать привычку игнорирования левого поля зрения. При конструировании из кубиков или палочек он не достраивает части фигуры слева, рисует и пишет только на правой стороне листа, при рассматривании картинок видит также только изображение справа. Те же нарушения отмечаются и при чтении. С такими детьми в дошкольном возрасте необходимо проводить специальные занятия по движений глазных яблок и целостного восприятия предмета.

Для формирования предметно-практической и познавательной деятельности важное значение имеет согласованность движений руки и глаза. В начале здоровый ребенок, двигая рукой в пределах поля зрения, не обращает на нее внимания. Далее взгляд начинает следовать за рукой, а затем и направлять движения руки.

У детей с ДЦП в результате поражения двигательной сферы, а также мышечного аппарата глаз согласованные движения руки и глаза развиты недостаточно, особенно если имеют место описанные выше неправильные установки тела, головы и конечностей. В этом случае дети оказываются не в состоянии следить глазами за своими движениями, что препятствует развитию манипулятивной деятельности, конструирования и рисования, а в дальнейшем тормозит формирование учебных навыков (чтения, письма) и познавательной деятельности.

Невозможность проследить глазами за действиями своих рук, скоординировать движения руки и глаза приводит к недостаточной организации произвольного двигательного акта. По этой причине замедляется процесс формирования навыков самообслуживания.

Нарушение движений оказывают негативное влияние на развитие познавательных процессов у детей. Например, было показа но, что недоразвитие пространственных восприятий наблюдается у детей со всеми формами двигательной недостаточности (врожденные и рано приобретенные ортопедические заболевания, миопатии и миодистрофии, вялые параличи). Эти нарушения имеют временный характер, и с появлением самостоятельной ходьбы у ребенка легко компенсируются.

Для многих детей с ДЦП уже с первого года жизни характерно нарушение процесса активного восприятия окружающего мира. Ребенок с ДЦП не может произвольно повернуть голову, перевести взор на тот или иной предмет, захватить его.

Предметные действия являются важной формой активного познания ребенком окружающего мира и основой формирования сенсорно и мыслительных процессов.

Предметно-практические действия активно развиваются у ребенка первого года жизни. Р. А. Абрамович – Лехтман выделила четыре основных этапа в формировании предметно-практических действий у детей первого года жизни. Первый - этап преддействия начинается у младенца уже в 2,5 мес. Ребенок выполняет направленные движения с предметами: водит руками по одеялу, захватывает одной рукой кисть другой руки и т. п. Этап результативных действий начинается у ребенка с 4 месяцев. Ребенок осваивает хватательные движения, после чего ему становятся доступными многообразные предметные действия: притягивание, постукивание, толкание, выпускание из рук, разрывание бумаги и многие другие. После 7 месяцев ребенок может действовать с двумя предметами одновременно: всовывание, вкладывание, вынимание, нанизывание колец и пр. Это этап соотносящих действий. К концу пёрвого года жизни ребенок выполняет функциональные действия, подражая аналогичным действиям взрослых: мешает ложкой в чашке, пишет палочкой, причесывает куклу и пр.

Под руководством Л.М. Шипицыной и И.И. Мамайчук было проведено лонгитюдное обследование детей в возрасте от 0 до 3 лет, у которых по заключению невропатологов была угроза возникновения ДЦП. У этих детей специалистами было диагностировано нарушение мозгового кровообращения разной степени тяжести. В анамнезе у них наблюдались асфиксия, родовая травма или асфиксия с родовой травмой одновременно Оценки по шкале Апгар у детей варьировали от 4 до 8 баллов.

Психологическое обследование проводили в возрасте от 0 до 3 мес., от 3 мес. до 6 мес., и от 6 до 9 мес. по специально разработанной схеме: исследование ощущений; предметных действий; произвольной деятельности.

Обследуемые младенцы были разделены на три группы по успешности выполнения заданий.

В группу 1 (26,6%) вошли младенцы у которых не наблюдалось выраженных нарушений в развитии ощущений несмотря на недоразвитие двигательных функций, отмечались повышенный мышечный тонус и другие неврологические симптомы, указывающие на церебрально-органическую недостаточность по типу ДЦП. Корреляций между успешностью выполнения заданий и степенью тяжести клинических проявлений не было получено.

Группу 2 (48,8%) составили младенцы с задержкой в формировании сенсорных функций. У них наблюдался комплекс оживления при предъявлении предмета, но в отличии от предыдущей группы он проявляется не в реакции сосредоточения, а в беспорядочных, хаотичных движениях конечностей.

В группе 3 (24,6%) наблюдалась выраженная задержка в формировании зрительных и слуховых сосредоточений. Движения глаз у этих детей были не согласованы с поворотом головы, а движения рук хаотичны.

В процессе повторного обследования младенцев в возрасте от 3 до 6 месяцев был проведен анализ взаимодействия зрения и движений. К концу третьего месяца у здорового младёнца начинают образовываться связи между зрением и движением рук. Например, простое разглядывание младенцем руки приводит к увеличению её активности. Случайно попавшая в поле зрение рука младенца задерживается перед глазами младенца, и он пытается схватить предмет, когда рука и предмет одновременно оказываются в поле его зрения. В возрасте от 4 до 8 месяцев жизни у детей повышается активность взаимодействия руки и глаза. Координация зрения и хватания является решающим шагом в объективизаций предметного мира у младенца и пусковым механизмом в развитии предметно-практических манипуляций.

У здорового ребенка в этом периоде активно развиваются хватательные движения, что является важной предпосылкой для развития предметно-практических действий. Формируются такие действия как захватывание, притягивание, отталкивание, качание, бросание и пр. В основе развития этих действий лежит формирование интерсенсорной связи рука - глаз которая появляется у здорового ребенка в 4 месяца и является важным пусковым механизмом в формировании предмётно-практических действий.

Исследования пока что только у отдельных детей первой группы наблюдалось своевременное развитие этого типа связей, (в 4 мес.), у остальных детей выявлено отставание в развитии интерсенсорных связей рука-глаз на полтора-два месяца. У всех детей второй группы интерсенсорная связь рука также сформировалась позже, чем у здоровых детей, хотя многие дёти могли одновременно удерживать предмет и смотреть на него. У них наблюдалось кратковременное сосредоточение на предмете, но они быстро выпускали его из рук. Это связано, видимо с одной стороны, с несформированностью двигательных функций рук, а с другой - нарушением внимания. В третьей группе детей интерсенсорная связь «рука-глаз» сформировалась значительно позже, в отличии от младенцев предыдущих групп (в периоде от 7 до 24 мес.). Наблюдалось резкое снижение познавательной активности у некоторых детей этой группы, несмотря на достаточно сохранный объем движений рук.

Обследование этих же детей в возрасте от 6 до 9 месяцев показало, что соотносящие действия вызывали некоторые трудности у детей первой группы, так как их выполнение требует тонких и дифференцированных движений кисти. Однако, у всех детей, наблюдалась познавательная активность, они сосредотачивались на предметах более длительно, активно брали их в руки, рассматривали, пытались перекладывать предмет в другую руку и пр. У детей второй группы соотносящие действия появились только к концу 1-го года жизни, но так же, как в первой группе у них наблюдался интерес к предмету желание взять его в руку. Однако, такие действия как постукивание, засовывание, вынимание и пр. было им практически недоступно. У детей третьей группы соотносящие действия начали формироваться только на 2-ом году жизни ребенка.

В процессе предметно-практических манипуляций ребенка исследователи учитывали не только специфику и уровень их развития, а также длительность сосредоточения на предметах и эмоциональное отношение к ним.

Важным показателем произвольной активности у младенца являются особенности его внимания. Первые проявления сосредоточенности младенца проявляются на 10 – 12-й день после рождения. К концу первого месяца младенец уже может следить за яркими, блестящими предметами на расстоянии 1 м от него. В 3 месяца он более продолжительно слушает звуки колокольчика, находящегося в поле его зрения. На З месяце жизни младенец на появление человека отвечает реакцией оживления, с 5 месяца объектом внимания ребенка все чаще становится определенный предмет: яркая игрушка, блестящий шарик и пр., которыми он манипулирует.

Роль действия с предметами для удержания их в поле зрения особенно возрастает у здорового ребенка после 7 месяцев. К концу 1-го года жизни, с появлением ходьбы ребенок, производя функциональные действия с предметами, может сосредоточенно заниматься ими в течении 8-10 минут.

Обследование младенцев с риском возникновения ДЦП в возрасте 6 – 9 месяцев было направлено на анализ их произвольной активности и внимания. У детей с ДЦП, в отличие от здоровых сверстников, наблюдалось кратковременное сосредоточение на предметах, особенно у детей третьей группы (не более 3 минут). Особое значение в формировании устойчивости внимания играет поисковая активность ребенка и уровень развития его предметно практических действий. У обследуемых детей, особенно во второй группе наблюдались случаи, когда уровень развития предметно практических манипуляций был незначительно снижен, наблюдалась поисковая активность, однако, внимание у них было неустойчивым и слабо концентрированным. Наибольшие трудности концентрации внимания наблюдались в третьей группе младенцев. В отличие от младенцев первой и второй групп недоразвитие внимания у них тесно коррелировало с недоразвитием предметно практических манипуляций. Эти данные подчеркивают тотальность недоразвития всех психических функций у младенцев третьей группы.

Сравнительный анализ развития психических функций у здоровых младенцев и младенцев с церебрально-органической недостаточностью по типу ДЦП показало следующее:

- у здоровых детей на первом году жизни развитие психических функций отличается максимально выраженной интенсивностью не только по темпу их развития, но и качественным преобразованиям, особенно во втором полугодии жизни. Важную роль в формировании психических функций играет развитие предметно-практических манипуляций, уровень развития которых тесно связан с особенностями произвольной активности;

- у детей с церебрально-органической недостаточностью по типу ДЦП наблюдается, с одной стороны, выраженная гетерохронность в развитии психических функций, с другой стороны, их автономность. Причем, чем больше выражена автономность психических функций, тем ниже динамика психического развития ребенка.

Таким образом, ведущий дефект при ДЦП - двигательные нарушения в значительной степени определяет специфику когнитивных функций детей с этим заболеванием. Несформированность двигательных навыков и умений проявляется не только за счет собственно нарушенной моторики, но и в недостаточности более сложных функций, необходимых дня познавательной деятельности, в основе которых лежит движение (зрительно-моторная координация, пространственный анализ и синтез и др.)

Особое место в структуре дефекта при ДЦП занимают нарушения речи. Нарушения речевого развития у детей с данной патологией можно выявить, начиная с первых месяцев жизни ребёнка. В первую очередь это касается особенностей артикуляционного аппарата.

При ДЦП уже в первые дни жизни у ребёнка наблюдается напряжение и дрожание языка. Язык почти не участвует в процессе сосания и глотания.

Обычно сосательные рефлексы проявляются очень слабо, либо вообще отсутствуют. У этих детей появление данных функций осложняется из-за ослабленного состояния оральной мускулатуры и кормления через зонд. В дальнейшем появившиеся с задержкой оральные рефлексы долго не редуцируются и сохраняются в искаженном виде в моторных схемах еды и артикуляции.

В этом периоде психомоторного развития (0 - 1 мес.) позотонические рефлексы непосредственно влияют на процесс формирования артикуляции. Если здоровый ребенок хорошо держит голову, то у ребенка с ДЦП рефлексы орального автоматизма могут быть чрезмерно усилены, общедвигательные реакции (в основном удержания и вращения головы) заторможены, рефлекторно-голосовые реакции не приобретают коммуникативного значения, ярко выражена псевдобульбарная симптоматика, характеризующаяся нарушениями сосания, глотания, дыхания и крика, и особенно нарушением ладонно-ротового рефлекса Бабкина. У детей с ДЦП не реализуются возможности артикуляторной и лицевой моторики.

На 2-3-м месяце фрагментарно может присутствовать «комплекс оживления». Улыбка редко наблюдается при общении со взрослым. Значительно выражена патология орально-артикуляторных мышц.

В процессе артикуляции ярко выражены нарушения мышечного тонуса в виде паретичности, спастичности, дистонии, гиперкинезов и дрожании языка.

В крике эта симптоматика четко определена, он очень тихий, непродолжительный, монотонный. Мимика также мало выразительна и несимметрична. В связи с этим голосовая активность слаба, очень бедна, гукание появляется с опозданием и не формируются механизмы аутоэхолалий, гуление также задерживается от нескольких месяцев до нескольких лет в зависимости от уровня нарушений.

В этом периоде психомоторного развития (2 – 3 мес.) появляется двигательный компонент и доминируют общие рефлекторные реакции. Четко выделяется выпрямительный лабиринтный рефлекс, который позволяет ребенку поднимать голову в положении лежа на животе. В ротовой полости наблюдается повышенная чувствительность, особенно губ и языка. У детей с ДЦП сильно выражена патологическая симптоматика, прежде всего нарушение сосания и глотания.

В возрасте от 3 до 6 месяцев «комплекс оживления» недифференцированный или отсутствует, крик мало выразителен. Ребенок слабо реагирует на звуковые раздражители. Певучее гуление и смех отсутствуют.

Гуление находится на очень рудиментарном уровне, проявляется с огромным опозданием и характеризуется недифференцированными гласными звуками «а», «е», «ы» которые возникают спонтанно при общении со взрослыми.

Дети с ДЦП издают звуки, у которых абсолютно отсутствует напевность, модуляция и ритм, из чего следует, что гуление на этой стадии слабо выражено (чему способствует и отсутствие гортанных звуков). Более ярко выраженное гуление указывает на менее тяжелую форму ДЦП.

При псевдобульбарной симптоматике сохраняются нарушения Голосового образования и крика. При спастичности артикуляторных мышц появляется повышенный тонус языка и губ. Язык напряжен, кончик языка не выражен, губы напряжены, что вызывает ограничение произвольных движений во время артикуляции.

При гипотонии отмечается вялость жевательных и мимических мышц артикуляторной мускулатуры. У детей она мало подвижна, в результате чего рот постоянно полуоткрыт. В случае дистонии мышцы артикуляции постоянно сокращаются, что сопровождается гиперкинетическими компонентами.

У детей с ДЦП мышечная гипертония отражается на патологической симптоматике асимметричного шейно-тонического рефлекса. Патологический рост тонуса в мышцах языка и губ, резкая гипертония или гипотония, отсутствие произвольных движений органов артикуляции, содружественные движения, произвольная ручная моторика являются явными показателями задержки в формировании двигательной активности, а также в появлении цепных выпрямительных рефлексов.

В периоде от 6 до 9 месяцев жизни ребенок с ДЦП с трудом отличает мать от других лиц, часто отмечаются отрицательные эмоциональные реакции на новое лицо, малоактивен в общении, с трудом вступает в контакт со взрослым в игре. Не использует жесты во время общения, мимика маловыразительна. Лепет имеет специфические особенности и может растянуться на несколько лет.

В этом периоде (6 – 9 мес.) особенно важным является наличие сенсорных и интегративных связей. Цепной двигательный рефлекс становится ведущим в развитии серии движений и организации двигательного акта. Он не только отвечает за активизацию зрительно-моторного манипулятивного поведения, но и воздействует на спонтанные голосовые реакции ребенка.

У детей с ДЦП наблюдаются ярко выраженные безусловные рефлексы орального автоматизма. Кусание и жевание слабо выражены, особенные затруднения возникают при жевании, которое часто вообще отсутствует.

Крайне заторможены реакции языка и губ. Часто имеют место изменения мышечного тонуса губ и языка и гиперкинезы языка, что препятствует подвижности и появлению произвольных артикуляторных движений.

Во время приема пищи наблюдается псевдобульбарная симптоматика в виде защитных рефлекторных реакций, оральной синкинезии и повышенной саливации.

В 5 периоде от 9 до 12 месяцев у ребенка с ДЦП отмечаются слабо выраженные эмоциональные реакции. Он предпочитает общаться при помощи жестов. В тяжелых случаях ребенок проявляет слабый интерес к окружающему миру. Лепет малоактивный (не более 1-2 лепетных слов).

Если у здорового ребенка лепет тонко дифференцирован по месту и способу образования, то у детей с риском ДЦП переход к экспрессивной речи происходит гораздо позднее, ближе к двум годам. Лепет мало выразителен, слабо дифференцирован, беден интонационными оттенками. Крайне редко встречаются 2-3 слога.

Этот период психомоторного развития (9 мес.) характеризуется дифференцированными сенсорными функциями, что отражается на выпрямительных реакциях и на контроле за движениями. Оральные движения становятся более дифференцированными, контролируемыми и координированными, хотя пища еще вытекает изо рта во время еды.

У детей с ДЦП с 18 до 36 мес. наблюдается нарушение понимания как на уровне речи, так и на уровне жестов; отсутствует понимание значения слова «да», речь бедна, фрагментарна, отрывочна, с дефектами артикуляции и присутствием персеверативных эхолалий.

Нарушения речевого развития выражаются в «бедности их активного и пассивного словаря, в недифференцированном знании слов», дети часто путают слова, обозначающие предметы.

Речь, как основное средство общения, развивается через движение и при социальных контактах, и ее фундамент закладывается еще на пёрвом году жизни ребенка. Когда ребенок страдает нарушением сенсомоторной сферы при ДЦП, прежде всего изменяются процессы артикуляции, звукопроизношение, управление мимикой лица и жестами, кинестетическое восприятие, контроль за дыханием и передвижением, исчезает возможность детей самостоятельно реализовывать себя в окружающем мире. Все это оказывает непосредственное влияние на ограничение речевой деятельности и психическое развитие в целом.

У детей, страдающих ДЦП, отмечается нарушение фонематической системы речи, что приводит к неспособности различить на слух слова, близкие по звучанию. При низкой остроте слуха часто имеет место недостаток слуховой памяти и слухового восприятия. Данные расстройства имеют прямое отношение к задержке и нарушениям в формировании артикуляции при ДЦП. Ребенок, который испытывает трудности восприятия речевых звуков и одновременно ограничен в способности движения речевых мышц, испытывает трудности и в процессе артикуляции, что особенно характерно для данной патологии.

К 2-м годам при нормальном развитии редуцируются рефлексы; характерные для ребенка 1-го года жизни. Дети с ДЦП в это время еще находятся под влиянием рефлексов. При тяжелых формах доминирует асимметричный шейно-тонический рефлекс, который является наиболее примитивным и ранним. Этот рефлекс препятствует появлению и развитию шейно-выпрямительного рефлекса.

Таким образом, проведённый анализ литературных источников позволяет сделать вывод о том, что моторное, познавательное и речевое развитие у детей с церебральным параличом не просто задержано в темпе, а качественно нарушено на каждом этапе. Поэтому важнейшим фактором успешного развития ребёнка является наиболее раннее начало грамотно выстроенной индивидуально обусловленный системы коррекционной работы.